Фрида Кало

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Фрида Кало

исп. Frida Kahlo
Предположим.jpg
Дата рождения 6 июля 1907 года
Место рождения Мехико, Мексика
Дата смерти 13 июля 1954 года
Место смерти Мехико, Мексика


Жанр живопись, гравюра
Стиль реализм, сюрреализм, символизм





Frida-kahlo-self-portrait-with-thorn-necklace-19403.jpg
Фрида Кало. Автопортрет, посвященный Льву Троцкому.
Картина Фриды Кало: слева — Диего Ривера, справа — сама Фрида, посередине — Лев Троцкий.
Картина Фриды Кало: протрет Троцкого.
С мужем
С мужем
Frida Kalo 1.jpg
Frida Kahlo, by Guillermo Kahlo 2.jpg
11802 NickolasMuray HighRes l.jpeg
Frida-kahlo-painting.jpg
Z17788208IER,Na-zdjeciu-od-lewej--Jose-Escudero-Andrade---gener.jpg
U377176ACME.jpg
Frida-Kahlo-Lev-Trockiy.jpg
5b5a00cf58fb65a475463764fdc86a1a--beautiful-women-photos-of.jpg
DLUX38EWkAAEuUD.jpg
Троцкий и Диего Ривера. Хотя Троцкий и был старше, но Ривера как-будто спал на ходу, возможно это сыграло свою роль в романе Троцкого и Кало.

Фри́да Ка́ло де Риве́ра (исп. Frida Kahlo de Rivera, Магдале́на Ка́рмен Фри́да Ка́ло Кальдеро́н, исп. Magdalena Carmen Frieda Kahlo Calderón) — мексиканская художница[1].

Содержание

[править] Происхождение

Родилась 6 июля 1907 года в Койоакане, пригороде Мехико. Её отцом был фотограф Гильермо Кало, родом из Германии. По мнению Фриды, он был венгерским евреем. Мать Фриды, Матильда Кальдерон, была мексиканкой с индейскими корнями:

Отец девочки Гулермо Кало, еврей, приехавший в Мексику из Германии, занимался фотографией. Мать — Матильда была уроженкой Америки и испанкой по происхождению.

По какой причине Фрида считала своего отца евреем, не совсем понятно. Согласно позднейшему исследованию, её отец Гильермо Кало происходил из немецкой лютеранской семьи, корни которой отслеживаются до XVI века. Конечно, может ошибаются исследователи, а может не учитывают супружескую измену её бабушки с неким евреем, а возможно Фрида вообще была неравнодушна к евреям, ведь её мужем был Диего Ривера, считавший себя потомком крещённых евреев, а любовником — Лев Троцкий. Пока невозможно установить истину.

Её сестра — Кристина Кало.

[править] Ранние годы

В 6 лет перенесла полиомиелит, в результате чего у неё на всю жизнь осталась хромота, а правая нога стала тоньше левой, что художница всю жизнь скрывала под длинными юбками.

Несмотря на это, занималась боксом и прочими видами спорта.

В 15 лет поступила в «Препараторию» (Национальную подготовительную школу), одну из лучших школ Мексики, с целью изучать медицину.

В Препаратории произошла её первая встреча с будущим мужем, мексиканским художником Диего Риверой.

17 сентября 1925 года попала в тяжёлую аварию, в результате которой получила большое количество переломов костей и повреждений внутренних органов.

[править] Карьера художницы

Начала рисовать ещё будучи прикованной к кровати из-за аварии.

В 1928 году вступила в Мексиканскую коммунистическую партию.

В работах Фриды было заметно сильное влияние народного мексиканского искусства, культуры доколумбовых цивилизаций Америки.

[править] Семья

В 1929 году Фриде Кало вышла замуж за Диего Ривера. Ей было 22, ему — 43 года. Их объединяло многое: увлечение живописью, коммунистические взгляды, свободные нравы (Фрида Кало была открытой бисексуалкой). Но страсти в отношениях было немного. Сама Фрида описывает Диего как слабоумного или ребёнка:

Он толстый, болтливый, прожорливый, спит в ванне, читает газеты в ватерклозете и забавляет себя, часами играя с «господином» Фуланг-Чангом (обезьяной).

У Фриды были любовники и любовницы.

[править] Последние годы

Умерла 13 июля 1954 года в Мехико.

[править] Роман Фриды Кало с Троцким

В 1937 году в доме Фриды и Диего ненадолго нашёл убежище советский политический и военный деятель Лев Давидович Троцкий и его жена Наталья Ивановна Седова. Троцкий в конце 1936 года покинул Европу и по приглашению Диего Риверы переехал с женой в Мексику (в свою очередь помочь Троцкому Диего уговорила знакомая Троцкого, американская журналистка Анита Бреннер, которая в это время стала членом только что образованного Комитета защиты Льва Троцкого).

Ривера был ярым коммунистом, и с Троцким он начал переписку из-за того, что полностью разделял некоторые его взгляды. Позже Ривера и Троцкий крепко подружились. Ривера лично просил президента Мексики генерала Лазаро Карденаса за Троцкого, чтобы его впустили в страну, и мексиканское правительство, по ходатайству Риверы, предоставило Троцкому политическое убежище. А Троцкий давал высокую оценку творчеству Риверы:

Это не просто картины, не объект пассивного эстетического созерцания, это живая часть классовой борьбы.

В январе 1937 года Троцкий с женой приехали к своему другу Диего Ривера, но того не было дома, он тогда лежал в больнице из-за болезни почек, и потому Троцкого с женой встретила жена Риверы — Фрида Кало. Троцкий и Седова поселились в доме у Диего Риверы.

Троцких поселили в имении Фриды «Азуль» («Голубой дом») на аванида Лондрес. Троцкий и его жена Наталия жили с Риверой и женой Фридой Кало, без арендной платы и под круглосуточной охраной, в течение следующих двух лет, всё за счёт Риверы.

Надо признать, Троцкий не сумел перебороть в себе влечение к молодой мексиканке, и вынужден был предать своего гостеприимного друга, так манила его горячая и талантливая художница:

На тот момент Троцкому было 58 лет, Фриде — 29. Все началось с легкого флирта и тайных записок, которые они передавали друг другу в книгах. Но Троцкий вскоре настолько потерял голову, что ухаживал за Фридой уже в присутствии своей жены и Диего.
В своих записках он обращался к ней «о, любимая моя, любимая!».

Пикантность ситуации усугублялась постоянным присутствием в доме жены Троцкого Натальи Седовой:

Почти 60-летний революционер увлекся, как мальчишка. Он всячески пытался выразить свою нежность. То будто невзначай притрагивался к руке, то тайком касался под столом ее колена. Строчил пылкие записки и, вложив их в книгу, передавал прямо на глазах своей жены и Риверы[2].

Фрида вероятно была шокирована внезапной сильной любовной страстью, охватившей её гостя, который ей напоминал «маленького козла» (Пиочитас /«козлик»/ так она его некоторое время называла), и на которого жаловалась в письме своей подруге Элле Волфи «я очень устала от этого старика», имея видимо ввиду его домогательства. Троцкий же встречая Фриду говорил ей «лав», «май лав»

Как-то получилось (вначале, видимо, случайно), что Троцкий и Фрида одновременно устраивали перерывы в работе, чтобы подышать свежим воздухом, и встречались в патио. Постепенно эти перерывы все более затягивались:

Заигрывания Фриды и «маленького козла» происходили почти на глазах Натальи Ивановны. Лев Давидович, как юноша в полном смысле слова, бегал за Фридой по патио (полубегал, потому что очень быстро Фрида не могла передвигаться). Затем она позволяла поймать себя и уводила в собственную спальню с огромной ортопедической кроватью, вначале (но только вначале) вроде бы для того, чтобы полюбоваться висевшими там ее произведениями (в целом абсолютно кошмарными). Когда свидания в «Голубом доме» оказывались невозможными по каким-либо внешним причинам, Фрида договаривалась со своей сестрой Кристиной и принимала «маленького козла» в принадлежавшем той соседнем доме. Заигрывания продолжались и за обеденным столом, тоже в присутствии Натальи. Их нередко наблюдал даже Ривера, который, правда, не обращал на них никакого внимания. Но их замечали секретари и охранники, что делало положение супруги Троцкого еще более унизительным и невыносимым. Наталья страдала, молча и терпеливо, отлично понимая, что застольные беседы ее супруга и Кало на непонятном ей английском языке выходят за пределы политики, бытовых тем и обычных дружеских отношений. Во всяком случае слово «love», которое нередко слышалось и которое Фрида произносила при прощании, было Наталье Ивановне известно[3].

Троцкий сочинил записку, фривольное содержание которой при необходимости легко было обратить в шутку, вложил в книгу и отдал Фриде: «Возьмите с собой, почитайте». Обмен игривыми посланиями набирал силу, причём в присутствии Диего и Натальи, что очень смущало обоих незадачливых свидетелей, людей холодных, наблюдать амурные переживания своих темпераментных супругов.

Биограф Троцкого Георгий Чернявский писал:

Как юноша, Троцкий бегал за ней по патио (понятно, это был, скорее, шуточный бег, ибо Фрида не могла передвигаться быстро). Позволив себя поймать, она уводила его в собственную спальню с огромной ортопедической кроватью, поначалу вроде бы для того, чтобы полюбоваться висевшими там ее произведениями.
Когда свидания в «Голубом доме» оказывались невозможными, Фрида принимала Льва в соседнем доме своей сестры Кристины[4].

Таким образом, Троцкий и Кало, которая всё же в какой-то момент (весной того же года уже был крепкий роман[5], а в июле они уже уединились на фазенде[6]) уступила напору Льва Давидовича, стали уединяться якобы для изучения картин художницы:

Наталья Седова, жена Троцкого, в отличие от Диего, прекрасно догадывалась, что между ее мужем и Фридой разгорелся роман. Она собиралась развестись с Троцким, однако, тот умолял ее простить его. И Наталья простила мужа. Они уехали из дома Диего. На прощание художница подарила ему автопортрет под названием «Между портьерами» с надписью: «Льву Троцкому с глубокой любовью я посвящаю эту работу». Правда, при переезде он не стал забирать эту картину с собой.

Как Троцкий сумел завоевать расположение Фриды, непонятно, ведь та плохо знала английский (но всё же понимала, в то время как Седова не знала английского, и не понимала разговоров её мужа с Фридой[7], плохо знал английский и Диего[8]), а Троцкий не знал испанского (но Троцкий ей говорил и писал слово love, смысл которого Фриада, конечно понимала):

За столом, невзначай, касался ее руки или колена, они вели страстные беседы на английском языке прямо «под носом» у Натальи и Диего, пользуясь тем что их никто не понимает. Мужчина и женщина часто устраивали свидания во внутреннем дворике дома, проводя жаркие минуты наедине[9].

Затем любовники проводили время за городом:

Между ними начался легкий флирт с перепиской. Однажды Троцкий пригласил Фриду на фазенду Сан Мигель Регла, что в 130 километрах от Мехико. Этот загородный дом снял для своего друга все тот же сердобольный Диего. Парочка провела на природе среди кактусов целую неделю, но Лев Давидович не рассчитал свои силы, и его с подозрением на аппендицит отвезли в больницу. Наталья Седова пообещала, что не станет мешать его счастью и уйдет. Но Троцкий уговаривал ее в письмах: "Умоляю, перестань соревноваться с женщиной, которая значит так мало". Возможно, так же мало для него значили и другие пассии: англичанка Клер Шеридан — скульптор, которая приезжала в советскую Россию с одной лишь целью: вылепить бюст героя Октября. Работа над бюстом тогда вызвала двусмысленные толки. Или Лариса Рейснер, написавшая поэму "Свияжск", после того как провела летний месяц 1918 года на Восточном фронте под Свияжском в обществе неутомимого революционера[10].

«Ты вернула мне молодость и отняла рассудок. С тобой я чувствую себя семнадцатилетним мальчишкой» — писал Троцкий в одном из любовных писем к Кало[11]:

Ты возвратила мне молодость и отняла рассудок. С тобой я, 60-летний старик, чувствую себя 17-летним мальчишкой. Я хочу слиться с твоими мыслями и чувствами. О, моя любовь, мой грех и моя жертва! Осыпаю поцелуями каждую клеточку твоего тела[12].

Это письмо сохранилось в книгах Риверы и Кало.

Троцкий поселился в доме, любезно предоставленном Риверой. Семьи жили почти по соседству, ежедневно навещали друг друга, вели бесконечные беседы о политике и искусстве, коммунизме и философии марксизма... И тут-то 58-летний Лев Давидович, измотанный недавним припадком эпилепсии, положил, что называется, глаз на 29-летнюю Фриду. Яркая, энергичная мексиканка с манерами светской дамы поощрительно улыбалась, слыша его приветствия: «О лав, май лав!» («О любовь, моя любовь!»). И Троцкий, по определению историка Н.Васецкого, ударился в галантность.

Некоторые из встреч Фриды и Троцкого проходили в доме который Диего купил для неё, вместе с комплектом красной кожаной мебели[13] (Троцкий говорил, что едет туда собирать кактусы):

7 июля 1937 года, поплакавшись на усталость, Троцкий уехал на фазенду Сан Мигель Регла, что в 130 километрах от Мехико. Фазенду эту арендовал для него все тот же щедрый Ривера. Жену Лев Давидович с собой не пригласил. Вскоре на фазенду прибыла Фрида, и тоже без сопровождения...

Прогнал ли Диего Ривера своего гостя, застукав его с женой, неизвестно, но факт в том, что Троцкий был вынужден съехать и переехал к правительственному чиновнику Ландеро, тоже другу Риверы:

Если Диего Ривера долгое время ни о чем не подозревал, то Наталья Седова, жена Троцкого, догадывалась о том, что между Львом и Фридой что-то происходит. Когда роман для всех перестал быть тайным, Троцкому с женой пришлось покинуть дом Диего Риверы[14].

На некоторое время Седова оставила Троцкого, но позднее тот написал ей примирительное письмо и они восстановили отношения.

Узнав обо всём, Ривера страшно заревновал («черной неблагодарностью возмутился Диего. Два года продолжалась его дружба с дорогим гостем, а тут враз кончилась.»). Поговаривали, что если бы не ледоруб Меркадера, Троцкий бы умер от руки Диего, но это вряд ли: так как и позднее Троцкий навещал Фриду, как и она его; Диего, как и Седовой, пришлось с этим смириться:

Когда Диего узнал о романе, это стало для него страшным ударом, тем более, что он считал Троцкого другом. Лев Давыдович был вынужден покинуть дом художников[15].

Фрида Кало навестила любовника в его новом убежище, но роман закончился и 19 июля 1937 года Троцкий написал Седовой письмо, чтобы та его простила, и что «Она для меня — никто. Ты для меня — всё»[16].

После этого, Троцкий всё равно приходил к Диего и Фриде в гости, якобы забрать «его письма, адресованные ей», и под другими предлогами, из чего можно сделать вывод, что Диего либо не был ревнив, либо был очень наивен, и продолжал верить своему другу, считая что Троцкий и Кало прекратили отношения. В ноябре 1937 года Фрида вернула Троцкому все его письма и подарила на память автопортрет «Между портьерами» с надписью «Льву Троцкому с глубокой любовью я посвящаю эту работу»[17].

Автопортрет («Я посвящаю эту картину Льву Троцкому, со всей моей любовью, 7 ноября 1937 года. Фрида Кало, Сан-Анхель, Мехико») Троцкий не забрал, как думают, чтобы не гневить свою жену Седову, либо потому что вообще не интересовался картинами Фриды, а возможно, чтобы иметь повод снова навестить художницу.

Вряд ли Троцкий действительно влюбился в Кало как утверждают («без памяти влюбился в молодую художницу»), возможно из-за её болезни он рассматривал эту связь просто как секс. Гораздо большее значение для него имела Седова, соратник в его политической работе. Любила ли Троцкого Фрида спорный вопрос, некоторые полагают, что нет, и что просто муж был холоден с Фридой к тому времени, и Троцкий показался ей более пламенным любовником в сексуальном плане («она с ним развлекалась»[18]), а для Троцкого Фрида была моложе и привлекательней Седовой. Но с другой стороны, темпераментная и романтичная Фрида могла и влюбиться, недаром ведь она написала «Троцкому с глубокой любовью».

Много лет спустя Фрида написала свой автопортрет с лицом Льва Давидовича у себя на груди и ликом жены Натальи Седовой во лбу.

После смерти Троцкого Ривера и Фрида расстались (по другим данным, развелись ещё в 1939 году).

Противники Троцкого используют эту его любовную тягу к жене приютившего друга для того, чтобы обвинить Льва Давидовича в вероломстве, неблагодарности, беспринципности, похотливости и т. д. («Дон Жуан революции вскоре нашёл своеобразный способ отблагодарить своего благодетеля: вступил в связь с женой мексиканца, тоже художницей Фридой Кало»[19]):

А Троцкий «отблагодарил» гостеприимного хозяина тем, что наставил ему рога, отбил у него любимую женщину, Фриду Кало. Заодно «отблагодарил» таким способом и свою супругу, которая всюду сопровождала его в изгнании[20].

Однако, скорее Троцкий настолько проникся благодарностью к приютившим его людям, что это чувство переросло в любовь помимо его воли. Наверняка, Троцкий искренне переживал о случившемся. Наоборот, его несчастная страсть ко Фриде, принесла ему страдания, и заслуживает уважения и сочувствия к этой простительной слабости великого гения. С другой стороны, возможно, Троцкий не считал, что делает что-то плохое, пологая, что тем самым разрушает буржуазную семью, видя в адюльтере коммунизм и общность жён; по этой версии, «Кало, ее муж Диего Ривера и Троцкий живут вместе, чуть ли не семьей, пропагандируя свободную любовь», но вряд ли это было так, иначе зачем было Ривере просить Троцкого переехать:

Диего Ривера, как всякий обманутый муж, узнал об измене последним и "жившие в Голубом доме вскоре заметили нотку отчуждения", — как осторожно описывает это драматическое событие Исаак Дойчер в своей книге "Троцкий в изгнании", — "между обеими женщинами и слабое охлаждение между их мужьями"[21].

Но вполне вероятно, что Фрида могла оправдываться перед мужем, сказав ему когда всё выяснилось, что «революционная любовь должна быть выше буржуазных предрассудков»[22]. Ривера согласился, признал свою неправоту, простил и Троцкого и жену, несмотря на то, что его «связь Фриды с Троцким задела. В нем взыграло незнакомое прежде чувство ревности». Как бы то ни было, Троцкий переселился на виллу друга Риверы[23], разрываясь между Фридой и Седовой, но и после воссоединения с Седовой, которая летом 1937 года жила отдельно от Троцкого, жившего с Фридой, продолжил встречи с Ривера для политических бесед и с его женой якобы для написания портретов, да и Фрида приезжала к Троцкому, жившему теперь на гасиенде правительственного чиновника Ландеро.

Через некоторое время Ривера и Кало расстались:

Если Троцкий так и не решился оставить жену, то между Диего и Фридой произошел разрыв[24].

В апреле, начале мая или летом 1939 года уставший от такой ситуации Ривера вынудил Троцкого и Седову покинуть «Синий дом» («Голубой дом»), но это не спасло его брак и в ноябре 1939 года Ривера и Кало развелись[25]:

Но после смерти Троцкого снова воссоединились: уже в 1940 году Ривера и Кало повторно заключили брак. Надо ещё отметить, что Ривера оказался в числе подозреваемых в причастности в убийстве Троцкого из-за ревности.

Это наводит на мысль, что роман с Фридой у Троцкого вовсе не завершился в ноябре или тем более летом 1937 года, а фактически продолжался до смерти Троцкого, после чего Фрида и Диего снова поженились:

С января 1937 года по апрель 1939 года Троцкий и его жена жили в районе Койоакан в Мехико в Ла Каса Азул («Голубой дом»), в доме художника Диего Ривера и его жены и соратницы Фриды Кало, с которой у Троцкого был роман[26].

И действительно, Диего и Фрида жили в двух особняках в поселке Сан Анжель, бывали у Троцкого почти ежедневно, тем более что в «Голубом Доме» находилась творческая мастерская (и рядом с ней спальня) Фриды[27]. А если учитывать, что «именно увлечение Троцкого художницей заставило его покинуть дом Риверы», «когда роман для всех перестал быть тайным, Троцкому с женой пришлось покинуть дом Диего Риверы», то невольно приходит в голову, что в 1939 году Ривера не выгнал бы Троцкого из дома, если бы роман того с его женой бы закончился. К тому же вскоре Кало и Ривера развелись:

Первые два года эмиграции Лев Троцкий со своей второй женой Натальей Седовой гостил в «Синем доме», который принадлежал родителям Фриды Кало. После того, как в революционных кругах Мексики поползли слухи о романтической связи Фриды и Троцкого, он был вынужден по настоянию своей жены покинуть этот дом[28].

Сторонники версии, что роман с Фридой у Троцкого длился всего несколько месяцев ссылаются на подаренной Троцкому Фридой автопортрет с надписью «Я посвящаю эту картину Льву Троцкому, со всей моей любовью, 7 ноября 1937 года», считая это прощальным подарком. Между тем, в этом нет ничего прощального, это подарок на день рождение Троцкого (7 ноября); кроме того, женщина решившая расстаться с мужчиной не станет писать ему слова «с любовью». Поэтому, возможно роман продлился до 1939 года, когда Ривера понял, что Фрида хочет развода:

С января 1937 года по апрель 1939 года супруги жили в семейном доме Фрида Кало под названием «La Casa Azul» («Голубой дом»), который расположен в районе Койоакан Мехико. Однако к 1939 году у Диего Ривера и Леона Троцкого произошел разлад. В некоторых историях говорится, что это было по идеологическим причим и жесткой критики со стороны Диего о работах Троцкого. Хотя другие утверждали, что Троцкий закрутил роман с женой Диего Фридой. Возможно, что идеалогия стала поводом придраться к любовнику жены. Так или иначе Диего выгнал Троцкого. Троцкий затем перебрались в дом на улице Вены в том же районе в апреле 1939 года, недалеко от «Голубого дома»[29].

Видимо, хотя у Фриды и её мужа было общее увлечение — живопись и коммунизм, но роман с Троцким и развод с мужем в 1939 году ясно говорит о неблагополучии в интимной сфере. Фрида была слишком страстной женщиной для Риверо. Он был для неё, как она сама пишет в дневнике «Диего = мой муж. Диего = мой друг. Диего = моя мать. Диего = мой отец. Диего = мой сын. Диего = я. Диего = Вселенная», но любовником она его не называет. Фрида писала в письме, что с Троцкими они «предавались страсти»[30]:

Фрида встретила Троцкого, влюбилась в него и год изменяла Диего. Но после смерти Троцкого все возвращается на круги своя. Диего и Фрида начинают новый виток жизни[31].

Поэтому более правдаподобна версия, что Троцкий и Кало встречались до апреля 1938 года[32], то есть год, в январе 1939 года Троцкий провожал Кало во Францию[33]. 6 ноября 1939 года Кало и Риверо официально развелись, уже давно не живя друг с другом. 21 августа 1940 года Троцкий был убит. 8 декабря 1940 года Риверо и Кало снова поженились. Если это не совпадение, то очевидно именно Троцкий мешал Риверо и Кало быть вместе, этим объясняется и изгнание Троцкого Риверой в 1939 году, совпавшее с разрывом Риверы с Кало:

В 1937—1939 годах они (Троцкий и Седова) жили в столичном богемном районе Койоакан у Фриды Кало и Диего Риверы в их «синем доме», в котором ныне расположен Дом-музей Фриды Кало. Однако, ввиду политических разногласий (а еще говорят, что из-за неравдодушного отношения к Фриде) Троцкий переселился в дом на соседней улице, на углу Рио Чурубуско и Виена[34].

Также:

Безумный огонь вспыхнул в его душе. Фрида и Троцкий стали любовниками. Они даже не думали скрываться и часто проводили выходные в горах, наслаждаясь друг другом, как будто чувствуя: это – последнее настоящее счастье. Наталья Седова делала вид, что ничего, собственно говоря, не происходит, но Ривера просто кипел от негодования. Да, он постоянно изменял жене, но чтобы она решилась на такое… В его доме! Он же мужчина в конце концов! Он не позволит продолжаться этому безобразию! Буквально через два дня Троцкий и Седова покинули дом Риверы. Троцкий уезжал навстречу смерти. Не прошло и года, как человек, которому он безоглядно доверял, Рамон Меркадер, загнал в его голову ледоруб[35].

Также:

Ривера, как это часто бывает, узнал о романе жены одним из последних. После нескольких лет бурных скандалов, обид и взаимных упреков Диего и Фрида в 1939 году приняли решение развестись[36].

В 1939 году выгнал Троцкого из-за его связи с Фридой[37][38]. «Диего Ривера почему-то обиделся на неверность жены и своего гостя, и выгнал Троцкого»[39].

Если связь с Троцким у Фриды продолжалась по 1939 год, почему говориться о недолгом их романе в 1937 году? Думается, что не в последнюю очередь это связано со страхом Риверы быть обвинёнными в участии в убийстве Троцкого на почве ревности. С другой стороны, Ривера и Фрида возможно не желали «порочить» имя Троцкого и решили скрыть его увлечение женой товарища. Да и сама по себе история измены жены не могла льстить Ривере, да и самой Фриде, поэтому, вероятно, они пытались скрывать эту историю.

Конечно, многие могут недоумевать, почему Троцкий вместо того, чтобы устроить революцию в Мексике, которая была для этого вполне готова, занимался женой своего товарища. Может быть Троцкий как раз с помощью этого романа пытался понять страну, чтобы затем начать революцию, но Сталин помешал ему.

Так или иначе, это был вроде бы последний известный историкам роман Троцкого. Хотя есть и другое мнение, что Троцкий после Фриды увлёкся некой другой молодой особой[40]:

Вскоре после Фриды у Троцкого было еще одно недолгое любовное приключение, с еще одной молодой женщиной, имя которой история не сохранила[41].

[править] Источники

  1. Википедия
  2. Интересные факты из жизни Фриды Кало
  3. Alcantara I., Egnoff S. Frida Kahlo and Diego Rivera. P. 54.
  4. В кругу семьи и вне ее (ч.5)
  5. Self-Portrait Dedicated to Leon Trotsky, 1937 - by Frida Kahlo
  6. СЛАДКИЙ ГРЕХ ТРОЦКОГО
  7. Троцкий стал жертвой своих же собственных интриг
  8. Frida's Red Hot Lover | Lisa's History Room
  9. Музей Л.Д. Троцкого в Мехико
  10. Последняя измена Троцкого
  11. Матерщинница, бисексуалка, пьяница.
  12. Диего Ривера и Фрида Кало
  13. Frida Kahlo’s secret revenge affair with Leon Trotsky
  14. Лев Троцкий и Фрида Кало: Последняя страсть революционера-изгнанника
  15. Фрида Кало и Диего Ривера: брак слона и голубки
  16. Письма Наталии Ивановне Седовой
  17. Лев Троцкий и Фрида Кало: тайна роковой страсти
  18. Ленин, Сталин, Троцкий - Частная жизнь вождей.
  19. Георгий Цагалов. Свет и тени Льва Троцкого.
  20. Валерий Шамбаров. Антисоветчина, или Оборотни в Кремле.
  21. Фрида Кало. Лев Троцкий.- ч.3.
  22. Последняя любовница Троцкого
  23. Наталья Седова: биография
  24. Кало Фрида - записки о художниках
  25. Музей Фриды Кало
  26. Лев Троцкий - Wiki Yours
  27. ТРЕУГОЛЬНИК: ЛЮБОВНЫЙ, ПОЛИТИЧЕСКИЙ ИЛИ… НИКАКОЙ? Заметки о личной жизни Льва Троцкого в Мексике
  28. «Красный дом» Троцкого.
  29. Высылка Троцкого и убийство
  30. Из мемуаров Каретниковой: Художник Сикейрос работал на НКВД, был главой террористической группы, целью которой было убийство Троцкого в Мексике
  31. Выставка «Сопричастность. Фрида и Диего»
  32. Кабинет доктора Либидо. Том IV (З – И – Й – К)
  33. Лев Троцкий - Книги. Различные темы
  34. Ранее неопубликованные фотографии Троцкого в штате Герреро, Мексика
  35. Трагические самоубийства. Автор: Останина Екатерина
  36. Сильные женщины. От княгини Ольги до Маргарет Тэтчер Авторы: Виталий Вульф,Серафима Чеботарь
  37. Leon Trotsky y Frida Kahlo: La breve historia de un romance que fue también breve, pero intenso
  38. El intenso y breve amor de Frida Kahlo y León Trotsky
  39. Музей Троцкого в Мехико: neznaika_nalune - LiveJournal
  40. Heijenoort J. With Trotsky in Exile: From Prinkipo to Coyoacan. P. 114.
  41. Фельштинский Юрий Георгиевич > Лев Троцкий. Враг №1. 1929-1940 > Стр.67


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты