Георгий Самойлович Иссерсон

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Георгий Самойлович Иссерсон

Военный деятель
Isserson-gs.jpg


Дата рождения 16 июня 1898 года
Место рождения Санкт-Петербург, Российская империя
Дата смерти 27 апреля 1976 года
Место смерти Москва, СССР
Принадлежность Союз Советских Социалистических Республик СССР
Годы службы Флаг Российской империи 19161917
Флаг СССР 19181941
Звание Полковник


Сражения/войны Первая мировая война,
Гражданская война в России,
Советско-польская война,
Советско-финская война (1939—1940)
Награды и премии Орден Красной ЗвездыМедаль «XX лет Рабоче-Крестьянской Красной Армии»Орден Красной Звезды



Иссерсон Георгий Самойлович.jpg

Георгий Самойлович Иссерсонсоветский полководец, полковник, профессор, один из авторов теории глубокой операции[1].

Содержание

[править] Биография

[править] Ранние годы

Георгий Иссерсон родился 16 июня 1898 года в Санкт-Петербурге или в Ковно в семье в еврейской семье. Отец, Самуил Иссерсон был военным врачом. Мать Бетти Исидоровна Шерешевская хорошо знала немецкий и обучила сына этому языку.

Окончил 3 курса Петроградского университета.

[править] Карьера

В 1916 или 1917 году окончил 1-ю Петергофскую школу прапорщиков.

Участвовал в Первой Мировой войне с января 1917 года как рядовой. В сентябре 1917 года произведён в офицеры. Прапорщик.

С февраля по июль 1917 года — член партии социал-демократов интернационалистов.

С лета или весны 1918 года — доброволец на службе в Красной Армии.

В 1919 года вступил в партию большевиков.

В 19181921 годах служил в политотделе 6-й армии, военный комиссар 159-го стрелкового полка, помощник командира 154-го стрелкового полка. Участвовал в Гражданской на Северном и Западном фронтах, а затем в войне с Польшей.

В 19211924 годах учился в Военной Академии РККА.

С марта 1923 года по февраль 1924 года — начальник разведывательного отдела штаба Западного фронта.

В 19251927 годах — начальник оперативного отдела штаба Ленинградского Военного округа.

В 1926 году находился в служебной командировке в Германии.

В 1927 году — начальник 1-го отдела 1-го управления штаба Ленинградского Военного округа.

В 19271930 годах — начальник штаба 10-го стрелкового корпуса.

В 1928 году прошёл курсы усовершенствования высшего начсостава при Военной академии им. М.В. Фрунзе.

С 1929 года в Военной Академии им. М.В. Фрунзе: 19301931 годах — адъюнкт, 19311932 годах — преподаватель, 19321933 годах — начальник оперативного факультета. Дал такой аттестат Алексею Антонову: «Отличный оперативно-штабной работник. Готов для работы в высших штабах».

В 19331936 годах — командир 4-й стрелковой дивизии 5-го стрелкового корпуса Белорусского Военного округа.

В 1935 годукомбриг.

В 1936 году — заместитель начальника 1-го отдела Генерального Штаба Рабоче-крестьянской Красной армии.

На состоявшихся в первой половине сентября 1936 года восточнее Минска больших двусторонних оперативно-тактических маневрах войск БОВО под началом И.П. Уборевича Иссерсон командовал 4-й стрелковой дивизией.

В 19361937 годах — начальник кафедры армейских операций Военной Академии Генерального Штаба (в 1937 году реорганизована в кафедру оперативного искусства)

В 19371938 годах в распоряжении Управления по комначсоставу РККА.

В 19381939 годах — начальник кафедры оперативного искусства Военной Академии Генерального Штаба, профессор.

9 декабря 1939 годакомдив.

С 17 декабря по 30 декабря 1939 года (по другой версии, по январь 1940 года) — начальник штаба 7-й армии (в период Советско-финской войны).

Война с Финляндией шла неудачно, и Иссерсона после освобождения от должности[2] и снижения в воинском звании назначили командиром фронтового кадрового полка.

После окончания боевых действий Иссерсон ходатайствовал о возвращении его на преподавательскую работу в академию. В личном деле Иссерсона имеется записка следующего содержания: «Признать целесообразным допустить к преподавательской работе в Академии Генштаба т. Иссерсона. Поручить т. Ворошилову вызвать т. Иссерсона для дачи ему необходимых инструкций». На записке имеется резолюция И.В. Сталина: «Согласен. И. Ст.». Там же в личном деле подшита копия приказа Народного комиссара обороны №064 от 10 июня 1940 г. о назначении Иссерсона на должность начальника кафедры оперативного искусства Академии Генерального штаба РККА.

В 19401941 годах находился в распоряжении Народного комиссариата обороны СССР.

[править] Вклад в военную мысль

В 1930-х годах, будучи начальником Оперативного факультета Военной академии РККА, начал создавать теорию глубоких наступательных операций. Эта стратегическая разработка должна была помочь преодолеть «проклятие Первой мировой» — изнуряющую позиционную войну. Чтобы не сидеть месяцами в окопах, Иссерсон предлагал наносить одновременный мощный удар танками, авиацией и моторизированными соединениями вместе с заброской десанта в тыл врага.

В 1932 году им был опубликован ставший популярным труд «Эволюция оперативного искусства», в котором, кроме прочего, изучались проблемы теории глубоких операций, впервые выдвинутой в 1929 году начальником оперативного управления штаба РККА В.К. Триандафилловым.

В 1935 году германский журнал Militär-Wochenblatt («Милитер Вохенблатт») в статье «Современный Чингисхан» похвалил Иссерсона за «новизну идей».

В СССР же либо вообще не готовились к реальной войне, либо надеялись на кавалерию. В 1937 году был расстрелян Михаил Тухачевский, созданную его соратниками «теорию глубоких операций» в верхах Красной Армии объявили «теорией глубокого предательства».

Тем не менее, на практике теорию глубокой операции применили Г.К. Жуков и Г.М. Штерн во время наступательной операции на реке Халхин-Гол.

В 1940 году Гейнц Гудериан приказал перевести на немецкий язык книгу Иссерсона «Новые формы борьбы». Публицист Семён Киперман отмечал:

Гудериан, создавая немецкий вариант теории глубинных операций, скопировал многие положения советских военных теоретиков и, прежде всего, Иссерсона. Разумеется, без ссылки на исследование Георгия Самойловича.

Изучал работы Иссерсона и Эрих фон Манштейн.

Иссерсон наблюдал за успехами Вермахта, и предупреждал, что вся западная граница СССР может превратиться во фронт[3]. В работе «Новые формы борьбы» Иссерсон отмечал:

Германо-польская война началась самим фактом вооруженного вторжения Германии на земле и в воздухе; она началась сразу, без обычных для практики прошлых войн предварительных этапов… При этом отбрасывается старая традиция, согласно которой нужно, прежде чем ударить, предупредить об этом. Война вообще не объявляется. Она просто начинается заранее развернутыми вооруженными силами. Мобилизация и сосредоточение относятся не к периоду после наступления состояния войны, как это было в 1914 году, а незаметно, постепенно проводятся задолго до этого. Разумеется, полностью скрыть это невозможно. В тех или иных размерах о сосредоточении становится известным. Однако от угрозы войны до вступления в войну всегда остается еще шаг. Он порождает сомнение, подготавливается ли действительное военное выступление или это только угроза. И пока одна сторона остается в этом сомнении, другая, твердо решившаяся на выступление, продолжает сосредоточение, пока, — наконец, на границе не оказывается развернутой огромная вооруженная сила. После этого остается только дать сигнал, и война сразу разражается в своем полном масштабе. Так началась германо-польская война. Она вскрыла совершенно новый характер вступления в современную войну, и это явилось в сущности главной стратегической внезапностью для поляков. Только факт открывшихся военных действий разрешил, наконец, сомнения польских политиков, которые своим чванством больше всего войну провоцировали, но в то же время больше всех оказались захваченными врасплох.

Советское военное руководство знало предупреждения Иссерсона[4], но не восприняло его серьёзно[5].

Впрочем, определённый вклад Иссерсона в развитие советской военный мысли имеется. С.М. Штеменко, например, писал: «Строгими по тону, я бы сказал… „академичными“, но … глубокими, содержательными были лекции Г. С. Иссерсона по оперативному искусству и стратегии».

Основные исследования Иссерсона были посвящены анализу хода боевых действий в Первой мировой и Гражданской войнах, развитию военного искусства и тактики.

[править] Опала

7 июня 1941 года был арестован. Обвинялся в принадлежности к антисоветскому военному заговору (по показаниям арестованных в 19371938 годов) в поддержании связи с троцкистами, в голосовании за троцкистскую резолюцию в 1923 году, а также в преступных действиях в ходе Зимней войны:

Находясь на финском фронте в должности начальника штаба 7-й армии, Иссерсон не организовал работу штабов и тыла, что явилось одной из причин неудачи атаки укрепленной линии белофиннов на Карельском перешейке, предпринятой 17 декабря 1939 г. и излишних потерь. Вследствие неправильных расчетов на перегруппировку войск, сделанных Иссерсоном, части 7-й армии прибывали к исходному положению с запозданием.

Под давлением старшего следователя Особого отдела батальонного комиссара Добротина Иссерсон частично признал свою вину, заявив на допросе 10 сентября 1941 года:

Я признаю себя виновным в том, что все свои оперативные соображения, расчеты были мной составлены без учета действительного состояния войск. Не зная состояния войск, я предложил форсированный срок наступления 17 декабря 1939 года, что было не реально, т.к. стрелковым дивизиям было предоставлено недостаточное время для проведения подготовки к прорыву (1—2 дня).

На суде 21 января 1942 года Иссерсон заявил несколько иначе, чем это было раньше. В протоколе суда записано:

Находясь на финском фронте в должности начальника штаба 7 армии, я не организовал в достаточной мере работу штабов и тыла, что явилось одной из причин неудачи атаки укрепленной линии белофиннов на Карельском перешейке, предпринятой 17 декабря 1939 года и излишних потерь... Действительное положение войск я знал, но в мои расчеты были внесены командующим армией [К.А. Мерецковым] большие коррективы, он считал, что укреплений на Карельском перешейке нет. Создавал этим иное мнение у командиров дивизий и корпусов, на деле было так, (что) части пошли в атаку без артиллерийской подготовки. Признаю, что 2-х дней для подготовки к прорыву укреплений противника было мало. Я должен был требовать больше, но время для этого устанавливал сам командующий армией. Преступного, злого умысла у меня не было, а есть ошибка и за нее я понес наказание, меня снизили в военном звании и должности.

Несмотря на применяемые пытки, Иссерсон не признал вины.

21 января 1942 года Военным трибуналом Приволжского военного округа по ложному обвинению в участии в «военном заговоре», «в преступных действиях» во время Советско-финской войны приговорён к расстрелу.

10 марта 1942 года Военная коллегия Верховного суда СССР изменила Иссерсону меру наказания, назначив по тем же пунктам обвинения 10 лет лишения свободы.

Срок т. Иссерсон отбывал в Карагандинском исправительно-трудовом лагере.

После окончания срока заключения был отправлен в ссылку в Красноярский край, где трудился мотористом насосной станции, занимался вопросами топографической съёмки в геологоразведочных партиях.

1 июня 1955 года был реабилитирован.

14 июля 1955 года — освобождён.

[править] В годы войны

Что делал во время войны в лагере Иссерсон неизвестно. Публицист Смбат Багратуни утверждает, что «при подготовке сталинградской операции по распоряжению Сталина из Гулага на время извлекли бывшего сотрудника Тухачевского Георгия Иссерсона для того, чтбы он принял участие в планировании советских действий».

Другие пишут, что «специалисты отмечают влияние теоретических взглядов Иссерсона на некоторые операции советской армии, в том числе в ходе войны против Японии в 1945 году».

[править] Семья и личная жизнь

Innerson11.jpg

В том же 1955 году в звании полковника отправлен в отставку.

Трудился вольнонаёмным в редакции журнала «Военная мысль».

Небезынтересны поздравления Иссерсону в день семидесятилетия: «Если бы Вас послушались в 1940—1941 годах! Как бывший Ваш воспитанник, смело говорю: ужаса войны не было бы. Я старался выполнить Ваши заветы — и сумел вывести свою 4-ю армию из окружения…» (генерал-полковник Л. Сандалов). «Вы сыграли огромную роль в подготовке нас к войне, один из первых увидели опасность, нависшую над страной. Вы — крупнейший военный теоретик России. Мне стыдно за тех, кто так жестоко и несправедливо поступил с Вами…» (маршал А. Василевский).

Умер 27 апреля 1976 года в Москве.

Был похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

Его жена — Лидия Кузьминична Чукреева (19232001) — врач.

Видимо была ещё предыдущая супруга, Екатерина Федулова[6].

Судя по всему у Иссерсона была дочь:

Американский публицист Анатолий Гержгорин в статье «Яйцо петуха» (журнал «Мы здесь») рассказал, что концепцию Иссерсона трижды с успехом использовали израильтяне — в 1956-м, 1967-м и 1973 годах. Изучив материалы об израильских войнах и узнав, что его теория оказалась в центре внимания на исторической родине, он сказал дочери Ирене Иссерсон-Ереминой, что только ради одного этого стоит жить[7].

Из этого можно сделать вывод, о том, что идеи Иссерсона изучались в Израиле и применялись в арабо-израильских войнах.

[править] Сочинения

  • Иссерсон Г. С. Германия. Часть II. М.: Издание разведывательного управления Штаба РККА, 1922.
  • Иссерсон Г. С. Современная германская пехота. М.: Издание разведывательного отдела Штаба РККА, 1923.
  • Иссерсон Г. С. Канны Мировой войны (Гибель армии Самсонова). М.: Госвоениздат, 1926.
  • Иссерсон Г. С. Мартовское наступление германцев в Пикардии. М.: Госвоениздат, 1926.
  • Иссерсон Г. С. Эволюция оперативного искусства. М.: Госвоениздат, 1932. (2-е доп. изд. 1937).
  • Иссерсон Г. С. Военное искусство эпохи национальных войн второй половины XIX века. М.: Издание академии им. М.В. Фрунзе, 1933.
  • Иссерсон Г. С. Лекции по глубокой тактике. М.: Краснознаменная военная академия РККА, 1933.
  • Иссерсон Г. С. Основы оборонительной операции (Конспект). М.: Академия Генерального Штаба, 1938.
  • Иссерсон Г. С. Основы ведения операции. Конспект. Выпуск II. М.: Академия Генерального Штаба, 1939.
  • Иссерсон Г. С. Новые формы борьбы. М.: Военгиз, 1940.
  • Оперативная подготовка комсостава и малые военные игры // Военный вестник. 1928. № 3.
  • Школа тактической подготовки войск в летний период // Военный вестник. 1929. № 28-32.
  • Характер управления современным боем // Война и революция. 1931. № 5.
  • На новых путях развития нашего оперативного искусства // XV лет Краснознаменной военной академии РККА им. М.В. Фрунзе, 1918-1933. М., 1934.
  • Исторические формы новых форм боя // Военная мысль. 1937. № 1.
  • Встречное сражение будущего // Военная мысль. 1938. № 7.
  • Оперативные перспективы будущего (в порядке обсуждения) // Военная мысль. 1938. № 8.
  • Начало боевого пути // Военно-исторический журнал. 1963. № 2.
  • Записки современника о М. Н. Тухачевском // Военно-исторический журнал. 1963. № 4. часть I, часть II
  • Развитие теории советского оперативного искусства в 30-е годы // Военно-исторический журнал. 1965. № 1, 3.
  • Судьба полководца // Дружба народов. 1988. № 5. часть I, часть II

[править] Примечания

  1. Российская Еврейская Энциклопедия
  2. Из приказа Ставки главного военного совета № 01084 от 12 января 1940 г.: «1... Бывшие начальники штабов 7-й и 9-й армий комдив Иссерсон и комдив Соколов не сумели организовать не только службу штабов корпусов и дивизий, но и самого своего штаба армии, не знали действительного состояния частей и их тылов и в своих предложениях командованию армий исходили из неконкретной, нереальной обстановки... 2. Ставка Главвоенсовета, считая недопустимым такое руководство армиями, корпусами и штабами, сняла указанных выше командиров с занимаемых должностей и приказывает... комдивов Дашичева, Соколова и Иссерсона снизить в звании, присвоив им звание полковников, и назначить на низшие должности по обслуживанию фронта.»
  3. «Одна наша западная граница имеет протяжение в 3000 км, и вся она – от берегов Северного Ледовитого океана до Чёрного моря – угрожаема в случае интервенции, — писал Иссерсон. — Несомненно, никогда ещё стратегия не стояла перед таким огромным пространственным размахом возможного сплошного фронта борьбы».
  4. Начальник штаба Прибалтийского особого военного округа генерал-лейтенант П. С. Кленов, в частности, сказал: «Я просмотрел недавно книгу Иссерсона „Новые формы борьбы“. Там даются поспешные выводы, базируясь на войне немцев с Польшей, что начального периода войны не будет, что война на сегодня разрешается просто — вторжением готовых сил, как это было проделано немцами в Польше, развернувшими полтора миллиона людей. Я считаю подобный вывод преждевременным. Он может быть допущен для такого государства, как Польша, которая, зазнавшись, потеряла всякую бдительность и у которой не было никакой разведки того, что делалось у немцев в период многомесячного сосредоточения войск».
  5. Г. К. Жуков писал: «Внезапный переход в наступление всеми имеющимися силами, притом заранее развернутыми на всех стратегических направлениях, не был предусмотрен. Ни нарком, ни я, ни мои предшественники Б. М. Шапошников, К. А. Мерецков, ни руководящий состав Генштаба не рассчитывали, что противник сосредоточит такую массу бронетанковых и моторизованных войск и бросит их в первый же день компактными группировками на всех стратегических направлениях. Этого не учитывали и не были к этому готовы наши командующие и войска пограничных военных округов».
  6. Ценципер Юрий. Реабилитация
  7. Семен КИПЕРМАН. Еврейский "учитель" Гудериана


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты