Троцкий и сионизм

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
«Религиозные потомки Льва Троцкого в Израиле»[1]

Троцкий и сионизм — отношение Л.Д. Троцкого к еврейскому народу, антисемитизму, сионизму и Израилю.

[править] Общие сведения

Хотя Троцкий был левым, и являлся примером ассимиляции (в том числе в личной жизни, его вторая жена была русская), тем не менее, он много помогал евреям, старался назначать их на высокие посты (хотя, наверное, по мотивам практического характера, так как считал, что евреи лучше справятся с должностью).

В начале своей жизни Троцкий не признавал евреев особым народом и был сторонником ассимиляции. На 2-м съезде РСДРП в 1903 году Троцкий выступал против Бунда, утверждая, что, несмотря на свою оппозицию сионизму, Бунд усвоил националистический характер последнего. После 6-го Сионистского конгресса (1903) Лев Давидович опубликовал в газете «Искра» (январь 1904 года) статью «Разложение сионизма и его возможные преемники», в которой называл Теодора Герцля «бесстыдным авантюристом» и предсказывал скорое исчезновение сионистского движения[2].

Так или иначе, факт в том, что летом 1903 года Троцкий посетил Сионистский конгресс в Базеле.

Троцкий в то время считал, что решение еврейского вопроса представлялось возможным лишь с помощью революционного преобразования общества в мировом масштабе.

В США он познакомился с Давидом Бен-Гурионом, на которого произвёл посредственное впечатление (Бен-Гурион считал Троцкого бонвиваном)[3].

После революции Троцкий отказался от предложений возглавить страну, опасаясь усиления антисемитизма. Например, в книге «Моя жизнь» Троцкий писал о своем отказе принять предложенный ему В.И. Лениным пост председателя ВЦИК, считая, что еврей якобы не должен занимать столь высокий пост. Троцкий отказался и от поста первого заместителя Предсовнаркома, чтобы нельзя было утверждать, что «страной правит еврей».

Тем не менее, Троцкий, понимая что кроме него некому, всё же согласился возглавить несколько наркоматов, в том числе военный и иностранных дел.

В своих статьях до и после революции Лев Давидович последовательно выступал против еврейских погромов и других проявлений антисемитизма[4][5][6].

Троцкий признавал, что его еврейское происхождение было одним из факторов, способствовавших его поражению во внутрипартийной борьбе, и указывал, что И.В. Сталин применил антисемитизм в борьбе с оппозицией (среди которых было много евреев, включая Григория Зиновьева и Льва Каменева). Лев Давидович первым распознал антисемитские тенденции сталинизма[7][8].

В 1937 году в интервью американской еврейской газете «Джуиш дэйли форвард» Лев Давидович признал, что угрожающий рост антисемитизма в гитлеровской Германии и сталинском СССР привёл его к выводу о необходимости территориального решения еврейского вопроса; Троцкий, правда, не верил, что такое решение может быть достигнуто в Эрец-Исраэль. Опальный политик считал, что территориальное решение может быть успешным только после победы интернационального социализма в мировом масштабе.

В 1930-е годы в Эрец-Исраэль возникли группировки последователей Троцкого, создавшие Революционную коммунистическую партию.

В начале Второй мировой войны Лев Давидович почему-то считал, что Эрец-Исраэль якобы станет не безопасным убежищем для гонимого еврейского народа, а смертельной ловушкой[9] (точнее сказать, Троцкий говорил о том, что британская политика Белой книги ограничивший еврейскую иммиграцию в Эрец Исраэль «грозит превратить Палестину в кровавую ловушку для сотен тысяч евреев»).

Троцкисты, поэтому, обычно выступают против сионизма и Израиля, однако, это поверхностный взгляд: лишь ранний Троцкий был противником сионизма.

В 1930-е годы Троцкий стал проявлять живой интерес к арабо-еврейскому конфликту и к еврейской колонизации Эрец-Исраэль. При этом Троцкий без симпатии отнесся к арабскому национальному движению, охарактеризовав его как реакционно-мусульманское и антисемитское.

К 1937 году Троцкий пересмотрел свою позицию в отношении «еврейского вопроса», и осознал, что его убежденность в неизбежности ассимиляции евреев совершенно безосновательна, а еврейский народ нуждается в своей территории[10].

В 1937 году Троцкий общался с израильской политической деятельницей Бебой Идельсон. Троцкий с большим интересом слушал её рассказы о положении дел в Эрец-Исраэль:

Мой рассказ о нашей борьбе за еврейскую иммиграцию по грузил его в глубокую задумчивость. Я сказала: «Вот страна, готовая принять вас; быть может, и вы приедете в Палестину?» Я почувствовала, как мурашки прошли по его спине. Но он справился с собой и спросил уже спокойно: «А вы не побоитесь принять меня?» Я ответила: «Нет, мы не побоимся, наша идея-сильнее страха перед любым человеком, даже таким, как вы». Троцкий поднялся, подошел ко мне, пожал мне руку и сказал: «Спасибо. Я давно не чувствовал себя так хорошо. Но вы должны знать, что у меня есть друзья во всем мире, и мы не отреклись от наших взглядов, хоть меня и отвергли Сталин и его опричники. И моих друзей тоже преследуют». Я ответила, что его преследуемые друзья живут в своих странах, а у него нет пристанища, ибо он еврей. Троцкий кивнул… Его очень интересовало положение женщин в Палестине[11].

Таким образом, зрелый Троцкий положительно относился к сионизму, к Израилю (отмечал, что рост антисемитизма в Германии и СССР приводит его к мысли о необходимости «территориального решения» еврейского вопроса) и еврейскому национализму.

Сталинская расправа в рамках дела Сланского проходила по обвинениям в «троцкистско-сионистском» заговоре[12].

На родину предков в Израиль вернулась внучка Троцкого Юлия Аксельрод[13].

Правнук Троцкого Давид Аксельрод, живёт в Иудее (жил в Бейтар-Илите) и является правым верующим евреем-поселенцем.

А праправнук Троцкого носит имя Барух-Меир — в честь Баруха Гольдштейна, совершившего в 1994 году теракт в Пещере Патриархов в Хевроне, во время которого было убито 29 молящихся мусульман и ещё более 150 — получили ранения. [14].

Стоит также отметить, что израильские троцкисты, такие как Мишель Варшавский, являются критиками сионизма.

[править] Бен-Гурион о Троцком

Шимон Перес вспоминал один свой разговор с Бен-Гурионом в 1947 году:

— Однажды, когда мне было 24 года, Бен-Гурион взял меня с собой в поездку, мы ехали в автомобиле. Я думал, что за два часа пути смогу с ним поговорить, но тогда я еще не был с ним хорошо знаком. Мы отправились в путь, и Бен-Гурион задремал в машине, оставив меня одного, разочарованного. И только когда наша поездка уже подходила к концу, Бен-Гурион вдруг обратился ко мне и сказал: «Троцкий не был настоящим вождем!» Не знаю, каким образом Троцкий «вскочил» в наш автомобиль, но я захотел развить тему и спросил, почему же он не был вождем. Бен-Гурион ответил: «Что это — «ни мира, ни войны»? Либо война со всеми последствиями, либо мир, за который надо платить. А это — еврейские штучки. Вождю нужно принимать решение: либо идти на войну — и тогда взять на себя всю меру ответственности за риск, либо мир — и заплатить полную цену!» И добавил: «Ленин по сравнению с Троцким, возможно, был в меньшей степени интеллектуалом, но он был лидером, вождем. Приняв решение о мире, он сполна за него заплатил».

Размышляя о роли вождя, Бен-Гурион как-то сказал:

Троцкий не был настоящим вождем, а вот Ленин был. Почему? Да потому, что позиция Троцкого была – ни войны, ни мира. Вождь должен уметь решать. Либо война, с ее риском и опасностями, либо мир, какой бы ни была цена за него.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты