Битва при Милах

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Битва при Милах

Военный конфликт
Aeolian Islands map.jpg
Милы (ныне Милаццо), Сицилия
Конфликт Первая Пуническая война
Дата 260 г. до н. э.
Место Милы
Итог Победа Рима
Стороны
Командующие
Силы
130 кораблей
120 (?) кораблей
Потери
44 корабля
10 тысяч человек
11 кораблей
«Ворон» по: Маркс Э., Тинджей Г. Римляне. «Росмэн». Москва, 1998.

Битва при Милах — морское сражение между Карфагеном и Римом во время Первой Пунической войны, первая известная крупная морская победа римлян.

Содержание

[править] Предыстория

После битвы при Липарах и неудачного рейда на Италию карфагенский адмирал Ганнибал бен Гисгон с 50 кораблями двинулся навстречу главным силам римского флота, которые шли вдоль итальянского берега, но при этом не принял никаких мер предосторожности; вследствие этого, а также и несчастной случайности, карфагенская эскадра, стоявшая, по-видимому, на якоре и не готовая к бою, была захвачена врасплох подходившим в боевом порядке римским флотом и потеряла несколько кораблей. Главные силы римского флота благополучно пришли в Мессану. Здесь Гай Дуилий, передав командование войсками трибунам, принял главное начальство над флотом и двинулся со 130 кораблями вдоль северного берега острова, на запад, к Панорму, навстречу Ганнибалу бен Гисгону.

Ганнибал вывел ночью флот из Акраганта и шёл навстречу Гаю Дуилию; столкновение произошло у мыса Миле (Милаццо); карфагенский флот насчитывал 120–130 судов[1] и состоял почти исключительно из пентер, а флагманский корабль был гептерой (септиремой), которую карфагеняне захватили у Пирра. Командовал карфагенским флотом этот же Ганнибал бен Гисгон, беззаботность которого незадолго перед тем привела к потере значительного числа кораблей; урок этот, однако, не сделал его умнее; карфагеняне, в течение целых столетий почти безраздельно господствовавшие на море и давно уже не встречавшие равного себе противника, считали себя в полной безопасности; это привело их к чрезмерной самоуверенности и к пренебрежению даже самыми простыми тактическими правилами: они полагали, что одно их приближение должно устрашить и обратить в бегство неприятеля[2].

[править] Бой

Ганнибал бен Гисгон опять не выслал вперёд разведчиков; флот его шёл в беспорядке; когда показались римляне, он, имея около 30 кораблей, находился далеко впереди главных сил, и вместо того, чтобы дать последним подойти или хотя бы выстроить в боевой порядок суда, которые были с ним, он с безрассудной смелостью бросился на неприятеля. Карфагеняне заметили на приближавшихся к ним в сомкнутом строю (в каком именно — неизвестно) римских кораблях неуклюжих «воронов». Они, хотя и были удивлены, не приняли никаких мер против них, а ограничились одними насмешками. Однако когда корабли столкнулись нос к носу, римляне тотчас же пустили их в ход. С какой бы стороны карфагеняне ни атаковали — штевень против штевня или проходя вплотную вдоль борта противника с целью обломать ему вёсла — тяжёлые абордажные мостки падали на их палубу и пробивали её острым крюком; по этим мосткам на их корабли, удерживаемые «вороном» тотчас же устремлялись многочисленные легионеры, защищённые от метательных снарядов стенками, щитами и шлемами. Карфагеняне в рукопашном бою далеко уступали римлянам, которые, кроме того, значительно превосходили их численностью; они были не в состоянии долго сопротивляться, и вскоре все 30 кораблей, с которыми Ганнибал бен Гисгон произвёл первую атаку, были захвачены, в том числе и флагманский корабль.

Карфагенскому адмиралу едва удалось на шлюпке бежать к своим главным силам — его корабль ещё в начале сражения был захвачен. Однако он всё-таки не хотел признать сражения проигранным. Так как атака с носа оказалась неудачной, он приказал своим кораблям, превосходившим неприятеля в быстроте и поворотливости, окружить римлян, чтобы атаковать их с бортов или с кормы; римляне, однако, оказались настолько искусными, что сумели парировать этот приём, и атакующий везде встречал угрожающего «ворона», который мог поворачиваться в обе стороны приблизительно на 300 градусов.

Понеся значительные потери, Ганнибал, не имея больше никакой надежды на успех, прекратил бой и начал отступать, чему Дуилий со своими тихоходными кораблями не мог помешать[3].

[править] Потери и результаты

Причиной поражения карфагенян стало применение римлянами нового изобретения — так называемого ворона (harpago corvus), специального приспособления, которое позволяло обездвижить вражеский корабль и перекинуть на него мостик для идущий на абордаж морской пехоты[4].

По Полибию, карфагеняне потеряли не то 50, не то 80 кораблей[5]. По Евтропию, римляне захватили 31 корабль, потопили 14, взяли в плен 7 тысяч и уничтожили 3 тысяч человек. В надписи Дуилия и у Орозия говорится о захвате римлянами 1 септиремы (гептеры), 30 квинкверем (пентер) и трирем, и о потоплении 13 кораблей[6]. Орозий говорит о 3 тысяч карфагенян, погибших в этом сражении и о 7 тысячах плененных карфагенян. Сопоставление этих цифр с числом потопленных римских кораблей даёт оценку римских потерь в людях — не менее 1−2 тысяч человек.

Причины поражения карфагенян:

  1. Отсутствие морской разведки (карфагеняне нечего не знали о воронах).
  2. Вороны и морская пехота Рима.
  3. Пренебрежение карфагенян к римлянам, дошедшее до атаки без боевого порядка.
  4. Поэтапное введение в бой карфагенских сил (возможно, это произошло в следствии того, что основные силы немного отстали). Римляне, как замечает А. Хлевов, по крайней мере, на первом этапе схватки, получили явное преимущество над противником, разгромив его и лишив главнокомандующего.
  5. Потеря флагманского корабля.

Данная победа подняла моральный боевой дух римлян, способствовала их победам на главном театре войны — Сицилии, и не позволила карфагенянам совершить вторжение в Италию (если у карфагенян были подобные планы). Инициатива на море перешла Риму.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты