Троцкий и Красный террор

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Так белая пропаганда изображала истребление Троцким эксплуататоров, попов, белых офицеров, кулаков, казаков и т. д.
Trotsky on a Polish poster of 1920.jpg
Lenin-Trotsky.jpg
VictimOfInternational.jpg

Троцкий и Красный террор — роль Л. Д. Троцкого как одного из инициаторов Красного террора, проявившегося в уничтожении как реальных врагов советской власти, так и в репрессиях против потенциально враждебно настроенных слоев населения во время Гражданской войны в России.

[править] Общие сведения

Красный террор был системой террора советской власти раннего периода против любых потенциально враждебно настроенных социальных групп: против дворян, бывших помещиков, кулаков, царских офицеров, промышленников, священников, участников белых армий, казаков, монархистов. Репрессии распространялись и на членов их семей. Практиковались расстрелы, взятие в заложники, отправка на принудительные работы. Советская власть называла красный террор вынужденной мерой самозащиты. Официально красный террор был объявлен постановлением СНК РСФСР от 5 сентября 1918 «О красном терроре» и прекращен 6 ноября 1918 года. Тем не менее, противники советской власти называли красным террором весь комплекс карательных мер большевиков в ходе Гражданской войны.

Сам термин «красный террор» был сформулирован Троцким как «орудие, применяемое против обречённого на гибель класса, который не хочет погибать»[1].

17 декабря 1917 года в своём обращении к кадетам, Троцкий заявил о начале стадии массового террора по отношению к врагам революции в жёсткой форме:

Вам следует знать, что не позднее чем через месяц террор примет очень сильные формы по примеру великих французских революционеров. Врагов наших будет ждать гильотина, а не только тюрьма[2].

С 14 марта 1918 года Троцкий становится главой создаваемой им же РККА в качестве народного комиссара военных дел (народного комиссара военно-морских дел). Почти сразу Троцкий понял, что нужны расстрелы, необходимо расстреливать даже красноармейцев, комиссаров и командиров, не говоря уже о врагах, потому что не было порядка, население по мнению новой власти нуждалось в отрезвлении, а для этого Троцкому прибегнул к применению карательных методов.

Чтобы заставить красноармейцев воевать Троцкий выпустил приказ № 18, в котором приказывал безжалостно казнить тех, кто не хочет воевать за светлое будущее («Предупреждаю: если какая-либо часть отступит самовольно, первым будет расстрелян комиссар части, вторым командир. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули»). Чтобы заставить воевать командиров (военспецов) Троцкий догодался брать их семьи в заложники: если военспец предавал трудовой народ, его семья подвергалась репрессиям.

Эта идея пришла Троцкому в голову мгновенно, когда он впервые прибыл на фронт — в Свияжск. С ним была Лариса Михайловна Рейснер, которая была свидетельницей, как красноармейцы бежали с поля боя, и как Троцкий покарал изменников (вместе с самой Ларисой, которая, как говорила, расстреливала красноармейцев «как собак», настолько они с Львом Давидовичем были в ярости на дрогнувших солдат):

Полк, дравшийся почти на самом берегу Волги, но выше по течению, дрогнул и побежал вместе с командиром и комиссаром, и к рассвету его обезумевшие части оказались на штабных пароходах Волжской военной флотилии.
В Свияжске остались — штаб 5-й армии со своими канцеляриями и поезд Троцкого. Лев Давыдович мобилизовал всю поездную прислугу, писарей, телеграфистов, санитаров, — словом, все, что могло держать винтовку.
На следующий день судили и расстреляли 27 коммунистов, бежавших в числе прочих на пароходы в самую ответственную минуту.
Нельзя убедить никакими хорошими словами армию, которая сама в течение шести недель терпит всевозможные лишения, дерется без сапог, без теплого белья и перевязочных средств, что трусость — не трусость, и что для нее есть какие-то «смягчающие вину обстоятельства»[3].

Хотя расстрелянные красноармейцы были мобилизованными рабочими, никогда не державшими в руках оружия, но их казнь отрезвила Красную Армию, и факт, что Троцкий разбил врага, освободил Казань, оправдывает суровые меры в глазах его сторонников. Одной классовой сознательности не хватило, понадобились казни, которые помогли Троцкому победить.

Ричард Пайпс также отмечает, что Троцкий навёл железный порядок в армии:

Троцкий явился инициатором введения жестоких дисциплинарных мер в Красной Армии…В общем и целом, он управлял войсками при помощи террора[4].

«Нельзя строить армию без репрессий» — отмечал Троцкий в «Моей жизни».

Примерно наказал Троцкий и жителей Казани, за то что находились под белыми: 21 августа 1918 года он писал: «Предположение, будто я щажу Казань, неосновательно». Чтобы ни у В.И. Ленина, ни у кого другого не возникло сомнений в его недостаточной твердости, Троцкий в течение 2 недель августа издал ряд распоряжений в духе

Предупреждение трудовому населению Казани. Необходимо временно выехать из города. После захвата Казани чехо-белогвардейскими бандами Казань стала гнездом контрреволюции. Это гнездо должно быть разорено. При дальнейшем сопротивлении контрреволюционные кварталы будут срыты до основания… Необходимо как можно скорее удалить из города детей.

Было ясно, что и расстрел иногда может не быть достаточно грозной карой, поэтому применялись пытки. Пыточные казни применялись, правда, в основном не в отношении шкурников-дезертиров (их как правило вероятно расстреливали), а против белых, чтобы сломить их волю к борьбе.

Уверяют, что и сам Лев Давидович допрашивал врагов (со слов Григория Зива):

В такой роскошной обстановке, которую описала Рейснер, и проводил свои «допросы» женщин Троцкий. Так их называл сам Председатель Реввоенсовета. На самом деле это были обычные постельные утехи с женщинами в военных условиях, иногда и на самой передовой линии фронта. Видимо, поэтому Троцкий и окрестил их «допросами».
Г. Зив, описывая эти случаи, сравнивал Троцкого с — Наполеоном. Великий полководец долго засиживался за столом за деловыми бумагами, письмами, военными картами. Происходил сильный прилив крови во вторую, нижнюю часть тела и она там застаивалась. Чтобы её разогнать, Наполеон приглашал женщину. Ею он занимался по деловому, быстро, в приказном порядке. Ему было все равно какая женщина — лишь бы разогнать кровь. На все это отводилось не более 15-20 минут и снова Наполеон садился за работу.
То же происходило и с Троцким, только он женщине отводил больше времени — час, а то и два. Наполеон никогда в таких случая не разговаривал с женщиной, иногда бросал короткую фразу — команду. Троцкий же любил поговорить. Некоторых женщин он приказывал потом расстрелять. Тех, которые после «допросов» показались ему «шпионками» или белогвардейками[5].

К Красному террору относится эпизод, когда 27 мая 1918 года Троцкий приказал арестовать, а 22 июня 1918 года расстрелять капитана 1-го ранга Алексея Михайловича Щастного. Щастный прославился в армии тем, что спас Балтийский флот во время Ледового похода. Его популярность среди военных по-видимому задела честолюбие Троцкого, который себя считал главным полководцем РККА. Обвинили Щастного в заговоре:

Щастный настойчиво и неуклонно углублял пропасть между флотом и Советской властью. Сея панику, он неизменно выдвигал свою кандидатуру на роль спасителя. Авангард заговора — офицерство минной дивизии — открыто выдвинуло лозунг «диктатура флота».

13 июня 1918 года по инициативе Троцкого был принят декрет о восстановлении в России смертной казни. С этого момента расстрел мог применяться по приговорам революционных трибуналов.

В июле 1918 года разразилось Восстание левых эсеров. Троцкий жёстко подавляет его: приказывает двинуть против восставших «артиллерию и другие части», и от имени Совнаркома приказывает зампреду ВЧК Лацису арестовать и взять в заложники чекистов-левых эсеров. Эфраим Маркович Склянский лично по приказу Троцкого руководил артиллерийским обстрелом мятежников. Так как приказ Троцкого частям Московского гарнизона выступить против восставших был фактически проигнорирован, уже после подавления мятежа Троцкий в гневе своим приказом создал комиссию «для расследования поведения частей Московского гарнизона». Был арестован Вацетис.

8 августа 1918 года Троцкий отдал приказ о создании массовых концлагерей:

Назначенный мною начальник обороны железнодорожного пути Москва — Казань, тов. Каменщиков, распорядился о создании в Муроме, Арзамасе и Свияжске концентрационных лагерей, куда будут заключаться темные агитаторы, контрреволюционные офицеры, саботажники, паразиты, спекулянты, кроме тех, которые будут расстреливаться на месте преступления или приговариваться Военно-Революционным Трибуналом к другим карам.

По распоряжению Троцкого репрессиям подвергались не только офицеры-перебежчики из Красной Армии, но и члены их семей. В приказе от 30 сентября от имени Председателя Реввоенсовета Республики, на члена Реввоенсовета Аралова возлагалась ответственность «по задержанию семейств перебежчиков и предателей».

В. И. Ленин очень ценил Троцкого и проводимые им суровые меры. В июле 1919 года Ильич выдал Троцкому заранее подписанный Председателем Совнаркома чистый бланк с фразой:

Товарищи! Зная строгий характер распоряжений тов. Троцкого, я настолько убежден, в абсолютной степени убежден, в правильности, целесообразности и необходимости для пользы дела даваемого тов. Троцким распоряжения, что поддерживаю это распоряжение всецело.

12 сентября 1919 года в приказе по 9-й армии Троцкий потребовал «пристрелить, как собаку» Ф. К. Миронова, командарма 2-й конной армии.

В 1920 году русский писатель Александр Иванович Куприн, который сам при красном терроре три дня просидел в тюрьме, был выпущен и внесён в список заложников, а потом служил в белой армии, так описывал Троцкого:

Я безошибочно понял, что весь этот человек состоит исключительно из неутолимой злобы и что он всегда горит ничем не угасимой жаждой крови. Может быть, в нем есть и кое-какие другие душевные качества: властолюбие, гордость, сладострастие и еще что-нибудь — но все они захлестнуты, подавлены, потоплены клокочущей лавой органической, бешеной злобы.
Женщины — всегдашние рабыни людей эстрады — окружают его истерической влюбленностью, тем самым сумасбродным обожанием, которое заставляет половых психопаток Парижа в дни, предшествующие громким казням, заваливать письменными любовными признаниями как знаменитого преступника, так и monsieur Дейблера, носящего громкий титул — Maitre de Paris.
Обратите внимание на его приказы и речи. «Испепелить…», «Разрушить до основания и разбросать камни…», «Предать смерти до третьего поколения…», «Залить кровью и свинцом…», «Обескровить…», «Додушить…».
В молниеносных кровавых расправах он являет лик истинного восточного деспота. Когда под Москвой к нему явились выборные от его специального отряда матросов-телохранителей с каким-то заносчивым требованием, он собственноручно застрелил троих и тотчас же велел расстрелять всю сотню[6].

В 1927 году на пленуме ЦК ВКП(б) Ворошилов обвинил Троцкого в чрезмерной приверженности расстрелам, в том числе расстрелам «заслуженных коммунистов».

[править] См. также

[править] Источники

  1. Троцкий Л. «Терроризм и коммунизм.» С. 64. // Аким Арутюнов «Досье Ленина без ретуши»
  2. Ланцов С. А. Террор и террористы: Словарь.. — СПб.: Изд-во С.-Петерб. ун-та, 2004. — 187 с.
  3. Лариса Рейснер. Что такое Свияжск?
  4. Ричард Пайпс. Россия под большевиками.
  5. Ткаченко Владимир Герасимович. Частная жизнь вождей — Ленин, Сталин, Троцкий.
  6. Куприн Александр Иванович. Статьи и фельетоны. Троцкий. Характеристика.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты