История военной службы евреев в России

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Картина «Кантонист», 1892. Автор: Яков Башилов.
«Наконец-то дома», — открытка с картины Моисея Маймона «Опять на родине» (1906).

История военной службы евреев в России — служба евреев в российских вооружённых силах.

Содержание

[править] Киевская Русь и Московское царство

Практически нечего неизвестно о социальном положении евреев в Киевской Руси, в частности, могли ли они служить в войске. Вероятно, какая-то часть хазар, может быть ранее исповедовавшая иудаизм, слилась со славянами и русами, и, как некоторые считают, с казаками. Предания сообщают, что Иван Захарович Казарин воевал с половцами, а Михайло Козарин — с монголами. Термин «богатырь» (да и «казаки» и «бояре» и «каган»), перешедший от хазар, может быть указывает на то, что хазары могли влиться в древнерусскую армию.

Иван III звал на службу Захарию де Гвизольфи.

По-видимому потомок евреев Иван Васильевич Жидовин был главой московских стрельцов[1].

В целом же, во времена Московского царства некрещённых евреев практически в стране не было, и тем более они не служили в армии, а если и посещали Московию, то в качестве польских купцов. Тем не менее, единичные случаи привлечение евреев к службе всё же зафиксированы:

После Андрусовского перемирия 1667 года Пушкарский приказ хлопотал о неотпущении на родину могилевского еврея Исачки, поскольку тот «научен огнестрельным и гранатным делам, стрелять гранаты умеет; да ему ж дана для ученья огнестрельных и гранатных дел и для всяких тайных промыслов немецкого языка печатная книга»[2].

[править] Казаки

Некоторые считают, что среди казаков могли быть потомки хазар, но в любом случае немало евреев по ряду причин влилось в казачество[3][4][5][6][7].

Например, еврейского происхождения такие роды, как Марковичи, Марченко.

Сын еврея Марка Аврамовича — Андрей — был сотником глуховским (1709—1714), полковником лубенским (1714—1727), генеральным казначеем (1729—1740). Сначала он был сторонником гетмана Мазепы, затем перешёл на сторону русского царя и участвовал во взятии Батурина. Сын Андрея Яков (1696—1770) был приказным полковником лубенским, а Семён — сотником роменским, от которого началась черниговская и роменская ветви рода.

Из рода евреев Боруховичей происходил Михаил Андреевич Борухович. Он был гадяцким полковником (1687—1704) и наказным гетманом времён Северной войны (1701), принимал участие в походе под Азов (1696) и в Польском походе 1704 года, во время которого и погиб.

Павел Семёнович Герцик — полтавский полковник, Григорий Павлович Герцик — полтавский приказной полковник.

Род Крыжановских основал крещенный еврей Антон Степанович, имевший чин полковника.

Род Перекрестовых-Осиповых основал военный деятель Иван Иванович Перекрестов.

[править] Российская империя

В петровское время некоторые крещённые евреи влились в тогдашнюю элиту, позднее в Россию переселились и другие крещёные евреи. Из их и их потомков числа вышли генералы Антон Мануилович Девиер, Пётр Антонович Девиер, Василий Абрамович Шпейер, Пётр Исаевич Аршеневский, Яков Степанович Аршеневский, Илья Исаевич Аршеневский, Александр Александрович Евреинов, Леонид Дмитриевич Евреинов, Павел Иванович Гессе, Николай Павлович Гессе, Самуил Алексеевич Грейг, Николай Александрович Невахович, Николай Осипович Адельсон и т. д.

Есть предположение, что еврейские корни имели и Абрам Петрович Ганнибал и Осип Михайлович Дерибас и некоторые другие лица, данное мнение фольклорно, и пока не имеет чётких доказательств.

Так, потомком Петра Шафирова был адмирал Степан Степанович Лесовский, а потомком Маркевичей был фельдмаршал Николай Иванович Салтыков.

Из караимов вышли генералы и адмиралы Александр Павлович Хануков, Серая Маркович Шапшал, Яков Осипович Кефали, Яков Давидович Юзефович.

Любопытно, что евреи выступили против Наполеона во время Отечественной войны 1812 года.

Ещё до начала войны русские военные власти часто посылали евреев за границу для сбора важных разведывательных данных о французских войсках. Особенно отличился в этом Гирш Альперн из Белостока, он даже был награжден Александром I. В ходе военных действий сбором информации занимались не только отдельные евреи, но и целые кагалы. Большую помощь оказывала русским войскам во время войны «еврейская почта», созданная еврейскими торговцами и передававшая информацию с невиданной в то время быстротой. По «еврейской почте» Александр I получил в Вильне сообщение о том, что французские войска приступили к переправе через Неман, то есть о начале войны. Евреев использовали в качестве курьеров для связи между отрядами русской армии, а также как проводников, хорошо знавших местность, где происходили военные действия. Например, проводником партизанского отряда А. Сеславина во время его нападения на французские части в городе Ошмяны, едва не закончившегося пленением Наполеона, был местный еврей.

В русской армии были отдельные евреи-добровольцы. Об одном из них писал в своих воспоминаниях предводитель партизанских отрядов Д. В. Давыдовв:

Весьма странно то, что сей улан, получив за этот подвиг Георгиевский знак, не мог носить его: он был бердичевский еврей, завербованный в уланы.

В некоторых случаях евреи захватывали французских солдат и передавали их русской армии. Например, партизанскому отряду Ф. Винценгероде евреи передали курьера, направлявшегося из Парижа к Наполеону и взятого ими в плен. Евреи с большим риском для себя укрывали русских курьеров, солдат, офицеров. В некоторых местах евреи даже под угрозой смерти отказывались быть проводниками французов; например, в Шклове был повешен некий Этингон, который отказался провести французский отряд к Могилёву.

Евреи сильно страдали от поборов и мародёрства в ходе войны. Офицеры русской армии вспоминали: «Поляки встречают нас как победителей, жиды — как спасителей». У города Лепель (Белоруссия) и у деревни Талеханы близ Пинска евреи по собственной инициативе восстановили для наступающих русских войск деревянные мосты, разрушенные французами. Командир партизанского отряда Д. Давыдов, заняв Гродно, в благодарность евреям за преданность России и для того, чтобы наказать поляков, поддерживавших Наполеона, передал кагалу гражданскую власть и охрану порядка в городе.

В 18121813 годах при Главной квартире Александра I находились депутаты еврейского народа Зундель Зонненберг и Лейзер (Эли‘эзер) Диллон, в функции которых входило получение заказов военного интендантства и распределение их между поставщиками-евреями; они также выступали в качестве ходатаев по еврейским делам. Некоторые богатые евреи снабжали армию продовольствием и фуражом, жертвовали большие суммы на её снаряжение. Крупный финансист Абрам Израилевич Перетц разорился на поставках для русской армии.

Николай I, путешествуя в 1816 году по западным губерниям, записал в своем дневнике, полном нападок на евреев: «Удивительно, что они [евреи] в 1812 г. отменно верны нам были и даже помогали, где только могли, с опасностью для жизни»[8].

До 1827 года военная служба заменялась для евреев России податью.

26 августа 1827 года Николай I привлек евреев в армию, заявляя, что считает «справедливым, чтобы рекрутская повинность к облегчению наших верноподданных уравнена была для всех состояний, на которых сия повинность лежит».

С 1827 года евреев стали призывать в армию на 25-летнюю действительную службу. Из каждой тысячи мужчин-евреев рекрутировалось 10 (временами даже 30) человек ежегодно (для христиан — 7 человек с тысячи через год); возраст призывников колебался от 12 (или даже 7—8 лет[9]) до 25 лет, детей насильно отбирали у родителей.

Первый рекрутский набор среди евреев был произведен в 1827 году, вместе с общим 91-м рекрутским набором. По расчетам инспекторского департамента военного министерства, первый набор среди евреев должен был дать 1 637 рекрутов. При этом все малолетние, от 12 до 18 лет, подлежали высылке в батальоны военных кантонистов, а совершеннолетние — во флот. При объявлении в 1828 г. о двух следующих, 92-м и 93-м, рекрутских наборах, также повторялось указание о назначении всех евреев, остающихся «по отчислении мастеровых в военное поселение и в военно-рабочие роты инженерного ведомства» во флот. 2500 евреев-рекрутов поступили во флот в 1828 году, когда принимались рекруты по 91 и 92 наборам. В 1829 году в морское ведомство поступило 633 еврея, в 1830 году — 900, а в 1830 году еще 1000. В 1834 году в морское ведомство поступило еще 600 евреев. В 1827–1834 годах евреи составили почти 14% всех рекрутов, поступивших в морское ведомство. При этом 1 900 евреев оказалось в «черноморском ведомстве», и они составили почти 20% всех поступивших в него за эти годы рекрутов. В 1844 году в морское ведомство поступило 250 рекрутов-евреев, в 1845 году — 105, в 1847 году — 200, в 1848 году — 150, в 1849 году — 400 и в 1851 году — 400.

Эти «николаевские солдаты» получили наименование кантонисты (впрочем, далеко не все кантонисты были евреями по происхождению).

Еврейские дети-рекруты до 18 лет направлялись в батальоны кантонистов, откуда большинство их попадало в школы кантонистов, немногих определяли в села на постой, либо в ученики к ремесленникам.

Зачастую в армии этих еврейских детей и подростков под разными издевательствами заставляли переходить в христианство. Так, один из таких кантонистов вспоминал:

Нас пригнали из Кронштадта целую партию, загнали в тесную комнату, начали бить без всякой милости, потом на другой и на третий день повторяли то же самое... Потом нас загоняли в жарко натопленную баню, поддавали пару и с розгами стояли над нами, принуждая креститься, так что после этого никто не мог выдержать. При первом осмотре нашей партии командир заявил перед всем батальоном, что пока он будет жив, ни один не выйдет из его батальона евреем, — и действительно сдержал свое слово...

Крестившийся кантонист Виктор Никитич Никитин дал свидетельства насильственных крещений этих подростков.

Всего в 18271856 годах, когда был отменен призыв детей, через кантонистские батальоны прошло более 50 тысяч еврейских мальчиков. Кантонистские батальоны стояли в Казани, Архангельске, Пензе, Саратове, Перми, Вологде, Омске, Иркутске, и в других русских городах Поволжья, Сибири. Там они после службы и осели, женились (некрестившиеся женились на еврейках, прибывавших из Черты оседлости). 33 642 кантонистов приняли православие.

В 1829 году был издан указ, запрещавший, «впредь до особого повеления», брать евреев в денщики.

В 1832 году Николай I разрешил производство евреев в унтер-офицеры «лишь за отличия в сражениях против неприятеля», в 1836 году вышло распоряжение о награждении евреев военным орденом за боевые подвиги, а в 1850 году воспрещено было производить их за отличие в унтер-офицеры иначе, как с высочайшего разрешения.

Участвовали евреи и в Крымской войне. Хирург Николай Пирогов отмечал стойкость раненых солдат-евреев. В Севастополе на военном кладбище захоронено более 500 солдат-евреев, погибших при обороне города. Свыше 1500 морских мин, разработанных Борисом Якоби, были установлены российскими военно-морскими специалистами в Финском заливе в ходе Крымской войны. Якоби создал морскую якорную мину, обладавшую собственной плавучестью (за счёт воздушной камеры в её корпусе), гальваноударную мину, ввёл подготовку специальных подразделений гальванёров для флота и саперных батальонов. Российский императорский флот, таким образом, стал первым в истории флотом, применившим морские мины как элемент спланированной морской стратегии.

9 января 1854 года американская газета «New-York Daily Tribune» опубликовала статью Ф. Энгельса «Ход Турецкой войны»., который в ней, разбирая действия эскадры Нахимова в Синопском сражении, писал, что «возможность обойтись без применения морской тактики, без каких-либо маневров была очень на руку русским, чей черноморский флот, судовые команды которого состоят почти исключительно из «пресноводных моряков», особенно из польских евреев, имел бы мало шансов на успех в сражении в открытом море с турецкими судами, располагающими хорошими командами». Это мнение Энгельса является преувеличением: к началу Крымской войны из 86 298 нижних чинов морского ведомства евреями по вероисповеданию числились 2 585 человек (3%), плюс 289 (0,3%) нижних чинов, принявших христианскую религию. К 1 января 1856 года из 86 057 нижних чинов морского ведомства евреями-иудеями числились 2 014 (2,3%) и евреями, принявшими христианство 298 (0,3%).

Появились и евреи-врачи, например Леон Пинскер. После окончания Крымской войны последовало ходатайство о награждении орденами Св. Станислава III степени шести еврейских врачей «за самоотверженную работу в госпиталях во время Крымской войны» на имя императора Александра II. Военный министр России Н.О. Сухозанет отмечал, что «шесть вольных частных врачей еврейского закона: отставной титулярный советник Розен и не имеющие чинов Маргулиус, Шорштейн, Бертензон, Дрей и Пинскер… явили собой блистательный пример бескорыстия и самоотвержения».

А. Герцен в «Былом и Думах» описал встречу с командой призванных в армию еврейских детей, которых гнали в глубь России. Офицер, возглавлявший команду сказал ему:

Видите, набрали ораву проклятых жиденят с восьми-девятилетнего возраста. Во флот, что ли, набирают, — не знаю. Сначала было их велено гнать в Пермь, да вышла перемена — гоним в Казань. Я их принял верст за сто. Офицер, что сдавал, говорил: беда и только, треть осталась на дороге (и офицер показал пальцем в землю). Половина не дойдет до назначения, — прибавил он — мрут, как мухи.
Привели малюток и построили в правильный фронт. Это было одно из самых ужасных зрелищ, которые я видал — бедные, бедные дети! Мальчики двенадцати, тринадцати лет еще кое-как держались, но малютки восьми, десяти лет... Ни одна черная кисть не вызовет такого ужаса на холст.
Бледные, изнуренные, с испуганным видом, стояли они в неловких толстых солдатских шинелях со стоячим воротником, обращая какой-то беспомощный, жалостный взгляд на гарнизонных солдат, грубо равнявших их; белые губы, синие круги под глазами показывали лихорадку или озноб. И эти больные дети без ухода, без, ласки, обдуваемые ветром, который беспрепятственно дует с Ледовитого моря, шли в могилу.

Владимир Гиляровский «В моих скитаниях» писал о своём взводном командире поручике Ярилове, вышедшем из евреев-кантонистов:

Эдак-то нас маленькими драли... Ах, как меня пороли! Да, вы, господа юнкера, думаете, что я, Иван Иванович Ярилов? Я, братцы, и сам не знаю, кто я такой есть. Меня в мешке из Волынской губернии принесли в учебный полк. Ездили воинские команды по деревням с фургонами и ловили по задворкам еврейских ребятишек. Схватят в мешок - и в фургон. Многие помирали дорогой, а которые не помрут, привезут в казарму, окрестят и вся недолга. Вот и кантонист.

Из кантонистов вышли многие генералы и адмиралы: Александр Александрович Адрианов, Степан Осипович Макаров, Александр Дмитриевич Сапсай, Николай Иудович Иванов, Василий Александрович Гейман, Александр Александрович Гейман, Михаил Владимирович Грулёв, Николай Адрианович Букретов, Сергей Владимирович Цейль, Василий Арсеньевич Бойсман, Владимир Васильевич Бойсман, Сергей Семёнович Абрамович-Барановский, Семён Аркадьевич Кауфман, Николай Илларионович Козлов, Борис Александрович Штейфон, Михаил Васильевич Алексеев, Яков Григорьевич Крейзер и др.[10][11]

Полковник Белой армии Сергей Карлович Модрах[12], известный как разработчик истребителя-разведчика СКМ[13], был внуком кантониста: его мать Ольга Васильевна была дочерью инженерного чиновника коллежского советника Василия Даниловича Подлесского (1824–1889), выслужившегося из кантонистов.

Речь идёт конечно о крещённых евреях и их потомков. К этому списку некоторые добавляют таких генералов, как Василий Фёдорович Новицкий и Александр Панфомирович Николаев[14][15].

10 мая 1856 года последовал высочайший указ о неназначении впредь евреев во флот и о переводе всех матросов-евреев в сухопутные войска.

26 августа 1856 года вышел указ, предписывавший «рекрутов из евреев взимать наравне с другими состояниями ... тех же лет и качеств, кои определены для рекрутов других состояний... прием в рекрутство малолетних евреев отменить».

В своем коронационном манифесте (1856) Александр II объявил об упразднении школ и батальонов военных кантонистов; все кантонисты моложе 20 лет, кроме евреев, принявших христианство, были возвращены родителям.

В 1860-е годы был поднят вопрос о производстве евреев в офицеры; Комитет об устройстве евреев ещё в 1860 году высказался в пользу утвердительного разрешения его, но военный министр Милютин заявил, что право на производство в офицерские чины «едва ли может быть даровано евреям и в том случае, если бы оказалось возможным допустить их к поступлению во все без изъятия гражданские должности, так как солдат-христианин с пренебрежением будет смотреть на офицера-еврея и самая строгая дисциплина окажется бессильной в борьбе с религиозными чувствами и убеждениями».

В память героической Севастопольской обороны в 1866 году в городе Севастополе над могилой 500 павших русских воинов-евреев был сооружен памятник с надписями на русском и на иврите: «Памяти еврейских солдат, павших за Отечество при обороне Севастополя во время войны 18541855 гг

В 1874 году был введён закон о всеобщей воинской повинности.

Таким образом, евреев в Российской империи призывали в армию, но офицерских званий и должностей они не получали, что чем дальше те сильнее, способствовало антиправительственным настроением среди евреев и их всё более революционному настроению.

Тысячи евреев сражались в Русско-турецкой войне 18771878 годов. О подвигах солдат-евреев сохранились многочисленные показания современников. Больше всего было евреев в 16-й и 30-й боевых пехотных дивизиях, контингент которых был навербован в Могилевской и Минской губерниях; эти две дивизии заключали в себе почти 1/4 всех евреев-новобранцев; в некоторых ротах число евреев превышало половину общего количества солдат; 16 и 30 дивизии принимали участие в нескольких решительных боях, и мужество евреев порой влияло на исход отдельных стычек. Под Горным Дубняком 30 августа 1878 года, когда пришлось брать неприятельский редут, внезапно открывшийся артиллерийский огонь со стороны турок произвел замешательство в русском отряде, который стал отступать, как вдруг раздалось восклицание «Шма, Исраэль!» Оказалось, что небольшая группа евреев существенно выдвинулась вперед,а за ней вслед вся штурмующая колонна ворвалась в турецкие траншеи, и один из важных плевненских редутов был взят. При переходе через Сельченский перевал 24 декабря 1877 года одна рота 16-й дивизии неожиданно очутилась плечом к плечу с турецким отрядом, в 5 раз превышавшим. Один очевидец-маор вспоминал:

Пришлось отступать, но куда? посмотришь вниз по спуску — мраморная стена, с навесами… Голова закружится — верная смерть. Уныние охватило солдат, как вдруг раздалось несколько голосов: «Валяй турка! валяй турка!», и моментально моим глазам представилась бесподобная картина: 7—8 еврейских солдат перебежали к неприятелю и через несколько секунд, таща за собой каждый по 2, по 3 турка, держа их y пояса, и с криком «валяй его» бросались в неведомую пропасть; их отчаянному примеру последовали многие другие храбрецы роты.

В итоге турки бежали. Генерал М. Г. Черняев так описывает боевую деятельность одного из своих соратников, еврея Д. А. Гольдштейна:

С прибытием его сюда и до конца он постоянно находился в огне. 11-го августа, при нападении турок на Шуматовский редут (под Алексинцем), Гольдштейн обратил на себя собственное мое внимание отвагой и хладнокровием, и когда был убит начальник редута Протич, я сейчас назначил Гольдштейна вместо него. Под начальством Гольдштейна гарнизон окончательно отбил отчаянную атаку турецких масс, за что ему дана мной медаль за храбрость. По отражении турок под Алексинцем я взял его в Главный штаб. 30-го августа, при Бобившите, находясь на батарее, наиболее подвергавшейся неприятельскому огню, Голдштейн был ранен в правое плечо. На перевязочном пункте я присутствовал при наложении гипсовой повязки. Он был бодр. Я объявил о пожаловании ему креста Такова. С перевязочного пункта Гольдштейн был перевезен в Рафаны, где и скончался. В продолжительную мою боевую карьеру мне редко случалось встречать такое безупречное мужество и хладнокровие, которые Гольдштейн выказал среди величайшей опасности, и я считаю священным для себя долгом этим заявлением почтить память покойного.

В одну следовавшую за неудачным сражением под Плевной лунную ночь отряду, в котором насчитывалось 20% евреев, приказано было занять неприятельскую позицию у Полишета; дорога шла полем, устланным неприятельскими трупами; подпустив к себе отряд на 50 шагов, турки открыли по нем губительный огонь; преобладание неприятельских сил было несомненным, и отряд заколебался; тогда еврею-унтеру пришла в голову счастливая идея: «Ваше благородие, одевайте феску, кричите: Аллах!» — обратился он к офицеру; совет был исполнен; русские в фесках, снятых с трупов, с криками «Аллах!», заставившими умолкнуть неприятельские орудия, ворвались в турецкие траншеи и заняли их без особенного труда.

В сражении под Шипкой 28 декабря 1877 года в передовой линии находился Устюжский полк 16 дивизии; сильный ружейный огонь турок вызвал в его рядах замешательство; командир, чтобы воодушевить солдат, схватил знамя и бросился вперед; первым, кто устремился за ним, был барабанщик, который под градом вражеских пуль стал бить «наступление»; звуки барабана и пример начальника ободрили солдат — неприятель скоро отступил; барабанщик был еврей. Под Ловчей один рекогносцировочный отряд был неожиданно окружен многочисленной шайкой башибузуков; солдаты пришли в смятение; нашелся лишь еврей-унтер; он скомандовал образовать оборонительное кольцо:

«Мы под командой унтера-еврея, — рассказывает сам начальник этого отряда, прапорщик Д., — стали один к другому спиной, защищаясь от осадившей нас шайки обнаженными саблями; осада, однако, длилась недолго: еврей, ловко маневрируя саблею, вскоре приколол трех, a я одного турка, что и навело панику на остальных; турки начали отступать, и мы без потерь вернулись в бивуак»; еврей-унтер был награжден орденом Св. Георгия. Случаи, когда в разгаре боя солдаты-евреи принимали на себя командование, также нередки. В августовском сражении под Плевной одна рота потеряла всех офицеров; тогда рядовой-еврей надел мундир, снятый с тут же лежавшего трупа офицера, и с обнаженной саблей в руках устремился вперед с криком: «за мной, ребята! ypa!»; он был убит в этом сражении, и его хоронили со всеми почестями в офицерском мундире.

О подвиге солдата-еврея, поймавшего на лету пушечное ядро и тем самым спасшего много людей, был издан специальный приказ по армии главнокомандующего великого князя Николая Николаевича.

Давая характеристику боевых качеств евреев-солдат в Русско-турецкой кампании, военный министр генерал Куропаткин писал:

И татары, и евреи умели и будут вперед уметь так же геройски драться и умирать, как и прочие русские солдаты.

Впрочем, со временем героизм забылся, а роль евреев в войне свели к мошенникам-подрядчикам армии, особенно критика касалась компании «Грегер, Горвиц, Коген и Варшавский», снабжавшей русскую армию во время войны 1877—1878 годов с Турцией и допустившей немало злоупотреблений.

Крещённый еврей Василий Владимирович Розен занимал должности в Морском ведомстве, имел чин тайного советника[16].

Генерал Антон Деникин в книге «Путь русского офицера» писал:

Из моего и смежных выпусков академии Генштаба я знал лично семь офицеров еврейского происхождения, из которых шесть ко времени Мировой войны достигли генеральского чина.

Генерал Михаил Скобелев, руководивший почти всеми среднеазиатскими походами, говорил:

Дурного слова о евреях в моих батальонах не скажу. Молодцы, в бою не трусят, на походе не падают, воды не просят, еще и другим помогают.

Всего в армии Российской империи служило несколько миллионов евреев[17].

В 1898 году Иван Станиславович Блиох выпустил книгу «Будущая война и её экономические последствия».

Участвовали евреи и в Русско-китайской войне.

Участвовали евреи и в русско-японской войне, на которой выделился Иосиф Трумпельдор. В боях с Японией участвовало не менее 20—30 тысяч евреев, не считая евреев-врачей. В некоторых ротах евреи составляли 10% и более. Офицер Новочеркасского полка А.Н. Гавриленко отмечал:

Мне приходилось иметь дело с солдатами-евреями, видел я их немало, знают о их храбрости и многие полковые командиры, знает также и командующий армией. Евреи-солдаты стреляют хорошо, приказания исполняют в точности, разумно, толково.

Даже «Новое время», настроенная антисемитски, признавала:

Какие только анекдоты не рассказывают о трусости евреев! Между тем, в настоящую войну немало из них показали себя прекрасными, храбрыми и распорядительными солдатами. Немало их награждено Георгиевскими крестами, есть некоторые, имеющие даже по два и три, и эти кресты давались не начальством, а присуждались самой ротой! И как любили этих евреев другие солдаты! Офицеры тоже не могли нахвалиться ими.

ЕЭБЭ перечисляет:

При обороне Порт-Артура евреи-солдаты выдвинули целый ряд героев. Рядовой 22 Восточно-Сибирского пехотного стрелкового полка Виктор Шварц участвовал во всех без исключения более или менее крупных боях, получил 11 ран и был награжден тремя Георгиями и медалью за спасение тонувшего на Ялу офицера. Рядовой 121 пехотного пензенского полка Дубовис под градом неприятельских пуль доставал воду для раненых, за что и награжден Георгием.

Бывший ординарец генерала Кондратенко, ефрейтор 27 Восточно-Сибирского стрелкового полка еврей Зорохович писал:

Что делали евреи в Порт-Артуре? Не страдали ли они вместе со всеми другими солдатам? Кто отливал снаряды? Кто работал в лабораториях? Кто вылазки делал вместе с другими? Каких вероисповеданий были наводчики на Золотой горе, Тигровом полуострове и прочих морских и сухопутных батареях?... Кто работал? Говорят, евреи не несли службы… Жаль, нет нашего незабвенного, дорогого начальника, генерала Кондратенко, который, если бы был жив и услыхал, что евреев так позорят и срамят, он бы сказал правду.

В приказе от 24 июля 1905 года за № 262 генерал Церпицкий ставил в пример еврея Лазаря Лихтмахера, бомбардира-наводчика 2 батареи 31 артиллерийской бригады, который, лишившись в одном из мукденских боев левой руки, немедленно по выздоровлении вернулся обратно в свою батарею, где был незаменимым наводчиком; «в тех частях, — говорилось в этом приказе, — где нет подразделений по народностям, где все равны — русский, поляк, татарин, немец и еврей, — где все равно считаются слугами Царя и родины, там всегда будут такие герои-солдаты».

Впоследствии, юдофобы утверждали, будто бы евреи во время войны с японцами массово сдавались в плен, но статистика говорит о другом: по сведениям бюро военнопленных при японском военном министерстве, из общего количества взятых в плен русских воинов — 73 301, евреев было всего — 1739 человек, то есть около 2⅓%.

К началу Первой мировой войны в русскую армию было мобилизовано около 400 тысяч евреев, а к 1917 году их число возросло до 500 тысяч. Несколько тысяч из них были награждены за отвагу в боях, многие стали полными георгиевскими кавалерами, несколько евреев произведены в офицеры[18].

К евреем к тому времени власти относились недоверчиво, что привело к депортации еврейского населения из прифронтовой зоны, под предлогом их якобы шпионажа в пользу Германии. Писатель Леонид Андреев писал: «Мне нет надобности ссылаться на геройство евреев в деле обороны России‚ на их трагическую по своей верности любовь к России. <…> Надо всем понять‚ что конец еврейских страданий — начало нашего самоуважения‚ без которого России не быть».

[править] Российская республика

Февральская революция уравняла евреев в правах с остальными гражданами. Многие евреи поступили в офицерские школы и по окончании их получили звание прапорщиков. В начале июня 1917 года в Константиновском военном училище в Киеве были произведены в офицеры более 130 евреев, окончивших в ускоренном порядке курс училища; в Одессе летом 1917 года офицерские звания получили 160 евреев-юнкеров. В ударном юнкерском батальоне, посланном на фронт в конце июня 1917 года, было 25 евреев (из 140).

Многие из евреев-юнкеров выступили против большевистского переворота в октябре 1917 года и сражались против большевиков. Среди защитников Зимнего Дворца — юнкеров школы прапорщиков инженерных войск — встречаются фамилии Гольдман, Шапиро, Шварцман, братья Эпштейн[19].

В ходе восстания юнкеров 2930 октября 1917 года в Петрограде погибло примерно 50 юнкеров-евреев. Но ход событий направил основную массу евреев на сторону большевиков.

[править] СССР

Originalсписок потерь.png

 → Евреи в Красной Армии во время Гражданской войны

 → Евреи в оборонной промышленности СССР во время Великой Отечественной войны

В первые десятилетия советской власти было немало евреев-полководцев, Лев Троцкий, Иона Якир, Ян Гамарник, Яков Смушкевич, Григорий Штерн и многие другие.

Ряд евреев занимали высокие в советской иерархии должности главы Политуправления РККА: Яков Давидович Драбкин, Ян Борисович Гамарник и Лев Захарович Мехлис.

К числу военных теоретиков относятся Абрам Миронович Вольпе и Георгий Самойлович Иссерсон.

Более 300 евреев стали генералами, несколько десятков — контр-адмиралами и вице-адмиралами. Ещё сотни фактических генералов были репрессированы.

Во время Великой Отечественной войны в РККА насчитывалось около 501 тысячи воинов-евреев, в том числе 167 тысяч офицеров и 334 тысячи солдат, матросов и сержантов.

Наиболее известными военными деятелями еврейского происхождения военных лет были Давид Абрамович Драгунский, Авраам Ефимович Златоцветов, Арон Гершович Карпоносов, Владимир Яковлевич Колпакчи, Леонтий Захарович Котляр, Яков Григорьевич Крейзер, Семён Моисеевич Кривошеин, Павел Менделевич Шафаренко и др.

Согласно справке Генштаба и Центрального архива, безвозвратные потери личного состава вооруженных сил СССР составили 8 млн 668 тысяч военнослужащих; в том числе погибло в боях, умерло от ран и болезней, пропало без вести 198 тысяч военнослужащих-евреев. То есть погибло почти 40% евреев-военнослужащих. Евреи находятся на 5 месте по числу погибших военнослужащих РККА.

За время войны орденами и медалями награждено 160 772 военнослужащих-еврея. В процентном отношении к общей численности населения СССР, среди всех национальностей, награждённых боевыми орденами и медалями, евреи заняли 4 место.

Около 140 евреев получили звание Героя Советского Союза.

Вся эта статистика существенно занижена: огромное количество военнослужащих еврейского происхождения были записано русскими и другими национальностями.

Уже во время войны появились негласные циркуляры «Награждать представителей всех национальностей, но евреев ограниченно» и не производить евреев в крупные воинские звания.

Вторая половина советского периода ознаменовалась ограничениями, лишь немногие евреи стали генералами.

Особо стоит отметить существенный вклад евреев-организаторов военного производства, и большое количество инженеров и конструкторов военной техники.

[править] РФ

Лев Рохлин.

В российской армии евреев-генералов единицы: Лев Яковлевич Рохлин, Михаил Евгеньевич Лейбман, Владимир Зиновьевич Дворкин, Глеб Евгеньевич Лозино-Лозинский (некоторые авторы причисляют к евреям также В.Б. Рушайло и А.В. Руцкого).

Во главе Службы внешней разведки стояли Евгений Максимович Примаков и Михаил Ефимович Фрадков (в советское время внешнюю разведку возглавляли Соломон Григорьевич Могилевский, Меер Абрамович Трилиссер, Станислав Адамович Мессинг, Абрам Аронович Слуцкий, Сергей Михайлович Шпигельглас и Зельман Исаевич Пассов).

Главным раввином российской армии является полковник Аарон Гуревич. По его словам в силах безопасности РФ служат около 40 тысяч евреев[20]. Впрочем, данная информация кажется неправдоподобной, потому что, например, в Московском военном округе сплошное анкетирование военнослужащих показало, что там служит лишь 2 человека, исповедующих иудаизм. Вообще, по переписи 2010 года численность евреев в России составляла 156 801 человек, поэтому 40 тысяч евреев никак не может служить в российской армии. Возможно, Гуревич посчитал вместе с потомками смешанных семей, или ошибся.

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты