Диктатура меньшинства

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Диктатура меньшинства — политологическая концепция, описывающая роль меньшинств в функционировании сложных систем. Она была сформулирована американским экономистом и трейдером Нассимом Николасом Талебом в главе «Побеждает наименее толерантный: диктатура меньшинства» своей книги «Skin In The Game»[1], входящей в литературную серию Incerto.

Содержание

[править] Основные сведения

Автор определяет теорию следующим образом: когда численность бескомпромиссно настроенного меньшинства определенного типа достигает какого-то порогового уровня, остальной популяции приходится подчиниться их предпочтениям. Вместе с доминированием меньшинств возникает оптическая иллюзия: наивному наблюдателю будет казаться, что в обществе господствует выбор и предпочтения большинства. Причина этого в том, что наши интуитивные суждения плохо работают в подобных ситуациях. Основная идея теории сложных систем заключается в том, что поведение целого нельзя предсказать по свойствам его частей. Взаимодействие значит гораздо больше, чем устройство элементарных единиц. Изучение отдельных муравьев никогда не даст нам представления о том, как устроен муравейник. Для этого нам придется рассматривать муравейник как целое, а не как большую кучу муравьев. Это свойство систем называется «эмерджентность»: целое отличается от суммы составляющих его частей, потому что главное — это то, как протекает взаимодействие между частями. Притом эти взаимодействия могут подчиняться очень простым правилам, например, правилу меньшинств. Правило меньшинств показывает: чтобы сообщество функционировало должным образом, нужно только одно — небольшое количество нетолерантных, добродетельных людей, которые лично заинтересованы в исходе игры[2].

[править] Преступники с аллергией на арахис

Кошерный лимонад

Кашрут соблюдают менее 0,3 % жителей Соединенных Штатов. Тем не менее почти все напитки кошерны, потому что с полностью кошерными напитками производителю и продавцу не приходится заботиться о специальной маркировке, отдельных прилавках и хранилищах, раздельной инвентаризации. Правило, меняющее всю систему, звучит так: человек, соблюдающий кашрут (или халяль), никогда не станет есть трефную (или харамную) пищу, но человеку, не соблюдающему кашрут, ничто не запрещает употреблять кошерное. Человек, страдающий от аллергии на арахис, не может есть продукты, содержащие его хотя бы в следовых количествах, но те, кто от аллергии не страдает, вполне могут есть пищу без арахиса. Честный человек никогда не станет совершать преступления, но преступник может заниматься законными делами. Автор называет такое меньшинство «бескомпромиссной» группой, а большинство — «гибкой». Правило приводит к возникновению асимметрии при выборе. Во-первых, значение имеет география, то есть пространственная структура местности: важно, изолирована ли «бескомпромиссная» группа в собственном районе или распределена среди большинства населения. Если люди, следующие правилу меньшинств, живут в месте, где поддерживается отдельная микроэкономика, правило меньшинств окажется неприменимо к большинству. Но когда меньшинство распределено в пространстве равномерно, «гибкое» большинство начнет подчиняться правилам меньшинств. Во-вторых, значение имеет структура затрат: чтобы сделать лимонад кошерным, не приходится менять его цену — по крайней мере не настолько, чтобы оправдать раздельный учет. Но если бы изготовление кошерного лимонада стоило существенно больше, правило действовало бы слабее — в некоторой нелинейной зависимости от разницы в затратах. Если производство кошерной пищи обходится в 10 раз дороже, правило меньшинств окажется неприменимо — разве что в некоторых, самых богатых районах. Таким образом, правило меньшинств может привести к появлению в магазинах большего числа халяльных продуктов, чем это оправдано с точки зрения доли покупателей, соблюдающих халяль, — однако и тут есть и сдерживающий фактор: для кого-то мусульманская пища может стать табу. Но если правило не относится к религиозной сфере, можно ожидать, что оно распространится на значительную долю популяции.

[править] Ренормализационная группа

Рисунок 2. Ренормгруппа, шаги с первого по третий: четыре ящика, каждый из которых содержит по четыре ящика. На первом шаге один из ящиков окрашен оранжевым, и каждый следующий шаг показывает последовательное воплощение «правила меньшинств»

Рисунок 2 иллюстрирует т. н. «фрактальное самоподобие». В каждом из больших четырех квадратов находится по четыре маленьких квадрата, и до какого-то предела этот принцип повторяется и в большую, и в меньшую сторону. Также есть два цвета: синий — выбор большинства и оранжевый — выбор меньшинства. Можно предположить, что квадрат поменьше состоит из семьи из четырех человек. Один из членов семьи находится в крайней оппозиции и питается только не-ГМО (что включает в себя органическую пищу). Получится один квадратик оранжевого цвета, а три остальных — синего. Далее следует «ренормализировать» эту семью на один порядок: дочери удалось убедить остальных членов семьи питаться как она, и теперь все квадратики стали оранжевыми, а значит, теперь все едят не-ГМО. Затем: семья отправляется на барбекю с другими семьями. Поскольку она, как известно, ест только не-ГМО, то и все остальные будут готовить только органическую пищу. Затем владелец местного магазина, видя, что в районе покупают только не-ГМО, переключится на продажу только органической продукции — так проще. А потом и местный оптовик переключится на не-ГМО, а история будет развиваться и «ренормализироваться». В поддержку своей теории Талеб приводит в пример французского социофизиолога Сержа Галама, который первым применил метод ренормализации в социологии и политологии; согласно его компьютерной модели выборов, было достаточно, чтобы некоторое меньшинство превысило определенный уровень, и тогда оно может навязывать свой выбор большинству. Та же иллюзия существует и в дискуссиях на политическую тематику, которые проводят ученые-политологи: может показаться, что если крайнее правое или левое крыло партии заручится поддержкой 10 % населения, то их кандидат получит 10 % голосов. Однако такие базовые избиратели классифицируются как «негибкие», так как они всегда будут голосовать за эту фракцию. А вот некоторые из «гибких» избирателей тоже могут проголосовать за экстремистов — точно как некошерные могут есть кошерное. За этими людьми и надо следить, потому что они способны увеличить базу поддержки экстремистской партии. Модели Галама породили ряд парадоксальных эффектов в политологии — и его предсказания оказались ближе к реальным результатам, чем теории ученого большинства.

[править] Вето

Опыт изучения групп ренормализации говорит о том, что вето, наложенное одним из участников группы, может повлиять на решения всей группы. Рори Сазерленд предположил, что это объясняет процветание некоторых сетей быстрого питания, например, Макдоналдса: дело не в том, что они предлагают высококачественную продукцию, а в том, что на них не наложено вето определенной социально-экономической группой — и очень небольшим процентом ее участников. Говоря иначе, это лучший из худших сценариев отклонения от ожиданий: с более низкими дисперсией и средним значением. При наличии небольшого числа опций Макдоналдс выглядит безопасным выбором. Также он является безопасным выбором в подозрительных местах, где мало постоянных посетителей, и где отклонение качества продукции от ожидаемого может иметь последствия.

[править] Навязать другим нравственное поведение

Идея односторонней нетерпимости может помочь разобраться с некоторыми заблуждениями. Глядя на запреты прошлого, можно сделать вывод, что для этого достаточно нескольких мотивированных человек с активной жизненной позицией. Можно также предположить, что эволюция нравственных ценностей в обществе определяется конкретным лицом, которое в силу своей нетерпимости начинает требовать от окружающих особенно добродетельного поведения. То же самое можно применить к гражданским правам. Механизмы развития религии и передачи морали похожи на таковые у пищевых ограничений, и мораль навязывается большинству меньшинством. «Когда какое-то нравственное правило сформировалось, достаточно относительно небольшого числа непримиримых сторонников, распределенных географически, чтобы диктовать обществу новую норму».

[править] Рынки и наука не управляются большинством

Н.Талеб утверждает, что теория «диктатуры меньшинства» в равной степени применима и к рынку. «Рыночная ситуация — это не сумма мнений участников; изменение цены является отражением действий наиболее мотивированных покупателя и продавца. Это довольно контринтуитивно и понятно только трейдерам — что из-за одного продавца цена может измениться на 10 %. Просто продавец нужен упорный»[3].

[править] Критика

В противопоставление теории меньшинства существует концепция диктатуры большинства или власти большинства (англ. majoritarianism), согласно которой большинство, определяемое по некоторым параметрам общества (языковым, социальным, религиозным и т. п.), имеет преимущества в решении общественно-значимых вопросов этого общества. Приверженцы диктатуры большинства заявляют, что принимаемые большинством решения являются демократическими, а ограничение решений вопросов большинством, как правило, не демократично. И если решения принимает небольшая группа, например, аристократы, судьи, духовенство, солдаты или философы, то общество превращается в олигархическое.

[править] См. также

[править] Источники

  1. SITG. www.fooledbyrandomness.com. Архивировано из первоисточника 19 ноября 2017.[недоступная ссылка] Проверено 28 ноября 2017.
  2. Nassim Nicholas Taleb The Most Intolerant Wins: The Dictatorship of the Small Minority. Medium (2016-08-14). Проверено 28 ноября 2017.
  3. Побеждает наименее толерантный: Как работает диктатура меньшинства (рус.), Insider.pro — иллюстрированное издание о финансовых рынках на русском языке.. Проверено 28 ноября 2017.

[править] Литература

[править] Ссылки


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты