Владимир Евгеньевич Жаботинский

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Зеев Жаботинский

ивр. זאב ז'בוטינסקי
Person 54 Zhabotinski pic4-386x580.jpg


Глава Союза сионистов-ревизионистов

















Дата рождения 17 октября 1880 года
Место рождения Одесса, Российская империя
Дата смерти 4 августа 1940 года
Место смерти Нью-Йорк, Соединённые Штаты









Награды
Кавалер ордена Британской империи (военный)
Zhabotinsky00.jpg

Владимир Евгеньевич Жаботинский (Зеэв Жаботински, англ. Ze'ev Jabotinsky, ивр. זאב ז'בוטינסקי) — один из лидеров сионистского движения, идеолог и основатель ревизионистского течения в сионизме[1].

Содержание

[править] Биография

[править] Ранние годы

Вольф (Зеэв-Вольф) Евнович Жаботинский родился 5 октября (17 октября) 1880 года в Одессе. Его отец, Евно (Евгений Григорьевич) Жаботинский — служащий Российского общества мореходства и торговли, занимался закупкой и продажей пшеницы, был выходцем из Никополя. Мать, Хава (Эвва, Ева Марковна) Зак, была родом из Бердичева, правнучка Маггида из Дубно. Сестра Тереза (Тамара, Таня) Евгеньевна Жаботинская-Копп стала учредительницей частной женской гимназии в Одессе.

В 5 лет с семьёй в связи с болезнью отца переехал в Германию. Отец умер в следующем году, и мать, несмотря на наступившую бедность, открыла лавку по торговле письменными принадлежностями и определила сына в гимназию в Одессе.

В гимназии учился посредственно и курса не окончил, так как, увлёкшись журналистикой, с 16 лет публиковался в крупнейшей российской провинциальной газете «Одесский листок» и был отправлен этой газетой корреспондентом в Швейцарию и Италию. Кроме того, Жаботинский сотрудничал с газетой «Одесские новости».

Окончил кафедру права Римского университета.

Был другом детства и молодости Корнея Чуковского.

[править] Литературная работа

Получив светское образование и, будучи далёк от еврейских национальных проблем, на первых порах Жаботинский выступал как русский писатель.

В августе 1897 года дебютировал в журналистике в газете «Южное обозрение». Вскоре обратил на себя внимание корреспонденцией из Рима и фельетонами под псевдонимом «Altalena» («Альталена» — на итальянском языке «качели»).

В 1899 году напечатал в «Восходе» своё первое сионистское стихотворение «Город мира».

В начале XX века активно выступал как поэт и переводчик (Жаботинский свободно владел семью языками); переводил стихи Хаима Бялика и «Ворона» Эдгара По.

В 1902 году в Одесском городском театре были поставлены две его пьесы — «Кровь» и «Ладно».

В 1904 году переехал в Санкт-Петербург и сотрудничал в «Руси» («Наброски без заглавия»). Выступал за свободы.

Часть его поэтических сочинений, фельетонов и статей была издана отдельно до революции: «В студенческой богеме» (из жизни итальянского студенчества), «Десять книг», поэма «Бедная Шарлотта» (о Шарлотте Корде; тираж был частично конфискован властями, усмотревшими в поэме пропаганду террора). Последняя получила восторженный отзыв Максима Горького. Александр Куприн отмечал «врождённый талант» Жаботинского и считал, что, если бы Жаботинский не увлёкся сионистской деятельностью, он бы вырос в «орла русской литературы».

В 1909 году, во время празднования столетнего юбилея Н.В. Гоголя в статье из цикла «Наброски без заглавия», впервые выступил с обвинением русской литературы в антисемитизме. По мнению Жаботинского, русской интеллигенции свойственен скрытый, но всё более проявляющийся великорусский национализм, направленный против евреев, и которому Жаботинский предсказывал дальнейшее стремительное развитие. К формам проявления этого национализма Жаботинский относил, кроме самой ненависти к евреям, также их преднамеренное игнорирование — «асемитизм». Сам юбилей Гоголя был назван чуждым евреям — «чужой свадьбой».

[править] Сионистская деятельность

Накануне Пасхи 1903 года стал одним из организаторов первого в России отряда еврейской самообороны (но ожидавшийся еврейский погром, произошёл не в Одессе, а разразился в Кишинёве). Погромы окончательно пробудили в Жаботинском еврейское национальное самосознание и привели его к сионизму, он вступил в еврейскую самооборону и, желая внести свою лепту в месть за погромы, вместе с Меиром Дизенгофом собирал средства для покупки оружия.

В августе 1903 года был делегирован на 6-й сионистский конгресс в Базеле, и с этого момента активно участвовал в сионистском движении. В Базеле Жаботинский в первый и последний раз слушал Теодора Герцля. Преклоняясь перед личностью и идеями основателя сионизма, Жаботинский, однако, голосовал против выдвинутого Герцлем плана заселения евреями Уганды.

В начале 1904 года переехал в Санкт-Петербург и вошёл в состав редколлегии нового сионистского ежемесячного журнала на русском языке «Еврейская жизнь» (затем «Рассвет»), с 1907 года ставшим официальным органом сионистского движения в Российской империи. Проводил ожесточённую полемику против сторонников ассимиляции и Бунда. В пьесе «Чужбина» Жаботинский показывал чуждость еврейских революционеров русским массам и призывал еврейскую молодёжь оставить русское революционное движение и отдать силы и энергию нуждающемуся в них еврейскому народу. Приняв идеологию сионизма, Жаботинский полностью посвятил себя сионистскому движению: он много ездил по России, знакомясь с жизнью еврейских масс, выпускал в свет множество брошюр и статей о теории и практике сионизма, в которых, среди прочего, резко выступал против поборников ассимиляции. Доказывал необходимость образования еврейской парламентской группы в Государственной Думе.

В том же 1904 году, изучивший иврит Жаботинский перевёл на русский язык «Сказание о погроме» Хаима Бялика; этот перевод оказал огромное влияние на русскоязычные круги российского еврейства.

В 1905 году — один из создателей «Союза для достижения полноправия еврейского народа в России».

В 1906 году был участником 3-й Всероссийской конференции сионистов в Гельсингфорсе (Хельсинки); принимал участие в составлении принятой там Гельсингфорсской программы, постулировавшей борьбу за равноправие и национальное возрождение российского еврейства.

В 19081909 годах, после Младотурецкой революции — корреспондент в Стамбуле; по предложению исполнительного комитета Всемирной сионистской организации возглавил издание сионистского печатного органа в Османской империи; в это время впервые посетил Эрец-Исраэль. После возвращения в Россию начал активную борьбу за утверждение иврита во всех сферах еврейской жизни.

В 1911 году основал в Одессе издательство «Тургеман» («Переводчик»), в задачу которого входило издание лучших произведений мировой литературы в переводе на иврит.

Издал несколько брошюр по вопросам сионизма: «Сионизм и Палестина», «Недругам Сиона», «Еврейское воспитание» и пр.

В 19101913 годах возглавил борьбу за гебраизацию еврейских школ, требуя введения иврита в качестве языка преподавания. План Жаботинского не был поддержан Союзом сионистов России, но был принят организацией Тарбут и с успехом проводился ею в жизнь во время между двумя мировыми войнами в странах Восточной Европы (страны Прибалтики, Польша, частично — Румыния).

В 19111913 годах, в период процесса Бейлиса, когда на страницах прессы появились апологетические выступления евреев, доказывавших, что кровавый навет является безосновательной клеветой, Жаботинский в фельетоне «Вместо апологии» напомнил, что некультурные и дикие народы не имеют вообще права судить евреев.

В 1913 году участвовал в 11-м Сионистском конгрессе в Вене, где поддержал идею создания Еврейского университета в Иерусалиме. Но план Жаботинского превратить университет в учебное заведение с широкой образовательной программой, готовящее кадры интеллигенции для будущего Израиля, был отвергнут в пользу придания университету характера исследовательского института.

В начале Первой мировой войны выехал в Западную Европу как корреспондент московской газеты «Русские ведомости».

После вступления Турции в войну на стороне Германии в октябре 1914 года Жаботинский начал кампанию за создание еврейской национальной воинской части в составе сил союзников.

В начале войны сионисты старались придерживаться нейтралитета, но Жаботинский выдвинул идею, что сионистам следует однозначно принять сторону Антанты. Жаботинский считал, что участие евреев в войне даст им право голоса в послевоенном устройстве мира, а кровь еврейских солдат, пролитая за освобождение Эрец-Исраэль, закрепит право евреев на его историческую родину. Идея Жаботинского о создании Еврейского легиона, который в составе английских войск будет сражаться в Эрец-Исраэль, совпадала с взглядами Иосифа Трумпельдора. Помощь Жаботинскому оказали Пинхас Рутенберг, Меир Гроссман и Хаим Вейцман.

Жаботинский негативно относился к активному участию евреев в Февральской и Октябрьской революции.

В 1917 году правительство Великобритании дало согласие на формирование еврейской боевой части в рамках британских вооружённых сил. Жаботинский вступил рядовым в Еврейский легион, прошёл курс сержантов, а позднее был произведён в офицеры. Но война закончилась до того, как еврейские батальоны, за исключением первого, в котором служил Жаботинский, успели принять участие в военных действиях.

После мировой войны поселился в Эрец-Исраэль.

С первых дней своего существования британская военная администрация Палестины стала уклоняться от выполнения обязательств перед сионистским движением, взятых на себя английским правительством в Декларации Бальфура. Жаботинский, занимавший ранее проанглийскую позицию, выступил с протестом против британских властей, что привело к его принудительной демобилизации из Еврейского легиона.

Весной 1920 года Жаботинский был арестован английскими властями за организацию самообороны во время арабо-еврейских столкновений: в 1920 году Жаботинский поселился в Иерусалиме. Предвидя опасность арабских антиеврейских выступлений, Жаботинский безуспешно пытался воспрепятствовать демобилизации Еврейского легиона. После роспуска легиона Жаботинский организовал из его бывших бойцов первые отряды самообороны, которые во время арабских беспорядков на Пасху 1920 года пытались прорваться в Старый город Иерусалима для защиты его еврейского населения. За эту акцию военный суд приговорил Жаботинского, который был заключён в Акко, к 15 годам каторжных работ, но бурные протесты в Эрец-Исраэль, Великобритании и Америке вынудили британские власти сначала смягчить, а затем и аннулировать приговор.

В 1921 году был избран в совет директоров Керен ха-иесод, в котором возглавил отдел агитации, и в исполнительный комитет Всемирной сионистской организации. Выдвинутая Жаботинским совместно с Вейцманом идея восстановления Еврейского легиона натолкнулась на сопротивление сионистского руководства и некоторых кругов ишува, считавших лучшим решением проблемы национальной безопасности в Эрец-Исраэль создание нелегальных отрядов самообороны, которые не будут находиться под британским командованием.

На 12-м Сионистском конгрессе в сентябре 1921 года в Карлсбаде Жаботинский снова был избран в исполнительный комитет Всемирной сионистской организации. В период конгресса Жаботинский и представитель петлюровского украинского правительства в изгнании М. Славинский подписали соглашение о создании еврейской милиции для защиты еврейского населения от погромов во время планировавшегося похода украинской армии на Советскую Украину. Хотя соглашение предусматривало, что еврейская милиция не будет участвовать в военных действиях против большевиков, левосоциалистические круги сионистского движения подвергли Жаботинского яростной критике и потребовали принятия против него решительных мер. Но съезд сионистов Украины и России в сентябре 1921 года в Берлине после выяснения вопроса выразил полное доверие Жаботинскому.

Так как брпитанское правительство начало ограничивать права евреев на репатриацию в Подмандатную Палестину, не оказывало поддержки поселенческой деятельности и, наконец, изъяло из территории, предназначенной по мандату Лиги Наций для еврейского национального очага, Заиорданье, считавшееся до тех пор неотъемлемой частью Эрец-Исраэль, разногласия между Жаботинским и руководством Всемирной сионистской организации во главе с Вейцманом всё больше углублялись. Жаботинский требовал от сионистского руководства проведения твёрдой линии по отношению к Англии, указывая, что политика британских мандатных властей и верховного комиссара Герберта Сэмюэла носит антисионистский характер.

После опубликования в 1922 году Белой книги подал исполнительному комитету Всемирной сионистской организации меморандум, в котором резко осуждал британское правительство.

В январе 1923 года вышел из исполнительного комитета и занялся литературно-издательской деятельностью, направленной главным образом на национальное воспитание молодежи. Став компаньоном издательства «Ха-сефер» в Берлине, Жаботинский подготовил к изданию первый географический атлас мира на иврите.

В июле 1923 года стал постоянным сотрудником журнала «Рассвет» — органа русских сионистов, эмигрировавших в Европу.

Требовал официально провозгласить конечной целью сионизма создание еврейского государства по обе стороны Иордана. Но это требование было отвергнуто большинством голосов на 15-м и 17-м Сионистских конгрессах в Базеле в 1927 году и 1931 году из опасения усилить враждебность со стороны арабов и затруднить политическую борьбу за заселение и развитие Эрец-Исраэль.

В 1927 году жил в Париже.

В 1928 году написал книгу «Слово о полку», в которой описал историю Еврейского легиона, вернулся в Эрец-Исраэль, где, поселившись в Иерусалиме, редактировал газету «Доар ха-иом».

В 1930 году, когда Жаботинский выступал с лекциями в Южной Африке, британские власти запретили ему въезд в Эрец-Исраэль, аннулировав его въездную визу. Жаботинский вновь поселился в Париже. После нападения арабов на еврейские кварталы Иерусалима и резни, учиненной в Хевроне в 1929 году, иерусалимская группа сторонников активных действий основала Национальную военную организацию Иргун, командующим которой вскоре стал Жаботинский, бывший уже за границей.

С приходом в Германии к власти Гитлера Жаботинский призвал к организации всемирного бойкота немецких товаров.

В феврале 1940 года выехал в США с целью привести в исполнение свой план создания еврейской армии, которая сражалась бы против немцев на стороне союзников.

4 августа 1940 года умер в лагере Бетара около Нью-Йорка.

[править] Личная жизнь

В 1907 году женился в Одессе на сестре своего одноклассника по гимназии Анне Марковне Гальпериной (Иоанна /Анна/ Марковна Гальперина, 17 мая 1884 года, Одесса — 22 декабря 1949 года, Нью-Йорк, перезахоронена в Израиле).

Сын — Ари Жаботинский.

Внук — Зеэв Жаботинский — доктор математики и бизнесмен, ранее — боевой лётчик.

[править] Труды

[править] Источники

  1. КЕЭ, том 2, кол. 483–489


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты