Ганнибал бен Гисгон

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ганнибал бен Гисгон




Дата рождения ~ 300−290 гг. до н. э.
Дата смерти ~ 258−257 гг. до н. э.
Гражданство 210px-Carthage standard.svg.png Карфаген


Род деятельности адмирал







Первая Пуническая война.

Ганнибал бен Гисгон (Ганнибал Старший; Ганнибал Гиско) — карфагенский адмирал времён Первой Пунической войны.

Содержание

[править] До I Пунической войны

Ганнибал предположительно родился около 300 г. до н. э. или в 290 г. до н. э.

Этот Ганнибал, которого Теодор Моммзен называет сыном некоего Гисгона[1] (англ. Hannibal Gisco), судя по фрагментам Диодора, идентичен карфагенскому военачальнику Ганнибалу, который перед Первой Пунической войной командовал карфагенским флотом на Липарских островах. Узнав, что город Мессана хочет перейти под власть сиракузского царя Гиерона II, Ганнибал отправился к этому царю Гиерону — якобы для того, чтобы принести свои поздравления, но на самом деле стремясь обмануть Гиерона. Гиерон поверил карфагенянам и оставался в бездействии. Ганнибал же зашёл в Мессану и, найдя мамертинцев готовыми сдать город Сиракузам, отговорил их и под предлогом оказания помощи ввёл в город своих солдат. Гиерон, обманутый карфагенянами, бросил осаду как безнадежную и вернулся в Сиракузы.

Позднее карфагеняне и Гиерон, заключив союзный договор, согласовали совместное нападение на Мессану[2].

[править] Первая Пуническая война

[править] Бой за Акрагант

 → Осада Акраганта (262 г. до н. э.)

Ганнибал двинулся на помощь сиракузянам (263 г. до н. э.), которых разбили римляне, прибыл с военно-морскими силами в Ксифоний (на мысе у Мегары), но отступил, узнав о римско-сиракузском мире[3]. Вследствие предательства Гиерона, Ганнибал бен Гисгон увёл главные пунийские силы в Акрагант. Этот город Ганнибал в течении 7 месяцев защищал от римлян (262 г. до н. э.)[4]. Римляне не могли взять этот город штурмом, но блокада была тяжела для 50 тысяч осаждённых. Ганнибал посылал в Карфаген за помощью, и тот прислал флот с войсками и слонами и послали их на Сицилию к Ганнону бен Ганнибалу.

Чтобы помочь осаждённым, Ганнон бен Ганнибал высадился возле Гераклеи, отрезав, таким образом, подвоз припасов для осаждающих римлян и хитростью захватил город гербесян. Так как терпели сильную нужду в продовольствии обе стороны, было решено вступить в бой. Римляне победили, но Ганнибалу удалось увести войско к своим кораблям и спастись[5]. Акрагант попал в руки римлян, а вместе с ним и весь остров, кроме нескольких приморских крепостей, в которых окопался Гамилькар Паропосский, сменивший Ганнона бен Ганнибала.

[править] Поход на Италию

В 261 г. до н. э. были часты морские набеги карфагенян на Италию, во время одного из них Ганнибал был отражён прибрежной охраной.

[править] Битва у Липар

 → Битва у Липарских островов

Ганнибал стоял с флотом в Панорме и распустил ложный слух, будто жители Липары ждут только прибытия Гнея Корнелия Сципиона, чтобы стать на сторону Рима; слух этот заманил Сципиона к Липаре, где на следующее утро на него напала превосходившая его силами карфагенская эскадра и захватила его со всем отрядом в плен; за что Сципион получил прозвище «ослица» (asina).

[править] Битва у Мил

 → Битва при Милах

«Ворон».

Но после этого, в 260 г. до н. э., Ганнибал бен Гисгон с 50 кораблями двинулся навстречу главным силам римского флота, которые шли вдоль итальянского берега, но при этом не принял никаких мер предосторожности; вследствие этого, а также и несчастной случайности, карфагенская эскадра, стоявшая, по-видимому, на якоре и не готовая к бою, была захвачена врасплох подходившим в боевом порядке римским флотом и потеряла несколько кораблей. Главные силы римского флота благополучно пришли в Мессану. Здесь Гай Дуилий, передав командование войсками трибунам, принял главное начальство над флотом и двинулся со 130 кораблями вдоль северного берега острова, на запад, к Панорму, навстречу Ганнибалу бен Гисгону.

Ганнибал вывел ночью флот из Акраганта и шёл навстречу Гаю Дуилию; столкновение произошло у мыса Миле (Милаццо); карфагенский флот насчитывал 120–130 судов и состоял почти исключительно из пентер, а флагманский корабль был гептерой (септиремой), которую карфагеняне захватили у Пирра. Командовал карфагенским флотом этот же Ганнибал бен Гисгон, беззаботность которого незадолго перед тем привела к потере значительного числа кораблей; урок этот, однако, не сделал его умнее; карфагеняне, в течение целых столетий почти безраздельно господствовавшие на море и давно уже не встречавшие равного себе противника, считали себя в полной безопасности; это привело их к чрезмерной самоуверенности и к пренебрежению даже самыми простыми тактическими правилами: они полагали, что одно их приближение должно устрашить и обратить в бегство неприятеля. Ганнибал бен Гисгон опять не выслал вперёд разведчиков; флот его шёл в беспорядке; когда показались римляне, он, имея около 30 кораблей, находился далеко впереди главных сил, и вместо того, чтобы дать последним подойти или хотя бы выстроить в боевой порядок суда, которые были с ним, он с безрассудной смелостью бросился на неприятеля. Карфагеняне заметили на приближавшихся к ним в сомкнутом строю (в каком именно — неизвестно) римских кораблях неуклюжих «воронов». Они, хотя и были удивлены, не приняли никаких мер против них, а ограничились одними насмешками. Однако когда корабли столкнулись нос к носу, римляне тотчас же пустили их в ход. С какой бы стороны карфагеняне ни атаковали — штевень против штевня или проходя вплотную вдоль борта противника с целью обломать ему вёсла — тяжёлые абордажные мостки падали на их палубу и пробивали её острым крюком; по этим мосткам на их корабли, удерживаемые «вороном» тотчас же устремлялись многочисленные легионеры, защищённые от метательных снарядов стенками, щитами и шлемами. Карфагеняне в рукопашном бою далеко уступали римлянам, которые, кроме того, значительно превосходили их численностью; они были не в состоянии долго сопротивляться, и вскоре все 30 кораблей, с которыми Ганнибал бен Гисгон произвёл первую атаку, были захвачены, в том числе и флагманский корабль. Адмиралу едва удалось на шлюпке бежать к своим главным силам. Однако он всё-таки не хотел признать сражения проигранным. Так как атака с носа оказалась неудачной, он приказал своим кораблям, превосходившим неприятеля в быстроте и поворотливости, окружить римлян, чтобы атаковать их с бортов или с кормы; римляне, однако, оказались настолько искусными, что сумели парировать этот приём, и атакующий везде встречал угрожающего «ворона», который мог поворачиваться в обе стороны приблизительно на 300 градусов.

Понеся значительные потери, Ганнибал, не имея больше никакой надежды на успех, прекратил бой и начал отступать, чему Дуилий со своими тихоходными кораблями не мог помешать. Карфагеняне потеряли не менее 50 кораблей, 3000 убитых и 7000 пленных; потери римлян были ничтожны. Таким образом, Дуилий в первом же сражении одержал полную блестящую победу. Победа Рима при Милах (260 г. до н. э.) развеяла миф непобедимости карфагенян на море, что сделало римлян более смелыми на морском театре.

Ганнибал с уцелевшими кораблями отплыл в Карфаген и спас жизнь при помощи пунийской хитрости: «Должен ли я был атаковать?» — «Да». — «Соответственно этому и получились результаты». С поста Ганнибала всё же сместили[6].

Диодор так говорит об этом:

Ганнибал, полководец карфагенян, потерпев поражение в морском сражении, и опасаясь, что из-за поражения он будет наказан сенатом, применил следующую хитрость. Он послал одного из своих друзей в Карфаген, и дал поручения, какие показалось ему целесообразными. Этот человек отплыл домой в город, и когда он предстал перед сенатом, сказал, что Ганнибал приказал ему спросить, каков будет приказ совета, при наличии флота из двухсот кораблей, должен ли он вступить в бой с римским флотом в сто двадцать кораблей. С возгласами одобрения они требовали дать бой. «Очень хорошо», — сказал он, — «именно поэтому Ганнибал бился, — и мы были разбиты. Но поскольку вы дали приказ, он избавлен от порицания». Поэтому, Ганнибал, зная, что его сограждане имеют обыкновение преследовать полководцев после таких событий, тем самым опередил обвинения, которые были бы ему предъявлены[7].

[править] Война в Сардинии

В 258 г. до н. э. Ганнибала вновь назначают адмиралом и доверяют охрану Сардинии в следствии гибели Ганнона. Увеличив число своих судов и взяв с собою несколько славных начальников кораблей, он переправился в Сардинию, но там был заперт римлянами во главе с Люцием Корнелием Сципионом в одной сардинской гавани, проиграл морское сражение, потерял большое количество кораблей, и был распят собственными воинами в 258 или в 257 г. до н. э.[8][9] либо или забит камнями[10].

Очевидно, подобные неадекватные казни потерпевших поражение полководцев говорят о плохом состоянии и дисциплине в карфагенской армии, что, возможно и стало одной из причин поражения Карфагена[11].

[править] Потомки

Сыном Ганнибала бен Гисгона, по Полибию, был полководец Ганнибал бен Ганнибал, который также участвовал в войне. Из слов Диодора возможно следует, что другим сыном Ганнибала был Ганнон бен Ганнибал, адмирал Первой Пунической войны[12]. Сыном же Ганнона, возможно, является Гасдрубал бен Ганнон.

Русская Википедия приписывает Ганнибалу в сыновья Гасдрубала бен Гисгона.

[править] Источники

  1. Теодор Моммзен. История Рима. т. 1, кн. 3, М. 2001 г., стр. 41
  2. Диодор «Историческая библиотека» 22. Фрагменты.
  3. Диодор «Историческая библиотека» 23. Фрагменты, 264-251 гг. до н. э.: Первая пуническая война.
  4. Полибий I 18, 7 — 19, 15
  5. Hannibal
  6. Полибий I 21, 6-11; 23, 4.8
  7. Диодор. фрагменты первой пунической войны
  8. Полибий I 24, 6-7; 43, 4
  9. Ливий, эпитома кн. XVII
  10. Так сообщает Орозий
  11. Сражения на море в ходе Первой Пунической войны // Хлевов А. А. Морские войны Рима. «Издательский дом Санкт-Петербургского государственного университета». Санкт-Петербург, 2005.
  12. Hanno, son of Hannibal


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты