Джейкоб Шифф

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Джейкоб Шифф

Jacob Schiff
Zions-trojan-horse-327-jacob-henry-schiff.gif



Дата рождения 10 января 1847 года
Место рождения Франкфурт-на-Майне, Германия
Дата смерти 25 сентября 1920 года
Место смерти Нью-Йорк, США






Награды и премии Орден Восходящего солнца 1 классаОрден Священного сокровища




Джейкоб Генри (Якоб Генрих) Шифф (англ. Jacob Henry Schiff, нем. Jakob Heinrich Schiff) — американский банкир и филантроп[1].

Содержание

[править] Карьера

Якоб Шифф родился 10 января 1847 года во Франкфурте-на-Майне в раввинской семье. Отец был брокером в одном из банков, принадлежащих Ротшильдах.

Получил хорошее религиозное и светское образование.

В 1865 году эмигрировал в США и стал партнером в брокерской фирме, работал в банке Kuhn, Loeb & Co.

В 1875 году женился на дочери одного из владельцев банка, Соломон Лёба, главы банкирского дома «Кун—Леб», — Терезе — и вошёл в дело тестя, заняв пост управляющего банком в 1885 году, который благодаря способностям Шиффа вскоре стала одним из самых крупных банкирских домов в США. Под руководством Шиффа банк вкладывал большие средства в металлургические, электрические, телефонные, телеграфные компании и особенно в расширение сети железных дорог, способствуя тем самым быстрой индустриализации США в конце XIX века — начале XX века. Банк принимал участие в международных финансовых операциях, предоставляла займы правительствам США и ряда других стран.

В 1904 году удостоился аудиенции у английского короля Эдуарда VII.

На президентских выборах 1909 года поддерживал Уильяма Тафта.

Умер 25 сентября 1920 года в Нью-Йорке.

[править] Благотворительная деятельность

В 1906 году стал одним из основателей Американского еврейского комитета и принимал активное участие в его усилиях по отстаиванию прав евреев в США и за границей.

В 1914 году стал одним из создателей Американского еврейского распределительного комитета («Джойнт») — выступил одним из инициаторов создания Комитета по распределению фондов помощи евреям, пострадавшим от войны (с 1931 года — Джойнт).

Огромная филантропическая деятельность олигарха, на которую Шифф выделял 1/10 часть доходов, охватывала многие сферы жизни в США. Шифф поддерживал еврейские общинные, просветительские и религиозные организации различных направлений. Принадлежа к реформистской общине «Иммануэль», Шифф сохранял впитанные с детства нормы поведения, связанные с ортодоксальным иудаизмом. Шифф был горячим сторонником учреждения Еврейской теологической семинарии, видя в ней исток развития «умеренной ортодоксии», отвечающей запросам массы еврейских иммигрантов, и в дальнейшем оказывал семинарии, как и другим центрам консервативного иудаизма, большую поддержку. Получали от Шиффа финансовую поддержку и высшие учебные заведения ортодоксального (Иешива-университет) и реформистского (Хибру юнион колледж) направлений.

Шифф финансировал новый перевод Библии на английский язык еврейскими учёными; учредил фонд для выпуска серии переводов классических произведений иврит новой литературы; участвовал в финансировании Еврейской энциклопедии на английском языке (в 12-ти томах, 1901—1906, Нью-Йорк—Лондон) и приобретении еврейских книжных раритетов для Библиотеки Конгресса и Еврейской теологической семинарии, создании еврейского отдела в Нью-Йоркской публичной библиотеке. Нередко филантропия дополнялась личным участием Шиффа в субсидируемых им начинаниях. Шифф был крупнейшим жертвователем на больницу имени Мозеса Монтефиоре в Нью-Йорке и президентом её попечительского совета.

[править] Отношение к сионизму

Шифф крайне отрицательно (во всяком случае по началу) относиться к сионизму, который он многих годы воспринимал как секулярно-националистическое извращение еврейской религии.

В 1904 году, в период нахождения Шиффа во Франкфурте, Теодор Герцль хотел встретиться с ним и заинтересовать его деятельностью Сионистской организации, однако из-за болезни Герцля их встреча не состоялась. Впрочем, Шифф считал идеи Герцля утопичными, а в августе 1907 году вступил в газете «Нью-Йорк таймс» в публичную полемику с поддержавшим сионистское движение Шломо Шехтером, утверждая, что сионизм несовместим с американским гражданством.

Тем не менее, в 1908 году олигарх посетил Эрец-Исраэль и пожертвовал существенные суммы на ряд проектов, в том числе на Технион и опытную сельскохозяйственную станцию, которую хотел открыть Аарон Ааронсон.

В следствии изменившейся после Первой мировой войны международной обстановкой Шифф стал более позитивно относиться к еврейскому заселению Эрец-Исраэль и, выступая перед членами Лиги еврейской молодежи в апреле 1917 году, признал необходимость создания в Эрец-Исраэль религиозного и культурного центра еврейского народа. Шифф приветствовал декларацию Бальфура, хотя и не одобрял линию сионистов на создание независимого еврейского государства. Шифф готов был войти в Американскую сионистскую организацию при условии, что она обнародует его взгляды относительно еврейского национализма; получив отказ, Шифф остался вне сионистского движения.

[править] Война против России

Российская империя оставалась одной из последних стран Европе, где продолжали действовать антиеврейские дискриминационные законы (Черта оседлости, процентная норма, невозможность евреям занимать военные, научные и государственные должности, запреты на смешанные браки и т. д.). Это привело к демонизации царизма в глазах евреев, которые, к этому времени, были очень многочисленны и влиятельны и в Европе и в США, да и в самой России (евреи контролировали банки, биржи, СМИ, торговлю и т. д. во многих странах, это очень важные позиции при начавшимся тогда капитализме). Николай II своей политикой настроил против своей власти значительную (и очень активную) часть населения (6 миллионов евреев) страны, а также влиятельных евреев Запада, среди которых был и Шифф.

Наоми Коэн, биограф Джейкоба, называла отношение Шиффа к царской России своего рода «личной войной, продолжавшейся с 1890-х до 1917 года,… которая с годами усиливалась и превращалась во всепоглощающую страсть, причины которой лежали куда глубже… Банкир настойчиво сравнивал положение евреев в России с библейской историей Египетского исхода, а себя самого, без сомнения, видел новым Моисеем… и именно крестовому походу против России обязан Шифф своему возвышению на невиданную прежде для еврейского лидера высоту». При этом отмечается, что после Февральской революции отношение Шиффа к России изменилось — он приветствовал Временное правительство, отменившее вероисповедальные ограничения, и обеспечил финансовую поддержку его военного займа.

Положение русских евреев привлекло к себе внимание Шиффа ещё во время погромов 1881 года. К началу XX века к арсеналу средств, которые были выработаны американской еврейской общиной в борьбе за права евреев в других странах ещё в середине XIX века, таких как формирование соответствующего общественного мнения и давление на американское правительство, Шифф добавил нечто абсолютно новое — попытки дипломатической изоляции Российской империи, особенно посредством международного финансового давления.

В 1890 году, в ходе визита российского военного корабля в порт Нью-Йорка, Шифф организовал кампанию бойкота со стороны евреев города.

В начале 1890-х годов Шифф некоторое время помогал финансировать издание ежемесячного журнала «Свободная Россия» («Free Russia») — органа Общества американских друзей российской свободы, которое, среди прочего, тайно раздавало «умеренные пособия» членам партии эсеров. В это время Шифф тесно сотрудничал с Джорджем Кеннаном. Эта связь поставила на повестку дня более общую задачу, чем просто улучшение положения российских евреев — свержение Романовых. По мнению Наоми Коэн, Шифф оставался озабоченным прежде всего облегчением положения еврейского населения, но почему бы не объединить выполнение этой задачи с более широкой стратегической целью демократизации России?

В начале XX века в Российской империи прошёл ряд еврейских погромов.

Шифф ненавидел царский режим, обвиняя его в антиеврейской политике и неоднократно отказывался участвовать в займах для царского правительства и отговаривал от этого других финансистов.

Для давления на российские власти с целью вынудить их прекратить ущемление прав еврейского населения Шифф активно использовал свой авторитет и влияние в американском банковско-финансовом секторе, перекрывая доступ Российской империи к получению внешних займов в США, а также выступал с внешнеполитическими инициативами, способными привести к ухудшению американо-российских отношений.

Царское правительство, неся урон от действий Шиффа, попыталось перетянуть его на свою сторону или, хотя бы, нейтрализовать его. Министр внутренних дел В. К. Плеве пригласил Шиффа в Россию. Шифф выдвинул два условия: 1) он должен получить официальное приглашение от министра; 2) русские визовые законы должны быть изменены, еврей Шифф должен въехать в Россию на общих основаниях, а не по специальному разрешению. Шифф рассматривал изменение визового закона как первый шаг на пути к равноправию российских евреев. Пока шёл обмен письмами, Плеве был убит террористами, возглавшими на него вину за еврейские погромы. Шифф назвал убийство Плеве «Божьей карой».

Примерно в то же время (около 1904 года) с Шиффом встречался финансовый агент российского правительства еврей Г. А. Виленкин, который, используя свои национальные и даже отдалённые родственные связи, пытался договориться с Шиффом о прекращении его помощи русскому революционному движению. Шифф, признавая поступление через него средств на революционную деятельность, отказался пойти на такое соглашение с российским правительством, заявив, что предложение Виленкина запоздало и «с Романовыми мир заключён не может быть».

Наиболее известен вклад Шиффа в победу Японии в Русско-японской войне: именно Шифф выпустил облигаций на сумму 200 миллионов долларов в пользу Японии во время русско-японской войны.

Сирус Адлер вспоминал, как в начале февраля 1904 года Шифф пригласил в свой дом еврейских общественных деятелей и заявил им: «В ближайшие 72 часа начнётся война между Японией и Россией. Ко мне обратились с просьбой предоставить займы Японскому правительству. Я хочу услышать Ваше мнение, как смогут такие действия повлиять на положение наших единоверцев в России». На встрече, судя по всему, было принято положительное решение, а Шифф не испытывал раскаяния за тот урон, который нанёс российскому режиму.

С началом Русско-японской войны управляемый Шиффом американский синдикат в составе его банкирского дома «Кун, Леб и К°», Национального и Коммерческого банков, не только выпустил два англо-американских займа для японского правительства на сумму около 110 миллионов долларов (половина этой суммы была размещена синдикатом Шиффа), чем сыграл значительную роль в финансировании Японии и обеспечении её победы в войне, но и активно и успешно препятствовал размещению займов России на американском рынке, удерживая тем самым другие американские банки от кредитования российского правительства.

За свою поддержку Японии во время Русско-японской войны в 1905 году был награждён японским орденом Священного сокровища, а в 1907 году — орденом Восходящего солнца.

В ходе русско-японских мирных переговоров, проходивших в Соединённых Штатах летом 1905 года, Шифф во главе депутации еврейских банкиров по меньшей дважды встречался с главой русской делегации — председателем совета министров С. Ю. Витте, который описал эту встречу в своих мемуарах:

Что касается депутации еврейских тузов, являвшихся ко мне два раза в Америке говорить об еврейском вопросе… В депутации этой участвовали Шифф (кажется, так), глава финансового еврейского мира в Америке, доктор Штраус (кажется, бывший американский посол в Италии), — оба эти лица находились в очень хороших отношениях с президентом Рузевельтом, — и ещё несколько других известных лиц. Они мне говорили о крайне тягостном положении евреев в России, о невозможности продолжения такого положения и о необходимости равноправия. Я принимал их крайне любезно, не мог отрицать того, что русские евреи находятся в очень тягостном положении, хотя указывал, что некоторые данные, которые они мне передавали, преувеличены, но по убеждению доказывал им, что предоставление сразу равноправия евреям может принести им более вреда, нежели пользы. Это мое указание вызвало резкие возражения Шиффа.

Исследователь А. Н. Боханов утверждает, что в ходе этих портсмутских переговоров Шифф явился к главе русской делегации С. Ю. Витте и недвусмысленно угрожал тому — в случае неснятия административно-юридических ограничений для евреев — революцией в России.

Журналисты США, освещавшие встречу еврейской делегации с Витте, указывали на главенствующее место Шиффа в делегации и на то, что он занимал самую непреклонную позицию. Они передавали содержание разговора, состоявшегося между Шиффом и Витте. На просьбу Витте о том, чтобы американские евреи убедили русских евреев не идти в ряды революционеров, Шифф ответил, что это не в силах первых и что русские евреи идут в ряды революционеров потому, что надеются установить в России республиканскую форму правления, которая и даст им равные права, раз царское правительство такие права им дать отказывается.

В ходе волны еврейских погромов в России Шифф поддерживал организацию отрядов еврейской самообороны. Британский историк Норман Кон и биограф Шиффа Наоми Коэн указывали, что во время погромов 1905—1906 годов Шифф пытался убедить правительство США выступить на защиту евреев в Российской империи.

Оказывал большую помощь группам еврейской самообороны и жертвам погромов 1903—1905 годах в Российской империи. Не ограничиваясь денежной поддержкой, Шифф, имевший доступ в высшие американские политические круги, в том числе к президентам, использовал свое влияние для защиты евреев в других странах, в том числе в Восточной Европе.

В 1910 году Шифф заявил, что «был шокирован, узнав несколько недель назад, что Япония действует рука об руку с Россией — врагом всего человечества. Россия и Япония имеют лишь одну цель в этом союзе — держать Китай в роли вассала».

В 1911 году сыграл видную роль в борьбе за денонсацию торгового договора между Россией и США от 1832 года ввиду антисемитской политики российских властей и дискриминации ими евреев-граждан США, в частности, отказа признавать их американские паспорта.

В 1913 году истекал срок русско-американского «Трактата о торговле и мореплавании» от 1832 года. В США началась пропагандистская кампания за расторжение договора, так как Россия, в нарушение условий договора, налагала на американских евреев, посещающих Россию, точно такие же ограничения, как и на собственных подданных-евреев, объясняя это пропагандой этими евреями революционных идей. На самом деле, как заявил в 1911 году Государственный секретарь США Ф. Нокс, за пять лет лишь четырём гражданам США было отказано в визе на основаниях, в которых можно было подозревать дискриминацию. В этой кампании Шифф активно участвовал. Российское правительство не шло навстречу американской стороне, в результате переговоры закончились безрезультатно, президент Тафт 17 декабря 1911 года денонсировал договор. Российская пресса обвиняла в этом лично Шиффа и его компанию (а также Гуггенхаймов). В результате давления Шиффа и его окружения на Российское правительство положение российских евреев только ухудшилось — в 1912—1913 годах были приняты ещё более жёсткие антиеврейские законы.

После начала Первой мировой войны царское правительство вновь обратилось к американскому финансовому рынку в поисках источников кредитования. С Шиффом вновь встречался эмиссар правительства Г. А. Виленкин, но позиция Шиффа осталась неизменной — он и его синдикат требовали изменения антиеврейской политики российских властей до предоставления займа.

После Февральской революции отношение Шиффа к России изменилось. Шифф приветствовал декрет от 6 апреля 1917 года, который уравнял евреев в России в правах. Революцию он назвал «почти чудом, почти более крупное событие, чем освобождение наших предков от египетского плена». Он посылал поздравительные телеграммы членам Временного правительства, принимал делегацию из России, которая в том году прибыла в США. Шифф предоставил Временному правительству финансовую поддержку в форме существенной подписки на выпущенный Временным правительством очередной военный заём («Заём Свободы», или, как его ещё называли, «Заём Керенского»).

С 19 августа 1918 года адвокат Льюис Маршалл обратил внимание Шиффа на слухи, которые приписывали большевистскую революцию евреям и лично Шиффу. В связи с подобными обвинениями Шифф направил в Государственный департамент США письмо, в котором отмежевался от «красных».

Некоторые историки считают, что Шифф снабжал деньгами Л. Д. Троцкого.

Английский историк Норман Кон отмечал, что в сентябре 1919 года одна из монархических газет в Ростове-на-Дону напечатала подложный, как Кон считает, документ, по которому большевики будто бы получили многомиллионную субсидию от Шиффа, что помогло им одержать победу в революции.

В 1921 году юрист Борис Бразоль в своей книге The world at the crossroads привел отрывок из донесения русского агента в Нью-Йорке от 15 февраля 1916 года. В донесении описывалось собрание русских революционеров, на котором при обсуждении вопроса о деньгах на революционную деятельность упоминалось имя Шиффа.

Историк Леон Поляков отмечает, что в архиве Государственного департамента США сохранился доклад Бразоля, озаглавленный «Большевизм и иудаизм», датированный 30 ноября 1918 года.

[править] Личная жизнь

Имел двое детей: Мортимер Шифф, крупный деятель скаутского движения в Америке, и Фрида Шифф, вышедшая замуж за Феликса Варбурга.

Внучка — Дороти Шифф (1903—1989) — была владельцем (с 1939 года) и главным редактором (1950—1976) газеты «Нью-Йорк пост», которая под её руководством была крупнейшей газетой либерального направления.

[править] Источники

  1. КЕЭ, том: 10. Кол.: 221—223.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты