Сирийский фронт (Шестидневная война)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Сирийский фронт

Военный конфликт
1967 Six Day War - Battle of Golan Heights.jpg
Конфликт Шестидневная война
Дата 510 июня 1967 года
Место Голанские высоты
Итог Победа Израиля
Стороны
Командующие
Силы
Сирийская армия при поддержке войск других арабских стран
Потери
141 убитых,
436 раненых
более 700 убитых,
2000-2500 раненых,
около 360 пленных
Леви Эшколь, Моше Даян, Давид Элезер и другие на северном фронте.
Израильские танки освобождают Голанские высоты.
Израильская армия освобождает Голанские высоты.
Израильская армия освобождает Голанские высоты.
Израильские танки входят в лагерь сирийской армии на окраине Кунейтры.

Сирийский фронт Шестидневной войны (ивр. החזית הסורית במלחמת ששת הימים) — сражение во время Шестидневной войны[1].

Содержание

[править] Силы сторон

[править] Израиль

В военных действиях против Сирии принимали прямое участие (на 9 июня 1967 года):

  • дивизии – 1 (36-я);
  • бригады – 5, из них: танковых – 1 (37-я, минус 1 тб) + отб окружного подчинения, механизированных – 1 (8-я, усиленная и уменьшенная), пехотных – 1 (1-я «Голани»), территориальных пбр – 2 (2-я и 3-я);
  • танков – по разным данным от 130 до 170;
  • артиллерия – около 150.

С ночи 9 июня на 10 июня и до окончания военных действий войска Северного военного округа пополнились следующими частями:

  • 45 мбр;
  • 80 пдбр;
  • 10 мбр;
  • разведывательная рота и 202 пдб/35 пдбр;
  • один пдб и разведрота 55-й пдбр;
  • подразделения спецназа.

Тем самым, численность танков увеличилась до 235, а артиллерийских орудий — до 220. Артиллерия Северного военного округа включала преимущественно 120 мм миномёты и полевую артиллерию калибров 25 фунтов и 105 мм.

[править] Сирия

Общая численность сирийской армии (без мобилизации) составляла 50 тысяч солдат и офицеров. Мобилизация могла добавить 20—25 тысяч человек.

Формирования:

  • дивизии – 3;
  • бригады – 15 (в том числе: танковых – 2, механизированных – 1, пехотных регулярных и резерва 1-й очереди – 9, пехотных резерва 2-й очереди – 3);
  • 5 отдельных батальонов национальной гвардии (только на Голанах в укреплённых ротных и взводных опорных пунктах по линии перемирия) – придавались пехотным бригадам первого эшелона в качестве основного ядра гарнизонов опорных пунктов;
  • артиллерийских дивизионов (кроме бригадных) – 17 (9 регулярных и 8 резервных);
  • батальонов СпН и разведки – 3.

ВВС Сирии имели 112 самолётов, из них боевых — 97 (60 МиГ-21, 35 МиГ-17, 2 Ил-28), вертолётов — 10 (Ми-4), имелось 160 обученных лётчиков.

У Сирии было 350 танков.

Артиллерия: 460 стволов (192 гаубицы М-30 калибра 122 мм, 66 противотанковых орудий калибра 85 мм, 100 полевых орудий калибров от 122 до 152 мм, 90 миномётов калибров 120 мм и 4.5 дюйма, 12 РСЗО).

Из этого состава на Голанских высотах между линией перемирия и до Кунейтры, на 9 июня находилось 2 дивизии, 6 бригад, 5 отдельных батальонов НГ, 201 танк и 268 артиллерийских орудий и миномётов.

Сирия имела слабые ПВО — зенитные орудия различных калибров, а ВВС Сирии уступал ВВС Израиля.

На стороне Сирии были топографическое и все другие преимущества заранее подготовленной обороны.

Сирийская армия в течение 10 лет, предшествующих Шестидневной войне (ШВ), была «под опекой» Советского Союза и Египта, оснащалась советским вооружением, сирийские офицеры обучались в советских военных вузах, сирийская армия руководствовалась, как в боевой подготовке, так и в оперативном планировании, советскими уставами и наставлениями.

[править] Планы сторон

[править] Израиль

Израильская армия имела генеральный план обороны страны («Садан» — «Наковальня»), принятый летом 1966 года. План предусматривал ведение обороны всех трёх направлениях (египетское, иорданское и сирийское), вместе или по отдельности, и обеспечение перехода в контрнаступление на избранном театре.

На сирийском направлении данный план предусматривал удержание позиций вдоль линии перемирия силами двух дислоцирующихся там территориальных пехотных брегад (2-й и 3-й) с приданными танками 181-го отб окружного подчинения. В тылу округа развёртывалась 36-я дивизия (37 тбр, 45 мбр и 9 пбр) в качестве ударной группировки для нанесения контрударов, усиления передовых подразделений, а также прикрытия границы с Самарией, являющейся тогда по факту частью Иордании, с севера. Эти же войска, с возможным усилением со стороны РВГК и/или войск с других театров военных действий, могли или должны были, по решению правительства и ВГК, перейти в наступление по существующим планам.

Наступательное оперативное планирование велось в Северном военном округе, по указаниям и основным принципам главного оперативного управления Генерального штаба, в течение всех лет, предшествующих Шестидневной войне (ШВ), как часть обычного оперативного планирования. Разрабатывались различные варианты действий с большим или меньшим размахом, в зависимости от решительности поставленных Генштабом и правительством Израиля целей.

Имелось несколько вариантов:

  • «Гарзен» («Топор», 1964 год) — нанесение решительного поражения сирийским войскам, вплоть до уничтожения, захват всего Башана, выход к Дамаску и его окружение. Отражение возможного контрнаступления союзных Сирии арабских армий — иракских с востока и иорданских с юга.
  • «Миркахат» («Мешанка», октябрь 1966 года) — захват плато Баниас и горы Дов. Ограниченный план, подразумевающий немедленный переход к обороне («Садан») на занятой территории.
  • «Милкахаим» («Клещи», ноябрь 1966 года) – захват Голана до линии Масъаде (в том числе Хермон) — Кунейтра — Хушние, уничтожение сирийских войск; впоследствии готовность к переходу к обороне или развитию наступления для захвата сирийского плато (Голан до Дамаска) и в особенности Дамаска, столицы Сирии.

Для создания осуществления каждого из этих планов Моссад проводил активную разведывательную деятельность по Сирии и по её вооружённым силам, собирая, обобщая, перепроверяя и анализируя по крупинке каждый лоскут добываемой информации.

Спецслужбы еврейского государства знали все, без исключения, сирийские части и подразделения, их состав, вооружение, диспозицию и командиров. На каждый укреплённый пункт, важный участок местности, полосу/узел препятствий, дорогу и направление было заведено своеобразное «личное дело», которое постоянно, в меру поступления информации, уточнялось. По каждому укреплённому опорному пункту (УОП/ОП) сирийской армии было известно его вооружение и зоны обстрела, состав и подкрепления. Были вычислены господствующие участки местности и направления атаки на каждый ОП, господствующие участки местности над каждым направлением по отрезкам. По этим данным и по другой информации был вычислен сирийский план обороны. В этом отношении разведка была на высоте, что подтвердилось трофейными документами.

Однако израильская разведка не знала, а только оценивала сирийские оперативные наступательные планы и намерения властей Сирии.

В целом, и командующий Северным ВО Давид Элазар («Дадо»), и общее руководство АОИ, считали, что сирийская и иорданские армии не являются главной и серьёзной угрозой.

Северный округ располагал, по плану «Садан», двумя территориальными пехотными, одной танковой, одной механизированной, одной пехотной резервной и (условно) одной пехотной регулярной бригадами (соответственно — 2-я, 3-я, 37-я, 45-я, 9-я и 1-я), а также в его распоряжении находился штаб и дивизионные подразделения 36-й дивизии. Этими войсками Дадо должен был организовать оборону на северо-иорданском и на сирийском фронтах, и быть готовым начать наступление против Иордании, в основном, чтобы отдалить угрозу обстрела дальнобойной артиллерией авиабазы Рамат-Давид (Иордания имела 155-мм орудия М1 «Лонг Том» с максимальной дальностью стрельбы более 23 км).

Желая прославить себя как освободителя Голан, Дадо дал указания своему штабу разработать два плана – «Макевет-север» и «Макевет-юг» («Кувалда»). Оба плана предусматривали: северный вариант – удары наличными силами (тбр или мбр, пбр и территориальной пбр) из района Кфар-Сольд на Заура – Кала с последующим ударом на Баниас и далее на Шабъа и переход к обороне в готовности продвигаться на Кунейтру; южный вариант – пбр (или пдбр), тер. пбр и, по возможности, ещё мбр – ударом из района Тель-Кацир – Цемах – через «пробку» Эль-Аль на Рафид – Бутмия, переход к обороне в готовности к продвижению в направлении на Кунейтру. В обоих вариантах задачи тер. Пбр сводились к обеспечению наступления ударных бригад и местным неглубоким вылазкам с захватом передовых ОП.

Оба варианта требовали постоянных уточнений, как в силу наращивания сирийских войск на Голане и неведения об их намерениях (наступление или оборона), а главное, примут ли они участие в войне, откроют ли «третий» («второй»?) фронт сразу, когда Израиль нанесёт удар по египетским войскам в Синайском полуострове, или же будут выжидать? Как этот фронт будет выглядеть – только обстрелы и бомбардировки или наступление на территорию Израиля. Какие войска (части) будут в распоряжении Северного округа для сирийского фронта, помимо территориальных пбр? Между тем генштаб отвечал Дадо в духе: «Пока возможно, Сирию не трогать. Решать проблему Иордании».

Напротив, министр обороны Моше Даян, и, возможно, многие офицеры Генштаба (формально им командовал Ицхак Рабин), были против реального наступления на Сирию, считая его ненужным, и опасным ввиду гнева СССР.

[править] Сирия

Главным оперативным планом на оборону сирийцев был «Джихад», имевший, кроме основного, ещё два варианта: «Джихад-2» — оборона со стороны Иордании для отражения израильского удара через нагорье Гилеад и «Джихад-3» — отражение израильского наступления через ливанскую долину на Дамаск.

Основной план «Джихад» предусматривал, что израильтяне нанесут удар по Голану по трём оперативно-тактическим направлениям: северному (из района Кирьят-Шмона) в общем направлении на Масъаде и далее), центральному (основной удар) — через мост Бнот-Яаков — на Кунейтру и затем на Дамаск, и южному — через Тель-Кацир – Эль-Аль на Рафид-Бутмия и затем, в зависимости от развития событий на восток, а оттуда — поворот на север к Дамаску.

Согласно сирийским расчётам, Цахал должен был выставить около 15 пбр, 2-3 тбр и 1 пдбр — всего до 20 бригад. План сирийцев противопоставлял этому варианту построение трёхполосной системы обороны и городской оборонительный район Дамаска:

  • первая полоса – Голан – 12-я дивизия (до 5 пбр);
  • вторая полоса — Джассем-Саса — 35-я дивизия (3 бригады);
  • третья полоса — район до Дамаска — 42-я дивизия (3-4 бригады);
  • Дамасский оборонительный район (внешняя городская оборонительная полоса) — остальные войска плюс отступающие части, ополчение и пр.

Каждая полоса состояла из 3-4 позиций, включавших батальонные и ротные оборонительные районы, взводные и ротные ОП.

Предусматривались местные контратаки в пределах полос и позиций, и контрудары ударной группировки из второй или третьей полосы. Ударная группировка включала обе танковые бригады, 1 моторизованную и, предположительно, 1 пехотную.

Но фактически, к ведению обороны была подготовлена только первая полоса – Голан, которая включала большое число ОП, как на переднем крае, так и в глубине, вдоль всех возможных направлений, с упором на «бутылочные горлышки», минные поля, подготовленные к взрыву мосты и участки дорог и пр. Эти сирийские ОП включали бетонированные огневые точки и позиции, перекрытые ходы сообщения и прочие укрепления и инфраструктуру для ведения боя. Разрушить такие укрепления можно было только прямым попаданием крупнокалиберного артиллерийского снаряда, авиабомбой либо танковым выстрелом.

Командование Сирии разработало и наступательный план «Нацр» («Победа»). По этому плану, в наступлении на еврейское государство предполагалось задействовать до 11 бригад, объединённых в 3 дивизии, осуществляющих три удара:

  • Главный удар по направлению Кунейтра – мост Бнот-Яаков и западнее, силами 12-й дивизии – 3 пехотные (из них 2 в первом эшелоне) и 1 танковая бригады.
  • Второстепенное направление – южное – от Рафид-Бутмия через северное устье реки Иордан и затем на запад. Там должна была наносить удар 35-я дивизия силами двух пехотных (в первом эшелоне) и одной моторизованной бригад.
  • Отвлекающий удар – на северном участке фронта в направлении Заура – Дан, силами 11-й пбр.
  • Во втором оперативном (стратегическом) эшелоне для развития наступления в глубину должна была действовать ударная группировка (1 тбр и 2 пбр) под командованием штаба 42-й дивизии).

Сирийцы рассчитывали, что иорданская армия выставит 2 бригады (1 пехотную и 1 танковую) на гилеадское нагорье, чтобы отвлечь вторые эшелоны израильской армии.

В целом, силы израильской армии оценивались сирийцами в 4 бригады в первом эшелоне: 3 – севернее Тивериадского озера и 1 – к югу от него.

Диспозиция сирийских войск на Голанах менялась почти постоянно: 24 мая там находились на боевых позициях, по плану «Джихад» пять пбр под командованием 12-й дивизии, в то время как 35-я «дивизия» с четырьмя бригадами [44 тбр, 17 мбр, 60 и 80 (резервные) пбр] находилась к востоку от Кунейтры в треугольнике Кунейтра — Джассем — Цанамин, а остальные войска — ближе к Дамаску и в самом Дамаске. К 5 июня 35-я «дивизия» выдвинулась вперёд — началась подготовка к наступлению по плану «Нацр»: 44 тбр была по пути в Нафах (в центре Голан), 80 пбр выдвигалась к мосту Бнот-Яаков, а 17 мбр вышла к Рафид – Бутмия. 60 пбр вернулась к Дамаску. А 12-я дивизия была усилена резервной 123 пбр.

[править] Ход событий

[править] 5 июня

Боевое расписание и диспозиция войск Израиля на сирийском направлении:

  • Всего (в скобках – номера и названия частей и подразделений):
    • Войска подвижного/боевого эшелона – четыре бригады и один отб: тбр – одна (37-я), тер. пбр – две (2-я бригада «Кармели», 3-я бригада «Александрони»), пбр (регулярная) — одна (1-я бригада «Голани»), отб – один (181-й).
    • Артиллерия – восемь дивизионов: 120 мм самоходных миномётов – два (334, 335), 120 мм буксируемых миномётов – два (337, 336), 155 мм буксируемых орудий – один (402), САУ/СГ 105 мм – два (827, 871), полевой арт. (25-фунтов) – один (828).
  • Диспозиция:
    • Северный и центральный участки:
      • Вдоль линии перемирия – 3-я тер. пбр – 3 батальона;
      • Местные резервы Северного военного округа для этих участков: 33-й пб/3 тер. пбр, 1-я пбр, 37-я тбр, 181 отб (без роты). Эти резервные части были сгруппированы для нанесения контратак в трёх направлениях, которые рассматривались, как наиболее вероятные для сирийских прорывов/усилий: северное (район кибуца Дан), центральное (район а-Хула) и южное (кибуцы Аелет а-Шахар, Гадот и Хулата)
      • Артиллерия – 7 дивизионов (336-й был на южном участке), из них один (871-й) без одной батареи.
    • Южный участок (Тивериадское озеро и южнее):
      • Вдоль линии перемирия – 2-я тер. пбр – два пб (остальные батальоны этой бригады – на иорданском направлении в Иорданской и Бейт-Шеанской долинах);
      • Местный резерв: одна тр/181-го отб, один тв/45-й мбр;
      • Артиллерия: 336 миномётный дивизион, одна бат. САУ/871 дивизиона.
  • Общая боевая мощь: ок. 160 танков (штатный и списочный состав) и ок. 100 артстволов (25-фунт. и более).
  • Остальные войска Северного военного округа, в основном штаб и дивизионные подразделения 36-й дивизии и 45-я моторизованная и 9-я территориальная пехотная («Одед») бригады, были дислоцированы на иорданском направлении.

Боевое расписание и диспозиция сирийских войск на голанском фронте

  • Состав: к 5 июня на фронте Голанских высот была дислоцирована усиленная 12-я сирийская дивизия в составе:
    • пбр – 5 [8,11, 19 (35-й дивизии), 32, 123 (рез.)], каждая бригада имела в своём составе танковый батальон;
    • опб (НГ) – 5;
    • отб (от 44-й тбр) – 1 (остальные силы бригады – на подходе);
    • отдельный разведывательный тб – 1 (102);
    • адн полевой артиллерии – 5 (вероятно – в составе пбр);
    • адн среднего калибра – 4;
    • тяжёлых миндн – 4;
    • зенадн – 5.
  • Диспозиция: сирийские войска занимали два оборонительных рубежа.
    • Первый рубеж обороняли три пбр и пять опб (НГ) следующим образом:
      • Северный участок (Хермон – вади эль-Фаджар) – 11-я пбр (с 145 тб) и 2-й пб (НГ);
      • Центральный участок (вади эль-Фаджар – Курси) – 8-я пбр (с 117 тб) и 1-й, 3-й и 5-й пб (НГ);
      • Южный участок – 19-я пбр (с 117 тб) и 4-й пб (НГ).
    • На втором рубеже располагались две пбр (123-я с 104 тб и 32-я с 156 тб), один тб (от 44-й тбр.) и 102-й отдельный разведывательный тб.
    • Всего: около 250 танков и 250 артиллерийских стволов.

С утра 5 июня сирийское направление оставалось спокойным, несмотря на донесения о передвижениях сирийских войск на фронте и в ближайшей глубине [выдвижение 44-й тбр к Нафах (в центре Голана), 80-й пбр – к мосту Бнот-Яаков, и 17-й мбр – к Рафид – Бутмия (в тылу)].

С полудня начались сирийские артобстрелы и налёты сирийских самолётов МиГ-17 на объекты в Израиле, всего 6 налётов; при этом израильтянами были сбиты 2 сирийских самолёта.

Израильский генштаб, в связи с ожидаемым вступлением в войну Иордании, решил передать 37-ю тбр (без 377 тб и без дежурной тр в составе 15 танков «Центурион»), а также 1-ю пбр («Голани») в 36-ю дивизию для ведения боевых действий на иорданском направлении (северная Самария). В результате, сирийское направление Северного военного округа оставалось без главного ударного кулака, и на этом театре военных действий израильская армия была в состоянии вести только оборону.

После первых же налётов ВВС Израиля получили приказ нанести удар по ВВС Сирии на аэродромах. 82 самолёта, в составе 23 звений атаковали 5 сирийских аэродромов. Самолёты Израиля натолкнулись на плотный зенитный огонь, однако лишь 3 звена не смогли выйти на цели. Тем не мене, 4 сирийских аэродрома из 5 продолжали функционировать, несмотря на понесённый ущерб (перестал действовать только Дмейр), было уничтожено 53 самолёта из 112 сирийских самолётов. В 11 воздушных боях израильтянами было сбито ещё 7 сирийских самолётов. Потери израильских ВВС составили 4 сбитых самолёта.

Затем ВВС Сирии осуществили ещё 3 «вылазки»: одну в тот же день на кибуц Мисгав-Ам, а 7 июня сирийцам удалось сбросить пару бомб около Тверии, а 9 июня была произведена последняя попытка. В ходе этих рейдов были израильтянами сбиты ещё 2 сирийских МиГ-21. В целом, с 5 июня, ВВС Израиля безраздельно господствовали в воздухе на сирийском фронте.

В 16.50 поступило – через наблюдателей ООН – обращение сирийского правительства о прекращении всех военных действий. Израильский ответ, переданный заместителем начальника Генштаба, гласил, что Израиль согласен при условии взаимности. Но вечером сирийцы выпустили несколько снарядов по району Рош-Пины. Цахал ответила контрбатарейным огнём, и было получено разрешение задействовать ВВС Израиля, но не восточнее Кунейтры. Этого не понадобилось, так как сирийцы не ответили на контрбатарейный огонь, да и снарядов по Рош-Пине было выпущено, как оказалось, всего 3. Штаб Северного военного округа объявил отбой, и жителям было разрешено покинуть бомбоубежища. Были отменены местные активные действия сил 3-й территориальной пехотной бригады, целью которых было помешать сирийцам в развёртывании для наступления. Были произведены изменения в диспозиции некоторых подразделений.

[править] Ночь с 5 на 6 июня

В ночь с 5 на 6 июня произошли значительные изменения, в основном у сирийцев, о которых разведка Цахала не знала. Эти изменения привели к действиям, которые были неверно истолкованы. Вечером сирийское главнокомандование (президент Сирии) решило отказаться от наступления на Израиль и перейти к обороне. Были отданы соответствующие приказы и распоряжения, которые не сразу дошли и были приняты к исполнению во всех частях и подразделениях. Поэтому часть войск продолжала действовать (перемещаться) в соответствии с планами по наступлению, а другие – начали занимать оборонительные позиции и действовать в обороне. Эти передвижения, частично зафиксированные израильской разведкой, были истолкованы, как подготовка большого наступления, и Цахал получил соответствующие распоряжения к действию.

Изменения диспозиции сирийской армии на Голанах, начавшиеся, как подготовка к наступлению по плану «Нацр» ещё 5 июня и даже раньше, продолжались и в ночь с 5 на 6 июня и далее, но не все были зафиксированы. Эти изменения включали в себя: 123-я пбр – выдвинулась со второго рубежа (Манцура – Буката) и развернулась в районе Джалабина, 8-я пбр выдвинулась из Цнобара к верхней таможне, подразделения 35-й дивизии приступили к подготовке места для форсирования реки Иордан в её устье в Кинерет, 80-я пбр (35-я дивизия) передислоцировалась из Хушнии к вади эль-Хауа, а 19-я пбр – из района Эль-Аль – Фик – к устью р. Иордан. 243 пб/11 пбр получил ещё с утра, 5 июня, распоряжение на выдвижение из казарм в Уаст к Тель-Шибан, там он получил приказ – 6 июня атаковать кибуц Дан. Выполняя приказ, батальон выдвинулся к Тель Хамра и сосредоточился за плато Баниас для атаки на следующий день.

Разведывательное управление израильского Генштаба как и разведотдел Северного военного округа не знали обо всех передвижениях, а те, о которых знали, были оценены как часть подготовки к наступлению. Считалось, что сирийское наступление будет производиться в основном 35-й дивизией (44 тбр, 25 и 80 пбр) на центральном участке фронта (мост Бнот-Яаков). Фактически же там действовала и была расположена 12 дивизия (КП в Нафах).

Приказы, полученные войсками Северного военного округа в ночь с 5 на 6 июня, включали, в основном, повышение бдительности и боеготовности, а также — указание населению спуститься в бомбоубежища. В то же время были отданы приказы ВВС Израиля нанести, с утра, 6 июня, удар по позициям и артиллерии Сирии.

[править] 6 июня

Утро 6 июня началось с налётов ВВС Израиля на сирийские позиции на Голанах, в целях срыва предполагаемого (в действительности, отменённого) сирийского наступления. Сирийцы ответили орудийным огнём вдоль всей границы, в основном по населённым пунктам.

Около 6 часов утра сирийские войска (точнее, отдельные подразделения), произвели местные атаки на двух участках. Эти атаки являлись частью отменённого наступления. Полагают, что приказ об их проведении был отдан командирами и штабами, которые по каким-то причинам не получили своевременно приказов об отмене наступления и переходе к обороне.

На участке Ашмура сирийская пехотная рота НГ атаковала ОП занятый взводом пехоты (сокращённого состава) 32 пб/3 тер. пбр В результате предшествовавшего атаке артналёта был повреждён "мост пробок" через восточную ветвь канала отвода вод бывшего озера Хула, что сорвало усиление ОП танками. Бой продолжался до пополудни, а огонь на этом участке длился до наступления темноты. ОП получил подкрепления и удержался, несмотря на понесённые потери, и атака была отбита при поддержке огня танков с дальних дистанций и артиллерии.

Вторая атака сирийцев началась примерно в то же время, однако была лучше организована. Эту атаку проводил 243 пб/11 пбр при поддержке, вероятно, двух танковых рот (танки Т-34) от танкового батальона бригады, а также огня 2-го пб НГ. Эта атака была произведена на северном участке фронта, а её объектами были кибуц Дан и Тель-Дан. Боевая задача батальона включала овладение кибуцом Дан и Тель Дан и переход к обороне западнее кибуца. Позже выяснилось, что это должна была быть часть отвлекающей атаки по плану «Нацр» (главный удар планировался на участке моста Бнот-Яаков и в устье реки Иордан).

В 5.45 начался сирийский артобстрел, а с 7.00 в штаб Северного военного округа, на КНП 3-й тер. пбр и на другие КП и КНП начали поступать сообщения о выдвижении сирийской пехоты с танками по направлению на кибуц Дан и на соседний мошав Шаар-Йешув. Штабр 3 получил разрешение задействовать резерв бригады – приданный 51-й пб/1 пбр («Голани»), который выдвинулся на полугусеничных бронетранспортёрах к кибуцу Кфар-Сольд. В тоже время к кибуцу Дан и к Тель Дан выдвинулся 377 тб (без тр) во главе с командиром батальона.

Разразилась битва за кибуц Дан, выигранная израильтянами.

В течение дня велась артиллерийская дуэль по всему фронту, и ВВС Израиля наносили удары по сирийским позициям и другим целям на Голанах. Всего было выполнено около 100 самолётовылетов из 600 совершённых в этот день на всех фронтах (второй день войны с Египтом и, практически, первый день войны с Иорданией) на всех фронтах.

Дадо отбыл на иорданский фронт для руководства боевыми действиями 36-й дивизии в северной Самарии. Два батальона и штабр 1 («Голани»), а также 37-я тбр (без 377-го тб) тоже отбыли на иорданский фронт.

[править] Ночь с 6 на 7 июня

Сирийские войска на Голанах продолжали менять диспозицию с наступательной на оборонительную, израильская разведка об этом не знала и был упущен наиболее благоприятный момент для израильского наступления.

Сирийцы отвели ударные войска с фронта – 44-я тбр оставила Нафах и начала отход к Дамаску, 17 мбр отправилась на прикрытие иорданского направления, на случай, если Цахал решит нанести удар через северную Иорданию (Гилеадское нагорье), 123 пбр перешла из исходного района для наступления (Джалабина) на оборонительные позиции ок. Кафр Хафр, 8-я пбр вернулась с верхней таможни в Цнобар, а тб 19-й пбр отошёл из Кураси к деревне Эль-Ма. Целью этой передислокации было усиление линии обороны вверху – вдоль гребня обрыва Голанских высот и одновременно – защита Дамаска.

Но при этом в сирийской обороне образовался изъян – за первой (передовой) оборонительной полосой зияла пустота – оборона не имела глубины, и любой тактический и даже местный прорыв мог вывести наступающего сразу на оперативный простор, не подвергаясь контрударам или даже контратакам. Правда, обо этом израильское командование не знало.

[править] 7 июня

С ночи Дадо начал подготовку к наступлению имеющимися силами, имея целью (и будучи уверен, что имеется соответствующее решение и разрешение политического руководства) захватить демилитаризованные зоны и плато Баниас, а в дальнейшем развить наступление в глубину. В принципе Генштаб склонялся к тому же и уже утром в 5.30 отдал приказ вернуть штабр 1 («Голани») с 12 пб в СВО (17 пб/сержантское училище (командиров отделений) оставался в ЦВО). Одновременно был отдан приказ 80-й пбр (5-6 июня воевала на Синае, а к 7 июня находилась на западном берегу Иордана в готовности к действиям в районе Хеврона) быть в готовности к передислокации в Северный военный округ для участия в наступлении на Сирию. В то же время командир 8-й бригады Альберт Мендлер прибыл в Генштаб, где получил приказ перейти со своей бригадой в подчинение командующего Северного округа (Дадо).

Началось сосредоточение ударной группировки для наступления на Сирию – для начала 1-я пбр, 80 пдбр и 8 мбр (без одного батальона), в дополнение к 2-й и 3-й тер. пбр и двум тб (377 тб/37 тбр и 181 отб) находящимся там изначально. 37-я тбр ожидалась (?) позже.

С утра на сирийском фронте развернулись боевые действия, не переходящие, однако, в маневренные, и выражающиеся в основном в артиллерийских дуэлях, взаимных артобстрелах и ударах авиации ВВС Израиля по сирийским войскам, позициям, артиллерийским батареям и прочим военным объектам. 1 самолёт АОИ был сбит. Сирийцы вели огонь (не точный) по военным объектам и по поселениям вдоль границы – на восточном берегу Тивериадского озера, у устья Иордана в это озеро и севернее – в районе кибуца Дан. Также, была повторена попытка собрать брошенное снаряжение и оружие у кибуца Дан, но она была безуспешной. Причинённые разрушения так же были несерьёзны, кроме кибуца Тель-Кацир, в котором сгорела столовая.

Одновременно шёл процесс подготовки израильского наступления на Голаны:

  • Настроение в Генштабе АОИ изменилась в сторону войны с Сирией, так как на других фронтах победы уже была обеспечена.
  • Планами Дадо — командующего Северного ВО — предусматривалось дневным ударом двух пб (12-й и 51-й) пбр «Голани» и одного тб (377) овладеть Заурой, Тель-Азазиат и Тель-Фахр, но был получен приказ (и разрешение) ГШ о захвате лишь Тель-Азазиат и Тель-Хамра.
  • 1-я пбр, получившая с утра приказ передислоцироваться в СВО и быть готовой к наступлению на северном участке фронта силами трёх батальонов пехоты, разведроты «Эгоз» и 377 тб, совершила марш и вышла к Кирият-Шмона к полудню. В 13.00 командующий СВО утвердил решение комбрига на наступление, и в 14.00 бригада получила приказ начать выдвижение к границе для перехода в наступление. Её подразделения (три пб, разведывательная рота «Эгоз» и бригадные подразделения) растянулись по шоссе от Кирият-Шмона до кибуца ha-Гошрим, а миномётный дивизион (120 мм миномёты) развернулся вблизи кибуцов Дан и Дафна. Начало наступления («Ч») – 17.00.
  • В 08.45 израильский Генштаб выдал командующему Северному военному округу приказ взять как можно больше пленных сирийцев для обмена на попавших в руки сирийцев сбитых лётчиков ВВС Израиля.
  • Командиры 80-й пдбр и 8-й мбр явились в полуденные часы в штаб Северного военного округа, где получили предварительные приказы командующего на наступление – каждый на своём участке – с подходом их частей, ожидаемым в ночь с 7 на 8 июня и в течение дня 8 июня. 8-я мбр, без одного батальона, должна была начать выдвижение на север из своих казарм в Сде-Тейман (под Беер-Шевой) в 19.00, 7 июня. Бригада нуждалась в приведении себя в порядок после действий в Синайском фронте и утреннего марша с негевского нагорья в МПД (место постоянной дислокации). 80 пдбр была разбросана – часть пребывала в кибуце Маале-ха-Хамиша под Иерусалимом, а другая часть – в городе. Бригада должна была прибыть в район выжидания в долине Явниэль.
  • В течение дня Разведывательное управление Генштаба АОИ информировало командование об изменениях в дислокации сирийской армии на Голанах, в частности о том, что 44-я тбр находится в районе Кунейтры (в действительности она отходила к Дамаску), а также о бегстве сирийских военнослужащих на восток.
  • Командование ВВС Израиля постоянно меняло свой подход: то утверждали, что самолёты не смогут оказать поддержку наступающим, то давали «добро» на авиаудары.

Но наступление в этот день было отменено из-за отсутствия точной уверенности в поддержке с воздуха, нехватки сил на большее, чем захват демилитаризованных зон, надежды на то, что 8 июня можно будет нанести настоящий удар, отсутствие разрешения правительства (министра обороны Даяна) на это наступление. Комментируют это так:

В данном случае мы наблюдаем явное несоответствие между планами и действиями как военных (ГШ, ВВС и СВО), так и между АОИ и МО: МО (т.е. правительство) не разрешает большего, чем захват демилитаризованных зон, НГШ, скрепя сердце, отдаёт соответствующие указания командующему СВО, заместитель НГШ перебрасывает дополнительные войска на сирийское направление, а командующий СВО практически саботирует указания НГШ, исходящие от правительства (министра обороны), хотя и располагает соответствующими силами, в надежде, что на следующий день он получит добро на «большое наступление».

За захват Голан выступали премьер-министр Леви Эшкол и его заместитель Игаль Алон, против — Моше Даян.

К концу дня инимается решение на уровне Генштаба и Северного военного округа (но ещё без разрешения министра обороны) – наступление начнётся на следующий день (8 июня) перед полуднем на северном участке фронта («Макевет-север») а в ночь с 8 на 9 июня — и на южном («Макевет-юг»). В мыслях всех участников — превратить обе операции в «Милкахаим». Задействовать все наличные войска по мере их прибытия и готовности. На севере на острие клина будут 1-я пбр («Голани») (уже на месте) и 8-я мбр (на подходе), а на юге – 80-я пдбр Поддерживают – 3-я и 2-я тер. пбр. Остальные (в первую очередь 37-я тбр и, возможно, 45-я мбр, а также штадив 36) – по мере подхода и готовности. Этот план подразумевал создание в каждой из обеих бригадах (1-й и 8-й) 3-х батальонных тактических групп (БТГ), каждая на базе 1-2 пехотных и 1-2 танковых рот), причём каждая имело целью захват какого-либо одного или нескольких ОП.

[править] 8 июня

Утром (ближе к полудню) 8 июня военный кабинет правительства Израиля подтвердил своё предыдущее решение не атаковать Сирию. Тем не менее, зная о подобном решении от 7 июня, командующий Северного округа Дадо отдал приказ о штурме Голанских высот, заслушал и утвердил решения на бой командиров 8-й мбр и 1-й пбр. Причиной тому был бомбардировочный «паровой каток» ВВС Израиля по сирийским войскам, позициям и военным объектам на Голанах, начавшийся с утра и продолжавшийся несколько часов. Эта бомбардировка произошла в результате взаимного недоразумения между ГОУ ГШ и ОО (оперативным отделом) ВВС (ГОУ не отдало приказ об отбое, или забыло отменить приказ на наступление, или же ОО ВВС не обратил на него внимания). Дадо, увидев начало бомбардировок, принял это как огневую подготовку наступления, и поэтому и отдал свои распоряжения.

К полудню правительство (министр обороны) подтвердило отказ от штурма, Даян дал согласие только на занятие демилитаризованных зон – по усмотрению ВГК. Начальник Генерального штаба АОИ и командующий Северного ВО решили этого не делать, так как по их мнению, это потребовало бы слишком многих жертв, при отсутствии военных преимуществ этого шага, и даже видимость неудачи (непродвижение на Голаны). Начальник штаба Северного военного округа уведомил об отказе от наступления совет поселений севера Израиля, и тот делегировал группу своих представителей в Тель-Авив для дополнительной попытки уговорить военный кабинет отменить это решение.

В тоже время в связи с прибытием на фронт 37-й тбр Дадо стал подумывать о том, что, если наступление задерживается, можно будет вернуть 37-ю тбр к её первоначальной задаче – прорыву фронта на Зауру и затем по плану «Макевет-север». Бригада эту задачу знала, готовилась к её выполнению, командиры изучили местность, разыгрывали на картах возможные варианты развития событий и пр. Поэтому Дадо приказал командиру 8-й бригады быть готовым действовать южнее, а сам тоже отправился в Генштаб, где имел разговоры с начальником Генштаба, министром обороны и премьер-министром – но всё напрасно. Единственным проблеском надежды были слова Даяна, что если сирийцы будут продолжать обстрелы, может быть он изменит своё решение. Даян повторил эти слова и в беседе с начальником Генштаба поздно вечером.

Тем временем, представитель Египта в ООН выразил, на заседании Совбеза, (21.35 по израильскому времени) согласие на прекращение огня, а президент Египта, Гамаль Абдель Насер, телеграфировал об этом согласии сирийскому лидеру Нуреддину аль-Атасси, рекомендуя ему последовать своему примеру, чтобы не дать Израилю повода разгромить и сирийскую армию и захватить дополнительные арабские территории. Заседание СБ закончилось в 23.35 по израильскому времени, без того, чтобы было назначено конкретное время прекращения огня, уже не говоря о режиме его соблюдения и контроля введения в действие. Вероятно, Атаси принял совет Насера, так как в ночь на 9июня в 3.15 сирийское радио заявило о том, что Сирия принимает резолюцию Совета Безопасности ООН и прекращает боевые действия.

Между тем делегация совета поселений севера страны прибыла в Тель-Авив, была допущена на вечернее заседание военного кабинета правительства, где уговаривала и требовала захвата Голанских высот, но правительство отклонило их требование большинством голосов, решающим из которых был Даян.

С вечера поступали донесения разведки о том, что прекратились сирийские артобстрелы, и Сирия ведёт себя, как будто уже приняла решение о прекращении огня, хотя до этого времени сирийская артиллерия не умолкала, а даже наращивала огонь, включая по объектам, не затронутым до сих пор (центральная станция перекачивания воды из Кинерета в трансизраильский водопровод) и по населённым пунктам; сирийская армия находится в оборонительной диспозиции, частично, и по непроверенным данным, её части беспорядочно отходят, наблюдается развал (бегство солдат и офицеров, проявления недисциплинированности); сирийская авиация вообще не появляется в воздухе.

Члены Генштаба Цахала, включая начгенштаба, его заместителя и всех высших офицеров, разъехались на короткий сон по домам, оставив на рабочих местах лишь дежурных оперативников.

[править] 9 июня

Решение начать наступление на Сирию

9 июня между 6 и 7 часами утра в ставку ВГК прибыл Даян, зашел в центральный командный пост, просмотрел поступившие в его короткое отсутствие донесения и сообщения и попросил дежурного соединить его по телефону с Дадо. Разбудив Дадо на его ПКП «Тамар» (в Наби Йеша), Даян сказал: «Сирийская армия разваливается. Следует это использовать». После чего он задал Дадо вопрос, готов ли он и подчинённые ему войска к действию. Получив утвердительный ответ, Даян сказал: «Тогда вперёд!»

После отдачи этого приказа (около 7 часов утра), военный секретарь Даяна уведомил об этом адъютанта начгенштаба, а тот перезвонил Ицхаку Рабину и сообщил ему о решении Даяна. В то же время были оповещены все должностные лица (заместитель НГШ, начальник ГОУ Эзер Вейцман), начальник ОО и его помощники, а также начальники других ГУ ГШ). Все они сразу прибыли в ставку.

Первым делом произошёл телефонный разговор Рабина с Дадо, в котором начгенштаба предупредил последнего, что сообщения о разложении сирийской армии следует считать преждевременными и поэтому действовать следует с оглядкой и по существующим планам, а «не лезть напролом». Дадо заверил Рабина, что он и не мыслил действовать иначе.

После этого последовало следующее:

Вторым шагом ВГК было восстановить нарушенную Даяном цепочку командования. С этой целью начальник ОО издал приказ ГШ на проведение наступательной операции против Сирии. То есть, теперь «всё вернулось на круги своя», и армия вновь заработала по установленным и отработанным процедурам. Было ясно, что командующий СВО задействует приданные ему войска и силы в рамках утверждённых планов, по своему усмотрению, а не по указаниям ГШ (и это было в порядке вещей), но в то же время он зависел от ВГК во всём, что касается подкреплений, материально-технического обеспечения (и в первую очередь, боеприпасов), а также поддержки с воздуха.

После фактического окончания болевых действий и прекращения огня на египетском и иорданском фронтах, Генштаб мог передать войска, силы и средства в Северный военный округ, однако для это требовалось время.

В Северный военный округ перебрасывались следующие силы:

  • 36-я дивизия с 45-й мбр (без одного батальона) и 37-я тбр (также без батальона (377-го), который уже находился в Северном ВО);
  • 80-я пдбр;
  • 10-я мбр (из Центрального военного округа; должна была быть резервом командования Северного ВО);
  • 71 пдб/55 пдбр и разведрота бригады (из Центрального ВО);
  • 202 пдб (воевавший в Газе) и разведрота 35 пдбр (из Южного военного округа);
  • отдельные подразделения центрального подчинения.

Когда в распоряжении командования СВО было достаточно сил и средств (хотя в данный момент – только «на бумаге»), он мог действовать с бо́льшим размахом, решительней и с более далеко идущими целями. Однако, не были указаны цели и задачи, конечные и промежуточные рубежи и временные рамки, то есть Дадо не знал, докуда его войска должны продвинуться и где остановиться, сколько времени в его распоряжении.

Ближе к 11 часам в переговорах и обсуждениях между Рабином и Даяном было решено и определено, что конечным рубежом наступления будет рубеж Масъаде – Кунейтра – Бутмия.

Дадо отдал приказы командирам 1 пбр и 8 мбр на подготовку к прорыву на запланированных участках на северной части фронта («Макевет-север»). Комдиву 36-й дивизии он приказал вернуться в распоряжение округа и быть готовым к выполнению «Макевет-юг» силами 80-й пдбр и 2-й тер. пбр. Одновременно он внёс дополнения и изменения в существующие планы: на первом этапе произвести несколько местных атак (скорее, разведок боем) силами 2-й и 3-й тер. пбр при поддержке танков 181 отб на центральном и южном участках фронта. На втором этапе он рассчитывал, после прорыва, сосредоточить ударный кулак в северной части Голана с тем, чтобы «свернуть» сирийскую оборону с севера на юг и, одновременно, выставить заслон в районе Кунейтры, дабы встретить там ударную сирийскую группировку (ок. 200 танков) находящуюся, по данным разведки, между Кунейтрой и Дамаском. В качестве «наковальни» по отношению к «сворачивающему» удару с севера, он рассчитывал использовать 80-ю пдбр, а потом и 37-ю тбр. 80-я пдбр должна была выполнить «Макевет-юг», захватить артерию, ведущую из эль-Хамы на Бутмию и далее на Кунейтру. 37-я тбр должна была использовать результаты достигнутого, как он надеялся, прорыва на одном из центральных участков фронта, и устремиться на восток к Хушнии. Основополагающими идеями, лежащими в корне этих изменений и дополнений, были:

  • Время – то, что на израильском жаргоне называется «политические песочные часы». Ни Дадо, ни никто другой не могли знать, когда и как вступит в силу решение о прекращении огня. Поэтому он хотел, чтобы как можно быстрее как можно больше войск оказалось, в максимально возможном числе мест и участков, «наверху» (на гребне Голана) и, желательно, как можно глубже.
  • Желание держать в тумане сирийское командование во всём, что касается места главного удара. Таким образом, считал Дадо, он воспрепятствует или задержит маневр сирийских подкреплений к главному участку прорыва.
  • Стремление вывести наверх, как можно быстрее, свежую танковую бригаду. Для этого нужен был ещё один участок прорыва, и Дадо надеялся, что в какой-либо точке это осуществится (возможно, Дадо предчувствовал или предполагал, что 8-я мбр будет слишком ослаблена после прорыва, чтобы противостоять возможному сирийскому контрудару с направления Дамаск – Кунейтра и западнее, или даже для того, чтобы «свернуть» сирийские позиции к югу).

Согласно плану Генштаба, производились передвижения в районе Метулы с целью продемонстрировать намерения выйти к Дамаску со стороны Ливана. Главной целью этого шага, опирающегося на реальные и известные разведке сирийские опасения за Дамаск, было оттянуть сирийскую ударную группировку подальше от Кунейтры на оборону Дамаска с запада и с северо-запада, и тем самым воспрепятствовать или задержать возможный контрудар с Дамасского направления.

Подкрепления, направленные в Северный военный округ (80-я пдбр, 45-я и 10-я мбр и другие), задерживались из-за заторов на дорогах, импровизированной и наспех спланированной и организованной службы перевозок и транспортировок.

Ситуация на фронте утром 9 июня – взгляд из ГШ АОИ и штаба СВО:

  • Голаны обороняют 6 бригад: 2 – по фронту (+ 5 батальонов НГ), а остальные – в глубине;
  • Сирия согласилась на прекращение огня, и сирийские войска не отвечают на налёты израильских ВВС и на артиллерийский огонь. Сирия также обратилась в ООН с просьбой возобновить работу наблюдателей ООН вдоль границы.
  • Предположительно, что сирийская оборона уже даёт трещины, и некоторые участки фронта не заняты войсками.
Участок Цемах – Тель-Кацир – Тауфик (к юго-востоку от Тивериадского озера) – 2-я тер. пбр.

В 8.20 поступил приказ Ддадо комбригу 2 начать артобстрел ОП Тауфик (над кибуцом Тель-Кацир) и начать атаку на ОП.

В 8.45 поступил приказ комбрига командиру 908 пб (НаХаЛь) атаковать ОП (дневная атака) при поддержке тр «П» («пей») 181 отб [14 танков «Шерман» М-1 и танковый взвод (4 танка «Шерман» М-51/45 мбр)] — всего 18 танков. Пехотный батальон (4 роты) состоял из молодых солдат, только что закончивших курс молодого бойца, обученных, но неопытных. Задача была не в новинку, одна из задач 2-й тер. пбр была именно захват этого ОП. Комбат и офицеры знали свои задачи, готовились к их выполнению, солдаты получили надлежащие указания. Комбат собрал командиров рот на отдачу боевого приказа, который включал продвижение по крутому склону вверх от Тель-Кацир, причём впереди — сборный взвод, состоящий из командиров отделений — инструкторов КМБ и лучших физруков батальона, за ним — рота «А» («алеф»), за ней группа ПКП комбата, а далее – остальные роты. Несмотря на то, что планы атаки, как на бригадном, так и на батальонном уровня были хорошо знакомы всем исполнителям, в спешке и импровизации организации боя, командования бригады и батальона забыли/не позаботились организовать систему огня. Вместе с тем комбриг обещал комбату артиллерийскую и авиационную поддержку по требованию и запросу. Танковая рота получила задачу занять огневые позиции на промежуточном гребне на подъёме к Тауфику за Тель-Кациром, поддержать огнём наступление пехоты, а потом присоединиться к атаке.

Батальон принял походный порядок для выдвижения, расположившись в походных колоннах по обе стороны шоссе Цемах – Эль-Хама, а комбат и его заместитель выехали на джипе к перекрёстку на Тель-Кацир чтобы окончательно скоординировать и уточнить выдвижение батальона. После этого комбат с начальником связи и оперативником (начальником оперативного отдела батальона) направились на НП в кибуце для дополнительного обзора объекта атаки и согласования на местности с командиром танковой роты. В это время, когда батальон уже вытягивался с шоссе к перекрёстку на Тель-Кацир (10.45), сирийцы открыли прицельный и сильный артиллерийский огонь. Заместитель комбата отдал приказ бойцам залечь и начать окапываться. Комбат со своей группой начали возвращаться к джипу, но разорвавшимся на их пути снарядом был убит начальник связи и тяжело ранен комбат (он скончался позже, по пути в госпиталь). Обстрел продолжался, было ранено ещё несколько бойцов. В 11.45 комбриг попросил разрешение штаба округа отменить атаку, что и было сделано в 14.15. Результат так и не начавшейся атаки – 2 убитых и 5 раненых.

Ближе к вечеру Дадо и комдив 36 (расположивший свой ПКП на высотах Пория за Тверией) решили возобновить наступление на Тауфик и далее, как начало операции «Макевет-юг», с наступлением темноты, силами 36-й дивизии, которые включали: 80-ю пдбр (без 65 пдб, приданного 3-й тер. пбр, но с 71-м пдб/55-й пдбр), одну [53] тр (18 танков) 181-го отб округа, 202-й пдб и 73-ю разведроту/35-й пдбр, подразделение спецназа ГРУ/ГШ 269, и сапб 261, отряд из 50 бойцов 13-й флотилии боевых пловцов ВМФ, 2-ю тер. пбр и подразделение транспортно-десантных вертолётов (11 S-58 из 124-й эскадрильи, а также 3 тяжёлых «Супер-Фрелон» из 114-й эскадрильи).

Однако, этим планам не суждено было осуществиться до 10 июня так как подразделения 80-й пдбр, район сосредоточения которых был вблизи мошава Сарона (между Кфар-Тавор и Кинеретом) не сумели выйти к назначенному сроку к исходному району для наступления из-за заторов на путях выдвижения; развитие событий на международной арене и в правительстве, сжатые сроки, неизвестность, когда и как войдёт в действие решение СБ ООН о прекращении огня, опасения касающиеся того рубежа, на котором будут войска, когда прекращение огня войдёт в силу и пр. Тем более что в 20.00 Сирия подтвердила и повторила своё согласие на прекращение огня. Правительство — министр обороны, а за ним и ГШ (НГШ и его заместитель) меняли или уточняли свои указания и распоряжения по несколько раз в течение вечера 9 июня и ночи с 9 на 10 июня.

Север-центр фронта – участок Гадот – Гонен – 3-я тер. пбр.

В 8.00 Дадо, по рекомендации комбрига 3, решил атаковать силами 33-го пб с тр «Н» («нун»)/181отб и при поддержке артиллерии, два сирийских ОП — Дардара и Тель-Хилаль.

По решению комбата, одна рота («Д»/«далет») должна была атаковать Дарадару, а другая («Г»/«гималь») — Тель-Хилаль. Третья рота («А»/«алеф») была выделена в резерв в готовности поддержать атаку на Тель-Хилаль. Батальон принял походно-боевой порядок, выстроившись на просёлочной дороге из кибуца Гадот в кибуц Гонен, и почти сразу на него обрушилась сирийская артиллерия. Появились первые потери. «Мост пробок», повреждённый уже 6 июня, был повреждён ещё сильнее, так, что переход танков через него для поддержки атаки был невозможен. Но пехота атаковала без них, и в 11.30 рота «Д» рапортовала о быстром взятии ОП Дардара (потерь при этом не было). Не так гладко пошло дело у роты «Г», которая совершала глубокий обход с севера, через вади Фаджар и задержалась на подходе. Комбат выслал ей на подмогу батальонный разведвзвод, с намерением, чтобы он атаковал Тель-Хилаль с юга. Но и этот взвод продвигался медленно, попал под удар артиллерии, один боец был убит, а комвзвода ранен. Когда взвод вышел в исходную позицию для атаки, с севера уже атаковала подоспевшая рота «Г». Сирийское сопротивление было сломлено, и рота перешла к обороне в ОП. Но к этому времени сирийцы в соседних ОП (Джалабина и отрог Дардары) пришли в себя и открыли огонь из этих ОП, занимавших более выгодное положение. Пришлось идти на штурм обоих ОП. При этом батальон понёс ощутимые потери, был убит и комбат (его заменил командир 181 отб). К вечеру все ОП были захвачены, но потери израильтян были тяжёлыми – 21 убитых и 36 раненых.

Практически одновременно с этими боями на участке 3-й тер. пбр велись дополнительные попытки, имевшие частичный успех, прорвать передний край сирийской обороны, или, как минимум, захватить плацдарм на первой оборонительной позиции сирийцев.

В 11.00, когда Дардара была уже взята, а бой за Тель-Хилаль ещё не начался, комбриг 3 получил известие о том, что в его подчинение передаётся 17-й пб (сержантское училище (командиров отделений) пбр 1 («Голани»); прибыл из ЦВО), для выполнения своей первоначальной задачи — захват ОП 8100 и деревни Урфия. Организация боя была краткой — заместитель комбата и командиры рот поднялись на КНП в Наби-Йеша, произвели визуальный осмотр местности и района предстоящих действий и согласовали план наступления, который был утверждён комбригом, обещавшим воздушную и артиллерийскую огневую поддержку.

В 13.00 началось наступление. 2 танковых взвода 266-го тб 37-й тбр (танки АМХ-13) и группа разграждения расчистили маршрут для дальнейшего продвижения вверх к сирийской погранично-патрульной тропе, и две роты «Голани» захватили к 14.00 ОП 8100 и восточные отроги холма, и блокировали дорогу к деревне Ревайя. Гарнизон ОП отступил, сохранив свой боевой порядок, и сопротивление продолжалось из ОП/деревни Ревайя. Южнее третья рота захватила ОП 7190, а четвёртая – ОП 7191.

К полудню Дадо дал приказ о наращивании усилия на этом участке и ввёл в сражение 37-ю тбр, или, вернее, то, что от неё осталось. Как читатель, вероятно, помнит, 377 тб бригады был подчинён 8-й мбр севернее, так что бригада имела лишь один (266-й) тб (и ещё танковую роту вооружённую танками «Центурион») и 378-й мб. Бригада должна была подняться на Голаны по двум направлениям: первый — из Гонена на Ревайя (266-й тб), а второй — на Дарбашийя и Хафр (378-й мб на полугусеничных БТР с ротой «Цетурионов»). 3-я тер. пбр должна была подготовить маршруты для выдвижения 37-й.

Однако 266-й тб задержался за подразделениями 3-й тер. пбр по пути из кибуца Шамир к кибуцу Лехавот ha-Башан, так что только тр «Алеф» (два взвода которой были приданы 17-му пб «Голани») начала выдвигаться на Ревайя. Выдвижение проходило по тропе в узком русле ущелья под огнём сирийских противотанковых орудий. Танки не имели никакой возможности маневрировать, и большая их часть получили попадания. Командир роты ошибся в наведении ВВС Израиль, и вследствие этого самолёты атаковали другую деревню, а не ОП Ревайя. В роте осталось лишь 4 танка, способных двигаться, и из них только 1 мог стрелять. Поэтому наступление приостановилось и возобновилось лишь с подходом двух танковых взводов (из другой роты). Израильтяне атаковали противотанковые позиции сирийцев, и к исходу дня (19.00) ОП Ревайя был взят. Только тогда туда подтянулись остальные подразделения 266-го тб. Путь из Ревайя наверх был открыт. После того, как инженерно-сапёрная рота бригады расширила и подготовила дорогу к Ревайя для прохода колёсной и гусеничной техники (грузовиков, полугусеничных БТР и танков «Шерман»), туда подошли тылы бригады, и танки пополнили свои запасы боеприпасов и заправились горючим. Комбриг 37 хотел продолжать наступление и атаковать Хафр и Дарбашия, но Дадо не дал на это разрешения, из-за нехватки пехоты и решил отложить продолжение наступления на этом участке до утра, хотя и не мог быть уверенным в том, что это будет возможно по причинам политического характера.

Почти в то же время 65-й пдб/80-й пдбр атаковал, при поддержке двух танковых взводов 266-го тб/37-й тбр (АМХ-13) и артиллерии сирийские опорные пункты деревни Дарбашия и её окрестностей (ОП 7170-а, 7171, 7175 и 7173). Комбат не имел данных о противнике и атаковал, рассчитывая лишь на наличные силы. Атака началась в 16.00. Основное сопротивление оказали расчёты 12 противотанковых орудий и нескольких миномётов, а также 2-3 танка Т-34. Танки АМХ-13 смогли достаточно быстро подавить и уничтожить их огнём с места, и сопротивление прекратилось. Израильтяне захватили оружие и снаряжение. Комбат приказал танкам продолжать наступление в направлении Кафр-Хафр, и после двухчасового боя, в 18.30, в связи с наступлением темноты, танки остановились у подножья Хафр.

Сирийский ОП Эйн-Тина, севернее Тель-Хилаль был захвачен разведротой 78/3-й тер. пбр.

Когда подразделения 3-й тер. пбр и 65-го пдб с танковой ротой 266-го тб привели себя в порядок после боя (пдр «алеф» оставалась удерживать ОП Дарбашия), комбриг 3 предложил (а Дадо дал разрешение) атаковать ОП Джалабина. Атака началась уже после полуночи.

Тем самым, отвлекающие и демонстративные атаки сил Северного военного округа имели лишь частичный успех: наступление на Тауфик было сорвано, наступление на Дардару и Тель-Хилаль удалось – 33-й батальон закрепился на сирийском переднем крае, однако понёс потери. Другое наступление (в долине Бтеха, в устье Иордана) не начиналось вообще.

К северу от Тель-Хилаль и южнее Гонен сирийские передовые ОП были захвачены, но это ещё не было прорывом.

То есть, вопреки надеждам Дадо, его войскам к исходу дня не удалось открыть дополнительные надёжные пути для быстрого восхождения и прорыва или проникновения в глубину сирийской обороны. Как и подозревали и предчувствовали Рабин и Дадо, сирийский передний край держался, во всяком случае, на этом этапе.

По сообщениям разведки, сирийцы отвели войска ударной группировки ближе к Дамаску, опасаясь израильского удара со стороны Ливана.

Главный участок прорыва – северная часть фронта

Главный удар наносили 8-я мбр и 1-я пбр («Голани») – каждая на своём участке: 8-я мбр прорывала фронт от Гивъат ha-Эм (Тель-Ханзира) на Зауру, а 1-я пбр из района кибуца Дан, через Тель-Азазиат и Тель-Фахр – на Баниас. Дадо замышлял вывести обе бригады к дороге Баниас – Масъаде, а оттуда выйти на рубеж Кунейтры, с тем, чтобы с одной стороны – выставить заслон в направлении Дамаска, а с другой – свернуть сирийскую оборону на юг, на «наковальню» 80-й пдбр и, как он рассчитывал, 37-й тбр. 37-я тбр должна была, по этому плану, подняться на плато на одном из участков и продвинуться, как можно быстрее, к Хушнии и восточнее.

Однако, замысел Дадо не был окончательно понят комбригом 8-й Авраамом Мендлером, который полагал, что его задачей является только район Зауры и ближайших окрестностей, а там – или перейти к обороне, или действовать по новым указаниям и по обстоятельствам.

Вся организация боя 8-й мбр была проведена в спешке и импровизирована в силу ряда причин. Хотя бригада, её командование и штаб выработали своё решение на бой (утверждённое командующим СВО) ещё утром, 8 июня, они в тот же день начали продумывать свои действия на другом участке (Дарбашия – Хафр) и по другим задачам (выдвижение вслед за 3-й тер. пбр. и вход в прорыв для его развития в глубину) – по указанию Дадо и не выполнили дополнительных мероприятий и шагов, желательных для прорыва – более тщательное изучение местности, подробная и всесторонняя командирская рекогносцировка, налаживание взаимодействия, разыгрывание вариантов боя на картах или на ящиках с песком и пр. Эти мероприятия были произведены, очень частично и в большой спешке уже 9 июня с утра, после получения приказа Дадо приготовиться к наступлению (в 07.25).

8-я мбр начала войну в составе Южного военного округа и прибыла в Северный военный округ в сокращённом составе, имея только 1 танковый (129-й) и 1 (121-й) мотопехотный на полугусеничных БТР батальоны. 3-й батальон (мотопехотный) оставался в ЮВО. Для осуществления прорыва бригада была усилена 377-м тб и, тем самым, фактически была танковой. Бригада насчитывала всего 55 танков «Шерман» М-50/51 — 26 в 129 тб (в 3-х ротах) и 29 (в двух ротах) — в 377 тб. Остальные подразделения 377-го тб были переподчинены 1-й пбр. Бригада организовала 3 БТГ (+ отдельная 87-я разведрота бригады), на базе каждого из батальонов: БТГ «А» («алеф») — 129 тб [26 танков «Шерман» М-50/51, командир — комбат подполковник Арье Даян («Биро»)], БТГ «Б» («бет») — тр/377 тб (15 танков «Шерман» М-51) + рота мотопехоты/121 мб (командир — подполковник Амнон Хомски, комбат 377), БТГ «Г» («гималь») — мб 121 (без роты) + тр/377 тб (14 танков «Шерман» М-51, командир — майор Арье Керен, комбат 121). Задачи бригады:

  • БТГ «А» — прорыв, захват ОП Гур эль-Аскар и Наамуш, поворот на северо-восток, по направлению к Зауре, захват господствующей над ОП Зауры местности и поддержка их штурма силами БТГ «Б».
  • БТГ «Б» — продвижение вслед за БТГ «А», штурм и захват верхних ОП Зауры, в дальнейшем — выход на шоссе Баниас — Масъаде и быть в готовности поддержать действия 1-й пбр по захвату плато Баниас.
  • БТГ «Г» — штурмом овладевает нижними ОП Зауры.
  • 87-я разведрота — обеспечивает действия БТГ с юга и по мере надобности продвигается вперёд.
  • инженерно-сапёрная рота — оказывает помощь БТГ «А» в расчистке маршрута для танков.

Порядок наступающей бригады: БТГ «А», за ней — ПКП комбрига, за ним — БТГ «Б», и замыкает — БТГ «Г».

Оперативные указания штаба Северного военного округа от 8 июня содержали требование к бригаде, быть, после выполнения задач, в готовности к развитию успеха в направлении Кунейтры. С получением первого приказа бригада выдвинулась в район выжидания для последних приготовлений.

Бой 8-й мбр

Наступление БТГ «А» (129-го тб) началось в 10.00, переход границы — в 11.30. План — захват нескольких ОП. В реальности батальон сбился с пути, «проскочив» нужный поворот влево, вышел не туда, куда требовалось, атаковал в лоб укреплённые позиции, ввязался в ненужные бои, комбат был тяжело ранен, потери составили 13 убитых, 33 раненых, 24 (из 26) танка вышли из строя (8 — безвозвратно), 2 бойца были удостоены после войны высшей израильской военной награды — орденом «За героизм».

Две остальные БТГ 8-й мбр во главе с ПКП бригады, продвигаясь за 129-м тб, повторили его ошибку и «проскочили» нужный поворот. Комбриг, заметив ошибку, не стал возвращать БТГ «А», а просто направил БТГ «Г» (121-й мб), которая еще не успела «проскочить» поворот, на нужный путь (батальон ухитрился сойти и с него) и вернулся, вместе с БТГ «Б» (377-м тб), туда и сам. Таким образом, несмотря на то, что по плану БТГ «Б» должна была двигаться первой, она оказалась в конце бригадного сильно «съёжившегося» боевого порядка, а ПКП комбрига — во главе. Таки мобразом, в тот момент вся бригада состояла лишь из БТГ «Б» (БТГ «А» вела бой за Кала, БТГ «Г» сбилась с пути).

Выдвижение «бригады» было быстрым, и уже в 13.40 (когда 129-й тб вёл тяжелый и медленный бой по пути в Кала), танки 377-го тб открыли огонь по заурским ОП и пошли в атаку. Весь бой за Зауру и её ОП проходил под личным командованием комбрига. Одна танковая рота 377-го тб была послана на штурм южных (нижних) ОП Зауры (хотя по плану это было задачей 121-го мб), а ПКП комбрига остался в оставленной жителями деревне, между южными (нижними) и северными (верхними) ОП. Танковая рота «прошлась» огнём и гусеницами по южным ОП, не зачищая их и продолжила наступление на ОП 9106 (на пути от служебной дороги нефтепровода к Зауре). Следует отметить, что южные ОП оборонял отряд 244-го пб/123-й пбр, который оказал упорное сопротивление БТГ «Г». Вторая рота 377-го тб, которая по ошибке направилась, ещё до завязки боя, в сторону Тель-Фахр, быстро вернулась и присоединилась к ПКП комбрига в деревне. Подоспевший к этому времени 121-й мб получил приказ зачистить деревню, перекрыть подходы к ней и на втором этапе взять верхние (северные) заурские ОП. После выполнения задачи 121 мб присоединился к комбригу в деревне, и теперь обе БТГ в полном составе были готовы к зачистке всех ОП. В это время комбриг получил сообщение, о том, что к нему выдвигается подкрепление — две пехотные роты 13-го пб/1-й пбр. Поэтому он решил, что 121-го мб с двумя дополнительными ротами будет достаточно для зачистки, а сам, с 377-м тб направился к Кала. По дороге были захвачены ОП и деревня Джбаб эль-Мис (сопротивление там было слабым) и к 18.20 комбриг с 377-м тб прибыли в Кала, где соединились с тем, что осталось от 129-го тб.

Фактически весь бой 8-й мбр проходил не по плану, а в некоторых моментах (129-й тб) — даже вопреки ему. Тем не менее, бригада свою задачу выполнила, хотя и не стала тем «кулаком», который хотел иметь Дадо для похода на Кунейтру.

Не было никакой тактической связи между двумя бригадами (1-й и 8-й), штурмовавшими Голаны в непосредственной близости друг к другу. Автор этих строк считает, что причиной было отсутствие более высокого тактического уровня – дивизии. Битва проводилась под непосредственным командованием и руководством штаба Северного округа, который занимался всем сирийским фронтом, включая второстепенные участки, а главное – подготовку и попытки «Макевет-юг» (и должен был «приглядывать» и за границей с Ливаном), и руководить подачей дополнительных войск к фронту. Поэтому он не мог в полной мере отдать себя боевым действиям двух бригад и их координации, что тоже было вопреки составленным и утверждённым до войны планам, по которым прорывом должны были руководить командование и штаб 36-й дивизии.

1-я пбр («Голани»)

С оперативной точки зрения, наступление и прорыв 1-й пбр были, вероятно, не обязательны, ввиду успешного прорыва 8-й мбр, после которого судьба северного крыла фронта была решена – он должен был рухнуть сам. И разведка Северного ВО это знала, или, во всяком случае, именно так оценивала ситуацию. Военная целесообразность заключалась лишь в обеспечении северного фланга 8-й мбр.

Основным соображением было политическое – успеть овладеть как можно большей территорией до вступления в силу прекращения огня.

Приказ Дадо 1-й пбр (командир — Йона Эфрат) был отдан одновременно с приказом 8-й мбр – в 7.30. Сразу после этого штаб пбр. собрал заседание для выработки/уточнения планов, и в 8.30 командиры подразделений и штабные офицеры собрались для того, чтобы заслушать приказ комбрига. Подразделения бригады получили указания выдвинуться в выжидательные районы (кибуц хa-Гошрим и роща Таль).

План бригады предусматривал проведение дневной атаки двух пб (12-го и 51-го) на полугусеничных БТР по двум направления и в три этапа, при поддержке танков и артиллерии. Третий батальон (13-й) оставался в резерве и в конце должен был зачистить военные лагеря и ОП в Баниас и на Тель-Хамра.

  • 1-й этап – овладение Тель-Фахр, Тель-Азазиат и Хирбат а-Суэда;
  • 2-й этап – захват Бурдж Бабил;
  • 3-й этап – по приказу, быть готовыми к наступлению на лагеря в Баниас, на Тель-Хамра и в Эйн-Фит.

На ОП Тель-Фахр оборону вёл сирийский 187 пб/11-й пбр. По израильскому плану, его атаковал 12-й пб («Барак»), комбат — подполковник Моше Кляйн. Батальон имел 3 роты сокращённого состава на 18 полугусеничных БТР и роту «заин» (7-ю) 377-го тб (9 танков «Шерман М-50»).

У сирийцев имелось топографическое преимущество и укрепления.

  • 12-й батальон должен был выдвинуться, вслед за 8-й мбр, по сирийской пограничной патрульной тропе, до ОП Гур эль-Аскар, продолжить оттуда по намеченному маршруту сирийского канала отвода вод истоков Иордана (далее по тексту – отводной канал) до Эйн а-Диса. От этой деревни следовало выдвигаться в восточном направлении до служебной дороги нефтепровода, а потом по этой дороге на север. Таким образом, батальон выходил к Тель-Фахр с юга, а также на господствующий над ним с востока участок местности. Атака и штурм должны были выполняться с востока на запад. После этого следовало быть готовым наступать на Баниас, Тель-Хамра и Эйн-Фит.
  • 51-й пб (две с половиной роты пехоты на 12 полугусеничных БТР) с подразделением танков (семь танков «Шерман М-50», роты «заин» 377-го тб должен был вступить в бой после начала атаки 12-го пб . Его задачей было захватить Бахариат, Тель Азазиат и Хирбат а-Суада. В дальнейшем — атаковать лагеря и деревню Баниас, Тель-Хамра и Эйн-Фит.
  • Резерв бригады — 13-й пб (без полугусеничных БТР) и два танковых взвода роты «вав» (6-й) 377-го тб (два других её взвода находились возле кибуца Дан и Тель Дан).
  • Артиллерийская поддержка – 334-й миндн и 828-й адн (три батареи).
  • Исапр бригады должна была расчистить маршрут выдвижения бригады от Гивъат ha-Эм к сирийской пограничной патрульной тропе.

Подразделения бригады находились в районе выжидания около кибуца ha-Гошрим, пока 8-я мбр выдвигалась на своё направление для наступления.

Сражение – Тель-Фахр и другие

В 13.35 начал выдвижение израильский 12-й пб, спустя около 15-20 минут после того, как 129-й тб 8-й мбр захватил Сир а-Диб, и незадолго до того, как ПКП комбрига 8 вышел к Зауре, над Тель-Фахр.

12-й пб прошёл по тому же пути, что и 8-я мбр, продвинулся до отводного канала и далее вдоль него на север и вышел к Эйн а-Диса (около 14.30). Во главе колонны шли 2 колёсных трактора, за ними 4 танка, следом – БТР комбата, а за ним 2 роты, задачей которых был захват Тель-Фахр – «алеф» (комроты — Аарон Варди) на 7 БТР и «гималь» (комроты – Михаэль Тишби) на 6 БТР. Замыкала рота «бет» (комроты – Шломо Сегаль), целью которой был Бурдж Бабил.

Планом предусматривался проложить двумя тракторами [60] проход из Эйн а-Диса у дороге нефтепровода, но тракторы не сумели в силу ряда причин выполнить эту задачу. Танки («Шерманы») «сожгли» сцепления, пробуя проложить тропу. Тем не менее, комбат решил выполнять приказ (боевую задачу), но подразделениям пришлось наступать в пешем порядке по незапланированным маршрутам и они сбились с графика. Это привело к тому, что атака на Тель-Фахр была произведена с запада и севера, с невыгодных в тактическом отношении направлений, и снизу вверх, вместо запланированного штурма с востока — с господствующего участка местности (одновременно с выдвижением к штурму Тель-Фахр, рота «Б» батальона получила задачу взять небольшой ОП Бурдж-Бабиль в километре западнее. Рота быстро выполнила эту задачу и, присоединившись к батальону, приняла участие в штурме). Вместе с тем, захват Зауры 8-й мбр лишил Тель-Фахр огневой поддержки. В результате штурма и ожесточённого боя, как со стороны бойцов «Голани», так и сирийцев, Тель-Фахр был взят ценой тяжёлых потерь – 31 погибших (включая комбата и многих офицеров) и несколько десятков раненых).

Остальные подразделения бригады действовали по плану:

  • 51-й пб взял штурмом Тель-Азазиат, ценой 1 погибшего бойца и нескольких раненых (потери сирийцев, оказавших упорное сопротивление – 35 убитых и 20 пленных) и Хирбат а-Суада (без потерь), а также присоединился к штурму Тель-Фахр на последних этапах. Такой успех 51-го пб следует объяснить длительной подготовкой к захвату этого ОП – батальон тщательно тренировался и готовился к этому акту, проигрывая возможные варианты и оттачивая мастерство бойцов, каждый из которых изучал этот ОП, лежащий прямо на линии перемирия, наблюдением в течение многих дней.
  • Разведрота была выслана с целью поддержать действия 12-го пб, приняла участие в штурме и понесла потери при выдвижении к ОП и при самом штурме.
  • 13-й пб оставался в резерве, но две его роты приняли участие в зачистке ОП Зауры, вместе с 121-м мб 8-й мбр.

1-я пбр выполнила свои задачи дня только частично – были взяты ОП переднего края, однако бригада не сумела подняться к Баниас и на плато. Это ещё оставалось сделать ночью и на следующий день. С другой стороны, прорыв 8-й и 1-й бригад на Голаны вырвал бреш из сирийской обороны на северном участке фронта и открыл дорогу на восток к линии Масъаде-Кунейтра.

[править] Ночь с 9 на 10 июня

Действия Цахала после прорыва 1-й и 8-й бригад, и действий 3-й тер. пбр, носили местный характер, имея целью объединить местные прорвы и «вгрызания» на Голаны в одну сплошную, не обязательно глубокую, полосу от Банияс и до района моста Бнот-Яаков.

Южный участок фронта оставался пока нетронутым, уже не говоря о глубине. То есть, в ночь с 9 на 10 июня сирийский фронт, с израильской точки зрения, оставался нетронутым. Командование израильской армиеи просто не представляло себе, что весь этот укреплённый район был, практически, гнилым, если не пустым.

Эта ночь (9-10 июня) была, однако, насыщена политическими событиями, в основном — заседаниями и кулуарными переговорами в ООН и в Вашингтоне (там это были послеобеденные и вечерние часы 9 июня). Совбез требовал прекращения огня и не мог добиться от Израиля согласия или даже обозначения того времени, когда Цахал прекратит боевые действия. Представитель Израиля выражал согласие своего правительства на прекращение огня на основе взаимности, Сирия утверждала, что она уже отдала приказ о прекращении боевых действий, а генсек ООН, не зная, что делать и не имея полной картины происходящего и реальной диспозиции войск сторон на Голанах, отложил следующее заседание на утро 10 июня (по восточно-американскому времени), тем самым предоставив Израилю, как минимум, всю ночь и утро для дальнейших действий.

Генштаб АОИ планировал только местные действия по объединению «пальцев» местных прорывов 1-й, 8-й и 3-й бригад в одну неглубокую полосу. Соответствующие приказы были отданы командующему Северного ВО, который, со своей стороны, был вынужден изменить в срочном порядке направления действий всех частей, включая 45-ю мбр и 37-ю тбр: 45-я перенацеливалась теперь на Баниас, включая истоки Иордана, то есть всё плато Баниас, а 37-я и 3-я - к северу и к югу от своих участков прорывов, соответственно. Хотелось взять гребень обрыва над Кинеретом (Тауфик и севернее), но опасались, что на этот шаг уже не будет времени.

[править] 10 июня

К утру 10 июня выяснилось, что заседание Совбеза ООН, а, следовательно, повторное и обязательное решение о немедленном прекращении огня не будет вынесено раньше полудня. Это означало, по расчётам и оценкам министра обороны, что Израиль сможет развивать наступление до 14.00, а, возможно и позднее, правда без авиационной и артиллерийской поддержки. Также, израильская разведка сообщила о полном отступлении сирийской армии с Голана и о развале сирийской обороны.

Тем самым, задача переставала быть оперативно-боевой и превращалась в проблему быстрейшего продвижения и тылового и материально-технического обеспечения. Также представлялось возможным осуществить план «Макевет-Юг» – овладение южной частью Голанских высот. Изначально назначенный конечный рубеж наступления (Масъаде-Кунейтра-Бутмия) вновь стал реальной целью. Тем более, что сирийское радио заявило, что Кунейтра захвачена израильтянами.

Министр обороны Израиля взял на себя переговоры с представителем генсека ООН и главой комиссии по перемирию генералом Одд Булем и договорился с ним, что реально прекращение огня может вступить в силу к 18.00 10 июня, когда наблюдатели ООН смогут прибыть на места, обозначить линию перемирия, наладить связь и пр. Фактически это произошло лишь 11 июня.

С 6-8 часов утра 10 июня израильская армия, не встречая сопротивления, вторглась вглубь Голан. Начиная с 13.00 перешла в наступление и 36-я дивизия, включавшая на этом этапе 80-ю пдбр (57, 98 и 75 пдб, разведроту (73) и 71 пдб/55 пбр., как читатель, вероятно, помнит, 65 пдб 80-й пдбр действовал с 3-й тер. пбр севернее Кинерета), 2-ю тер. пбр, разведроты 55-й и 35-й пдбр, танки 181 отб Северного ВО и взвод из Шайетет-13 (боевые пловцы).

57 пдб с танками поднялся к 14.00 на Тауфик и, не застав там сирийцев, частью сил занял оборону в южном направлении, а остальными двинулся к северу на Кафр-Харб. Оказалось, что и этот населённый пункт оставлен сирийцами. Убедившись в этом, комбриг 55 решил высадить вертолётный десант (98 пдб (три роты) и 75-я разведрота 55-й пбр, часть из них на джипах с БО) у «бутылочного горлышка» Эль-Аль, в двух км восточнее сегодняшнего израильского поселения Кфар Харув и направить передовой отряд на вертолётах для обеспечения и подготовки места дополнительного десантирования у Бутмии (там они пережили несколько опасных часов, так как столкнулись с отступающими на юго-восток сирийскими подразделениями; произошла перестрелка, и сирийцы отступили, устремившись к востоку и юго-востоку). В дальнейшем (к концу дня и в течение ночи с 10 на 11 июня) к ним присоединились, также на вертолётах, дополнительные подразделения, включая 202 пдб/35-й пбр (ранее воевал в Газе) и другие подразделения уже «на колёсах»/гусеницах.

Одновременно 57 пдб с разведротой был направлен к югу с целью взять и зачистить ущелье реки Ярмук, что и было выполнено к концу дня.

В 15.00 началось наступление 2-й тер. пбр (22 и 23 пб) с танками 181 отб СВО вдоль восточного берега Тивериадского озера. Не встречая нигде сопротивления и врага, бригада продвинулась на север и к 22.10 встретилась в районе долины Бтеха (устье Иордана) с 92 пб 3-й тер. пбр, наступавшим с севера.

Ещё севернее 37-я, 8-я, 3-я, 1-я и 45-я бригады продолжали зачистку местности, и продвигаться к Кунейтре, которая (свободная от жителей) была взята без боя около 14:00.

К 18.30 10 июня Голанское плато было в руках Израиля. Сирийская армия отступила к Дамаску.

10 июня на фронт прибыла и 10-я мбр (поднялась на Голан 10/18.00), и оставшийся батальон 8-й мбр. Тем самым, израильская группировка на голанском фронте теперь насчитывала 1 танковую (37-ю), 3 механизированные (8-ю, 10-ю и 45-ю), 1 пехотную регулярную (1-ю), 1 парашютно-десантную (80-ю), и 2 территориальные пехотные бригады (всего 8 – более трети боевого состава Цахала), и 2 парашютно-десантных батальона (от 55-й и 35-й пбр) и отдельные отряды спецназа (из 269-го подразделения) и боевых пловцов (из Шайетет-13).

[править] 11-15 июня

11 июня начался отвод войск: 8-я мбр и 80 пдбр (её сменила 10-я мбр) вышли из подчинения Северного ВО в распоряжение ГШ/ВГК, а 2-я и 3-я пбр остались, судя по всему в районах постоянной дислокации, и в принципе могли начать демобилизацию л/с.

Таким образом, согласно приказу ОО/ГШ от 11.6, группировка СВО состояла из: 37-й тбр, 10-й и 45-й мбр и 1-й пбр («Голани»).

11 июня Даян дал разрешение овладеть участками горы Хермон. По карте был выбран наиболее выгодный рубеж и 12 июня подразделение 13 пб/1-й пбр были высажены на Хермоне. На следующий день к ним присоединились дополнительные подразделения, и эти силы заняли позиции также к западу, вплоть до границы с Ливаном (кряж Дов).

15 июня было официально закреплена на карте масштаба 1:50.000 линия прекращения огня как соглашение с наблюдателями ООН. Сирия подписала подобное соглашение 24 июня и использовала эти 8 дней для выдвижения своих подразделений ближе к израильским передовым позициям. Сирийская линия прекращения огня была назначена в 1 км восточней израильской.

[править] Итоги

Потери Израиля: официальные цифры говорят о 141 убитых (имена и фамилии), из них 23 офицера, включая 6 лётчиков, и 436 раненых (из них 48 офицеров), всего 577. По другим данным число убитых составляет 140 (исследование, проведённое в командно-штабном колледже – ПУМ), 142 (при подсчёте по этапам сражения) или 149 (при подсчёте по дням, включая 8 погибших после окончания боёв, начиная с 11 июня) и даже 168 (исследование, проведённое в главном разведывательном управлении Генштаба).

Награды: 47 солдат (31/5) и офицеров (16/4) получили награды (ЦАЛАШ; дробь – награждёны посмертно), из них: 6/2 – награда НГШ, 18/5 – награда командующего СВО, 23/2 – награда комбрига.

По официальным сирийским данным потери сирийской армии составили 170 убитых и около 2000 раненых.

По данным и оценкам Израиля (включая развединформацию), потери сирийцев составили:

  • Убитых – ок. 450 (Ивритская Википедия насчитала 700 убитых);
  • Раненых – 2000-2500;
  • Пленных – 365 (из них 30 офицеров);
  • Танков и САУ – 118 (из них 35 исправных): 5 – Т-55, 15 – Т-54, 55 – Т-34, 25 – Pzkfw-IV, 15 – СУ-100, 3 – АМХ-13;
  • 60 БТР всех марок;
  • Орудий – 470: 64 – среднего калибра (вкючая 28 130-мм орудий), 84 тяжёлых миномётов и 250 зенитных орудий, остальные, судя по всему – лёгкие миномёты и орудия меньших калибров (57-, 76- и 85-мм);
  • Автомашин всех типов – 1200.

После войны Израиль был готов вернуть Голаны Сирии и отойти к международной границе в обмен за мир и мирный договор (решение правительства № 561 от 19 июня 1967 года; отменено 31 октября 1968 года).

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты