Сверхиндустриализация Троцкого

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Л. Д. Троцкий

Сверхиндустриализация — доктрина советского государственного деятеля Л.Д. Троцкого о индустриализации экономики. Основное внимание Троцкий предлагал уделять развитию в первую очередь военной промышленности, тяжёлой промышленности, производству средств производства.

[править] Общие сведения

Троцкий, хотя и был наркомвоенмором и председателем Реввоенсовета, занимался не только военными, но и экономическими проблемами[1]. Он придумал трудовые армии, он первым предложил отмену продразверстки и т. д. В апреле 1923 года на XII съезде РКП(б) Лев Троцкий первым заявил о необходимости подъёма промышленности.

Вообще Троцкий происходил из семьи предпринимателей (как со стороны отца, так, ещё больше, со стороны матери), этим наверное отчасти объясняется его интерес к хозяйству.

На пленуме ЦК в январе 1925 года Троцкого назначили на ряд хозяйственных постов:

  • председатель Главного комитета по концессиям (Главконцесском),
  • председатель особого совещания при ВСНХ по качеству продукции,
  • председатель Электротехнического комитета.

Казалось бы, эти второстепенные посты должны были глубоко оскорбить вчерашнего властителя Советской России, но Троцкий энергично и увлечённо заинтересовался хозяйственными вопросами. Он создал комиссию специалистов, объехал с ней ряд заводов и представил результаты изучения Высшему Совету Народного Хозяйства. Он с головой ушёл в работу на предоставленных ему «технократических» должностях, о чём впоследствии вспоминал следующим образом:

Я усердно посещал многочисленные лаборатории, с огромным интересом присутствовал на опытах, выслушивал объяснения лучших учёных, штудировал в свободные часы учебники химии и гидродинамики и чувствовал себя наполовину администратором, наполовину студентом… В качестве начальника электротехнического управления я посещал строящиеся электростанции и совершил, в частности, поездку на Днепр, где производились широкие подготовительные работы для будущей гидростанции. Два лодочника спустили меня меж порогов по водоворотам на рыбачьей ладье, по старому пути запорожских казаков. Это был, разумеется, чисто спортивный интерес. Но я глубоко заинтересовался днепровским предприятием, и с хозяйственной точки зрения, и с технической. Чтоб застраховать гидростанцию от просчётов, я организовал американскую экспертизу, дополненную впоследствии немецкой. Свою новую работу я пытался связывать не только с текущими задачами хозяйства, но и с основными проблемами социализма. В борьбе против тупоумного национального подхода к хозяйственным вопросам («независимость» путём самодовлеющей изолированности) я выдвинул проблему разработки системы сравнительных коэффициентов нашего хозяйства и мирового. Эта проблема вытекала из необходимости правильной ориентировки на мировом рынке, что должно было, в свою очередь, служить задачам импорта, экспорта и концессионной политики.

В 1925 году Троцкий опубликовал в «Правде» серию программных статей «К социализму или капитализму?», развивающих идеи своих сторонников Преображенского, Пятакова и Смирнова. Статьи Троцкого опирались в первую очередь на опубликованную также в 1925 году работу Преображенского «Закон социалистического первоначального накопления». Во всех этих работах Троцкий и его сторонники выдвинули доктрину «сверхиндустриализации».

Предлагалось закупать машины и станки за счёт экспорта продовольствия:

Индустриализация, а следовательно, и коллективизация земледелия пойдут параллельно с ростом экспорта. В обмен на продукты земледелия мы получаем сельско-хозяйственные машины или машины для производства сельско-хозяйственных машин[2].

Троцкий настаивал на ускоренных темпах индустриализации.

Николай Бухарин выдвинул конкурирующую идеологическую доктрину «врастания крестьянина в социализм», и подвергает критике доктрину «сверхиндустриализации», обвинив сторонников Троцкого в насаждении «внутреннего колониализма» и ограблении деревни, на что Лев Давидович отвечал так:

С начала 1923 г. оппозиция требовала ускоренного темпа индустриализации, обосновывая свое требование учетом не только потребностей, но и реальных экономических возможностей. Господствующая фракция (Зиновьев - Сталин - Бухарин, затем Сталин и Бухарин без Зиновьева), обвиняла оппозицию в стремлении, во имя сверхиндустриализации, "ограбить крестьянина", и тем разорвать экономическую и политическую связь между городом и деревней. Оппозиция требовала в течение нескольких последних лет более решительного обложения верхних слоев деревни в интересах промышленного развития. Официальное руководство отрицало наличность кулацких накоплений и обвиняло оппозицию в стремлении "ограбить крестьянина".

Троцкий же говорил о том, что крестьянин будет благоденствовать в колхозе: «На пути коллективизации крестьянина ждут не преследования, а преимущества: облегчение налога, льготное снабжение инвентарем, кредит и проч.» Методы коллективизации, однако, у оппозиции расходились со сталинской практикой. Г. Зиновьев говорил: «Усиленное внимание постепенной коллективизации сельского хозяйства. Каждый трактор должен стать орудием коллективизации. Борьба против кулака не есть борьба против крестьянства. Середняк остаётся главным союзником рабочего класса».

Троцкий и Преображенский предлагали, что деревенских жителей, кроме батраков, нужно обложить повышенным налогом, а также закупать у них хлеб по фиксированной, государственной, сознательно заниженной цене, а необходимые им промышленные товары (от лопат и вил до удобрений и тракторов) продавать по такой же фиксированной, но сознательно завышенной государственной цене (это называлось «ножницы цен»). Для кулаков предусматривались также принудительные государственные займы.

Если оппозиция предложила организовать принудительный заем в 150 млн пудов хлеба лишь у 10 % наиболее зажиточных крестьянских хозяйств, то сталинцами были снижены закупочные цены на зерно, что объективно ударило по всему крестьянству (а не только его зажиточной части) и стало одной из главных предпосылок кризиса хлебозаготовок в 1927—1928 годах. Осенью 1927 года оправдался прогноз оппозиции, что продолжение бухаринско-сталинской политики в деревне приведёт к тому, что кулаки станут достаточно сильны для того, чтобы оказывать сопротивление государственным хлебозаготовкам путём придерживания зерна. Накануне XV съезда ВПК(б) стихийно возникла «хлебная стачка», в результате которой несмотря на высокий урожай к январю 1928 года было заготовлено менее 300 млн пудов зерна (менее 2/3 прошлогоднего уровня), возникли серьёзные трудности в снабжении хлебом городов и армии. В итоге пришлось Сталину пойти по пути, намеченному оппозицией.

У Сталина никаких собственных идей не было, он позаимствовал план Троцкого и доверил её реализацию троцкистским кадрам, которых, после завершения индустриализации, расстрелял.

Однако, сталинская индустриализация из-за отстранения Троцкого от прямого руководства процессом, шла с многочисленными трудностями, о чём Л.Д. Троцкий писал так:

Особенно сильно отстала тяжелая промышленность. Неблагополучно с себестоимостью. Чтобы уменьшить или замаскировать отставание, заводы прибегают к ухудшению качества. Угрожающе повысился брак. Центральный комитет ответил категорическим требованием не только выполнить программу, но и "перевыполнить" (т. е. превысить) ее. Разгон взят не по силам. Индустриализация все больше держится на административном кнуте. Оборудование и рабочая сила форсируются. Несоответствия между разными областями промышленности накопляются[3].

Троцкистская оппозиция выступала за сохранение в основном механизмов нэпа, чего Сталин не выполнил[4].

[править] См. также

[править] Источники


Traditio Logo 2013.png Одним из источников этой статьи является статья в энциклопедии «Традиция», называющаяся «Сверхиндустриализация Троцкого».
Материал указанной статьи полностью или частично использован в Циклопедии по лицензии GNU FDL.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты