In Absentia

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения
In Absentia
Обложка альбома «In Absentia» (Porcupine Tree, 2002)
Альбом Porcupine Tree
Дата выпуска

24 сентября 2002

Записан
Жанр

прогрессив-рок, альтернативный рок, металл

Длительность

68:15

Продюсер

Стивен Уилсон

Лейбл

Lava

Профессиональные рецензии
AllMusic 4 из 5 звёзд[1]
PopMatters положительно[2]
Rolling Stone 3 из 5 звёзд[3]
Хронология Porcupine Tree
Lightbulb Sun
(2001)
In Absentia
(2002)
Deadwing
(2005)

In Absentia — седьмой студийный альбом британской прогрессив-рок группы Porcupine Tree, вышедший в 2002 году. Лейтмотивом альбома, отличающегося от предшествовавших релизов обращением к более мрачной эстетике, является тема серийных убийц и домашнего насилия.

Существенно изменивший звучание группы благодаря обращению к металлу, In Absentia открыл новую эру в творчестве Стивена Уилсона и задал направление для всех последующих альбомов Porcupine Tree. И Стивен Уилсон, и большинство фанатов придерживаются мнения, что In Absentia была самой удачной пластинкой, вышедшей в рамках Porcupine Tree. Это был первый диск группы, вышедший на мейджор-лейбле, и несмотря на скромный коммерческий успех в год выхода, альбом позволил Porcupine Tree не только существенно расширить свою публику, но и стать образцом для целого поколения новых музыкантов.

С In Absentia также началось многолетнее сотрудничество Стивена Уилсона с фотографом Лассе Хоиле, помогшим сформировать визуальную эстетику всего последующего творчества музыканта.

Содержание

[править] История создания

[править] Написание материала

Последний год XX века был ознаменован одним из самых серьёзных изменений в музыкальном кругозоре Стивена Уилсона, который в этот период открыл для себя экстремальный металл. Французский журналист Оливье Баден дал Уилсону послушать альбом Stil Life шведской прогрессив-дэт-метал группы Opeth, который произвёл колоссальное впечатление на англичанина. Уилсон начал интересоваться андеграундной метал-сценой: по воспоминаниям Колина Эдвина, во время тура Lightbulb Sun в автобусе Porcupine Tree регулярно звучал альбом Deatroy Erase Improve шведской джент-группы Meshuggah, особенно нравившийся музыкантам.[4] Стивен Уилсон также отметил американских дэт-металлистов Morbid Angel, пионеров маткора The Dillinger Escape Plan и британцев Esoteric, играющих фьюнерал-дум-метал, среди групп, творчество которых часто слушал в это время.

Стивен Уилсон продюсирует Opeth, 2000 год

С Opeth же и их фронтменом Микаэлем Окерфельдтом у Уилсона установились тёплые дружеские отношения. В 2000 году Уилсон ездил в Швецию продюсировать альбом Opeth Blackwater Park, ставший для шведов «прорывным», а в 2001 году Opeth сыграли на разогреве у Porcupine Tree.

Интерес к металлу вдохновил Стивена Уилсона изменить звучание группы и ознаменовал новый стилистический поворот после двух поп-ориентированных пластинок. В результате часть материала, создававшегося перед записью In Absentia, была забракована как не соответствующая новому, более мрачному и тяжёлому стилю. Такая судьба постигла, в частности, эпик «Buying New Soul», написанный в 2000 году после сессий Lightbulb Sun: в результате он был издан на сборнике Recordings, подводящем черту под предыдущей эрой в творчестве Porcupine Tree.

Из участников группы с наибольшим энтузиазмом смену звучания встретил Колин Эдвин, который вырос на таких группах, как Killing Joke, и которому нравился тяжёлый саунд.

После выхода Lightbulb Sun, в спешке изданного всего через год после предшественника, у Стивена Уилсона было гораздо больше времени на подготовку материала к следующей пластинке. Написание и доработка материала для In Absentia заняли два с половиной года. Всего за это время было написано 20—25 песен, некоторые из которых за время создания претерпели серьёзные изменения. Так, демо «Heartattack in a Layby» имело акцентированный напористый ритм, тогда как к финальной версии песня превратилась в мягкую балладу. «Любопытно, как идеи развиваются, когда есть время осмыслить их», прокомментировал творческий процесс автор.[5]

Практически весь материал Уилсон написал самостоятельно: планировалось, что в студии группа встретится только для записи готового материала. Тем не менее, две композиции, вошедшие в альбом, были написаны в соавторстве. Клавишник Ричард Барбиери предложил серединную и финальную секции «Wedding Nails», вокруг которых Уилсон построил инструментальную композицию.[6] По собственным словам, Барбиери представлял себе цепь, скрежещущую по земле, когда написал Wedding Nails.

Басист Колин Эдвин написал басовый рифф припева «Strip the Soul» вокруг ритма на драм-машине в размере 6/8 и предложил его Уилсону. Тот дописал несколько новых секций, включая басовый рифф для вступления, и превратил «Strip the Soul» в громадное 15-минутное демо, одна из секций которого впоследствии легла в основу отдельного трека — «.3».[7]

Композиция «Lips of Ashes» выросла из трека «43553e99.01», который Уилсон записал для своего дарк-эмбиент проекта Bass Communion, используя цимбалы.[8] «43553e99.01» вышла за год до In Absentia на альбоме Bass Communion III. Уилсон показал «Lips of Ashes» Микаэлю Окерфельдту во время работы над Blackwater Park и, по словам Уилсона, Окерфельдт ему так сильно завидовал, что немедленно сплагиатил эту песню для одного из треков Opeth.[9]

Концертное исполнение «Blackest Eyes» в 2005 году

В процессе написания материала у Уилсона не было точного представления о том, в каком порядке расположить песни на альбоме, но когда он написал балладу «Collapse the Light Into Earth», он сразу же понял, что она должна стать закрывающим треком. Первоначально планировалось расположить первым треком дополнительный куплет этой песни, в результате чего она стала бы закольцовывать пластинку, но Уилсон отказался от этой идеи, когда написал «Blackest Eyes».

«Blackest Eyes», родившаяся из сильно отличающегося демо «Enough», была последней песней, написанной перед записью альбома[10], и Стивен Уилсон сразу понял, что именно она должна открывать альбом. И музыкальные журналисты, и участники группы отмечают, что эта песня содержит в сжатом виде все аспекты музыки Porcupine Tree — всё то, что последует дальше на альбоме. По словам Стивена Уилсона, «Blackest Eyes» — радиоформатная песня продолжительностью 4 минуты, в которой при этом есть металлические риффы, эмбиентная секция в середине, поп-припев с вокальными гармониями и мрачная лирика, и при этом песня звучит непохоже на какую-либо другую группу.[11] В вязи с этим было решено, что эта песня лучше всего подойдёт для первого знакомства с группой, и именно поэтому её следует поместить в самое начало альбома.

По мнению Стивена Уилсона, за время работы над In Absentia он подготовил самый сильный набор песен, который когда-либо был у Porcupine Tree — как до, так и после этого момента. Когда Ричард Барбиери услышал демо песен, он был очень впечатлён материалом. Хотя Барбиери хотелось принять больше участия в написании песен, он не мог поспорить с тем, что в материал Уилсона не надо вносить изменений.[5]

[править] Контракт с новым лейблом

Популярность Porcupine Tree плавно росла благодаря «сарафанному радио», немаловажным фактором оказался и профессионализм группы на концертах. Решающими оказались первые туры в Соединённых Штатах, продемонстрировавшие, что у группы немало поклонников за океаном. В результате в начале 2000-х сразу несколько американских мейджор-лейблов заинтересовались Porcupine Tree.[4] Стивену Уилсону, которому в тот момент исполнилось 34 года, казалось невероятным такое внимание к нему и группе, существовавшей уже более десятилетия. В 2000 году музыкант заявлял, что не существует такого крупного лейбла, который бы подошёл Porcupine Tree. Как считает Уилсон, появление возможности скачивания в интернете, а также появление популярных групп вроде Radiohead и Tool, не ориентирующихся на синглы, заставило лейблы изменить свою политику.

Для всех предыдущих лейблов Porcupine Tree были приоритетной группой, и Уилсон не желал заключать контракт с таким лейблом, на котором группа окажется «маленькой рыбкой в большом пруду».[12] Возможность оказаться приоритетной группой на крупном лейбле для Porcupine Tree смог предоставить Lava Records — подразделение мейджора Atlantic Records. Энди Лефф из Lava Records, будучи поклонником Porcupine Tree, позвонил тогдашнему менеджеру группы Ричарду Аллену — основателю Delerium Records — и предложил подписать группу на свой лейбл, что дало старт переговорам о контракте. Пообщавшись со Стивеном Уилсоном и выяснив, что он заинтересован в контректе с лейблом, Лефф свёл Porcupine Tree со старшим вице-президентом A&R лейбла Atlantic Энди Карпом[13], который также был большим поклонником Стивена Уилсона ещё с середины 90-х: Карп хотел заполучить Porcupine Tree на лейбл с момента выхода Lightbulb Sun[14] и был готов предоставить группе финансы и маркетинговые ресурсы, которыми располагает крупный лейбл.

Представители сразу нескольких лейблов[15], включая Lava/Atlantic, посетили выступление Porcupine Tree 27 июня 2001 года в клубе Bottom Line в Нью-Йорке и были очень впечатлены, увидев зал, битком набитый фанатами, каждый из которых помнил каждую строчку каждой песни. По воспоминаниям Ричарда Барбиери, несмотря на то, что в клубе не было освещения и не работала половина техники, выступление было очень сильным. Этот концерт помог утвердить заключение долгосрочного контракта с лейблом.[4]

Помимо лейбла, предоставившего более широкие возможности, группе требовался новый менеджер. В США нужен был новый подход к бизнесу, и хотя Ричард Аллен справлялся с менеджментом в Великобритании, за океаном его методы совершенно не подходили.[5] В США новым менеджером стал предложивший контракт с мейджором Энди Лефф, прекрасно разбиравшийся в ведении бизнеса в Штатах, Аллен оставался менеджером в Европе. Однако Аллен терял интерес к Porcupine Tree в связи со сменой звучания, не нравилось Аллену и что он оставался непосвящённым в дела группы. В результате работа на Уилсона его стала тяготить, и сразу после окончания тура в поддержку In Absentia в 2003 году Аллен уволился.[4]

Первым требованием группы к лейблу было не вмешиваться в творческий процесс. Лейбл согласился и не пытался вмешаться в запись диска: по словам Уилсона, In Absentia был записан без оглядки на звукозаписывающую компанию, фанатов или прессы. Благодаря лейблу группа получила возможность записываться в хорошей студии в Нью-Йорке. На запись альбома и концертный тур лейбл выделил бюджет в 400 000 долларов.[13]

Негативной стороной заключения контракта с американским лейблом было то, что в Великобритании положение Porcupine Tree ухудшилось в сравнении с предыдущими годами на kscope/Snapper: представляющий группу в Европе Warner ничего не делал для промоушена группы.

[править] Смена состава

Прежде чем отправиться записывать альбом в США, Porcupine Tree сняли студию New Rising в Колчестере для пре-продакшна и репетиций перед ответственной записью: музыканты хотели освоиться с новым материалом. В ходе репетиций произошёл конфликт с барабанщиком Крисом Мейтландом, которому новый материал не понравился.[5] Кроме того, как вспоминает Стивен Уилсон, Мейтланда не устраивал новый плотный концертный график Porcupine Tree: с переходом на мейджор группа могла выступать на регулярной основе, а не спорадически, как это происходило ранее. Также лейбл требовал, чтобы музыканты были постоянно доступны для промоушена, рекламы, съёмок видео, выступлений на радио. Мейтланд, для которого основным занятием было преподавание игры на барабане, не мог принять такой распорядок.[16] Мейтланду казалось, что Уилсон командует им[4] и указывает, как ему жить. Уилсон, в свою очередь, был недоволен подобным отношением барабанщика в тот момент, когда группа, казалось, наконец-то получила свой «большой шанс» на прорыв.

Ситуация в студии становилась всё более напряжённой и через несколько дней репетиций достигла точки кипения. Согласно книге «Time Flies»[17], 30 января 2002 года во время репетиции трека «The Creator Has a Mastertape» между Уилсоном и Мейтландом произошла серьёзная ссора: Уилсон хотел снять репетицию на камеру, чтобы продемонстрировать новому лейблу, на что группа способна, и пригласил для этого нового менеджера Энди Леффа, заснявшего конфликт на видео. По словам Уилсона[13], Мейтланд в тот день недостаточно концентрировался на материале и играл не так хорошо, как следовало. Уилсона это выводило из себя, Мейланд же схватил его и толкнул его к стене. В результате Уилсон уволил Мейтланда, и 9 февраля 2002 года участники группы подписали сухое юридическое письмо об увольнении барабанщика.

Для Стивена Уилсона разлад с Мейтландом стал тяжёлым потрясением, ведь всего за несколько недель до записи в Нью-Йорке группа осталась без барабанщика. По собственным воспоминаниям, Уилсон после этого не мог спать несколько недель — до тех пор, пока не нашёл ему замену.

Porcupine Tree в обновлённом составе. Слева направо: Стивен Уилсон, Гэвин Харрисон, Ричард Барбиери, Колин Эдвин

Поначалу Энди Карп предлагал в качестве замены Мейтланду участника Living Colour Уилла Калхуна[13], однако новым барабанщиком Porcupine Tree стал Гэвин Харрисон, оставшийся в составе до самого роспуска группы. Со Стивеном Уилсоном Харрисона свёл Ричард Барбиери. Барбиери и Харрисон познакомились в начале 1990-х, когда они оба были сессионными музыкантами у итальянской певицы Аличе, и с тех пор не раз встречались. Кроме того, у Харрисона и Барбиери был общий друг — Джакко Джакчик (впоследствии ставший гитаристом и вокалистом King Crimson).

На протяжении 90-х Уилсон и Харрисон уже появлялись на одних альбомах и в одних и тех же треках: Харрисон и Уилсон играли на вышедшем в 1994 году совместном альбоме Барбиери и Тима Баунесса Flame и на изданном в 1995 году альбоме The Tooth Mother другого экс-участника JapanМика Карна. Однако Уилсон и Харрисон не пересекались лично и не были знакомы.

В 2001 году Барбиери пригласил Гэвина Харрисона посмотреть концерт Porcupine Tree в Shepherd's Bush Empire в Лондоне, однако Харрисон не был знаком с творчеством группы и не знал песен, поэтому через час ушёл с концерта, написав Барбиери, что «нехорошо себя почувствовал».[5] Однако когда Барбиери предложил ему работу сессионным барабанщиком в Porcupine Tree, тот согласился: Харрисону было интересно поработать с металлическим материалом, поскольку ничего подобного он ранее не играл.[13]

Стивен Уилсон программировал партии ударных на драм-машине и прислал демо-записи Харрисону, которому потребовалась неделя, чтобы разучить песни по присланным демо. Ради этого он отказался ехать в тур с Лизой Стэнсфилд.[4] За неделю до отъезда в США Уилсон, который оставался единственным участником группы, не знакомым с Харрисоном, организовал для него репетиционную сессию в студии, чтобы новый барабанщик успел ознакомиться с материалом перед записью. Уилсон понимал, что это крайне ответственный момент: если репетиция не пройдёт удачно, то запись материала, которым он так гордился, обернётся катастрофой, однако к концу первого трека, который сыграл Харрисон — им была отражающая все аспекты нового стиля Porcupine Tree «Blackest Eyes» — Уилсон понял, что Харрисон «поразительный» барабанщик, а его игра — именно то, что нужно для группы.[5]

По словам Уилсона, игра Гэвина сделала музыку более современной, тогда как Крис Мейтланд играл слишком в манере семидесятых. Также он счёл, что Мейтланд никогда не имел должного «контакта» с музыкой Porcupine Tree, хотя он и является прекрасным барабанщиком.

Кроме того, как признался Уилсон, техничная и дисциплинированная игра Харрисона заставила его самого стремиться лучше играть на инструментах.[18]

[править] Запись

Стивен Уилсон хотел записать альбом в США, поскольку считал, что американские рок-альбомы хоть и не самые изобретательные (самыми изобретательными в интервью 2003 года музыкант назвал скандинавские пластинки[11]), но звучат лучше всего, поэтому Уилсону хотелось наделить In Absentia американским по духу звучанием. Кроме того, Уилсону импонировало, что в Америке интерес к року никогда не пропадает, тогда как в Великобритании, по его утверждению, раз в 10 лет появляется какая-то группа, которая возвращает массовый интерес к року, но после этого о рок-музыке быстро забывают и она уходит в андеграунд, в то время как R&B и диджей-культура набирают обороты. В целом же Уилсону было интересно записать альбом в другой стране, в отличной студии, не ощущая давления времени.

Все свои вокальные партии Уилсон предварительно записал в домашней студии No Man's Land в Англии, поэтому в Америке записывались только инструментальные партии. Особенно много времени ушло на создание сложного многоголосия в финале песни «Heartattack in a Layby»[19] Уилсон решил так поступить, поскольку чувствовал застенчивость и не хотел, чтобы за процессом работы над вокальными партиями кто-то наблюдал.[20] Ещё одной причиной, по которой Уилсон предпочёл записать вокал заранее, послужило его представление о том, что самые лучшие вокальные партии получаются, если записать их как можно ближе к тому моменту, когда песня была написана[21]: в таком случае вокал лучше запечатлевает настроение песни, ощущавшееся в момент её создания.

Помимо вокала, до отлёта в США были записаны некоторые клавишные овердабы Ричарда Барбиери на репетиционной сессии в Колчестере.[22]

[править] Сессии в Нью-Йорке

Студия Avatar

Запись основной части альбома прошла в Avatar Studios в Нью-Йорке, в которой в 80-х записывались Дэвид Боуи и Roxy Music. Звукоинженером в студии был Пол Нортфилд, работавший с Gentle Giant, Rush, Оззи Осборном и Мэрилином Мэнсоном. По воспоминаниям Уилсона, у Нортфилда он научился многому из того, как надо записывать гитару и ударные.[23] Нортфилд порекомендовал Уилсону арендовать гитарную технику, чтобы расширить «хорошие, но ограниченные возможности» гитариста. Помимо технических советов, Уилсон требовал от Нортфилда добиться более жёсткого и прямолинейного звучания тяжёлых секций.

Запись в Avatar Studios прошла очень гладко, без трудных моментов. Гэвин Харрисон подписался на 2 недели для записи ударных, а закончил свою работу всего за 8 дней. Материал сразу звучал хорошо: по словам Уилсона, некоторые песни (в частности, «The Creator Has a Mastertape») зазвучали лучше, чем он мог надеяться, и In Absentia получился самым хорошо звучащим альбомом Porcupine Tree. Всего же сессия длилась 10 дней, на протяжении которых группа тратила на запись в студии по 2-3 тысячи долларов в день.

Музыкантов впечатлил «большой», «живой» звук ударных в этой студии. Планировалось, что барабаны будут записываться на аналоговую плёнку, для чего были куплены 20 очень дорогостоящих катушек 2-дюймовой 24-дорожечной плёнки. При работе с такой плёнкой от Харрисона требовалось записать песню в один дубль от начала до конца без ошибок, поскольку барабанщика окружают 18—20 микрофонов и последующее редактирование дубля окажется невозможным. Параллельно с плёнкой проводилась запись на цифровой носитель. Гэвин Харрисон сыграл «Blackest Eyes», после чего группа сравнила звучание аналоговой и цифровой записей и единогласно предпочла цифровой формат, звучавший гораздо лучше плёнки.

В результате оставшиеся 19 катушек были отправлены обратно в магазин, а Гэвин Харрисон смог приступить к своему привычному методу работы: для каждой песни он обычно записывает 4 дубля, выбирает самый удачный из них, а из оставшихся дублей использует отдельные фрагменты в окончательной версии.

Харрисону было непривычно и трудно играть в металлическом стиле, с которым он раньше никогда не сталкивался. Благодаря работе с Уилсоном, у Харрисона сменился стиль игры: по собственным словам, он стал сильнее ударять по барабанам, начал играть громче и агрессивнее, чем когда-либо ранее, у него сменился захват, также он стал предпочитать более крупные палочки. Другой трудностью во время записи для Харрисона стало пристальное внимание членов группы, звукоинженера и менеджера, сопровождавшееся съёмкой процесса работы на видео.

Гэвин Харрисон и звукоинженер Пол Нортфилд в Avatar Studios

Труднее всего работать с новым звучанием было клавишнику Ричарду Барбиери. По его собственным словам, In Absentia стал одним из самых сложных альбомов, в которые ему требовалось вписаться. Ему предстояло найти способ инкорпорировать электронную музыку и клавишные текстуры в контекст тяжёлого звучания и, по признанию Стивена Уилсона, ни один другой клавишник не справился бы с задачей так, как это удалось Барбиери. Однако трудности не исчерпывались нелёгким творческим поиском: Барбиери во время записи постоянно проигрывал Гэвину Харрисону в дартс: в общей сложности Харрисон обыграл Барбиери на 100 долларов.[5]

В распоряжении Барбиери оказались различные аналоговые синтезаторы. Всё время работы в студии Барбиери с утра до вечера экспериментировал с их звучанием в то время, пока остальные записывали свои партии. Барбиери прослушивал в это время в наушниках музыку, для которой надо было создать партии клавишных, и таким образом успевал подготовить свой материал, который соответствовал бы настроению и текстам песен.

Барбиери создавал образы, которые затем передавал в музыке. Так, в «Heartattack in a Layby» Барбиери хотел передать ощущение тёплой ночи, в которой разворачиваются трагические события песни. Барбиери использовал комбинацию двух или трёх синтезаторов, звук которых, пронизывающий всю композицию в качестве едва заметного фона, создаёт впечатление шума насекомых в ночной тишине. В композиции «Wedding Nails» Барбиери хотелось передать образ цепи, скрежещущей по земле. Для создания «удушающей»[24] атмосферы Барбиери использовал музыкальную шкатулку сестры, пропущенную через синтезатор, а также препарированное пианино, звуки из которого извлекались путём царапанья по струнам — что делалось тайком, поскольку довольно рискованно было так обращаться с инструментами в такой студии.

По воспоминаниям Пола Нортфилда, Стивен Уилсон и Ричард Барбиери одинаково думали о том, что нужно сделать в песнях, и Уилсон «использовал Ричарда практически в качестве проектора» для своего видения. Когда Уилсону требовались сделать музыку более драматичной, он просил предложить какие-то идеи Барбиери, который также проявил себя талантливым аранжировщиком.[4]

Барбиери не пытался максимально заполнить звуковое полотно своей игрой. Иногда он оставлял «пустые пространства» там, где можно было что-то добавить, потому что такие пространства лучше звучали. По словам Барбиери, пространства между событиями делают вещи более интересными.

Разные композиции требовали разного уровня доработки. Гэвин Харрисон порой просто копировал ритмические рисунки из демо — так, в частности, почти не потребовала студийной доработки партия ударных в «The Sound of Muzak» (которую Харрисон вдобавок записал со второго дубля). Во время работы над «Prodigal» Харрисону представилась возможность поработать с излюбленными ритмическими иллюзиями смены темпа и размера.

Колин Эдвин написал новую партию баса для «The Sound of Muzak» и не смог придумать ничего нового для «The Creator Has a Mastertape» и «Wedding Nails». В финальной версии «Gravity Eyelids» был использован сыгранный Эдвином дубль баса из демо.

«Collapse the Light Into Earth» и «Lips of Ashes» практически не изменились в сравнении с сольными демо. Так, в «Lips of Ashes» Стивен Уилсон только перезаписал гитарное соло, а Ричард Барбиери добавил партию бас-синтезатора.[25] Ещё меньшей доработки требовала «Collapse the Light Into Earth», для которой в Нью-Йорке только были дозаписаны клавишные.[5] Ни Харрисон, ни Эдвин в этих двух треках не появляются.

В общем и целом, успешная сессия в Avatar Studios изменила отношение Стивена Уилсона к студийному творчеству, и во время работы над следующими альбомами Porcupine Tree он стал оставлять пространство для студийных джемов и совместного группового творчества. По словам Ричарда Барбиери, запись в Нью-Йорке доказала, что место и окружающая обстановка действительно сильно влияют на процесс записи альбома.[4]

[править] Дополнительные сессии и доработка

Поскольку звучание гитарных партий в «Blackest Eyes» показалось Стивену Уилсону недостаточно плотным, он обратился к знакомому гитаристу Джона Уэсли с просьбой записать дополнительные гитары, а также вокальные гармонии для этой песни. Уэсли записал свои партии в студии Red Room Recorders во Флориде и переслал их Уилсону. Композитора результат удовлетворил, и в после доработки в песне «Blackest Eyes» стало больше наслоений гитарных и вокальных партий, чем когда-либо ранее было у Porcupine Tree. Джон Уэсли и израильский поп-музыкант Авив Геффен также записали бэк-вокал для песен «The Sound of Muzak» и «Prodigal».

По возвращении из Штатов Уилсон принялся дорабатывать вокальные партии: он перезаписал часть вокала и добавил дополнительный бэк-вокал.[22]

Дейв Грегори, наиболее известный в качестве гитариста пост-панк группы XTC, вдохновившей появление Porcupine Tree в 80-х, сделал аранжировки струнных для двух треков — «.3» и «Collapse the Light Into Earth». Запись оркестра для этих композиций прошла в лондонской студии Air Lyndhurst. Грегори рассчитывал на оркестр в составе 16 скрипок, 4 виол, 4 виолончелей и 4 контрабасов[26], но в итоге контрабасистов было только два.

  • Запись оркестра для In Absentia в студии Air Lyndhurst 18 апреля 2002 года:

Сведение In Absentia проходило в Larrabee Sound Studios в Голливуде, Лос-Анжелес. In Absentia — единственный альбом Porcupine Tree, микшированием которого не занимался Стивен Уилсон, вместо него эту работу выполнил Тим Палмер. Палмер раньше не был знаком с творчеством Porcupine Tree, но был очень впечатлён рабочими миксами In Absentia и высоко оценил Стивена Уилсона как продюсера. Помимо записанного нового материала, Палмер также пересвёл записанную предыдущим составом Porcupine Tree песню «Shesmovedon» с альбома Lightbulb Sun.

Последней задачей, которую предстояло решить Уилсону, было определиться с порядком песен на альбоме. Хотя ещё перед записью он знал, какой трек станет первым на альбоме, а какой — последним, определённого представления о порядке всего остального материала не было. По словам Уилсона, выбор правильного порядка песен на альбоме — процесс инстинктивный и сравнимый с созданием «фильма для ушей».

Стивен Уилсон впоследствии сожалел о сделанном на этапе составления треклиста решении не включать в пластинку композицию «Drown With Me», заменив её менее удачной «Prodigal». По его словам, перед записью ему казалось, что «Drown With Me» станет жемчужиной альбома, но в результате она стала единственной песней, не зазвучавшей на сессиях в Нью-Йорке так хорошо, как он ожидал. Автор счёл, что «Drown With Me» — одна из лучших песен, но с не лучшей записью, и поставил вместо неё изначально не планировавшуюся для включения в альбом «Prodigal», с которой произошла обратная ситуация: это была одна из самых слабых песен, которая тем не менее отлично зазвучала в Нью-Йорке.[5] Основной причиной, по которой Уилсон считает «Prodigal» творческой неудачей, является её стилистическая близость к творчеству Pink Floyd, чего он в своём творчестве обычно стремится избегать.[27]

Вернувшись в Великобританию после окончания записи, Уилсон, Эдвин и Барбиери встретились с Гэвином Харрисоном и предложили барабанщику стать постоянным членом группы. Хотя Харрисон ранее никогда не участвовал в группах на постоянной основе и был только сессионным музыкантом, он не раздумывая согласился присоединиться.[5]

[править] Концепт

Лейтмотивом In Absentia является тема серийных убийц. Несмотря на то, что на альбоме затрагиваются темы убийств, домашнего и сексуального насилия, Уилсону хотелось наделить песни поэтичностью.

Во время работы над альбомом Стивен Уилсон читал биографию британского маньяка Фреда Уэста[Прим. 1], среди жертв которого была его собственная дочь. Совершать преступления маньяку помогала его жена Розмари. Перед тем, как убить своих жертв, Уэст пытал и насиловал их, а трупы закапывал у себя на заднем дворе и под полом сарая. События в книге были описаны глазами его жертв, и, по словам Уилсона, было довольно жутко взглянуть на убийства с такой точки зрения. В результате многие мотивы из биографии Уэста нашли отражение в текстах альбома.

Уилсон признаётся, что его всегда интересовали серийные убийцы и причины их поступков: в детстве он брал почитать мамины книги о маньяках, и они его захватывали. По мнению музыканта, людей часто захватывает то, что им труднее всего понять — поэтому самого его интересуют все грани психологии человека и жизни, которых он не понимает. Уилсон отметил, что для него непостижимо, как серийные убийцы могут иметь так мало эмпатии к другим людям и обращаться с ними как с игрушками.[5]

При этом единого мнения, является ли In Absentia концептуальным альбомом, нет даже среди участников группы. Ричард Барбиери считает, что тема серийных убийц является основным концептом альбома, тогда как Колин Эдвин не согласен с этим мнением и не считает эту пластинку концептуальной.[5] Напрямую серийным убийцам посвящены тексты только трёх песен[28] — «Blackest Eyes», «Strip the Soul» и «The Creator Has a Mastertape» (хотя текст последней и вдохновлён непосредственно биографией Уэстов,[29] название трека отсылает к двум не связанным явлениям — композиции «The Creator Has a Master Plan» мастера спиричуэл-джаза Фэроу Сандерса и легенде о том, как Джими Хендрикс забыл плёнки альбома Electric Ladyland в нью-йоркском такси[30]).

Многие песни альбома посвящены далёким от серийных убийств темам. «Trains» — ностальгическая песня о детстве и лете. «Это пеан в честь тех формирующих сезонов, когда солнечное время растягивается до позднего вечера и время идти спать откладывается».[Прим. 2][31] Дом, в котором рос Уилсон, располагался недалеко от железнодорожной станции, и по ночам Стивен слышал шум прибывающих и отправляющихся поездов. Поэтому звуки поезда всегда вызывают у Уилсона «прустовскую»[32] череду воспоминаний из его детства — о запахах, видах, звуках; поезд становится метафорой воспоминаний о детстве.[33]

«The Sound of Muzak» посвящена проблеме обесценивания и деградации музыки, утрате вовлечённости в музыку среди слушателей. По мнению Колина Эдвина, эта песня оказалась пророческой, поскольку за прошедшие с её записи годы ситуация только ухудшилась.[5]

Песня «Prodigal» повествует об одиноком человеке, лучшие друзья которого — персонажи телесериала.[34]

Композиция «Heartattack in a Layby» развивает традиционную для творчества Стивена Уилсона тему сожаления. Лирический герой этой песни поссорился с любимой или женой и ушёл из дома. Он сожалеет об этом и думает, что теперь вернётся домой, но в этот самый момент он умирает от сердечного приступа на обочине дороги, даже не осознавая, что он умирает и уже никогда не вернётся домой. Первоначально Уилсон писал песню о человеке, которого застрелили на обочине, но он решил, что образ сердечного приступа будет более сильным.[4] По словам автора, песня «Heartattack in a Layby» сравнима с прочувствованным письмом, которое никогда не было послано, невысказанным признанием в любви.[35]

Финальную композицию «Collapse the Light Into Earth» Уилсон называет «реквиемом по 11 сентября». Хотя это любовная песня и её текст — о расставании, в ней Стивен Уилсон воплотил чувство скорби по той трагедии, чувство, которое он испытывал «через несколько дней после того, как мир изменился навечно».[5] Уилсон вспоминает, что в день теракта он работал над другой песней, которая осталась незаконченной, но уже через два дня написал «Collapse the Light Into Earth».

Ряду других песен Стивен Уилсон избегал приписывать конкретное значение. Так, про «Gravity Eyelids» Уилсон сообщал, что эта песня — о «сексуальном напряжении»[36] и «вечере у Мёртвого моря».[4] Уилсон отказался комментировать текст песни «Lips of Ashes», пожелав сохранить неоднозначность интерпретации.[37]

Почти все темы In Absentia являются повторяющимися мотивами в творчестве Уилсона. Так, тема серийных убийц займёт важное место на альбоме Grace for Drowning, а тема сожаления, равно как и одиночества, будет подробно развита на пластинке Hand. Cannot. Erase.

[править] Название

In Absentiaлатинская фраза, буквально переводящаяся как «в отсутствие». Такое название сопряжено с ключевым лейтмотивом — образом серийного убийцы, неспособного сочувствовать своим жертвам. Стивен Уилсон пояснил:

<Название> связано с текстами. Оно — о людях на грани, на краях человечетва и общества. Меня интересуют серийные убийцы, растлители детей и мужья, избивающие жён. Не то, что они совершили, но психология причины. Что заставило их стать неуравновешенными и извращёнными? Почему они неспособны сочувствовать? Это своего рода метафора — чего-то не хватает, чёрная дыра, рак в их душе. Это отсутствие души.

[править] Обложка

Когда весь материал был уже записан, оставалось подобрать обложку для альбома, и найти подходящий дизайн оказалось непростой задачей, занявшей много времени. Группа обращалась к двум дизайнерам, однако предложенный ими материал не удовлетворил музыкантов.

Изначально Стивен Уилсон предлагал использовать на обложке семейные фотографии, на которых были бы вырезаны или стёрты лица — словно серийный убийца хочет вычеркнуть своих родителей или свою семейную жизнь из истории. Уилсон поделился этой идеей с Карлом Гловером, но предложенные им версии никому не понравились. По мнению Уилсона, его концепция была сильной, но обложки не смотрелись удачно. Кроме того, на компакт-дисках эти обложки выглядели бы слишком мелкими. Колину Эдвину также не нравились фотографии американских пригородов: хотя, по мнению Эдвина, эти фотографии могли быть сознательно выбраны для промоушена на американском рынке, но сам музыкант не ощущал связи с этими кадрами.[5]

  • Забракованные варианты обложки по замыслу Стивена Уилсона:
Фотография Джона Блэкфорда для обложки In Absentia

Вторым дизайнеров, к которому обратилась группа, был Джон Блэкфорд, ранее делавший обложку для альбома Signify, а в 2002 году приглашённый для съёмки видеоклипа «Strip the Soul». Блэкфорд предложил окрашенный в тёмные тона вариант обложки, на котором фигурировал один из персонажей отснятого им клипа — висящий вверх ногами обнажённый мужчина. Однако Стивену Уилсону такой вариант не понравился, и он отверг и эту обложку.[4]

Тогда ещё остававшийся менеджером группы Дэвид Аллен предложил Стивену Уилсону взглянуть на работы одного датчанина, который прислал их по почте. Лассе Хоиле уже предлагал те фотографии местной метал-группе, но они не были приняты.[Прим. 4] Около года фотографии лежали у Хоиле, после чего он решил предложить свои работы Стивену Уилсону, большим поклонником которого он являлся. По воспоминаниям Хоиле, в 2000 году он посетил концерт Porcupine Tree в Дании, на который собралось всего около 18 человек. По воспоминаниям Хоиле, это был один из лучших концертов, что он видел, и фотограф не мог поверить своим глазам, что зал был почти пустым. Ему захотелось помочь группе, что-то сделать, чтобы помочь Porcupine Tree быть услышанными — и предложил свои работы.[38]

По воспоминаниям Уилсона, когда он только взглянул на присланные Хоиле фотографии, то сразу понял: это обложка, которую группа так долго искала. Ей оказалась «синяя голова» — один из серии автопортретов Хоиле, снятых на плёночную камеру. Поверх фотографии Хоиле наложил текстуры отсканированных пластика и горелой бумаги.[39] По мнению Уилсона, эта обложка «классно и оригинально» изображает психическое состояние душевнобольных людей. Ричард Барбиери считает, что выбранная обложка очень прямолинейна и концептуальна, что соответствует музыке альбома.

Уилсон не отказался от своей концепции фотографий с вырезанными лицами, поэтому для буклета In Absentia Лассе Хоиле подготовил фотографии, с которых ножом были соскоблены лица. Это отсутствие лиц на фотографиях также подчёркивает отражённую в названии пластинки концепцию отсутствия чего-то.[40]

Первая личная встреча группы с Лассе Хоиле состоялась в Копенгагене уже во время тура в поддержку In Absentia.[41] Барбиери вспоминает, что был неподдельно напуган, когда впервые увидел Хоиле: Лассе настолько угрожающе выглядел, что Барбиери подумал, что он пришёл их убить.[5] Однако между Уилсоном и Хоиле мгновенно завязалась дружба: художники обнаружили между собой полное взаимопонимание, и с тех пор Хоиле стал постоянным фотографом и режиссёром Стивена Уилсона. Его работы украшают обложки всех последующих альбомов Porcupine Tree и почти всех дисков сольного Стивена Уилсона, также Хоиле снял множество видеоклипов, ряд концертных и документальных фильмов. По мнению Ричарда Барбиери, Хоиле стал «пятым членом группы».

Успешное сотрудничество с Уилсоном также положило начало карьере самого Хоиле, к которому впоследствии стали обращаться и другие музыканты, а его фотографии стали выставляться в крупных галереях.

[править] Стиль

На In Absentia окончательно сформировалось собственное звучание Porcupine Tree — узнаваемое и не похожее ни на одну другую группу.

По мнению Стивена Уилсона, In Absentia демонстрирует «более тяжёлую, мрачную и экспериментальную грань» музыки в сравнении с предыдущими двумя альбомами Porcupine Tree.[22] Как считает музыкант, все предыдущие альбомы проекта не вписывались в «контекст» музыкальной сцены, тогда как на In Absentia группе впервые удалось выпустить нечто «вовремя».[11]

От предыдущих двух альбомов Porcupine Tree In Absentia унаследовал ориентированность на сравнительно небольшие по хронометражу песни, работу с многослойными вокальными гармониями и жанровую основу в альтернативном роке, на этот раз контрастирующую с многочисленными металлическими секциями. На металлическую сторону In Absentia в наибольшей степени повлияли Meshuggah, Opeth и Morbid Angel, а также Tool. В основу более репетитивных тяжёлых треков, таких как «Wedding Nails», легли композиционные приёмы краутроковых[42] композиций времён Signify и Stupid Dream. Уилсон, по собственному признанию, использовал в металлических секциях очень простые и неоригинальные риффы в строе drop D.[5] При этом металлические партии, вобравшие влияния групп из различных направлений экстремального металла, невозможно отнести к какому-либо конкретному металлическому субжанру.

Главным новшеством альбома, по мнению Уилсона стало не обращение к металлу как таковое, а гармоничное сочетание металлических риффов, богатых вокальных гармоний и атмосферных клавишных текстур.[5]

В отличающейся запрограммированным ритмом и эффектом призрачного хора «Gravity Eyelids» ярко выражено влияние трип-хопа.[43]

Финальная композиция «Collapse the Light Into Earth» была написана под влиянием песни «Ne me quitte pas» Жака Бреля.[13]

[править] Выпуск

Выпуск In Absentia состоялся 24 сентября 2002 года. Перед релизом пластинки лейбл издал два промо-сингла — «Blackest Eyes» и «The Sound of Muzak». Помимо промо-синглов, радиостанциям также были предоставлены сэмплеры с различными треками с In Absentia и предыдущих альбомов группы.[44] С альбома не было издано ни одного полноценного сингла.

Выступление Porcupine Tree с материалом In Absentia на американском телевидении, 2003

С коммерческой точки зрения показатели In Absentia были скромными. Хотя перед заключением контракта представители Lava Records сулили участникам группы «бассейны в форме гитары у новеньких домов в Беверли-Хиллз» после успешного релиза[13], в первый год альбом разошёлся тиражом лишь чуть больше 100 000 копий. При этом продажи группы сильно разнились на континентах: в Северной Америке новый альбом разошёлся тиражом 45 тысяч копий, что стало колоссальным прорывом (для сравнения, продажи предыдущего диска там составили лишь 2 тысячи копий).[12] В континентальной Европе продажи Porcupine Tree улучшились менее значительно, но в Германии и Франции Porcupine Tree впервые в карьере удалось попасть в чарты (на 58 и 143 место соответственно).

Катастрофически положение Porcupine Tree ухудшилось в родной Великобритании: там их стал представлять лейбл Warner UK, который совершенно не занимался промоушеном группы и просто завозил диски в магазины.[14] Кроме того, британский филиал Warner Music вскоре был выставлен на продажу, и бюджеты Porcupine Tree оказались замороженными и урезанными в критический для группы момент.[18]

По мнению Уилсона, лейбл работал неудовлетворительно и ошибкой лейбла было отказаться от выпуска синглов (песня «Trains», вышедшая на промо лишь в 2003 году, немедленно стала популярной среди слушателей и имела потенциал стать хитом). Уилсон также чувствовал, что у него не получается заниматься промоушеном в утренних радио-шоу, что является обычной практикой для артистов в Америке. Уилсон считал эти шоу «глупыми» и чувствовал себя на них некомфортно, так что единственным способом продвижения со стороны группы оставались концерты.[5] Для лейбла продвигать Porcupine Tree в США также оказалось проблематично из-за разноплановости музыки: американские музыкальные радиостанции заточены под какой-то один определённый формат музыки, и Porcupine Tree просто не укладывались в формат ни в одного радио. Это стало серьёзным препятствием для Porcupine Tree. Для того, чтобы преодолеть данную проблему, Lava начали выпускать таргетированные промо с отдельными песнями, подобранными под конкретный радио-формат (в частности, в 2003 году Lava пытались продвигать Porcupine Tree на металлических радиостанциях).

Однако, несмотря на неудачный старт, в последующие годы продажи In Absentia оказались стабильными: в 2020 году было объявлено, что после релиза альбом продолжил расходиться тиражом 20 тысяч копий ежегодно.[5] Таким образом, коммерческий успех In Absentia состоялся не сразу. Стабильный интерес к In Absentia обусловлен культовым статусом пластинки; этот альбом и спустя два десятилетия остаётся своего рода «отправной точкой» для знакомства слушателей с Porcupine Tree.

[править] Реакция критиков

Альбом получил положительные оценки критиков. Онлайн-издание AllMusic назвало In Absentia самым доступным релизом Porcupine Tree, с которым они окончательно состоялись как поп-группа, не отказавшись при этом от тех элементов, которые делают Porcupine Tree значимой силой в прогрессив-роке. Влияние Radiohead, как отмечает издание, по-прежнему ощутимо в музыке, но уже в меньшей степени, чем на предыдущих двух альбомах, и проявляется в отдельных моментах — таких, как абстрактные инструментальные партии в «Heartattack in a Layby». По мнению AllMusic, опора Уилсона на «готическое» звучание металлических партий создаёт «странные» моменты, но композитору удаётся успешно сочетать разные жанры, к которым он обращается, создавая окружение, «в котором его завораживающие мелодии могут круто измениться в любую минуту».

В AllMusic похвалили и вокал Уилсона, зачастую тщательно замаскированный специальными эффектами: «Способность Уилсона погрузить многослойный вокал в горы космической электрогитары, не утопив при этом хрупкие тексты, по-прежнему остаётся ценной чертой музыки, и редкие моменты чистоты, которые демонстрирует его голос, захватывают дыхание своей силой». «Великолепный в плане звучания и обманчиво сложный, In Absentia обладает самой непосредственной притягательностью среди всего, что Уилсон выпустил под этим именем на сегодняшний день»[Прим. 5], заключает издание.[1]

Дэвид Баум в онлайн-журнале PopMatters отметил сильное влияние King Crimson на музыку In Absentia. По мнению Баума, целью Уилсона было создать «умную поп-музыку», и самым удачным треком альбома стал «The Sound of Muzak», примечательный «самым запоминающимся поп-припевом, дополненным гладкими многослойными гармониями». «В идеальном мире эта песня была бы хитом, хотя и ироничным», утверждает Баум.[Прим. 6][2]

В рецензии онлайн-издания seaoftranquillity, опубликованной в октябре 2002 года, утверждается, что если In Absentia не сделает Porcupine Tree знаменитыми в США, «с покупателями музыки что-то окажется определённо не так». По утверждению автора рецензии Питера Пардо, музыка In Absentia настолько разносторонняя, что от этого «порой становится страшно», и хотя смена звучания и способна отвернуть от группы консервативных фанатов прога, Дано рекомендовал пластинку как любителям психоделического рока, так и фанатам ню-метала.[45]

По мнению Брайана Ризмана из Mixonline, «в эру, когда многие слушатели сторонятся термина „прогрессивный“, считая, что он подразумевает красующийся, крайне техничный рок, In Absentia предлагает мощное опровержение»; Ризман похвалил Уилсона за понимание ценности хороших хуков и отметил, что музыка группы на In Absentia стала более самобытной с исчезновением оммажей на Pink Floyd, встречавшихся на ранних дисках Pocupine Tree.[22]

В ретроспективном обзорном материале журнала Prog за 2020 год утверждается, что скромные коммерчески показатели In Absentia обратно пропорциональны его художественному влиянию: выход этого диска не только ознаменовал резкую смену в звучании группы, но также положил начало новой эры современного прогрессивного рока и вдохновил целое поколение новых «тяжёлых» групп.[13]

На сайте Metal Storm In Assentia удерживает второе место в рейтинге метал-альбомов за 2002 год[46], а в рейтинге метал-альбомов всех времён по состоянию на 2020 год In Absentia занимает 86 позицию.

Поклонники Стивена Уилсона чаще всего называют именно In Absentia вершиной творчества Porcupine Tree или даже всей обширной дискографии Уилсона. Сам музыкант также считает In Absentia самым удачным альбомом Porcupine Tree.[47]

[править] Концертный тур и последующие релизы

Концерты в поддержку In Absentia начались летом 2002 года и продолжались до ноября 2003 года, за это время было сыграно более ста концертов. Стивен Уилсон, желавший сделать живое звучание группы более мощным, решил расширить концертный состав Porcupine Tree до квинтета и пригласил Джона Уэсли, помогшего утяжелить звучание «Blackest Eyes», присоединиться к группе в качестве второго гитариста и бэк-вокалиста. Масштабных приготовлений к туру в расширенном составе не было, и перед первым концертом у Уэсли была всего пара дней на репетиции, так что в короткие сроки перед репетициями он должен был выучить материал, присланный Уилсоном.

За день до репетиций Уилсон и Уэсли встретились в гостинице, где поработали над некоторыми партиями. По воспоминаниям Уэсли, на первой встрече с группой он чувствовал себя некомфортно: он не знал никого, кроме Стивена, и не был уверен, что его работа увенчается успехом. Однако благодаря профессионализму музыкантов на первом же концерте группа зазвучала очень хорошо. По воспоминаниям Уилсона, Уэсли потребовалось время, чтобы адаптироваться к стилю группы, который не был для него естественным, однако в итоге он прекрасно справился с задачей. В Porcupune Tree Уэсли отличался позитивным настроем и любил пообщаться с фанатами.

Тем не менее, Уэсли не стал полноценным участником Porcupine Tree и никогда не участвовал ни в написании материала, ни в студийных сессиях на правах члена группы. По словам Колина Эдвина, в Porcupine Tree сложился баланс между четырьмя участниками, в который никто не желал допускать ещё кого-то, поэтому все творческие решения группа принимала в качестве квартета.[4]

Wedding Nails. Видео Лассе Хоиле для проекции на концертах

Стивен Уилсон также решил внести изменения в постановку концертов, превратив концерты в аудиовизуальный опыт. Начиная с этого тура Porcupine Tree стали играть перед большим экраном, на котором воспроизводились видеоарты, сделанные специально для проекции во время исполнения тех или иных песен. Эти видеоклипы Стивен Уилсон попросил сделать Лассе Хоиле. Концертный видеоарт Хоиле также лёг в основу видеоклипа «Blackest Eyes». С этого момента большие экраны стали неизменной частью концертов Porcupine Tree, а впоследствии — и сольного Стивена Уилсона, а постановка шоу, включая видеоролики, освещение и специальные эффекты, с каждым туром будет всё усложняться.

Гэвин Харрисон на каждом концерте играл материал по-разному и никогда не пытался повторить что-либо дважды: аранжировки, темп и структура песни оставались прежними, но партии ударных каждый раз были разными, Харрисон экспериментировал с акцентами и фразами.

Харрисону было трудно играть металлический материал, требовавший отдачи энергии и сил. По собственным словам, из-за очень медленного темпа ему с трудом давалась «Strip the Soul», настрой которой с трудом удавалось передать на сцене. Однако с наибольшим трудом Харрисону давалась «The Creator Has a Mastertape»: поскольку Гэвин Харрисон записывал её с нестандартной конфигурацией барабанной установки — с использованием трёх хай-хэтов — ему было очень трудно исполнять эту песню вживую. По этой причине на концертах она звучала редко и была заброшена после туров In Absentia. Тем не менее, именно «The Creator Has a Mastertape» стала самой первой песней, сыгранной Porcupine Tree на первом концерте с Гэвином Харрисоном. По предложению остальных участников группы, Харрисон начал играть эту композицию один и должен был сыграть 32 такта, пока остальные участники выходят на сцену.[5]

Первый концерт, прошедший 22 июля 2002 года в Кембридже, Массачусетс, прошёл катастрофически плохо: до выхода альбома оставалось ещё два месяца, и посмотреть выступление собралось всего 30 человек. Это стало потрясением для Гэвина Харрисона, который в бытность сессионным музыкантом у Клаудио Бальони играл на стадионах перед публикой в 80 000 человек и ездил в отдельном лимузине.[13] Хотя дальше дела у группы пошли лучше (залы House of Blues в Лос-Анжелесе и Nokia Theatre в Нью-Йорке оказались полностью распроданы), концертный тур всё равно оказался убыточным.

Стивен Уилсон с молодой фанаткой, ок. 2003

С выходом In Absentia на концертах стала меняться публика: если раньше на концерты Porcupine Tree собирались в основном любители психоделического рока вроде Gong («старые хиппи», как их назвал Стивен Уилсон)[5], то теперь вступления группы стала посещать более молодая публика — подростки-фанаты Radiohead и Nine Inch Nails с одной стороны, металлисты — с другой. Как описывает Уилсон, в туре In Absentia старые поклонники Porcupine Tree, следившие за его творчеством с середины 90-х, тихо сидели по бокам или на балконе, а металлисты пробивались в первые ряды и шумели громче всех.[12] Музыканту очень понравилось такое разнообразие публики, которое по прошествии двух десятилетий сохранилось и на его сольных концертах.

Самой тяжёлой частью гастролей In Absentia оказался мини-тур в поддержку Yes, прошедший с 28 октября по 12 ноября 2002 года. Хотя Стивен Уилсон, будучи большим поклонником раннего творчества Yes, резко негативно высказывался об их позднем творчестве (в частности, в 1999 году он назвал современное творчество Yes «абсолютным грёбаным дерьмом»[Прим. 7]), музыканту казалось, что публика у двух групп частично пересекается. Porcupine Tree планировали играть сеты по 45 минут, начиная выступление в 19:30, но перед концертами менеджмент тура регулярно требовал у группы сократить сет или начать выступление раньше. В результате Porcupine Tree начинали играть через 10 минут после открытия дверей — в пустом зале, пока публика только начинала заходить.[13] Техника, проверенная на саундчеках, оказывалась на концерте неработающей. Менеджмент также требовал от Porcupine Tree урезать освещение, которое группа использовала во время шоу. Эти инциденты вызвали подозрения об осознанном вредительстве со стороны менеджмента и техников Yes.[48] Публика на этих концертах также не проявляла энтузиазма: посетителями на концетах в основном были старые фанаты Yes, которые давно перестали интересоваться современной музыкой и не имели представления о том, кто такие Porcupine Tree.[18] Так мини-тур, в который были вложены существенные средства[4], обернулся для группы Уилсона полным провалом.

Гораздо более успешным оказался совместный тур с Opeth, состоявшийся в июле—августе 2003 года. К туру был приурочен выпуск промо-EP Futile, для которого группа закончила новую песню. Помимо неё в мини-альбом вошли несколько треков, записанных во время сессий In Absentia, но не вошедших в альбом.

Помимо выступлений перед публикой, в ходе тура туре In Absentia Porcupine Tree дали несколько концертов в студии для радиостанций. По мнению Ричарда Барбиери, концерты для радио продемонстрировали группу в лучшей форме.[4] Два выступления для спутникового радио XM были изданы официально ограниченным тиражом: концерт 12 ноября 2002 года запечатлел сетлист Porcupine Tree во время мини-тура с Yes и увидел свет летом 2003 года (его выпуск изначально был также приурочен к туру с Opeth), а выступление от 21 июля 2003 года было издано двумя годами позднее.

В 2020 году свет увидело записанное в ходе тура с Opeth выступление Porcupine Tree в Лос-Анжелесе 30 июля 2003 года. Оно вышло в цифровом формате и стало первым полноценным концертным альбомом эры In Absentia.

[править] Наследие

На альбоме In Absentia окончательно сформировалось звучание Porcupine Tree, и последующие альбомы проекта уже не отклонялись значительно от стиля этого диска. По словам Стивена Уилсона, In Absentia таким образом стал не только самым удачным альбомом группы, но и началом её конца.[5] Ориентированный на металл формат группы накладывал свои ограничения, и, как считает Уилсон, вскоре Porcupine Tree «загнали себя в угол», поскольку воспринимались публикой как прог-металлическая группа, тогда как ему самому захотелось экспериментировать с другими стилями.[13] После трёх альбомов, продолживших стилистику In Absentia, Уилсон принял решение распустить Porcupine Tree, так как ощущал, что проект исчерпал свой потенциал.

Однако альбом определил судьбу далеко не только записавшей его группы. С In Absentia Уилсону удалось не только создать уникальный узнаваемый саунд, но и окончательно сформировать сцену пост-прогрессива, переосмыслившего традиции прогрессив-рока через призму широкого спектра современных жанров: от альтернативного рока и трип-хопа до минимализма и дэт-метала. По словам Микаэля Окерфельдта, In Absentia удалось открыть новую публику для Porcupine Tree и для прогрессив-рока в целом.[13] У Стивена Уилсона появились последователи и подражатели, пытавшиеся скопировать формулу нового звучания Porcupine Tree.

[править] Переиздания

[править] Издания в прочих форматах

В 2003 году в Европе In Absentia был переиздан в виде специального издания на двух CD, а также на виниле.

На бонус-диске специального издания были изданы две не вошедшие в альбом песни — «Drown With Me» и написанная в соавторстве с Крисом Мейтландом «Cloroform». Помимо них, на бонус-диск также попала сокращённая видео-версия «Strip the Soul». На виниловое издание попал только один из этих треков — «Cloroform», помещённый в середину альбома после «The Creator Has a Mastertape». Для печати на виниле в ноябре 2002 был сделан отдельный мастеринг альбома.[49]

С сентября по декабрь 2003 продюсером Эллиотом Шайнером, обладателем семи премий «Грэмми», была проделана работа над многоканальным миксом In Absentia, увидевшим свет на DVD-A в 2004 году. In Absentia был первым диском Стивена Уилсона, изданном в многоканальном формате — впоследствии все альбомы Porcupine Tree, а затем и сольного Уилсона, будут продюсироваться с расчётом на многоканальный формат, а сам Уилсон получит широкое признание за мастерские многоканальные миксы. Поначалу однако Уилсон доверял составлять 5.1 миксы другому продюсеру.

По словам Уилсона, многоканальный формат его интересовал больше, чем выпуск альбома в высоком разрешении, поскольку 5.1 формат идеально подходит для музыки Porcupine Tree, поскольку стерео-миксы неспособны передать все слои аранжировок. «Возможность расположить вокруг слушателя многочастные вокальные гармонии и некоторые электронные звуки и текстуры Ричарда Барбиери позволяет музыке раскрыться в трёх измерениях»[Прим. 8], утверждает автор.[12]

В качестве бонус-треков на DVD-A версии альбома были изданы «Drown With Me», «Cloroform» и «Futile», также пересведённые в многоканальный формат, и три видеоклипа — «Strip the Soul», «Blackest Eyes» и концертный видеоарт для «Wedding Nails». DVD-A издание In Absentia стало первым коммерческим релизом песни «Futile». Все три композиции в стереоформате позже были изданы на цифровой версии мини-альбома «Futile» в 2006 году.

В 2004 году многоканальный микс альбома получил награду на Surround Sound Music в Лос-Анжелесе за лучший микс.[50]

[править] Переиздание 2020 года

Подготовка многодискового делюкс-издания In Absentia заняла несколько лет. В 2017 году Стивен Уилсон провёл ремастеринг альбома, поскольку оригинальный мастеринг 2002 года был подвержен войне громкости и из-за этого звучал неудовлетворительно. Делюкс-издание In Absentia изначально планиовалось издать в 2018 году, однако из-за затруднений с копирайтом на альбом, которым владел лейбл Warner, релиз пришлось отложить на несколько лет. Вместо этого в 2018 году альбомы In Absentia (без каких-либо бонусов) и Deadwing были переизданы на виниле с новым мастерингом.

Выпуск четырёхдискового делюкс-издания In Absentia на 3 CD и Blu-ray состоялся в 2020 году. Помимо нового мастеринга, издание включает большое количество бонус-треков: делюкс собрал все оригинальные студийные треки с разных версий Futile EP (подробнее об этих треках см. в статье о мини-альбоме), сокращённые версии «Blackest Eyes», «Trains» и «Strip the Soul», большое собрание демо-записей альбомных треков и ряд новых композиций:

  • Песня «Meantime» была записана во время сессий в Нью-Йорке, но оказалась забракована. В 2003 году эта песня вошла в очень редкий промо-сэмплер «Lava Records Pre-Cleared Songs For Film Vol. 1»[51], с которого распространилась на бутлеги. В 2010 году «Meantime» была опубликована в цифровом формате в онлайн-магазине Porcupine Tree на Burning Shed.
  • Короткое шумное демо «Imogen Slaughter», написанное под влиянием Sonic Youth. По словам Уилсона, ему очень нравилась эта композиция, но он был вынужден её забросить, поскольку она не вписывалась в альбом. «Imogen Slaughter» была распространена на различных бутлегах, но официально ранее никогда не издавалась.
  • Песня «Watching You Sleep», которая никогда не предполагалась для включения в альбом и которую Уилсон даже не показывал остальным участникам группы. Уилсон нашёл эту песню, когда разбирал плёнки с сессиями In Absentia для делюкс-издания, и счёл её достойной официального релиза.[5]
  • Демо под названием «Enough» — из которого впоследствии выросла «Blackest Eyes».

На Blu-ray диске, помимо многоканального микса, был издан подробный документальный фильм о работе над In Absentia, снятый Лассе Хоиле и содержащий архивные кадры и новые интервью с участниками группы.

[править] Композиции, не вошедшие ни в одно издание

Помимо материала, собранного на делюкс-издании альбома, во время сессий In Absentia был написан целый ряд песен, не появившихся ни на одном издании альбома. Часть из них остаётся официально неизданной. К таковым относятся:

  • «Cut Ribbon» была одной из первых песен, написанных Уилсоном в новом металлическом стиле, но она была отвергнута группой и не вошла в альбом.[4] После этого Уилсон планировал использовать «Cut Ribbon» для совместного проекта с Микаэлем Окерфельдтом, но по мере развития идеи этого проекта музыканты решили отказаться от металлических влияний, и «Cut Ribbon» вновь оказалась «бездомной» песней. Оригинальная запись этой композиции с сессий In Absentia распространена на бутлегах под ошибочными названиями. В 2008 году Гэвин Харрисон перезаписал партии ударных, а спустя два года Уилсон — все прочие партии, и в 2010 году новая версия «Cut Ribbon» была издана в цифровом формате как сольный трек Уилсона. Примечательно, что в песне звучат слова «Collapse the light into the earth», однако в музыкальном плане с одноимённым треком альбома «Cut Ribbon» не имеет ничего общего.
  • «Vapour Trail Lullaby» в 2004 году вошла в дебютный альбом проекта Blackfield в сильно сокращённом виде, а затем перезаписывалась во время сессий Insurgentes. Оригинальное демо 2001 года вышло на промо-сингле в 2010 году, перезаписанная версия не издавалась.
  • «A Western Home», текст которой перекликается со «Strip the Soul», также была перезаписана во время сессий Insurgentes. Новая версия издана среди бонусов документального фильма «Insurgentes», оригинальная версия остаётся неизданной.
  • Акустическая баллада «Moment I Lost», изданная на сольном сингле Стивена Уилсона «Cover Version» в 2003 году, также изначально была написана во время сессий In Absentia.
  • На бутлегах также фигурирует безымянный эмбиентный инструментальный трек продолжительностью 1 минута 45 секунд, записанный во время сессий In Absentia.

Помимо собственно оригинального материала для In Absentia, в 2001 году Стивен Уилсон сделал ремикс песни Йоко Оно «Death of Samantha», для которой Уилсон записал новые инструментальные партии. Этот трек был издан в 2003 году на мини-альбоме Йоко Оно Will I / Fly под названием «Death Of Samantha (Porcupine Tree Remix)»[52], а в 2006 году был переиздан на ремикс-альбоме Yes, I'm A Witch под заголовком Yoko Ono with Porcupine Tree — «Death Of Samantha»[53].

[править] Прочее

[править] Использование песен в медиа

  • Композиция «Wedding Nails» в 2002 году прозвучала в телесериале «Хищные птицы» по мотивам комиксов DC.

[править] Интересные факты

In Absentia стал первым альбомом, в буклете которого Стивен Уилсон упомянул свою будущую жену Ротем.

[править] Треклист

Слова и музыка всех песен — Стивен Уилсон, кроме отдельно указанных. 

Название Музыка Длительность
1. «Blackest Eyes»   4:24
2. «Trains»   5:56
3. «Lips of Ashes»   4:40
4. «The Sound of Muzak»   4:59
5. «Gravity Eyelids»   7:57
6. «Wedding Nails» Стивен Уилсон, Ричард Барбиери 6:34
7. «Prodigal»   5:33
8. «.3»   5:26
9. «The Creator Has a Mastertape»   5:15
10. «Heartattack in a Layby»   4:23
11. «Strip the Soul» Стивен Уилсон, Колин Эдвин 7:21
12. «Collapse the Light Into Earth»   5:49
68:15
Делюкс-издание 2020 года, CD 2
Название Длительность
1. «Collapse Intro» 1:46
2. «Drown With Me» 5:22
3. «Orchidia» 3:25
4. «Chloroform» 7:14
5. «Futile» 6:03
6. «Meantime» 3:17
7. «Blackest Eyes» (Radio Edit) 3:38
8. «Trains» (Radio Edit) 3:57
9. «Strip The Soul» (Video Edit) 3:36
Делюкс-издание 2020 года, CD 3
Название Длительность
1. «Drown With Me» (Demo) 5:06
2. «Trains» (Demo) 6:05
3. «Imogen Slaughter» (Demo) 2:38
4. «Watching You Sleep» (Demo) 3:44
5. «The Creator Has A Mastertape» (Demo) 6:08
6. «Heartattack In A Layby» (Demo) 5:50
7. «Strip The Soul» (Demo) 15:19
8. «The Sound Of Muzak» (Demo) 5:32
9. «Gravity Eyelids» (Demo) 7:15
10. «Enough» (Demo) 3:48
11. «Wedding Nails» (Demo) 6:26
12. «Blackest Eyes» (Demo) 4:35

[править] Над альбомом работали

Porcupine Tree:

Приглашённые музыканты:

  • Джон Уэсли — гитара (трек 1), бэк-вокал (треки 1, 4, 7)
  • Авив Геффен — бэк-вокал (треки 4, 7)
  • Дейв Грегори — аранжировка струнных (треки 8, 12)
  • Оркестр (треки 8, 12):
    • подрядчик: Изобель Гриффитс
    • руководитель: Гэвин Райт
    • скрипка: Гэвин Райт, Джонатан Риз, Пегги Монтагью-Мейсон, Кэти Шейв, Рита Меннинг, Бен Крафт, Дейв Вудкок, Пит Хансон, Уоррен Зелински, Марк Берроу, Джекки Шейв, Пол Уилли, Богуслав Костецки, Эвертон Нельсон, Джулиан Липер, Ребекка Хирш
    • виола: Питер Лейл, Брюс Уайт, Кейт Маскер, Густав Кларксон
    • виолончель: Тони Плит, Дейв Дэниелс, Мартин Лавдей, Стивен Ортон
    • контрабас: Крис Лоуренс, Мэри Скалли

Продюсирование:

  • Стивен Уилсон — продюсер, ремастеринг (2017)
  • Тим Палмер — микширование
  • Энди ВанДетте — мастеринг (2002)
  • Эллиот Шайнер — 5.1 микс (2003)
  • Пол Нортфилд — звукоинженер
  • Брайан Монтгомери — ассистент звукоинженера

Прочий персонал:

  • Энди Лефф — менеджер (Северная Америка)
  • Ричард Аллен — менеджер (Европа)
  • Лассе Хоиле — обложка и фотографии буклета
  • Джон Блэкфорд — фото группы
  • mascot-creative.co.uk — дизайн
  • Энди Карп — A&R
  • DVD Labs — авторинг DVD


[править] Чарты

Страна Позиция
Германия[54] 58
Франция[55] 143

[править] Примечания

  1. Этой книгой была «Happy Like Murderers» Гордона Бёрна
  2. англ. ‘Trains’ is about childhood summers. It’s a paean to those formative seasons when the sun’s hang-time stretches long into the evenings and bedtimes are delayed.
  3. англ. It comes from… It’s related to some of the lyrics. It’s about people on the fringes, on the edges of humanity and society. I have an interest in serial killers, child molesters, and wife beaters… Not in what they did, but in the psychology of why. What caused them to become unhinged and twisted? Why are they unable to empathise? It’s sort of a metaphor – there’s something missing, a black hole, a cancer in their soul. It’s an absence in the soul.
  4. англ. before that I had offered it for 500 crowns to the worst heavy metal band in Denmark who thought it was total crap
  5. англ. Sonically gorgeous and deceivingly complex, In Absentia has the most immediate appeal of anything Wilson has released under this moniker up to this point.
  6. англ. In a perfect world, this would be a hit song, albeit an ironic one.
  7. англ. I've heard the stuff that they're doing now and it's absolute fucking excrement
  8. англ. For example, being able to position the multi-part harmony vocals and some of Richard Barbieri’s electronic sounds and textures all around the listener means that the music really does open out in a three-dimensional way

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 https://www.allmusic.com/album/in-absentia-mw0000398325
  2. 2,0 2,1 https://www.popmatters.com/porcupinetree-inabsentia-2496033755.html
  3. [1]
  4. 4,00 4,01 4,02 4,03 4,04 4,05 4,06 4,07 4,08 4,09 4,10 4,11 4,12 4,13 4,14 In Absentia — Neural Rust
  5. 5,00 5,01 5,02 5,03 5,04 5,05 5,06 5,07 5,08 5,09 5,10 5,11 5,12 5,13 5,14 5,15 5,16 5,17 5,18 5,19 5,20 5,21 5,22 5,23 Документальный фильм делюкс-издания In Absentia
  6. #TimsTwitterListeningParty
  7. #TimsTwitterListeningParty
  8. #TimsTwitterListeningParty
  9. #TimsTwitterListeningParty
  10. #TimsTwitterListeningParty
  11. 11,0 11,1 11,2 Интервью на Futile EP
  12. 12,0 12,1 12,2 12,3 Porcupine Tree. Shadows and light by Anil Prasad
  13. 13,00 13,01 13,02 13,03 13,04 13,05 13,06 13,07 13,08 13,09 13,10 13,11 Prog Magazine #111, p. 28—39
  14. 14,0 14,1 Steven Wilson and Richard Barbieri on the magic of Porcupine Tree
  15. Transmission 13 — Winter 2001
  16. [2]
  17. Rich Wilson Time Flies: The story of Porcupine Tree ISBN 9781910978054
  18. 18,0 18,1 18,2 The Exclusive Interview With Steven Wilson! Lead Guitarist, Vocalist, and Songwriter Porcupine Tree and No-Man
  19. #TimsTwitterListeningParty
  20. #TimsTwitterListeningParty
  21. #TimsTwitterListeningParty
  22. 22,0 22,1 22,2 22,3 Porcupine Tree By Bryan Reesman
  23. #TimsTwitterListeningParty
  24. #TimsTwitterListeningParty
  25. #TimsTwitterListeningParty
  26. Письмо Дейва Грегори Стивену Уилсону
  27. #TimsTwitterListeningParty
  28. #TimsTwitterListeningParty
  29. #TimsTwitterListeningParty
  30. #TimsTwitterListeningParty
  31. #TimsTwitterListeningParty
  32. Steven Wilson – Prog’s Renaissance Man
  33. Interview with Steven Wilson from Porcupine Tree by Ed Sander
  34. #TimsTwitterListeningParty
  35. #TimsTwitterListeningParty
  36. #TimsTwitterListeningParty
  37. Ready To Take America. But Is America Ready for Porcupine Tree?
  38. LASSE HOILE Talks His Work, Connection with STEVEN WILSON & More
  39. Interview with Lasse Hoile, February 11, 2011
  40. #TimsTwitterListeningParty
  41. Fear of a Blank Planet — Neural Rust
  42. Up the Downstair — Neural Rust
  43. #TimsTwitterListeningParty
  44. Porcupine Tree ‎– Sampler 2002.2, Porcupine Tree ‎– Sampler 2002.3
  45. [3]
  46. [4]
  47. Porcupine Tree’s Steven Wilson Thinks ‘The Incident’ on Par With ‘In Absentia’
  48. Porcupine Tree. Cinematic catharsis by Anil Prasad
  49. [5]
  50. [6]
  51. [7]
  52. [8]
  53. [9]
  54. [10]
  55. [11]
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты