Клэр Шеридан

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Клэр Шеридан

Clare Sheridan
2014040123461180a08.jpg



Дата рождения 9 сентября 1885 года
Место рождения Лондон, Великобритания
Дата смерти 31 мая 1970 года



Род деятельности скульптор, писательница







Mw233815.jpg
109296419 GERMANY.jpg
1496397330 20170602125530.jpg
Clare Sculpting.jpg
RUSsherwin9.jpg
2097731c3295.jpg
8k27MdvPDTg.jpg
147332997506392634.png

Клэр Шеридан (англ. Clare Sheridan) — британская журналистка, писательница и скульптор.

Содержание

[править] Ранние годы

Клэр Фревен родилась 9 сентября 1885 года в Лондоне в семье англо-ирландского писателя и политика Моретона Фревена и Клары Джером, сестра которой была матерью Уинстона Чёрчилля.

В 1910 году вышла замуж за Уилфрида Шеридана, погибшего во время Первой мировой войны.

Занималась скульптурой, сделав портреты многих знаменитостей.

[править] Связь с Троцким и Каменевым

В 1920 году посетила Москву, где сделала скульптурные портреты таких деятелей, как Л.Д. Троцкий, В.И. Ленин, Г.Е. Зиновьев, Л.Б. Каменев.

Троцкий, который видимо вообще был слаб к женской красоте, неожиданно вступил в связь с англичанкой:

Изысканно одетая блондинка-аристократка, принадлежавшая к богемным кругам, она воплощала в себе все, что Троцкий, по идее, должен был ненавидеть. 39-летний Троцкий был женат, 35-летняя Клэр была вдовой, в Лондоне у нее остались двое маленьких детей. Спустя несколько вечеров Троцкий обнял ее и страстно расцеловал. Затем, как полагает биограф Троцкого Роберт Сервис, они стали любовниками[1].

Клер стала любовницей Льва Троцкого, когда изготавливала его бюст:

Я получила официальное приглашение вылепить также бюст Льва Троцкого. Когда мы с ним познакомились, и он стал позировать, нас сразу потянуло друг к другу. Троцкий, как я поняла, не церемониться с женщинами. Когда мы остались с ним наедине, он сразу же приступил к «делу», то есть ко мне. У него были порывистые, но сильные объятия, нежности в них было мало... Он всегда хотел только своего и мало обращал внимания на желания женщины. Поцелуи его были страстными, но он ими не увлекался, главное для него было удовлетворить свою страсть... Встречались мы с ним в разных местах, времени нам на наши встречи всегда нехватало, особенно мне. Я его убеждала, что для любви надо время. Он же торопился и отмахивался от моего стремления продлить наши свидания. На это у него была причина, и я её поняла в дальнейшем... Встречались мы с ним и в его знаменитом бронепоезде, на котором он разъезжал по фронтам гражданской войны и прозванным «фабрикой смерти» на колесах. Он был настолько порывист и быстр в движениях, желаниях, что я за ним не успевала — и в прямом и переносном смысле[2].

При этом Троцкий был заботлив:

Лев Давидович, когда Клер появлялась в его кабинете, целовал ее замерзшие руки и согревал их у камина.
Сама работа Шеридан была своего рода любовной утехой. Обещанные пятиминутные перерывы в работе через каждые полчаса для позирования растягивались во много раз, и только телефон, после многократных звонков, заставлял Льва оторваться от своей возлюбленной. Впрочем, вспоминая об этом, Клер тут же переводила изложение в более безопасное русло: «Его манеры были очаровательны. У него была легкость человека, рожденного для высоких постов». Влюбленная англичанка наделяла своего партнера самыми возвышенными качествами, которые только могла изобрести.
Клер проводила в кабинете Троцкого все вечера, а иногда и ночи. Интимная близость перерастала в настоящее любовное увлечение[3].

Из дневника Клэр мы узнаём не только о галантности Троцкого, но и о его другой любовнице (? во всяком случае, Троцкий сказал, что она ему нравится), которая служила при Троцком:

Троцкий приказал зажечь камин, потому что ему показалось, что мне холодно. На самом деле было совсем не холодно, но потрескивание дров и отблески огня создали приятную атмосферу. Камин разожгла деревенского вида женщина в платке. Он сказал, что ему нравится в ней мягкая походка и мелодичный голос... Меня отвезли домой на машине Троцкого... Троцкий поцеловал мою замерзшую руку и поставил перед камином для меня два кресла: на одно кресло я села, а на другое положила греться свои ноги[4].

Троцкий пытался даже уговорить Шеридан остаться в России, но она напомнила, что у неё дети в Англии (между тем ей пригрозили, что если она продолжит открытые поездки с Троцким, то её не впустят обратно в Великобританию[5]). Говорят, что Троцкий поручил Литвинову в Англии попытаться уговорить Шеридан вернуться в Россию.

Всё это стало сразу известно:

Любовная афера Клер Шеридан и Льва Троцкого осталась в памяти многих современников. Видный американский журналист Луис Фишер, много лет проработавший в Москве, не без понятного намека вспоминал Клер как «привлекательную аристократку, красота которой нашла тонких ценителей среди высокопоставленных коммунистов».
О том, насколько Клер была страстно увлечена и очарована Троцким, свидетельствует ее весьма эмоциональное письмо двоюродной сестре Шейн Лесли, отправленное из Москвы как раз в разгар связи с Троцким: «Он очаровательная личность с очень чувственным лицом и особенно восхитительным голосом — мы обсуждали с ним все от Шекспира, Шелли и Шеридана до международной политики и до нас самих! У него тонкий ум латинянина, который способен передать что угодно, даже не высказывая это вслух. Его речь полна образов и воображения... Троцкий, наверное, самый прекрасный человек, с которым я когда-либо встречалась»[5].

Впрочем, Шеридан превратно понимала Советскую Россию при Троцком, поверив слухам:

Коммунисты — это евреи, и Россия управляется ими полностью. Они руководят всеми правительственными учреждениями, и вышвыривают оттуда русских.
/Коммунисты — это евреи, и Россия полностью подвластна им. Они есть в каждом учреждении, комитете или печатном издании. Именно они вытесняют отовсюду русских и повинны в растущих антисемитских настроениях/[6].

Как минимум Шеридан с пониманием относилась к «жестокости» Троцкого, рассказывая забавную историю, как Троцкий расстрелял шофёра, который опаздывал, и после этого проблем с опаздывающими шоферами у Троцкого больше не было, то есть в условиях разгильдяйства и безответственности репрессивный метод управления Троцкого был оправдан и работал:

На вопрос, почему водитель Троцкого приезжает без опозданий, кто-то неудачно пошутил и ответил, что предыдущий шофер своей непунктуальностью довел Троцкого до бешенства и нарком в пылу гнева его пристрелил. «Этому верило большинство людей, — писала Клер. — То, что машина Троцкого была единственной машиной в Москве, которая прибывала пунктуально, казалось тому подтверждением»

Шеридан восхищалась не только «жестокостью» Троцкого, ранее её также возбуждал Лев Каменев, Клэр приехала в Москву именно по приглашению Льва Каменева, с которым познакомилась в Лондоне. «Они тоже были любовниками, в своей лондонской студии она создала его бюст» (утверждают даже, что эти отношения стали причиной охлаждения Каменева к своей жене Ольге). О знакомстве с Каменевым Шеридан писала так:

Я испытывала страшное любопытство: неужели и он — один из тех, кто (как писали газеты) пытал своих врагов голодными крысами! Он дал согласие прийти ко мне в студию и позировать...

После Каменева Шеридан и заполучила Троцкого. Похоже на то, что Шеридан нравились «садисты» (так она видимо понимала Красный террор), известно, что знакомилась она и с Феликсом Дзержинским и с Яковым Петерсом. Показал ли ей Троцкий («монстр Троцкий», как она его иронично назвала при встрече) как пытают «голодными крысами»? Известно, что Шеридан бывала на Лубянке, общалась с чекистами (в дневнике Шеридан пишет, что договорилась с Троцким о поездке на фронт), а позднее была агентом НКВД СССР, как-будто на неё там имелся серьёзный компромат, думается таким компроматом и было участие Шеридан в пытках во время дружбы с Троцким (хотя это лишь предположение). Кстати, посетив казарму, Шеридан после пылкого Троцкого, видимо полагая, что его солдаты будут столь же горячими, и начнут домогаться (а Шеридан считалась нимфоманкой), была удивлена холодностью красноармейцев, что видимо задело её женское самолюбие (или, наоборот, позабавило):

Мы запросто вошли в казарму. Сомневаюсь, чтобы здесь побывала хоть одна женщина, но я не привлекла пристального внимания. Несколько красноармейцев столпилось вокруг нас, пока мы объяснялись с караульным. Один или два из них улыбались, остальные смотрели на меня с полным безразличием!

В MI5 выясняли, что Шеридан была близка с Троцким.

Родня Клэр перестала с ней общаться:

«Ее родня была в ужасе. Эти мужчины, с „их ужасными маленькими бородками, залитые кровью“, убили миллионы человек, саркастически заметила Дженни Черчилль, мать Уинстона».

Клэр писала о преданности Ленина своему делу, назвала Троцкого «остроумным, огненным и гениальным человеком, наполеоном мирного времени».

MI-5 подозревала Шеридан не только в интимных связях с советскими лидерами, но и в шпионаже на них.

Так как Троцкий любил красивую жизнь напоказ, о любовнице узнала его жена Наталья Седова, и долго пилила за это мужа, вспомнив об этой измене в 1937 году, когда Троцкий сошёлся с Фридой Калой:

Все, что ты говорила мне о нашем прошлом, правильно, и я сам сотни и сотни раз говорил это себе. Не чудовищно ли теперь мучиться над тем, что и как было свыше 20 лет тому назад? Над деталями?[5]

[править] Дальнейшая судьба

В 1921 году посетила США. Была корреспондентом газеты New York World. Освещала Гражданскую войну в Ирландии, Греко-турецкую войну, брала интервью у Кемаля Ататюрка, Стамболийского, Марии Румынской.

В 1923 году снова посетила СССР, где увидела массовое переселение евреев в Москву («Евреи в каждом государственном учреждении», «Статистика сообщает, что о 1000 из них приехали в Москву только в сентябре 1923 года, в связи с этим в России развиваются антисемитские настроения», «Россия полностью подвластна евреям» и т. д.).

Возможно, этот антисемитизм имел связь с Троцким:

В 1923 году она вновь побывала в России, провела две недели в Москве, но Троцкий с ней не встретился. Былые чувства ушли в прошлое. Впечатления от Москвы были теперь самыми отвратительными, скорее всего, именно по той причине, что Клер чувствовала себя отвергнуто[5].

Шеридан дали в Москве какого-то другого еврея, который разжигал и будоражил её сексуально-садистические фантазии историями, её очевидно возбуждавшими, о казнях, на этот раз царя и его семьи:

Маленький еврей в пенсне и с американским акцентом был назначен для того, чтобы показать мне дворцы и музеи. Он оставлял меня только во время завтрака и обеда, и когда я пропадала в Эрмитаже. Он ничего в этом не понимал “в картинках”, но он показал мне Царское село, где сохранились в неприкосновенности царские апартаменты, где гиды с юмором рассказывали апатично проходившим пролетариям об отсутствие вкуса у царской семьи.
Мой официально назначенный компаньон оказался другом убийцы царя, о котором он говорил с большой гордостью. От него я узнала о том, что только один из команды был за то, чтобы убить царевича после того, как вся семья была уже расстреляна. Именно приятель моего гида настоял на убийстве[7].

В том же 1923 году посетила Германию, где попыталась соблазнить молодого оратора Адольфа Гитлера, но тот, к её удивлению, от секса с ней категорически отказался.

В 1925—1930-х годах жила в Алжире. Английская разведка полагала, что Шеридан жила в Алжире не из-за местных жарких мужчин, а выполняя какие-то поручения советской разведки:

Учитывая ее финансовое положение, мы убеждены, что Клэр оплачивается русскими, и она послана в Северную Африку для разведки ситуации и работы в качестве агента наблюдения или агента продвижения[8].

В MI5 считали её агентом советской пропаганды.

Занималась резьбой по дереву.

В конце 1930-х годов жила в резервации американских индейцев в Скалистых горах.

После Второй мировой войны приняла католичество.

Умерла 31 мая 1970 года.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты