Борис Вениаминович Родос

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Борис Вениаминович Родос

Rodos.jpg


Флаг Заместитель начальника следственной части НКГБ СССР

















Дата рождения 22 июня 1905 года
Место рождения Мелитополь, Российская империя
Дата смерти 20 апреля 1956 года
Место смерти Москва, СССР






Военная служба


Звание Полковник
Сражения Польский поход РККА


Награды
Орден «Знак Почёта»  — 1943Орден Красной Звезды  — 1940Орден Красной Звезды  — 1946Почётный сотрудник госбезопасности

Борис Вениаминович Родос — деятель советских спецслужб, полковник госбезопасности.

Содержание

[править] Происхождение и ранние годы

Борис Родос родился 22 июня 1905 года в городе Мелитополь.

В 1921 году окончил высшее начальное училище. Затем работал в частном фруктовом магазине упаковщиком, торговал папиросами с Мелитополе.

В 1924 году окончил шестимесячные курсы трактористов-механиков.

Затем работал конторщиком в Мелитопольский райпотребсоюз.

С 1925 года — счетовод в заповедник «Чапли», Аскания-Нова.

В 1929 году вступил в ВЛКСМ.

С июля 1928 года — технический секретарь бюро жалоб Рабоче-крестьянской инспекции Мелитопольского округа.

С апреля 1929 года — секретарь рабочего комитета заповедника «Чапли».

Активно участвовал в работе комсомольской организации и по линии профсоюзов.

Состоял членом бюро комсомольской ячейки, был вожатым пионерского отряда, членом месткома окрисполкома, стал одним из организаторов «Лёгкой кавалерии» на Мелитопольщине и участником окружного слёта рабкоров, был помощником уполномоченного Новотроицкого райкома и райисполкома, принимал участие в коллективизации и раскулачивании.

В 1930 году, ещё будучи секретарём дирекции заповедника, был обвинён в попытке изнасилования сотрудницы Новотроицкого райисполкома, исключён из комсомола и осуждён нарсудом Новотроицкого района Мелитопольского округа за «оскорбление действием» на 6 месяцев принудительных работ.

После этого Родос сразу устроился секретарём отделения стройконторы зерносовхозов в Бериславе. Избежать наказание Родосу удалось за счёт того, что он был осведомителем ГПУ[1].

С 1931 года — кандидат в члены ВКП(б).

[править] Работа в органах госбезопасности

С июля 1931 года — секретарь в Бериславском районном отделении ГПУ.

С 1932 года — помощник уполномоченного ГПУ по Знаменскому району.

С 1933 года — помощник уполномоченного, уполномоченный и опер-уполномоченный, помощник начальника отделения 4-го отдела Одесского ГПУ.

В 1936 году — младший лейтенант ГБ.

В декабре 1936 года — член ВКП(б).

С мая 1937 года — на стажировке в 4-й отделе (секретно-политический) ГУГБ НКВД СССР в Москве.

5 ноября 1937 года — лейтенант ГБ.

С февраля 1938 года — помощник начальника 6-го отделения 4-го отдела ГУГБ НКВД СССР.

В характеристике Родоса, подписанной в 1939 году начальником следственной части НКВД Богданом Кобуловым, говорилось:

Провел ряд крупных следственных дел. Чекистски грамотен, растет на оперативной работе. Добросовестно подходит к выполнению поручаемых ему заданий, успешно работает над выращиванием молодых чекистских кадров... Политически развит. Принимает активное участие в партийной и общественной жизни коллектива и является заместителем редактора стенной газеты.

В 19381941 годах Родос допрашивал и пытал арестованных видных деятелей Советского Союза:

Всех их Родос нещадно избивал и пытал:

Родос являлся одним из наиболее опытных фальсификаторов следственных дел, которому Берия и Кобулов поручали, в частности, фальсификацию дел в отношении Постышева, Чубаря, Мерецкова, Ванникова и других. На допросах Родос зверски избивал арестованных[2].

В 1956 году в прошении о помиловании Родос писал:

Первый раз я был невольным свидетелем применения к арестованному мер физического воздействия, когда непосредственно в ходе очной ставки между Левиным и Михайловым лично Ежов начал избивать Михайлова, дурному примеру которого последовали Фриновский и др. руководящие работники наркомата.

С 4 февраля 1939 года — заместитель начальника следственной части ГУГБ НКВД СССР.

25 февраля 1939 года — капитан ГБ.

В 1940 году принимал участие в Польском походе РККА. Приказом НКВД СССР № 00342 от 20 марта 1940 года был направлен в состав оперативно-чекистской группы НКВД по Львовской области для проведения арестов и оформления следственных дел на польских граждан, подлежащих расстрелу согласно решению Политбюро от 5 марта 1940 года. Пробыл во Львове с оперативной бригадой НКВД 2 месяца и был награждён наркомом внутренних дел Украинской ССР И.А. Серовым именными часами.

Из показаний П.П. Васильева, в 19411942 годах работавшего лектором Алтайского краевого комитета ВКП(б):

Вскоре после водворения меня в тюрьму Родос потребовал, чтобы я написал собственноручные показания о моих антисоветских связях с Левицким и другими работниками крайкома. Я отказался исполнить это, заявив, что в антисоветских связях с Левицким и другими не состоял. Тогда Родос заявил, что он заставит меня дать угодные ему показания... В конечном итоге я согласился дать любые показания и действительно под диктовку Родоса написал собственноручные показания. Все написанное в отношении антисоветских высказываний Левицкого является вымыслом и написано было мною в результате репрессий в отношении меня со стороны заместителя начальника следственной части МГБ СССР Родоса[2].

Родос избивал Б.Л. Ванникова[3]:

В Сухановке следователи смертным боем били бывшего наркома вооружений Бориса Ванникова. Его били резиновыми дубинками, кулаками, пинали ногами в живот и в пах, требуя назвать сообщников. Ванников упал на пол, и следователь Родос стал топтать его ногами, прыгал на нем, крича: «Скажешь! Все скажешь!» Ванников ревел от боли, плакал, но показаний ни на кого не давал[4].

Лично избивал Локтионова, как вспоминал бывший следователь НКВД СССР В.Г. Иванов, являвшийся помощником Родоса:

Я вызвал по указанию Родоса арестованного Локтионова и привел его на допрос в кабинет начальника следственной части НКВД Влодзимирского. Во время допроса Влодзимирский и Родос требовали от Локтионова показаний об его антисоветской работе. Локтионов не признал себя виновным. Тогда Влодзимирский и Родос приказали Локтионову лечь животом на пол и принялись поочередно на моих глазах избивать Локтионова резиновыми палками, продолжая требовать от него показаний об антисоветской деятельности. Избиение продолжалось длительное время с небольшими перерывами. Локтионов от ударов от боли катался по полу и ревел и кричал, что он ни в чем не виноват. Во время избиения Локтионов лишался сознания и его окачивали водой[5].

В. Мейерхольд, арестованный в заявлении от 11 января 1940 года писал:

Меня клали на пол лицом вниз, резиновым жгутом били по пяткам, по спине; когда сидел на стуле, той же резиной били по ногам. В следующие дни, когда эти места ног были залиты обильным внутренним кровоизлиянием, то по этим красно-синим кровоподтекам снова били этим жгутом… Следователь все время твердил, угрожая: «Не будешь писать, будем бить опять, оставим нетронутыми голову и правую руку, остальное превратим в кусок бесформенного окровавленного тела». И я все подписывал до 16 ноября 1939 года.

Арестованный заведующий отделом руководящих комсомольских органов ЦК ВЛКСМ Белослудцев в заявлении Сталину от 20 февраля 1940 года жаловался:

Родос взял кручёную веревку с кольцом на конце и давай хлестать по ногам, ударит и протянет её по телу… Я извивался, катался по полу и наконец увидел только одно зверское лицо Родоса. Он облил меня холодной водой, а потом заставил меня сесть на край стула копчиком заднего прохода. Я опять не выдержал этой ужасной тупой боли и свалился без сознания. Через некоторое время, придя в сознание, я попросил Родоса сводить меня в уборную помочиться, а он говорит: «Бери стакан и мочись». Я это сделал и спросил, куда девать стакан. Он схватил его и поднес мне ко рту и давай вливать в рот, а сам кричит: «Пей, говно в человечьей шкуре, или давай показания». Я, будучи вне себя, да что говорить, для меня было все безразлично, а он кричит: «Подпиши, подпиши!» — и я сказал: «Давай, я всё подпишу, мне теперь всё равно».

Бывший начальник 1-го спецотдела Баштаков в свидетельских показаний на суде по делу Родоса говорил:

Домогаясь от Эйхе ложного признания о том, что он якобы являлся шпионом, Родос, Берия и Эсаулов выбили у Эйхе глаз. Однако и после этого Эйхе виновным себя не признал. На моих глазах по указаниям Берия Родос и Эсаулов резиновыми палками жестоко избивали Эйхе, который от побоев падал, но его били и в лежачем положении, затем его поднимали, и Берия задавал ему один вопрос: «Признаешься, что ты шпион?» Эйхе отвечал ему: «Нет, не признаю». Тогда снова началось избиение его Родосом и Эсауловым, и эта кошмарная экзекуция над человеком, приговорённым к расстрелу, продолжалась только при мне раз пять. У Эйхе при избиении был выбит и вытек глаз[6]. После избиения, когда Берия убедился, что никакого признания в шпионаже он от Эйхе не может добиться, он приказал увести его на расстрел.

12 июля 1941 года — майор ГБ.

С 12 августа 1941 года по 15 мая 1943 года — заместитель начальника следственной части НКГБ СССР (наряду с Львом Шварцманом) Л.Е. Влодзимирского.

В период Великой Отечественной войны принимал участие в следствии по групповым делам на арестованных за антисоветскую деятельность: дела «Народной партии трудящихся», «Русской национальной партии», Польского подпольного правительства и руководства Армии Крайовой (дело Окулицкого и др.). Принимал участие в следствии по делу командира партизанского отряда Н. Коляды, по делу монашки Меньшовой-Радищевой, выдававшей себя за дочь Николая II, Татьяну Романову.

14 февраля 1943 года — полковник ГБ.

С мая 1943 года — заместитель начальника следственной части НКГБ СССР.

С приходом в мае 1946 года нового министра госбезопасности В.С. Абакумова руководство следственной части сменилось. Л.Е. Влодзимирский был направлен руководить Горьковским УМГБ, а Родоса вывели за штат. Вскоре его направили на должность начальника следственного отдела УМГБ по Крымской области. Свой перевод из центрального аппарата МГБ Родос объяснял тем, что он направил секретарю ЦК А.А. Кузнецову письмо с компрометирующими сведениями об В.С. Абакумове, а тот, узнав об этом, — отомстил ему.

[править] Опала и казнь

В 1952 году был уволен из МГБ СССР, после чего работал начальником штаба местной противовоздушной обороны Симферопольского телеграфа.

После смерти И.В. Сталина написал Б.З. Кобулову заявление с просьбой пересмотреть решение об увольнении и восстановить его на службе, однако получил отказ «из-за отсутствия вакантных мест».

После падения Л.П. Берия личность Родоса привлекла к себе внимание в ходе следствия по делу Берии в связи с многолетним незаконным содержанием в заключении К. Орджоникидзе — брата видного советского деятеля С. Орджоникидзе.

5 октября 1953 года арестован в Киеве, где после увольнения из МГБ находился на курсах связистов, по обвинению по статьям 58-1 «б» («Измена родине»), 58-8 («Террор»), 58-11 («Действие в составе группы лиц») УК РСФСР.

Генеральный прокурор Р.А. Руденко обвинял Родоса:

Установлено, что Родос, занимая с 1938 года руководящее положение в следственной части по особо важным делам НКВД, а затем НКГБ СССР, являлся одним из соучастников преступлений Берия и его ближайших сообщников Кобулова, Меркулова, Влодзимирского и других, фальсифицировал уголовные дела против честных советских людей, применяя зверские истязания и пытки к арестованным. Не выдержав истязаний, арестованные подписывали вымышленные Родосом показания, оговаривая себя и других невиновных лиц... Берия поручал Родосу зверские избиения осужденных к расстрелу перед приведением приговора в исполнение[5].

25 февраля 1956 года Н.С. Хрущев, выступая с докладом на XX съезде КПСС против культа личности, заявил:

Недавно допросили следователя Родоса, который в свое время вел следствие и допрашивал Косиора, Чубаря и Косарева. Это — никчемный человек, с куриным кругозором, в моральном отношении буквально выродок. И вот такой человек определял судьбу известных деятелей партии, определял и политику в этих вопросах, потому что, доказывая их «преступность», он тем самым давал материал для крупных политических выводов.

26 февраля 1956 года Военной коллегией Верховного суда СССР приговорён к ВМН.

28 февраля 1956 года, находясь в Бутырской тюрьме, написал ходатайство о помиловании, в котором утверждал, что был «слепым орудием в руках Берии и его сообщников», но отрицал наличие в своих действиях «контрреволюционного умысла» и просил сохранить ему жизнь: «Ради ни в чём неповинных моих детей, старушки-матери и жены я умоляю Президиум Верховного Совета СССР сохранить мне жизнь для того, чтобы я мог употребить свои силы на частичное хотя бы искупление самоотверженным трудом в любых условиях своей вины перед партией и народом».

17 апреля 1956 года Президиум Верховного Совета СССР отклонил ходатайство Родоса о помиловании.

20 апреля 1956 года расстрелян.

[править] Родственные связи

Был женат на Ревекке (Рите) Яковлевне Ратнер (Родос).

Имел двое детей — дочь Нелю и сына Валерия, философа и логика, который впоследствии написал мемуары[7].

[править] Источники

  1. Воронцов С.Д. Спецслужбы России. Ростов-на-Дону. 2006.
  2. 2,0 2,1 Справка по делу Л. Ф. Цанава. 10 октября 1955 года.
  3. Ванников Б.Л. Воспоминания. М.,1990.
  4. Бунич И.Л. "Гроза". Кровавые игры диктаторов. — СПб.: Облик, 1997.
  5. 5,0 5,1 Заключение Р. А. Руденко по делу Б. В. Родоса.
  6. Также, Эйхе на допросе сломали позвоночник.
  7. Родос В. Б. Я – сын палача. – М. : ОГИ, 2008. – 656 с.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты