Григорий Михайлович Штерн

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Григорий Михайлович Штерн — советский военачальник, командарм 2-го ранга, генерал-полковник, Герой Советского Союза, член ЦК ВКП(б), член Военного совета при НКО СССР[1].

Содержание

[править] Биография

[править] Происхождение

Shtern111.jpg
Opnbtog8ex4dvx4o 1024.jpg
62408000 Shtern GM.JPG
Командарм Штерн забытый герой Забайкалья (1)
Командарм Штерн забытый герой Забайкалья (2)
Командарм Штерн забытый герой Забайкалья (3)

Григорий Михайлович (Давид Исаакович?) Штерн родился 24 июля (или 27 июля, или 6 августа) 1900 года в Смела, ныне Черкасская область, Украина, в еврейской семье. Сын земского врача (так в анкете, позднее Штерн написал покаянное письмо Ворошилову, признавая, что скрыл социальное происхождение родителей, так что возможно, его отец был купцом, как считает историк Борис Соколов) и домохозяйки.

В 1918 году окончил гимназию. Во время учёбы в гимназии примыкал к социал-демократам и левым эсерам, участвовал в работе кружка гимназистов, распространявших идеи социализма.

[править] Гражданская война

Ещё в 1918 году, после окончания средней школы, когда на Украине правил гетман Скоропадский, Штерн был арестован за провоз нелегальной литературы, хранение оружия и за революционную пропаганду.

В марте 1919 года Штерн с двумя братьями добровольно вступил в Красную армию. Своё боевое крещение получил весной 1919 года при разгроме банды атамана Григорьева. Служил военкомом штаба 1-й бригады 2-й Украинской стрелковой дивизии, которая в мае 1919 года воевала и с поляками.

С того же 1919 года Штерн становится членом РКП(б).

С августа 1919 года по декабрь 1920 года — на политработе в 46-й стрелковой дивизии: военный комиссар кавалерийского дивизиона, полка, а затем бригады, заведующий политотделом 138-й бригады 46-й дивизии. Участвовал в боях на Южном фронте против Вооружённых сил юга России — против Деникина, Врангеля и бело-зелёных в Крыму. Гражданскую войну закончил комиссаром полка, который в 1921 году добивал отряды бело-зелёных в Крыму.

С января по август 1921 года участвовал в подавлении крестьянского восстания в Тамбовской губернии.

С октября 1921 года — военный комиссар в 8-й стрелковой бригаде 3-й стрелковой дивизии.

С января 1922 года — военный комиссар 21-го стрелкового полка.

С марта 1922 года — военком штаба 3-й Казанской стрелковой дивизии.

С марта 1923 года — военком штаба 1-го конного корпуса.

С ноября 1923 года по октябрь 1924 года сражался на Туркестанском фронте.

В 19231925 годах был комиссаром 2-й Туркестанской кавалерийской дивизии и командиром Частей особого назначения Хорезмской группы войск, сыгравших большую роль в подавлении басмачества — антисоветского движения народов Средней Азии.

С июня 1924 года — начальник политотдела 2-й отдельной Туркестанской кавалерийской бригады. Руководил карательными экспедициями против басмачей и их пособников.

За борьбу с басмачеством и личную храбрость был награждён орденом Красного Знамени.

[править] Военная карьера

С октября 1924 года — начальник политотдела 7-й Самарской имени Английского пролетариата кавалерийской дивизии, расквартированной в Минске. Участвовал в подготовке и публикации книги «7-я Самарская и её герои».

С мая 1925 года — военком 7-й Самарской кавалерийской дивизии.

В 1926 году окончил курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии имени М. В. Фрунзе.

С июля 1926 года по октябрь 1927 года — командир и военком 9-го Путиловского кавалерийского полка 2-й кавалерийской дивизии.

В 1929 году окончил восточный факультет Военной академии имени М. Фрунзе. Свободно овладел немецким, английским и французским языками. Выступал перед слушателями академии с лекциями на китайском языке. Изучал военную историю, а также стратегию и тактику, анализирует ход и проведение битв разных войн.

С июня 1929 года — помощник начальника 4-го отдела 4-го управления Штаба РККА.

С декабря 1929 года состоял в распоряжении наркома по военным и морским делам (наркома обороны) К.Е. Ворошилова.

В 1931 году командирован на учёбу в Германию.

В ноябре 1931 года при содействии Ионы Эммануиловича Якира и Яна Борисовича Гамарника Штерн поступил в Секретариат Наркомата Обороны, где вскоре стал одним из ближайших советников наркома по военным и морским делам и председателя Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилова.

С ноября 1931 года — и. о. секретаря народного комиссара обороны СССР.

С мая 1933 года — начальник Управления делами народного комиссара по военным и морским делам СССР и председатель Реввоенсовета СССР (наркома обороны СССР).

С февраля 1935 года — комиссар для особо важных поручений при наркоме обороны СССР.

20 ноября 1935 года — комдив.

С марта 1936 года — командир и военком 7-й Самарской кавалерийской дивизии. В сентябре 1936 года в качестве командира 7-й кавалерийской дивизии участвовал (на стороне «Западных») в крупных Манёврах войск Белорусского военного округа.

[править] Гражданская война в Испании

В декабре 1936 года Штерн получил назначение в Испанию главным военным советником Генштаба республиканской армии, воевавшей против мятежного генерала Франсиско Франко, которого поддерживали Адольф Гитлер и Бенито Муссолини.

С января 1937 года по апрель 1938 года, в период Гражданской войны в Испании, Штерн (под псевдонимом «Григорович») был главным военным советником при правительстве республиканской Испании, заменив Яна Карловича Берзина. Фактически, Штерн был одним из руководителей вооружённых сил Испанской республики во время гражданской войны в период своего нахождения в Испании. Резиденция Штерна располагалась в Валенсии на улице Альборайя, дом 8. Здесь под его руководством были спланированы все операции против войск генерала Франко в 1937—1938 годах. Именно в эти годы франкисты и их союзники потерпели ряд серьёзных поражений, их части были разбиты под Гвадаллахарой и при Уэске.

Штерн послужил прообразом Гольца в романе о гражданской войне в Испании «По ком звонит колокол» Э. Хемингуэя.

6 января — 27 февраля 1937 года, сразу после приезда в Испанию, Штерн принял участие в Харамской оборонительной операции. 6 февраля 1937 года мятежники начали наступательную операцию с целью ликвидировать плацдарм республиканских войск на западном берегу р. Харама, форсировать её, перерезать коммуникации, связывающие Мадрид с юго-восточными районами страны, и овладеть столицей. Сосредоточив на участке протяженностью в 16 км 30 тысяч человек, около 100 орудий, до 100 танков и 70 самолетов, франкисты нанесли удар из района Пинто в направлении на Арганду. Однако, Народной армии удалось отбить это наступление.

8 марта — 20 марта 1937 года участвовал в крупной операции испанской республиканской армии под Гвадалахарой. В результате операции был разбит итальянский экспедиционный корпус (до 40 000 человек, 222 орудия, 148 танков). В операции принимали участия также Мате Залка и Яков Владимирович Смушкевич.

2 июля 1937 года в выступлении на заседании Военного совета действия Штерна похвалил Сталин:

Штерна вы знаете? Всего-навсего был секретарем у т. Ворошилова. Я думаю, что Штерн не на много хуже, чем Березин, может быть, не только хуже, а лучше[2].

Чтобы избавиться от Штерна и других военспецов фашисты 18 июля 1937 года отравили его мышьяком, но врачи сумели спасти комдива.

В июле 1937 года участвовал в разработке и проведении Брунетской наступательной операции республиканских войск (527 июля). Её целью было окружение и разгром мадридского корпуса мятежников. Республиканское командование рассчитывало ослабить нажим противника на северном фронте и сорвать готовившееся им наступление на юге. По плану предполагалось нанести два встречных удара в общем направлении на Брунете. Главный удар должны были нанести 2 корпуса из района северо-западнее Мадрида, вспомогательный — из района юго-восточнее Мадрида в направлении Навалькарнеро. 5 июля 1937 года сс целью отвлечь внимание франкистов началось наступление республиканцев на вспомогательном направлении. Продвинувшись на 3 км, они были остановлены сильными контратаками франкистов. В ночь на 6 июля началось наступление на направлении главного удара. Сосредоточив на участке шириной 12 км 6 пехотных дивизий, около 100 орудий, 80 танков и 30 бронемашин, республиканские войска прорвали оборону франкистов. Развивая прорыв, пехота и танки республиканцев к исходу 6 июля овладели городом Брунете — важным узлом коммуникаций. Франко перебросил крупные силы с северного фронта в район Кихорна, Брунете, в результате чего продвижение республиканских частей было остановлено. 24 июля франкисты нанесли сильный контрудар в направлении Брунете, Кихорна, заставив республиканцев отойти в северном направлении и перейти к обороне.

21 июля 1937 года награждён орденом Ленина.

4 октября 1937 года состоялся «доклад военного советника в республиканской Испании комдива Г.Штерн И.Сталину и К.Ворошилову о военном положении в Испании».

22 октября 1937 года награждён орденом Красного Знамени.

С 15 декабря 1937 года по 8 января 1938 года при участии Штерна была разработана и проведена Теруэльская наступательная операция. 31 декабря 1937 года мятежникам при поддержке ВВС удалось прорвать оборону республиканцев на внешнем фронте и выйти на подступы к Теруэлю, однако правительственные войска не позволили мятежникам соединиться с окруженным гарнизоном. Стремясь помочь окруженному гарнизону Теруэля, генерал Франко перебросил к городу 6 пехотных дивизий. Республиканское командование под руководством Штерна, введя из резерва 5-й армейский корпус (2 пехотные дивизии), сумело отразить удар франкистов, и их наступление на внешнем фронте было остановлено. 7 января 1938 года франкисты в Теруэле капитулировали.

В Испании подружился с Н. Г. Кузнецовым, будущим главнокомандующим ВМС. Н. Г. Кузнецов писал, что они с Штерном прекрасно сработались и с полуслова понимали друг друга.

В декабре 1937 года избран Чечено-Ингушской АССР в Совет Национальностей, депутат Верховного Совета СССР I созыва.

19 февраля 1938 года — комкор.

В том же 1938 году получил орден Испанской республики.

В апреле 1938 года вернулся в СССР.

[править] Конфликты с Японией

Ф. А. Семёновский и Г. М. Штерн во время сражения у озера Хасан.
Штерн и Смушкевич, рукопожатие.
Командарм 2-го ранга Штерн, маршал Х. Чойбалсан и комкор Жуков. Халхин-Гол, 1939 год.

С марта или апреля 1938 года — начальник штаба Особой Краснознамённой Дальневосточной армии.

С мая 1938 года — начальник штаба Дальневосточного фронта.

29 июля 1938 года японская армия вторглась на советскую территорию у озера Хасан и захватила высоту Безымянная.

3 августа 1938 года К. Е. Ворошилов принимает решение возложить руководство боевыми действиями в районе озера Хасан на начальника штаба Дальневосточного фронта комкора Г. М. Штерна, назначив его командиром 39-го стрелкового корпуса, приказав ему подготовить операцию по разгрому японцев в районе Хасана и восстановлении государственной границы. В состав 39-го корпуса вошли 32-я, 39-я, и 40-я стрелковые дивизии и 2-я механизированная бригада со средствами усиления. Командующий Фронтом маршал В. К. Блюхер фактически был отстранен от непосредственного руководства боевыми действиями на государственной границе.

Таким образом, в августе 1938 года Штерн возглавил 39-й корпус и руководил успешной операцией против войск Японии, вторгшихся на советскую территорию в районе озера Хасан.

В это время Штерн — комкор, командир (с 5 августа) 39-го стрелкового корпуса и начальник штаба Дальневосточного фронта (с июля по август 1938 года), командующий фронтом (август 1938 года).

4 августа произвёл переброску, перегруппировку войск и их пополнение боеприпасами.

5 августа 1938 года отдал боевой приказ № 01:

Задача корпуса с приданными частями 6 августа овладеть высотой Заозерная и уничтожить врагов, посмевших вторгнуться на нашу советскую землю.

Фактически именно Штерн командовал боями при Хасане, так как Блюхер отстранился от командования.

Именно Штерн разработал смелый оригинальный план операции против японцев: он решил привлечь для наступления 2 стрелковые дивизии (32-ю и 40-ю) и 2-ю механизированную бригаду. 32-й Саратовской дивизии под командованием полковника Н. Э. Берзарина предстояло нанести удар севернее озера Хасан, а 40-й стрелковой полковника В. К. Базарова — южнее озера Хасан, в направлении высоты Заозерная, разгромить японские войска и, овладев высотами Заозерная, Безымянная и Пулеметная, выйти к государственной границе, прочно обеспечив ее безопасность. Части 2-й механизированной бригады побатальонно придавались на усиление стрелковых соединений. Атаке пехоты и танков должна была предшествовать артиллерийская и авиационная подготовка. Блюхер утвердил этот план:

Войскам были поставлены следующие задачи: 32-й стрелковой дивизии с 3-м танковым батальоном 2-й механизированной бригады овладеть высотой Безымянная и ударом с северо-запада совместно с 40-й стрелковой дивизией — высотой Заозерная; 40-й дивизии со 2-м танковым и разведывательным батальонами той же бригады овладеть высотой Пулеметная Горка и ударом с юго-востока совместно с 32-й дивизией — высотой Заозерная; 39-й стрелковой дивизии со 121-м кавалерийским полком, мотострелковым батальоном и 1-м танковым батальоном 2-й механизированной бригады обеспечить правый фланг корпуса по линии Ново-Киевка — высота 106,9. Прикрытие наземных войск возлагалось на авиацию, бомбовые удары которой по противнику должны были явиться сигналом для начала артиллерийской подготовки всей корпусной артиллерией. При проведении боевой операции пехоте и танкам запрещалось переходить государственную границу Маньчжурии и Кореи. План операции был доложен командующему фронтом, а затем и народному комиссару обороны, которые одобрили общий замысел ее проведения[3].

Утром 6 августа 1938 года началось наступление советских войск и авиации, которая впрочем не могла оказывать существенную помощь из-за тумана.

К концу дня 6 августа 118-й полк 40-й стрелковой дивизии освободил часть высоты Заозерная, где было водружено советское знамя. Подтянув резервы, японские войска неоднократно переходили в контратаки. Ожесточенная битва продолжалась и ночью.

8 августа для усиления войск, защищавших высоту Заозерная, Штерн перебросил 115-й полк 39-й стрелковой дивизии с танковой ротой.

9 августа 1938 года советская территория была полностью освобождена от японских захватчиков. Штерн отдал приказ войскам прочно закрепиться на достигнутом рубеже и не допустить прорыва японцев на советскую территорию.

10 августа японская армия снова попыталась захватить высоты, однако была отброшена назад и понесла тяжёлые потери.

11 августа 1938 года от имени советского правительства Штерн подписал перемирие с Японией.

За победу у озера Хасан был награждён третьим орденом Красного Знамени.

4 сентября 1938 года в приказе наркома обороны № 0040 отмечалось:

Японцы были разбиты и выброшены за пределы нашей границы благодаря боевому энтузиазму наших бойцов, младших командиров, среднего и старшего командно-политического состава, готовых жертвовать собой, а также благодаря умелому руководству операциями против японцев т. Штерна и правильному руководству т. Рычагова действиями авиации.

С 4 сентября 1938 года по июнь 1939 года Штерн являлся командующим 1-й Особой Краснознаменной Дальневосточной армией.

29 ноября 1938 года Ворошилов на заседании ВС при НКО СССР заявил, что «Штерн больше всех нас за последние два года имел возможность принимать руководящее и непосредственное участие в боях».

8 или 9 февраля 1939 года — командарм 2-го ранга.

В марте 1939 года на XVIII съезде партии был избран членом ЦК ВКП(б).

С 21 марта 1939 года по 7 июня 1941 года — член ЦК ВКП(б).

11 мая 1939 года японская армия совершила нападение на Монгольскую Народную Республику.

В августе 1939 года возглавил фронтовую группу (монгольские войска, 1-я и 2-я Дальневосточные армии) в районе реки Халхин-Гол. Командуя фронтовой группой из советских и монгольских войск, принял участие в разгроме японских войск, вторгшихся на территорию Монголии на реке Халхин-гол. В конце августа Красная армия перешла в наступление, этой операцией командовал Штерн. К концу лета японская 6-я полевая армия была окружена и разбита.

С 5 июля 1939 года — командующий фронтовой группы войск на Дальнем Востоке.

Большой заслугой Штерна была организация и снабжение войск, налаживание тылового обеспечения войск, помилование 17-ти приговорённых Жуковым к расстрелу военных и т. д. Однако Штерн занимался не только снабжением, но и принимал участие в разработке и планировании контрнаступления 1-й армейской группировки Жукова.

13 июля 1939 года Штерн обратился к наркому обороны К. Ворошилову:

Я считаю необходимым: тихо, распорядительным порядком влить в войска 1-й и 2-й Отдельных Краснознаменных армий все положенные мобилизационным планом местные ресурсы, хотя это и будет порядочным ущербом. Отмобилизовать распорядительным порядком части внутренних округов, учить и учить их.

Сталин и Ворошилов были против, однако Штерн добился своего. К концу 1940 года войска на Дальнем Востоке были отмобилизованы, а к осени 1941 года обучены. Это те самые части, которые были переброшены на защиту Москвы во время Великой Отечественной войны, как отмечает Леонид Млечин[4].

Действительно, полковник В. А. Новобранец отмечал:

После боёв на Халхин-Голе командующий фронтовой группой командарм 1-го ранга Г. М. Штерн, член Военного совета фронта Н. И. Бирюков и я — по должности зам. начальника оперативного отдела в звании майора — приехали в Москву с докладом Политбюро ВКП(б) плана развёртывания войск дальневосточного фронта на 1940 год… Командование Дальневосточного фронта считало, что Халхин-гольская авантюра — только пробный шар японской военщины. В будущем стоит ожидать более крупных военных действий, возможно, даже большой войны. Для этого нам следует «держать порох сухим», то есть сверх имеющихся оборонительных сил на границе надо создать дополнительно несколько фронтовых укреплений, свыше десяти полевых армий по несколько десятков дивизий в каждой и несколько механизированных корпусов. Утверждение это, казалось бы, очень необходимого плана на Политбюро проходило в очень крупных и жарких схватках главным образом со Сталиным и Ворошиловым. Они были основными противниками плана Штерна. Всё же Г. М. Штерн, в конце концов, добился своего — план был утверждён Политбюро, и войска к 1940 году были развёрнуты. Сейчас, оценив этот факт уже в аспекте истории, можно сказать, что ещё зимой 1939—1940 гг. были заложены основы нашей декабрьской победы под Москвой в 1941 г. Эту заслугу надо приписать командарму Штерну, а также бывшему начальнику ОргМоб отдела фронта полковнику Ломову…, непосредственно разработавшему план развёртывания этих сил. Сам же Г. М. Штерн, как уже отмечалось ранее, при «неизвестных обстоятельствах» исчез. По-видимому, трения с Г. К. Жуковым во время событий на Халхин-Голе и острая дискуссия со Сталиным и Ворошиловым стали роковыми для талантливого полководца. Трудно себе представить, как бы развернулся ход сражений под Москвой, если бы на Дальнем Востоке не было готовых к бою дивизий, и если бы они не были переброшены под Москву

29 августа 1939 года Штерну было присвоено звание Героя Советского Союза.

30 августа 1939 года в органе Наркомата Обороны газете «Красная Звезда» по поводу награждения Штерна было сказано:

В списке Героев Советского Союза заслуженно красуется имя командарма 2-го ранга Г. М. Штерна. Выдающийся военачальник, талантливый ученик тов. Ворошилова, руководитель боев у озера Хасан, Григорий Михайлович Штерн блестяще выполнил боевое задание. Один из замечательных военных деятелей нашей партии, член ее Центрального Комитета — он являет собой образец мужественного большевика, боевого руководителя войск.

Советская и российская историография приписывает победу при Халхин-голу исключительно Жукову, но тот был подчинённым у Штерна. В действительности, и Жуков и Штерн в равной степени организовали разгром противника.

[править] Штерн и Тихоокеанский флот

Адмирал Н. Г. Кузнцов, участник Хасанских боёв и командующий Тихоокеанским флотом (с января 1938 года по март 1939 года), отмечал:

Командование армией принял Г. М. Штерн. На первых порах меня беспокоило, как сложатся наши отношения на работе, выдержит ли наша дружба это испытание. Но и здесь работать со Штерном оказалось так же просто и легко, как в Испании.
Надо было детально обсудить ваши совместные планы. Григорий Михайлович приехал во Владивосток. У меня в кабинете мы развернули карту, на которой были дислоцированы части и корабли. Для нас было ясно, что в любую минуту может возникнуть новый инцидент, и, кто знает, не станет ли он еще более крупным, чем хасанский! Особенно подробно мы обсудили план обороны Владивостока. Атаку на него в лоб по-прежнему считали маловероятной: мощная береговая артиллерия надежно прикрывала подходы с моря. Слабее были укреплены тогда фланги — Посьет и Сучан. Мы решили, что моряки должны ускорить строительство батарей в этих районах, а армейцы примут меры, чтобы там было достаточно сухопутных войск.
Штерн частенько приезжал ко мне во Владивосток. Его обычно сопровождали начальник штаба армии комбриг М. М. Попов и мой друг командующий ВВС П. В. Рычагов. К флоту Штерн проявлял живой интерес.
 — Хочу побывать на кораблях, познакомиться с их боевыми качествами и все увидеть своими глазами, — сказал он мне однажды.
Вскоре он так и сделал. Знакомство с флотом помогало ему потом составлять согласованные планы совместных действий сухопутных частей и моряков.
На протяжении всей службы я, бывало, наблюдал споры, даже осложнения между общевойсковыми и флотскими начальниками из-за того, кто кому должен подчиняться. В подобных бесплодных пререканиях напрасно терялось драгоценное время. Со Штерном у меня таких споров не возникало[5].

[править] Советско-финская война

Во время Советско-финской войны с февраля по март 1940 года Штерн командовал 8-й армией.

С 16 декабря 1939 года по март 1940 года — командующий 8-й армией Ленинградского военного округа.

Именно Штерну принадлежит предложение создать в РККА лыжные отряды, оснащённые автоматическим оружием:

В начале войны 8-ю армию возглавлял комдив Хабаров. Ему нельзя было отказать в смелости, но опирался он на опыт времен гражданской войны, придерживался прямолинейной тактики, действовал на ура. Войска несли большие потери, а наступление развивалось чрезвычайно медленно. Больше того, 18-я стрелковая дивизия в результате непродуманного приказа о продвижении вперед была окружена противником и оказалась в чрезвычайно тяжелом положении. Обстановка резко изменилась, когда командование армией принял Штерн. Он решил занять оборонительные позиции и привести войска в порядок. Перед Ставкой было возбуждено ходатайство об обеспечении войск усиленным продовольственным пайком, теплым обмундированием, палатками, лыжами[6].

В литературе существуют разные мнения об успехах или неудачах Штерна в войне с финнами. Например, Марк Штейнберг оценивает так:

Между тем, Григорий Штерн, отозванный с Дальнего Востока, принял командование 8-й армией, действовавшей в центре боевого порядка фронта, правее линии Маннергейма. И, несмотря на то, что силы его армии были впятеро слабее наступавших на Карельском перешейке, Штерн сумел прорваться в глубину финской обороны более, чем на 100 километров. Он предложил командованию фронта детально разработанный план обхода линии Маннергейма и выхода к Хельсинки через лесные массивы Финляндии. План принят не был, а из 8-й армии отобрали ее лучшие дивизии для усиления штурмующих укрепления на Карельском перешейке. Но и несмотря на это, действия армии Григория Штерна были наиболее успешными в финской кампании, притом, что она понесла сравнительно небольшие потери.

Всё же с такой оценкой трудно согласиться — война шла очень тяжело, в том числе и для 8-й армии Штерна.

16 декабря 1939 года Штерн принял командование над 8-й армией, когда уже были в окружении 18-я, 168-я стрелковые дивизии 34-я лёгкая танковая бригада.

8-я армия вела упорные бои в Карелии на петрозаводском направлении. К моменту назначения Штерна командующим, войска 8-й армии вынуждены были перейти к обороне; 18-я, 168-я стрелковые дивизии и 34-я лёгкая танковая бригада оказались в окружении. Это произошло ещё при предыдущем командующем 8-й армии комдиве Иване Никитиче Хабарове, который был, поэтому, снят с должности (по другой хронологии, Хабарова 4 декабря сменил командарм 2-го ранга Владимир Николаевич Курдюмов, а затем с 14 декабря — командарм 2-го ранга Штерн).

Отмечается, что при подготовке январского наступления 1940 года Штерн особое внимание уделял овладению лыжной подготовкой и обратился по этому поводу к войскам со специальным воззванием. Оно было отпечатано в типографии и разослано во все части и подразделения армии. Штерн собрал всех политработников и поставил задачу настойчиво внедрять лыжную подготовку, показывать личный пример подчинённым.

Финны разбрасывали антисемитские листовки по поводу Штерна, в них сообщается кроме прочего, будто настоящим отчеством у Штерна было Исаакович.

Бои с Финляндией и для Штерна и для всей РККА шли тяжело: сказались чистки в армии, в результате которых погибли тысячи опытных командиров и военачальников, а также явно абсурдное решение воевать с Финляндией именно зимой. А к зимней войне Красная армия материально-технически готова совершенно не была. В этом вины Штерна нет, так как он прибыл на войну с Дальнего востока. Не менее важно — из-за репрессий армию охватил страх, командиры боялись сообщать о неудачах, об окружениях, боялись отступить, боялись маневрировать — по фронту разъезжал палач Сталина Мехлис и расстреливал командиров; результатом стала полная небоеспособность армии.

29 февраля 1940 года Штерн добившись разрешения на отступление окружённых частей стал выводить окружённые части 8-й армии. Однако потери были большими, — решение об отступлении было запоздалым (Штерн ещё в декабре 1939 года предложил Главному военному совету отвести окружённые части на 15−20 км, но главный военный совет ему отказал, и лишь 28 февраля 1940 года Ставка Главного военного совета разрешила отступление), что стало результатом атмосферы посеянного террором страха среди командующих, включая Штерна.

В марте 1940 года частям 8-й армии Штерна удалось прорвать финские укрепления и незначительно продвинуться в направлении Лоймолы. Частям 15-й армии, созданной на базе переданных из 8-й армии воинских соединений, удалось снять блокаду с окружённой противником 168-й стрелковой дивизии.

16 апреля 1940 года в ЦК ВКП(б) в присутствии Сталина на совещании начальствующего состава РККА по сбору опыта боевых действий против Финляндии с докладом выступил и Штерн:

Нечего греха таить, товарищи, начинали мы с вами в этой войне не блестяще. И то, что мы добились относительно быстрой, в труднейших условиях, исторической победы над финнами, этим мы обязаны, прежде всего тому, что тов. Сталин сам непосредственно взялся за дело руководства войной, поставил все в стране на службу победе. И «штатский человек», как часто называет себя тов. Сталин, стал нас учить и порядку, прежде всего, и ведению операций, и использованию пехоты, артиллерии, авиации, и работе тыла, и организации войск… Тов. Сталин, только Вы, при Вашем авторитете в стране, могли так необыкновенно быстро поставить все на службу победе и поставили, и нас подтянули всех и послали лучшие силы, чтобы скорее одержать эту победу.

19 мая 1940 года за финскую кампанию Штерн был награждён орденом Красной Звезды.

[править] Дальнейшая служба

4 июня или 5 июня 1940 года Штерну было присвоено звание генерал-полковник.

С 22 июня или с 1 июля 1940 года по 13 января 1941 года — командующий Дальневосточным фронтом.

В диссертации «Характер современной наступательной операции» Штерн выступил за массированное использование в сражениях танков, артиллерии, авиации, рассуждает об организации взаимодействия родов войск, особенно стрелковых частей с танками и артиллерией, об управлении войсками в операции. Позже многие его положения и выводы нашли практическое применение в период Великой Отечественной войны.

Штерн нашёл в себе смелость сообщить Сталину о необходимости остановить массовый террор в отношении военных, а также добиться реабилитации некоторых из них, как пишет генерал-майор Пётр Григорьевич Григоренко:

Везде, где мы побывали, чувствовалось, что Штерна уважают и даже любят. Это верно шло, прежде всего, от того, что с его приездом на Дальний Восток в 1938 году связывалась остановка волны массовых арестов и освобождение ряда старших офицеров из заключения. Он и действительно был причастен к этому. Он написал очень смелый доклад Сталину с анализом опасной ситуации, создавшейся в результате того, что войска Дальнего Востока оказались обезглавленными. Этот доклад до Сталина дошел. Причем докладывал Берия, который и взял на себя задачу «выправить положение». Главное, конечно, было не в этом докладе, а в том, что как раз совершался переход от «ежовщины» к «бериевщине». И в плане этого перехода кое-что было сделано положительное и на Дальнем Востоке, где «палку перегнули» особенно сильно. Именно в связи с этим аресты прекратились и кое-кого выпустили и восстановили в должностях.

Особенно популярен Штерн был в ЕАО:

В Биробиджане его уважали еще и за еврейское происхождение. К вагону приходили простые еврейские рабочие, служащие, интеллигенты, чтобы встретиться или хотя бы посмотреть издали на командующего-еврея.

Созданные и подготовленные Штерном дальневосточные войска спасли СССР под Москвой во время Великой отечественной войны.

В декабре 1940 года заявил, что основную роль в прорыве должны осуществлять пехотные соединения при мощной поддержке артиллерии, а танковые соединения следует вводить после прорыва тактической обороны противника на всю её глубину.

С 14 января 1941 года — начальник Главного управления противовоздушной обороны Народного комиссариата обороны СССР.

С 21 марта или апреля по июнь 1941 года (или с 14 января 1941 года по 8 июня 1941 года) — начальник Управления ПВО — начальник Главного управления противовоздушной обороны РККА.

С первых же дней активно посещал военные округа, контролировал выполнение мероприятий по созданию в зонах ПВО системы обороны зон, районов на основе уже существующих или же дополнительно развертываемых пунктов ПВО, соединений и частей ПВО. На особом контроле у Штерна было строительство командных пунктов, позиций, создание системы связи и насыщение её радиосредствами.

В апреле — мае 1941 года активно участвовал в составлении планов ПВО, в формулировании задач ПВО войскам Прибалтийского, Западного, Киевского особых и Одесского, Ленинградского военных округов, в их планах прикрытия госграницы в случае начала войны. В 1941 году предусматривалось сформировать более 60 зенитных артдивизионов, более 20 новых зенитных артиллерийских полков, несколько прожекторных полков, дивизию ПВО для обороны Львова, ряд других частей и подразделений. Для совершенствования системы управления истребительной авиации ПВО крупных центров СССР были разработаны и утверждены предложения по переформированию 6-и управлений истребительных авиадивизий в 3-и управления истребительных авиакорпусов для ПВО Москвы, Ленинграда и Баку. Предпринимались действия по увеличению поставок в армию новой боевой техники и вооружения, обеспеченности боеприпасами зенитной артиллерии. Штерну, однако, из-за ареста не дали осуществить эту программу.

Ходатайствовал о преобразовании факультета ПВО при Военной академии им. М. В. Фрунзе в Высшую военную школу ПВО Красной Армии. В тот же период в Пушкине создаётся училище для подготовки специалистов для частей Войск воздушного наблюдения, оповещения и связи. В Старой Руссе развёртывалось зенитно-прожекторное училище.

[править] Гибель

Штерн в сталинских застенках

7 июня 1941 года Григорий Штерн был арестован НКВД по ложному обвинению в троцкизме и, что наиболее абсурдно, в шпионаже в пользу нацисткой Германии. Арест Штерна одобрили маршал Буденный и др.

В период заключения Штерн подвергался пыткам и истязаниям. В избиении Штерна участвовали сподвижники Берии — Меркулов, Влодзимирский и Кобулов. По некоторым данным, Лев Леонидович Шварцман выбил Штерну глаз[7].

Следователь НКВД Семёнов сообщал:

Я лично видел, как зверски избивали на следствии Мерецкова и Локтионова. Они не то что стонали, а просто ревели от боли… особенно зверски поступали со Штерном. На нем не осталось живого места. На каждом допросе он несколько раз лишался сознания.

Осенью 1941 года во время Великой Отечественной войны вместе с группой арестованных Штерн был вывезен в Куйбышев.

28 октября 1941 года расстрелян без суда на основании «предписания Народного комиссара внутренних дел СССР Генерального комиссара государственной безопасности тов. Берия Л. П. от 18 октября 1941 года за № 2756/6». С ним были расстреляны и Яков Владимирович Смушкевич, Яков Григорьевич Таубин и другие. Одним из руководителей расстрелов был Борис Вениаминович Родос.

Гибель таких военачальников как Штерн во многом объясняет катастрофу 1941 года, когда германская армия в считанные месяцы дошла до Москвы.

25 августа 1954 года Штерн был посмертно реабилитирован постановлением Генпрокурора СССР Руденко. 27 августа 1954 года постановлением Генеральной прокуратуры СССР дело в отношении Штерна было прекращено за отсутствием состава преступления.

[править] Семья

Отец — врач, мать — домохозяйка

По некоторым данным, Штерн был женат, имел двоих детей[8].

Жена также была репрессирована, как рассказал П. Григоренко:

В первый день войны, получив сообщение о немецко-фашистском нападении, он (Штерн) отправился на службу. Больше жена его не видела. Ее я встретил в санатории Министерства обороны в Кисловодске в 1956 году. Она только недавно была освобождена из лагеря, где отбывала срок как «жена замаскированного немца, выполнявшего шпионские задания абвера». Я не смог сразу ее узнать. Когда я подошел наконец, чтобы осведомиться, не жена ли это Штерна, она улыбнулась и сказала: «А я вас давно узнала, товарищ полковник, но не хотела ставить в неловкое положение. А вдруг вы не захотите узнавать».

Его племянник — Геннадий Исаакович Штерн.

[править] Память и оценки

Штерн — победитель японцев
Н. Г. Кузнецов и Г. М. Штерн

Его именем был назван переулок в Смеле.

Карл Маннергейм назвал Штерна маршалом[9].

Генерал-майор А. Н. Первушин вспоминал:

Григорий Михайлович отличался исключительной скрупулезностью в подготовке организации и руководстве боевыми операциями или полевыми учениями войск. Он неоднократно обращал наше внимание на то, что каждая операция развертывается в своей, особой обстановке. Не может быть единой шаблонной схемы даже для двух операций, пусть и основанных на самых блестящих исторических примерах. Положительный и отрицательный опыт войны и сражения должен глубоко изучаться, систематизироваться и учитываться для наилучшего его использования в условиях трезвого учета складывающейся реальной обстановки.

[править] Вклад Штерна в победу в ВОВ

Несмотря на гибель, огромным вкладом Штерна в победу было то, что японцы, разгромленные Штерном на Хасане и Халхин-Голе, не решились напасть на СССР в 1941 году, что во многом спасло Советский Союз: когда поздней осенью 1941 года Гитлер требовал от Японии напасть на СССР, германский посол в Токио генерал фон Отт, пытаясь объяснить колебания японского правительства, телеграфировал в Берлин: «в японской армии всё ещё помнят Халхин-Гол»:

Нам дали начальное образование на озере Хасан, среднее военное образование было получено на реке Халхин-Гол. Получать высшее образование мы не торопимся…

Факт в том, что после Халхин-Гола Япония больше не решалась нападать на СССР. Конечно, в этом сыграли свою роль самые разные факторы, но разгром японских войск был видимо важным аргумента для японцев не нападать больше на СССР.

Созданные и укреплённые Штерном войска на Дальнем Востоке также стали дополнительным аргументом для Японии не нападать на СССР.

Более того, как уже указывалось выше, войска, подготовленные Штерном, были переброшены во время войны и сыграли важную роль в обороне Москвы[10][11][12].

Таким образом, погибшие в ходе репрессий Штерн и Смушкевич (как командир авиации при Халхин-Голе), в существенной мере спасли Советский Союз от нападения Японии. А созданные по инициативе Штерна дальневосточные войска были переброшены под Москву (это стало возможным также благодаря Рихарду Зорге, сообщившему о том, что Япония не планирует нападение на СССР).

[править] Награды

  • 1924 год — орден Красного Знамени
  • 21 июня 1937 года — орден Ленина — за выдающиеся успехи в боевой, политической и технической подготовке соединений, частей и подразделений Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
  • 22 октября 1937 года — орден Красного Знамени — за выдающиеся успехи в боевой, политической и технической подготовке соединений, частей и подразделений Рабоче-Крестьянской Красной Армии.
  • 25 октября 1938 года — орден Красного Знамени — за успешное руководство боевыми операциями в районе озера Хасан
  • 29 августа 1939 года — Герой Советского Союза, орден Ленина — за образцовое выполнение боевых заданий и геройство, проявленное при выполнении боевых заданий
  • 19 мая 1940 года — орден Красной Звезды — за образцовое выполнение боевых заданий Командования на фронте борьбы с финской белогвардейщиной и проявленные при этом доблесть и мужество

[править] Сочинения

  • Штерн Г. М. 7-я Самарская и её герои.
  • Штерн Г. М. Конец Бываловского взвода: Рассказ. — Москва; Ленинград: Гос. изд-во. Отд. воен. литературы, 1929. — 41 с.
  • Штерн Г. М. Дисциплина, поощрения и наказания в Красной армии. 2-е изд. — Москва; Ленинград : Гос. изд-во. Отд. воен. литературы, 1928. — 32 с. — (Библиотека «На страже СССР». Серия допризывника).
  • Штерн Г. М. Особые задачи ячеек Осоавиахима в пограничной полосе. — Москва: Осоавиахим, 1928. — 32 с. — (Библиотечка активиста Осоавиахима).

Выступления:

[править] Источники

  1. КЕЭ, том: 10. Кол.: 350.
  2. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г.(Утреннее заседание 2 июня 1937 г.)
  3. Бортаковский Тимур Вячеславович: «Расстрелянные герои Советского Союза»
  4. «Один день без Сталина. Москва в октябре 41-го года», автор Млечин, Леонид Михайлович.
  5. Кузнецов Николай Герасимович. «Накануне».
  6. Рытов А. Г. Рыцари пятого океана. — М.: Воениздат, 1968.
  7. Мерфи Дэвид Э. — Книга: «Что знал Сталин» — Страница 75
  8. Борис Сопельняк. Награда Родины — предзнаменование расстрела. Из книги «Секретные архивы НКВД—КГБ».
  9. К. Г. Маннергейм. Зимняя война
  10. Юлия Болтаевская. Командарм, достойный памяти
  11. Леонид Млечин. Один день без Сталина. Москва в октябре сорок первого.
  12. В. Новобранец - НАКАНУНЕ ВОЙНЫ
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты