Троцкий в Свияжске (1918)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Л.Д. Троцкий — создатель Красной Армии.

Троцкий в Свияжске — период Гражданской войны, в ходе которой Лев Троцкий бил белых в боях за Казань; считается поворотной точкой войны, в которой Троцкому удалось беспощадной расправой над шкурниками привести Красную Армию в боеспособное состояние[1].

[править] Общие сведения

6 августа 1918 года малочисленные белые войска с ходу захватили Казань. Хотя наркомвоенмор (с 14 марта того же года) Л.Д. Троцкий и не имел военного опыта и образования, как и другие лидеры советской республики, но всем было ясно, что потеря Казани является стратегической угрозой для советского режима: советы теряли контроль над жизненно важным Волжским речным путём, а белая армия приблизилась к Москве. Битва за Казань была решающей во всей Гражданской войне[2].

Троцкий лично прибыл в главный штаб Восточного фронта РККА, расположенный в Свияжске. Здесь Лев Давидович сразу понял причины неудачи РККА — бойцы, либо по трусости, либо из-за нежелания воевать за большевиков, либо по сразу двум этим причинам, бежали с поля боя. В отличие от других лидеров советской республики (Сталин и вся военная оппозиция), Троцкий считал, что армия должна строиться на профессиональной основе; что командовать ей должны профессионалы, но важнейшей проблемой тогда было отсутствие дисциплины.

Нарком по военным и морским делам Троцкий, хотя, как указано выше, никаким военачальником и даже солдатом ранее не был, но удивительным образом, он сумел не только разгадать причину поражения, но и нашёл панацею — массовыми расстрелами он укрепил дисциплину. Троцкий отдал под трибунал председателя полкового комитета 4-го Латышского советского полка Озола.

Тем временем белогвардейцы, узнав о прибытии Троцкого, атаковали поезд силами отряда в 1 200 бойцов при поддержке 3 артиллерийских орудий. При неожиданной атаке белых красноармейский 2-й Петроградский полк бежал, силой захватив по дороге пароход на Волге, советский бронепоезд «Свободная Россия» был брошен, и уничтожен белыми. Комиссар бронепоезда Машкевич в самый разгар боя отправился в штаб «для доклада».

Охрана Льва Троцкого сумела отбить это нападение, после чего разъярённый Троцкий устроил в самовольно бежавшем с поля боя 2-м Петроградском полку показательную децимацию: расстрелял каждого десятого бойца. Бежавшие с поля боя были расстреляны. Были расстреляны командир полка Гнеушев, его комиссар Пантелеев, и все коммунисты; в общей сложности было ликвидировано всего лишь 41 человек, но красноармейцы пришли от этого в чувство. Тела казнённых шкурников выбросили в Волгу, поутюжив их винтами катеров. Казнённые были в основном петроградскими рабочими — полиграфистами, не обученные даже азам военного дела[3]. Сам Лев Давидович так назвал проведённую экзекуцию: «к загнившей ране было приложено каленое железо».

Наряду с расправами, Троцкий, понимавший, что командовать должны военные специалисты, главнокомандующим Восточного фронта назначил (ещё в июле) полковника царский армии Иоакима Вацетиса, который командовал до этого дивизией латышских стрелков.

11 августа 1918 года Троцкий отдал приказ № 18, гласивший, что в случае самовольного отступления «первым будет расстрелян комиссар части, вторым — командир. Мужественные, храбрые солдаты будут награждены по заслугам и поставлены на командные посты. Трусы, шкурники и предатели не уйдут от пули».

31 августа 1918 года в приказе № 31 Лев Давидович объявил о расстреле 20 человек из состава самовольно отступивших частей 5-й армии, вместе с командирами и комиссарами были расстреляны все выявленные симулянты.

Каппелевец В.О. Вырыпаев писал:

8-го августа на красный фронт прибыл комиссар по военным делам Лев Троцкий. Он нашёл красную армию в состоянии полного развала, паники и деморализации и начал полную реорганизацию. Его методами были непрестанная пропаганда среди красных войск, усиление организационной работы и беспощадные меры по отношению к дезертирам и трусам. Во время своего пребывания в Свияжске он издал приказ о том, что комиссары и командиры бегущих с фронта отрядов будут расстреливаться на месте. Ждать первого случая применения этого приказа долго не пришлось: отряд петроградских рабочих, неопытных, не пристрелянных, был атакован одной из наших групп и постыдно бежал, и не только бежал, но захватил пароход, на котором рабочие-солдаты намеревались доехать до Нижнего Новгорода. Троцкий окружил этот пароход судами Волжской речной флотилии, оставшимися верными советам, заставил повстанцев сдаться и расстрелял на месте не только командира и комиссара отряда, но каждого десятого солдата. В боях под Казанью он расстрелял более двадцати красных командиров, неспособных занимать свои должности. Он не щадил никого. В войсках вводилась такая дисциплина, какой не было и в старой армии.

Исследователь Александр Дерябин отмечает, что в период нахождения в Свияжске наркомвоенмор предложил в качестве борьбы с дезертирством отличительные знаки:

Предлагаю как меру наказания ввести для армии и флота черные воротники для дезертиров, возвращенных в части, для солдат, отказавшихся от выполнения приказа, чинивших разгром и прочее. Солдаты и матросы с черными воротниками, пойманные на втором преступлении, подвергаются удвоенной каре. Черные воротники снимаются только в случае безупречного поведения или воинской доблести.

Ричард Пайпс отмечает дисциплину, которую установил Л.Д. Троцкий:

Драконовские меры [в Красной Армии] превосходили по жестокости все, что было когда-либо известно в царской армии времен крепостничества. Ничего подобного не практиковалось и у белых в армии: солдат, дезертировавших из Красной Армии и оказавшихся у белых в плену, поражало там отсутствие дисциплины.

Почти одновременно с Троцким в Свияжск прибыла Лариса Михайловна Рейснер, которая написала статью про этот эпизод Гражданской войны[4].

С.И. Гусев отмечал:

Приезд тов. Троцкого внес решительный поворот в положение дел. В поезде тов. Троцкого на захолустную станцию Свияжск прибыли твердая воля к победе, инициатива и решительный нажим на все стороны армейской работы. С первых же дней и на загроможденной тыловыми обозами бесчисленных полков станции, где ютились политотдел и органы снабжения, и в расположенных впереди - верстах в 15 - частях армии почувствовали, что произошел какой-то крутой перелом.
Прежде всего, это сказалось в области дисциплины. Жесткие методы тов. Троцкого для этой эпохи партизанщины, самовольщины, недисциплинированности и кустарнической самовлюбленности были прежде всего и наиболее всего целесообразны и необходимы. Уговором ничего нельзя было сделать, да и времени на это не было. И в течение тех 25 дней, которые тов. Троцкий провел в Свияжске, была проделана огромная работа, которая превратила расстроенные и разложившиеся части 5-й армии в боеспособные и подготовила их к взятию Казани[5].

В. Краснов и В. Дайнес в книге «Неизвестный Троцкий: Красный Бонапарт» подчёркивают, что Л.Д. Троцкий, при всей своей «жестокости», действовал законно, опираясь на одобрение ЦК «и (действуя) при помощи революционных трибуналов».

В течение августа Лев Давидович стягивал к Свияжску корабли. 27 августа в 7:30 Троцкий поднял свой флаг на миноносце «Прочный», который вечером того же дня едва не был уничтожен белогвардейскими орудиями.

После покушения Фани Каплан на Ленина 30 августа 1918 года Троцкий выехал в Москву, однако, убедившись, что, несмотря на серьёзность ранения, жизнь вождя вне опасности, 2 сентября он выехал обратно, и участвовал в штурме Казани.

Сосредоточенная Львом Давидовичем под Казанью группировка Красной Армии превосходила капеллевцев, по меньшей мере, в 2 раза. Правда, красноармейские части отличались, в целом, слабой боеготовностью, в то время как костяк капеллевцев состояли бывшие ударники и царские офицеры с большим военным опытом.

Перед штурмом Лев Давидович направил «трудовому населению» Казани воззвание, в котором предлагал во избежание жертв заблаговременно эвакуироваться из города, вывезя в первую очередь детей. Народная армия Комуча действительно провела эвакуацию, но кроме беженцев, белогвардейцы вывезли с собой половину золотого запаса Российской империи, захваченную белыми в Казани.

К 10 сентября 1918 года Казань была освобождена Красной Армией, белые части В.О. Каппеля и А.П. Степанова были разбиты и отброшены от города.

Заняв Казань, красные без лишних проволочек расстреляли всех монахов Зилантова монастыря, были и другие ликвидации врагов[6]

Развивая полученный опыт, товарищ Троцкий сделал прорыв в военной науке создав загранотряды и штрафбаты — оба этих шедевра военной мысли несправедливо приписываются зачастую Сталину и/или Гитлеру, хотя первым их ввёл именно т. Троцкий. Сталин, как и многое другое, позаимствовал эти идеи, так Ричард Пайпс пишет, что именно Льву Троцкому принадлежит и изобретение в августе 1919 года на Южном фронте заградотрядов, использовавшихся для расстрела самовольно отступавших частей. Исследователи В. Краснов и В. Дайнес утверждают, что заградотряды начали применяться ещё раньше. Все положения сталинского приказа 1942 года «Ни шагу назад!» практически представляют собой копию приказа Троцкого № 65 по Южному фронту от 24 ноября 1918 года, в котором приписывалось расстреливать не только дезертиров, но также укрывателей дезертиров, и тех, кто подговаривает других к самовольному отступлению и дезертирству. Приказ требовал сжигать дома укрывателей дезертиров, разместить в прифронтовой полосе заградительные отряды для поимки дезертиров, а от комбедов требовалось два раза в сутки устраивать облавы. Подписав этот приказ, Троцкий доложил председателю совнаркома В.И. Ленину и председателю ВЦИК Я.М. Свердлову, что «объявлен приказ, возлагающий ответственность за дезертиров на совдепы, комбеды и домохозяев. Первые расстрелы уже произвели впечатление. Надеюсь, что перелом будет достигнут в короткий срок».

К слову сказать, сам Ильич в период сражения за Казань отправил Троцкому 10 сентября 1918 года следующую телеграмму:

Удивлен и встревожен замедлением операции против Казани, особенно если верно сообщённое мне, что вы имеете полную возможность артиллерией уничтожить противника. По-моему, нельзя жалеть города, и откладывать дольше, ибо необходимо беспощадное истребление, раз только верно, что Казань в железном кольце[7].

В сентябре 1918 года РККА отбила у капеллевцев Симбирск, 7 октября была захвачена Самара, в ноябре было подавлено антибольшевистское восстание рабочих Ижевского и Воткинского заводов; остатки мятежников отступили на восток, но до перелома в в Гражданской войне на Восточном фронте было ещё далеко. Слабые эсеровские правительства оказались неспособны организовать эффективное сопротивление большевизму. В ноябре 1918 года к власти в Сибири пришёл Александр Васильевич Колчак, ставший гораздо более опасным врагом.

[править] См. также

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты