Иона Эммануилович Якир

Материал из Циклопедии
(перенаправлено с «Иона Якир»)
Перейти к: навигация, поиск
Якир громит белых.
Командарм 1-го ранга И. Э. Якир.
4749461 a5277a6a.jpg
Якир И.Э.jpeg

Иона Эммануилович Яки́р — советский военачальник, командарм 1-го ранга[1], член ЦК ВКП(б), ВУЦИК и ЦИК СССР[2].

Содержание

[править] Биография

[править] Ранние годы

Иона Якир родился 3 августа (15 августа) 1896 года в Кишинёве в семье состоятельного провизора (фармацевта) Менделя (Эммануила) Якира и его жены Хаи Меерзон. Родственник Л.Д. Троцкого[3].

Образование получил в частном реальном училище, учреждённом М. В. Карчевским в 1901 году (в казённое ему как еврею путь был закрыт, высшее образование он мог получить лишь вне царской России). Затем, в 1913 году поступил на химический факультет Базельского университета в Швейцарии. Учеба прервалась из-за начавшейся Первой Мировой войны.

В 19141915 годах учился в Харьковском технологическом институте.

В 1915 году, во время Первой мировой войны был мобилизован и отправлен в Одессу, где работал токарем на заводе по выпуску снарядов.

В декабре 1916 году заболел туберкулёзом и уехал в Кишинёв на лечение.

[править] Революция и Гражданская война

В апреле 1917 году вступил в РСДРП(б) и в военную организацию большевиков 5-го Заамурского кавалерийского полка. Избран в губком партии. Занимался большевистской пропагандой в армии.

В конце апреля 1917 года был избран в губернский комитет партии, в мае того же года — в Бессарабский совет рабочих и солдатских депутатов и в члены Исполкома совета.

В сентябре 1917 года стал членом Бессарабского губернского ревкома.

С декабря 1917 года — член Бессарабского Совета, член Бессарабского губернского комитета РСДРП(б), член Бессарабского революционного комитета.

Якир являлся организатором первых отрядов Красной гвардии в Бессарабии, входил в Военный совет «особой армии Румфронта» (Тираспольский отряд), командир китайского батальона.

С ноября 1917 года по январь 1918 года Якир принимал активное участие в сражениях против войск Румынии, был комендантом Тираспольской крепости. «Начинал я свою карьеру с того, что организовал 2−3 десятка бойцов и с ними на грузовиках преследовал румын у Кишинёва», — вспоминал Якир.

В 1918 году — командир батальона китайских добровольцев, около 530 бойцов, отличавшихся особой жестокостью.

В марте 1918 года получил тяжёлое ранение в ходе военных действий против германских войск в Екатеринославе.

Был комиссаром бригады Воронежской дивизии, затем — комиссаром 2-й Курской дивизии.

В августе 1918 года — комиссар Поворинского боевого участка.

С сентября 1918 года — начальник Политического отдела Южного участка отрядов завесы.

С 8 октября 1918 года по апрель 1919 года — член РВС 8-й армии Южного фронта.

С октября 1918 года по июнь 1919 года — командующий группой войск.

Участвовал в крайне жестоком подавлении восстания донских казаков, отдавал приказы о массовом уничтожении населения:

Полное уничтожение поднявших восстание, расстрел на месте всех, имеющих оружие, 50-процентное уничтожение мужского населения. Никаких переговоров с восставшими быть не должно.

С 19 декабря по 22 декабря 1918 года на паровозе поезда председателя Реввоенсовета Республики Л. Троцкого Якир направился в анархистский отряд Сахарова, не подчинившийся командованию, навёл в отряде дисциплину и объединил его с частями 12-й стрелковой дивизии. В течение 3 дней добился перелома и организовал наступление против армии Краснова.

В подписанной Якиром и Я. Весником 17 марта 1919 года Директиве Реввоенсовета 8-й армии № 1522 говорится:

Реввоенсовет 8-й армии приказывает в наикратчайший срок подавить восстание предателей, воспользовавшихся доверием красных войск и поднявших мятеж в тылу. Предатели донцы еще раз обнаружили в себе вековых врагов трудового народа. Все казаки, поднявшие оружие в тылу красных войск, должны быть поголовно уничтожены, уничтожены должны быть и все те, кто имеет какое-либо отношение к восстанию и к противосоветской агитации, не останавливаясь перед процентным уничтожением населения станиц, сжечь хутора и станицы, поднявшие оружие против нас в тылу. Нет жалости к предателям. Всем частям, действующим против восставших, приказывается пройти огнем и мечом местность, объятую мятежом, дабы у других станиц не было бы и помысла о том, что путем предательского восстания можно вернуть красновский генеральско-царский режим. В момент, когда очевидная близость победы пролетарской революции вдохновляет на мощные карающие удары Красную Армию и все международные отряды ее братьев по труду, мы, разбив в открытом бою разлагающуюся и смердящую гидру красновских золотопогонников, терпим и отогреваем у себя на груди змею измены и предательства вековых царских холопов — казаков. Будем же решительны, будем беспощадны в своей борьбе, красные воины революции, еще несколько мощных ударов меча революции и счастливая рабочая республика, успокоенная смертью врагов и предателей, зацветет, осуществляя великие цели коммунизма.

В мае 1919 года по указанию ЦК РКП(б) направлен в Одессу в состав организованного там Бессарабского правительства и ЦК Коммунистической партии Бессарабии.

С 7 июля по 18 августа 1919 года — начальник 45-й стрелковой дивизии.

С 4 августа 1920 года — начальник Золочевского боевого участка.

С 9 августа 1920 года — командующий группу войск золочевского направлении (45-я, 47-я стрелковые дивизии и 8-я дивизия Червонного казачества), переименованную в группу войск львовского направления. Эта группа Якира форсировала реку Буг и вышла на подступы к Львову.

С 18 августа по 4 октября 1919 года — командующий Южной группой войск 12-й армии в составе трёх стрелковых дивизий.

В ходе быстрого наступления Вооружённых сил юга России под командованием Антона Деникина Южная группа была отрезана от главных сил Красной армии. 28 августа 1919 года Южная группа выступила из Одессы на соединение с частями РККА. В условиях жёсткой нехватки боеприпасов, ведя тяжёлые сражения против украинских войск Семёна Петлюры и Вооруженных сил юга России, захватив пленных, Южная группа 17 сентября наголову разбив заключивших между собой союз Деникинско-Петлюровские части на линии Попельня-Бровки, соединилась с частями Красной Армии в Попельне (Житомирская область). За этот рейд Якир получил второй орден Красного Знамени.

Под командованием Якира Южная группа в октябре 1919 года нанесла удар по частям Деникина под Киевом.

С 19 октября 1919 года по 6 апреля 1921 года — начальник и военный комиссар 45-й стрелковой дивизии, которая в ноябре 1919 года приняла участие в боях против отступавшей армии генерала Николая Юденича под Петроградом. В конце 1919 года — начале 1920 года дивизия в составе Южного фронта участвовала в наступлении против армии Деникина, заняла Екатеринослав и Александровск, активно участвовала в разоружении отрядов повстанческой армии атамана Нестора Махно.

В 1920 году, когда красные заняли Белую Церковь, произошла скандальная история — жёны коммунистических военачальников — Якира и Котовского — принялись грабить особняк Браницких, при дележе трофеев дошло до ругани, причём победу над женой Котовского одержала жена Якира Сара Лазаревна (дочь богатого торговца-оптовика, который владел магазинами готового платья в Одессе и Киеве), сумевшая национализировать в личную собственность столовое серебро Браницких. Вообще при Саре Лазаревне всегда находилось двое сопровождающих работников фирмы её отца, которые собирали ценности, конфискованное у буржуев и помещиков. Всё это добро чемоданами отвозилось в Одессу[4].

С 20 мая по август 1920 года — командующий Фастовской группой войск Юго-Западного фронта, командующий Золочевской группой войск Юго-Западного фронта, командующий Львовской группой войск Юго-Западного фронта, сыгравшими большую роль в Советско-Польской войне 1920 года, за что получил третий орден Красного Знамени.

30 августа 1920 года в связи с резким обострением туберкулёза лёгких убывает на лечение в госпиталь.

С 17 сентября 1920 года — вновь вступает в командование 45-й дивизией и без потерь выводит её из-под удара польской армии.

В ноябре 1920 года командовал 45-й дивизией при разгроме войск Петлюры под Проскуровом и Волочиском и 3-й врангелевской армии генерала Перемыкипа. За разгром Петлюры награждён Золотым оружием.

С 15 декабря по 31 декабря 1920 года (по другой версии, с 15 декабря 1920 года по 6 января 1921 года) — командующий 14-й армией.

[править] Последующая военно-политическая служба

В 1921 году — командир и военком стрелкового корпуса.

С 22 апреля 1921 года — командующий вооружёнными силами Крыма, начальник и комиссар 3-й Казанской стрелковой дивизии. Избран членом бюро Крымского обкома партии.

С апреля 1921 года — командующий войсками Крымского военного района Киевского военного округа.

С ноября 1921 года по 21 апреля 1922 года (по другой версии, по сентябрь 1923 года) — командующий войсками Киевского военного района. Организовал полный разгром банд петлюровского генерал-хорунжего Ю. Тютюника у местечка Базар. Избран членом Киевского губкома партии и членом губ-исполкома. Работал в редколлегиях газет «Красная Армия» и «Пролетарская правда».

С 18 ноября 1922 года — командующий войсками Киевского военного района.

С 5 сентября по декабрь 1923 года — командир и комиссар 14-го стрелкового корпуса.

С 4 декабря 1923 года по апрель 1924 года — командующий войсками Киевского (Украинского) военного округа, и одновременно — помощник командующего войсками Украины и Крыма.

С 15 апреля апреля 1924 года по ноябрь 1925 года — начальник Главного управления военно-учебных заведений РККА, ответственный редактор журнала «Военный вестник».

В июне 1924 года избирается членом Моссовета.

С 13 ноября 1925 года по май 1935 года — командующий войсками Украинского военного округа.

С 12 декабря 1925 года по 27 мая 1937 года — член ЦК КП(б) Украины.

С 20 февраля 1926 года — уполномоченным Наркомвоенмора при правительстве Украинской ССР.

В мае-сентябре 1926 года избран членом ЦИК Украины и ЦИК СССР.

С 23 октября 1926 года — член Постоянного Военного совета РВС СССР.

В январе 1927 года избран членом Политбюро ЦК КП(б)У.

Согласно мнению некоторых публицистов — один из организаторов Голодомора в Украинской ССР: в частности подчинённые Якиру войска, выполняя приказы Сталина, по-видимому осуществляли насильственную конфискацию сельскохозяйственной продукции (изымалось практически всё имевшееся продовольствие) и прочего имущества крестьян, а также проводили масштабные карательные операции против не желавших идти колхозы крестьян[5]. Однако, в действительности документы показывают, что Якир докладывал Сталину о голоде в Украине, и просил помощи голодающим[6].

В 19271928 годах или в 19281929 годах учился в Высшей Военной Академии Генерального Штаба Германии. Генерал-фельдмаршал Пауль фон Гинденбург подарил Якиру книгу Альфреда фон Шлиффена «Канны» с надписью: «На память господину Якиру — одному из талантливейших военачальников современности». По просьбе германского генералитета Якир прочитал цикл лекций о Гражданской войне.

С 29 ноября 1927 года по 5 июня 1930 года — кандидат в член Политического бюро ЦК КП(б) Украины.

С 3 июня 1930 года 20 июня 1934 годах — член Реввоенсовета СССР.

С 15 июня 1930 года 27 мая 1937 годах — член Политического бюро ЦК КП(б) Украины.

С 13 июля 1930 года 26 января 1934 годах — кандидат в члены ЦК ВКП(б).

С августа по сентябрь 1930 года — командует маневрами Украинского военного округа с участием всех родов войск.

В 1932 году руководил реорганизацией 45-й Краснознамённой Волынской стрелковой дивизии в механизированный корпус.

С 10 февраля 1934 года по 1 июня 1937 годах — член ЦК ВКП(б).

До июня 1933 года учился в Высшей Военной Академии Генерального Штаба Германии.

С 17 мая 1935 года по 10 мая 1937 годах — командующий войсками Киевского военного округа. Впервые в мире осуществил крупный воздушный десант (целой дивизии), включавший переброску по воздуху лёгкой военной техники и артиллерии.

В 1935 году Сталин предложил Якиру возглавить ВВС РККА в должности заместителя наркома обороны, и даже предложил пост начальника Генерального штаба, но Якир сославшись на проблемы со здоровьем, отказался, считая, что командование сильнейшим округом лучше подобных эфемерных назначений:

В начале 1935 г. на самом высшем политическом уровне рассматривался вопрос о преобразовании Штаба РККА в Генеральный штаб. Кандидатура Якира была выдвинута на должность начальника Генерального штаба. Это был весьма удобный случай убрать Якира с Украины и перевести его в центр… Ворошилов решил разделить Украинский военный округ. Якир «был против деления Украинского военного округа». Этот перевод означал отрыв его от Украины и от реальных войск. Оказавшись в Москве, Якир становился в военном и политическом отношении совершенно беззащитным. То он был, в сущности, пожалуй, самой сильной политической фигурой на Украине: в его руках были самые многочисленные войска, самый сильный округ. В его руках была вся Украина… Сталин предложил Якиру оставить полностью Украину и перебраться в Москву на руководство ВВС РККА в должности заместителя наркома. Но Якир и в этом случае отказался, сославшись на состояние здоровья. Его поддержал Уборевич. Совместная позиция командующих двумя самыми сильными военными округами вызывала несомненное опасение. Сталин решил не настаивать и под благовидным предлогом временно отступить. 27 сентября 1935 г. Сталин и Ворошилов (из отпуска) писали Кагановичу и Молотову: «Состояние здоровья Якира вынуждает отказаться от перевода его в Москву. Предлагаем оставить начальником ВС Алксниса»[7].

20 ноября 1935 года Якиру было присвоено звание командарма 1-го ранга.

С сентября 1936 года по 28 мая 1937 годах — член Военного Совета при Народном комиссариате обороны СССР.

В ноябре 1936 года командовал шепетовскими манёврами войск Киевского военного округа.

Якир много сделал для подготовки Красной Армии к ведению боевых действий в условиях современной войны, для развития танковых, механизированных и десантных войск. Якир был инициатором сооружения на западных рубежах СССР мощных укреплённых районов, оборудованных долговременными железобетонными огневыми точками с тяжёлыми пулеметами и артиллерией; однако после гибели Якира эта инициатива была заброшена. Маршал И. Х. Баграмян считал, что эти укрепрайоны оказали бы большую помощь в войне:

В начале Отечественной войны эти районы могли бы сыграть значительную роль, послужив мощным заслоном, который задержал бы быстрое продвижение немецких войск, если бы укрепления не разоружили и не демонтировали.

На Пленуме ЦК ВКП(б), проходившем в феврале-марте 1937 года, при обсуждении вопроса о Н. И. Бухарине и А. И. Рыкове, товарищ Якир выступил «за исключение, предание суду и расстрел».

С 10 мая 1937 годах — командующий войсками Ленинградского военного округа (командующий войсками и член Военного совета Ленинградского военного округа).

По некоторым данным, с 20 мая 1937 годах — командующий Закавказским военным округом.

Был делегатом 10—12-го съездов РКП(б) и 14—17-го съездов ВКП(б).

[править] Версия об участии в заговоре

Комкор В. М. Примаков на следствии говорил, что так называемые «заговорщики», то есть недовольные правлением Ворошилова высшие военачальники, выдвигали Якира кандидатом в наркомы обороны, поскольку тот был близок с Л. Д. Троцким[8].

Ольга Григорьевна Шатуновская и Александр Михайлович Орлов при Н.С. Хрущеве утверждали, что чекист Исаак Вульфович Штейн разоблачил Сталина как давнешнего агента царской охранки, о чём Штейн поставил в известность своего родственника Зиновия Кацнельсона, и вскоре об этом узнал и Якир.

Было решено взять под арест Сталина:

Одними из первых были вовлечены командующий киевским военным округом Якир, командующий белорусским военным округом Уборевич и начальник Главного управления Красной Армии комкор Фельдман. Комкор Фельдман уговаривал убить Сталина немедленно, ибо любое промедление опасно. Но Тухачевский и Гамарник были за принятие плана приглашения Сталина на маневры в Белоруссии, и там его арестовать и судить закрытым военным судом[9].

Сталин, однако, узнал о заговоре и приказал Н.И. Ежову «немедленно арестовать, а затем и расстрелять М. Тухачевского, И. Якира, И. Уборевича, Я. Гамарника и других командиров сначала высшего, а затем и среднего звена».

[править] Опала и казнь

Дом в Симферополе, который в 1921 году занимал командующий войсками Крыма Иона Эммануилович Якир

1 июня 1937 года Якир был арестован в поезде Киев — Москва на станции Брянск (в Москву Якира по телефону вызвал К. Ворошилов, якобы на Военный совет). По другим сведениям, Якир был арестован 28 мая 1937 года. Якира обвинили в сговоре с фашистами и в попытке государственного переворота вместе с Михаилом Тухачевским, который якобы обещал назначить Якира начальником Генштаба РККА в случае своей победы.

На допросах Якира «избивали самым зверским образом». Якира пытали Зиновий Маркович Ушаков и Израиль Моисеевич Леплевский.

Якир написал письмо И. В. Сталину и К. Е. Ворошилову, которое было процитировано Шелепиным на XXII съезде КПСС в следующем виде:[10]

Я честный и преданный партии, государству, народу боец… Я честен каждым своим словом, а умру со словами любви к Вам, к партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма

В ряде книг приводится полный текст записки:

Родной, близкий тов. Сталин. Я смею к Вам обращаться, ибо я всё сказал, всё отдал и мне кажется, что я снова честный и преданный партии, государству, народу боец, каким я был многие годы. Вся моя сознательная жизнь прошла в самоотверженной честной работе на виду партии, её руководителей — потом провал в кошмар, в непоправимый ужас предательства… Следствие закончено. Мне предъявлено обвинение в государственной измене, я признал свою вину, я полностью раскаялся. Я верю безгранично в правоту и целесообразность решения суда и правительства… Теперь я честен каждым своим словом, а умру со словами любви к Вам, к партии и стране, с безграничной верой в победу коммунизма[11]

На этом письме Сталин оставил пометку: «Подлец и проститутка». Ворошилов добавил: «Совершенно точное определение». Лазарь Каганович приписал: «Предателю, сволочи и б…и одна кара — смертная казнь». Ворошилов на обращение Якира: «В память многолетней в прошлом честной работы моей в Красной Армии я прошу Вас поручить присмотреть за моей семьей и помочь ей, беспомощной и ни в чем неповинной» — написал в углу листа — «Сомневаюсь в честности бесчестного человека вообще».

За двое суток до казни написал письмо в ЦК и НКО (адресовано Н. Ежову), в котором изложил ряд последних мыслей и предложений, касающихся организации Красной Армии[12]

8 июня 1937 года «Правда» сообщила, что в редакцию якобы поступило письмо от бывшей жены Якира, в которой она будто бы отрекалась и проклинала мужа.

11 июня 1937 года Специальным судебным присутствием Верховного суда СССР по сфабрикованному обвинению в шпионаже и измене (по обвинению в участии в военном заговоре в Красной Армии и в подготовке свержения советской власти путем вооруженного восстания и поражения СССР в будущей войне) родине Якир был приговорён к смертной казни.

12 июня 1937 года расстрелян. Последними словами Якира были: «Да здравствует партия! Да здравствует Сталин!»

Репрессии коснулись и родственников Якира — 26 октября 1937 года был (по ложному обвинению в контрреволюционной террористической деятельности) расстрелян его брат Морис Эммануилович Якир, была арестована и отправлена на 10 лет в магаданский лагерь его сестра Изабелла Эммануиловна Белая-Якир (её муж Семён Захарович Корытный был расстрелян; были расстреляны и его братья). Более 10 лет лагерей получил и зять Якира — поэт и звукорежиссёр Яков Евгеньевич Харон. Была отправлена в лагерь и жена — Сарра Лазаревна Якир. Был расстрелян муж её сестры Эмилии Лазаревны — комкор Илья Иванович Гарькавый. Был арестован двоюродный брат Якира — хирург Яков Соломонович Меерзон.

Был арестован в 1937 году и получил 17 лет лагерей также сын Якира — Пётр Ионович Якир (19231982), будущий участник правозащитного движения в СССР.

31 января 1957 года Иона Якир был посмертно реабилитирован определением Военной коллегии Верховного суда СССР.

[править] Отзывы об Якире

Лев Давидович Троцкий:

Якир из молодого туберкулезного студента стал красным командиром. Уже на первых шагах он обнаружил воображение и находчивость стратега: старые офицеры не раз с удивлением поглядывали на тщедушного комиссара, когда он спичкой тыкал в карту. Свою преданность революции и партии Якир имел случай доказать с гораздо большей непосредственностью, чем Тухачевский. После окончания гражданской войны он серьезно учился. Авторитет, которым он пользовался, был велик и заслужен. Рядом с ним можно поставить менее блестящего, но вполне испытанного и надежного полководца гражданской войны Уборевича. Этим двум поручена была охрана западной границы, и они годами готовились к своей роли в будущей великой войне[13].

Маршал Советского Союза Иван Христофорович Баграмян, служивший под командованием Якира, писал:

Служба в войсках, которыми командовал Якир, была академией военного воспитания и оперативно-тактического мастерства. Не случайно все важнейшие маневры и значительные общевойсковые учения с отработкой наиболее важных оперативно-тактических вопросов проводились в то время именно в Киевском военном округе.
И. Э. Якир был больше практиком, чем теоретиком военного дела, но вряд ли кому-нибудь уступал в знании теории. Те новые наметки и мысли, которые еще, как говорится, витали в воздухе и терялись в потоках туманных предположений и вокруг которых разгорались теоретические дискуссии, Иона Эммануилович всегда успевал проверить на практике: в боевой подготовке частей, на учениях, в процессе командирской учебы. Ярый враг всякой рутины, он стремился подхватывать все новое в самом зародыше и, если оно было стоящим, ценным, добивался его практического применения.
Иона Эммануилович очень дорожил опытом гражданской войны, но относился к нему творчески. Любя кавалерию, он предвидел ее скорый закат и прилагал все силы к развитию мотомеханизированных войск. Совсем не случайно значительная часть первых крупных механизированных соединений Красной Армии была создана именно на Украине. И первым стрелковым соединением, переформированным в 1933 году в мехкорпус, явилась знаменитая 45-я Краснознаменная Волынская дивизия — любимое детище Якира[14].

Бывший генсек Н. С. Хрущёв вспоминал с большой похвалой о Якире, и между прочим отмечал:

Сталин очень уважал Якира. У Якира хранилась записка, где Сталин хвалил личные качества Якира, а ведь Сталин был весьма скуп на письменные похвалы[15].

Маршал К. А. Мерецков:

Я верил Уборевичу, еще больше я верил Якиру[16].

Генерал армии Александр Васильевич Горбатов, в середине 1920-х годов командовавший кавалерийским полком, вспоминал об Якире так:

Много раз нас привлекали к военным играм в округе, и я всегда удивлялся способности молодого командующего округом И. Э. Якира так проводить разборы, чтобы ни у кого не закружилась голова от успеха и чтобы не был подорван авторитет кого-либо из командиров. Говоря о правильном решении, он, бывало, не только отметит, что оно соответствовало сложившейся обстановке, но укажет и на неиспользованные возможности; разбирая решения, не удовлетворившие его, всегда постарается найти в них хоть крупицы положительного, приведёт примеры других возможных решений. Веру в свои силы у подчинённых он всегда оберегал. Возвращаясь с этих игр, я чувствовал себя обогащённым новыми знаниями[17].

Генерал-лейтенант М. Ф. Лукин:

Я часто вспоминаю Иону Эммануиловича Якира — талантливого военачальника, коммуниста по сердцу и совести, заботливого человека и умного учителя. Такого забыть нельзя!

Полковник Илья Григорьевич Старинов писал:

Иона Эммануилович был замечательным оратором. Говорил он ясно, образно. Умел обнажить подмеченные ошибки и посоветовать, как от них избавиться. И никакого разноса! Только забота о том, чтобы дело пошло на лад.
Якира не считали добрячком. Он знал цену требовательности. Но когда требовал, каждый чувствовал, что имеет дело не просто с «большим начальником», что перед ним старший, умудрённый жизнью товарищ…
В партизанские отряды подбирались по указанию И. Э. Якира различные специалисты. Помимо совершенствования в основной специальности они глубоко изучали и смежные военные профессии. Каждый минёр был и мастером маскировки.
Товарищ Якир заботился о сколачивании крепкого, боеспособного костяка будущих партизанских отрядов и бригад. Он требовал формировать эти соединения так, чтобы в их состав входили и опытные, привыкшие к походам по тылам противника партизаны и молодые кадровые командиры. Перед нами командующий ставил задачу совершенствовать уже известные методы партизанской войны, отыскивать новые возможности, добиваться высокой манёвренности партизанских групп и уметь обеспечивать их материально[18].

Участник Гражданской войны, полковник Семён Иванович Аралов вспоминал:

Летом 1919 года мне пришлось быть в Одессе по случаю переформирования 3-й украинской армии в 45-ю дивизию… Увидел группу товарищей, стоявших на балконе одного дома. Махая руками, они приглашали меня зайти к ним. Зашел.
 — Разрешите представиться: Якир, — поспешил отрекомендоваться высокий черноволосый юноша, подавая мне руку. Он представил и всех находившихсяс ним: Княгницкого, Гарькавого, Левинсона, Гусарова и других.
 — Товарищ Аралов, — сказал Якир улыбаясь. — Мы «безработные». Дайте нам дивизию, и мы будем громить врага всем на удивление. Ленин останется довольным.
Сели, разговорились. Я выяснил, что Якир и другие товарищи — это командный состав 8-й и 9-й армий. Прибыли они на Украину по указанию Совнаркома на советско-партийную работу.
Якир, несмотря на его юношескую порывистость, произвел на меня чрезвычайно благоприятное впечатление. Я увидел в нем человека, преданного рабочему классу, Коммунистической партии. Говорил он обдуманно, взвешивая каждое слово. Чувствовалось, что этот товарищ пользуется в кругу военных большим авторитетом.
Я предложил ему возглавить 45-ю дивизию.
В тот же день, не теряя времени, я связался с Киевом по прямому проводу и изложил нашу беседу командующему 12-й армией Семенову, настаивая на назначении Якира вместе с его товарищами в 45-ю дивизию.
А через несколько дней было принято решение РВС 12-й армии о назначении И. Э. Якира начальником (командиром) этой дивизии. Впоследствии он возглавлял также 58-ю и 47-ю дивизии.
В боях Якир зарекомендовал себя талантливым, отважным командиром. Действительно, Ленин был им доволен. Части Якира дрались мужественно, стойко. Это они, окруженные частями деникинцев с востока и петлюровцами, белополяками с запада, шли с непрерывными боями 28 дней, прорывая вражеское кольцо. И это кольцо было прорвано. Более того, части Якира освободили тогда Житомир и Киев, отбив у противника громадное количество скота, продовольствия, они в ходе боев хорошо пополнились за счет добровольно присоединявшихся крестьян — бедняков и середняков.
И. Э. Якир всегда с честью выполнял поставленные перед ним задачи. (Приходится очень и очень сожалеть, что он, как и некоторые другие лучшие представители партии в Красной Армии, погиб во времена культа личности Сталина.)[19]

Участник Гражданской войны, полковник Илья Владимирович Дубинский:

Якира за его героизм в гражданской войне, за полководческий талант, за неутомимую работу с командирами и с войсками, за большой ум и строгую человечность любили и уважали не только мы, военные, но и все трудящиеся Украины[20].

Также Дубинский вспоминал, что Ворошилов на банкете с турками представил Якира так — «вождь Красной Армии!»

Очень интересны высказывания об Якире его коллег после его ареста и гибели[21][22][23][24][25].

В книге «Котовский. Робин Гуд революции» приводятся слова Григория Григорьевича Котовского (сына героя Гражданской войны):[26]

Продвижение Якира в годы Гражданской войны проходило с подачи Троцкого, с которым он был в родстве. Конечно, Якир способный и по-своему талантливый человек, но это родство сыграло очень важную роль.

[править] Труды

  • Воспоминания о гражданской войне, Москва, 1957.
Якир, Буденный и Тухачевский.
Фрунзе и Якир.

[править] Источники

  1. Это звание соответствует с 1940 года званию Маршал Советского Союза.
  2. Справочник по истории Коммунистической партии и Советского Союза 1898—1991
  3. Самые секретные родственники
  4. ИЗ ИНТЕРВЬЮ С СЫНОМ КОТОВСКОГО — ГРИГОРИЕМ ГРИГОРЬЕВИЧЕМ КОТОВСКИМ
  5. Якир И. Э.
  6. Докладная записка командующего войсками Украинского военного округа И. Э. Якира Наркому по Военным и Морским делам, Председателю Реввоенсовета СССР К. Е. Ворошилову о мероприятиях по оказанию продовольственной помощи нуждающимся семьям красноармейцев.
  7. 1937. Заговор был. Минаков Сергей Тимофеевич. Заговор Якира-Гамарника-Уборевича.
  8. Соколов Б. В. Михаил Тухачевский: жизнь и смерть «Красного маршала». — Смоленск: Русич, 1999.
  9. СЕКРЕТНАЯ ПАПКА ИОСИФА СТАЛИНА. СКРЫТАЯ ЖИЗНЬ.
  10. http://militera.lib.ru/bio/sokolov/09.html
  11. Е. Прудникова. Двойной заговор. Тайны сталинских репрессий — М.: ЗАО «ОЛМА Медиа Групп», 2009. — 640 с.
  12. Письмо командарма 1-го ранга И. Э. Якира наркому внутренних дел Н. И. Ежову
  13. Л. Троцкий. ОБЕЗГЛАВЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ. 17 июня 1937 г. Бюллетень оппозиции (большевиков-ленинцев) N 56-57.
  14. КОМАНДАРМ Якир. Воспоминания друзей и соратников.
  15. Хрущёв Н. С. «Время. Люди. Власть».
  16. Черушев Николай Семенович — Книга: «Из ГУЛАГа — в бой» — Страница 51
  17. Горбатов А. В. «Годы и войны»
  18. Старинов И. Г. «Записки диверсанта»
  19. Аралов С. И. «Ленин вёл нас к победе».
  20. Дубинский И. В. Особый счет. — М.: Воениздат, 1989.
  21. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. Вечернее заседание 1 июня 1937 г.
  22. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. (Вечернее заседание 2 июня 1937 г.)
  23. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. (Вечернее заседание 3 июня 1937 г.)
  24. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. (Утреннее заседание 3 июня 1937 г.)
  25. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. (Утреннее заседание 4 июня 1937 г.)
  26. «Котовский. Робин Гуд революции»


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты