Porcupine Tree

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Porcupine Tree

Музыкальный коллектив


Porcupine Tree photo.jpg
Жанр прогрессив-рок,
альтернативный рок,
металл,
психоделический рок
Годы 1987 — 2010
Страна Великобритания
Город Хемел-Хепмстед, Хартфордшир, Англия


Лейбл Roadrunner, Peaceville, kscope, Delerium, Atlantic, Lava, Transmission, Headspin
Другие проекты Storm Corrosion, Blackfield, No-Man, Japan, iamthemorning, King Crimson, OSI
Состав
  • Стивен Уилсон (вокал, гитара)
  • Ричард Барбиери (клавишные)
  • Колин Эдвин (бас)
  • Гэвин Харрисон (ударные)
Бывшие участники Крис Мейтленд (ударные)
Сайт porcupinetree.com

Porcupine Treeбританская прогрессив-рок группа, основанная Стивеном Уилсоном в 1987 году. Изначально являвшаяся его сольным проектом, с 1993 года Porcupine Tree трансформировалась в полноценную группу и с середины 90-х по 2010 год оставалась основным из проектов Стивена Уилсона. Никогда не пользовавшаяся успехом среди широких масс, Porcupine Tree тем не менее стала одной из самых влиятельных групп прогрессив-рока,[1] и достигла культового статуса.[2] Porcupine Tree зачастую называют «важнейшей группой, о которой вы никогда не слышали».[3]

Содержание

[править] История

[править] Ранние годы (1987—1993)

История Porcupine Tree началась в 1987 году с шутки. В то время основным проектом Стивена Уилсона была группа No Man is an Island (позже переименованная в No-Man), но параллельно Уилсон придумал вымышленную психоделическую группу из 70-х — The Porcupine Tree.[4] Эта идея вымышленной группы была вдохновлена The Dukes of Stratosphear — альтер-эго пост-панк группы XTC, под которым в 1985—1987 гг. были выпущены два альбома в стиле психоделического рока 60-х.

На первом этапе под вывеской Porcupine Tree Уилсон сосредоточился на своём интересе к классическому прогрессив-року: на музыку первых демо-записей значительным образом повлияли Soft Machine, Роберт Уайатт, Tangerine Dream, Pink Floyd, Hawkwind, Gong и многие другие. Его товарищ Малькольм Стокс принял активное участие в ранние годы Porcupine Tree: в частности, вместе со Стоксом была придумана история вымышленной группы. Все вокальные и практически все инструментальные партии ранних Porcupine Tree были записаны самим Уилсоном, исключение составили партии драм-машины, которые в нескольких треках программировал Малькольм Стокс. Кроме того, Стивен Уилсон использовал тексты своего друга по переписке Алан Даффи: они переписывались в 1982—1985 годах, после того как записанная в школьные годы психоделическая кассета Уилсона получила положительный отзыв в Sounds. Даффи понравилась музыка, и он стал присылать Уилсону прислал свои стихотворения. Алан Даффи интересовался психоделической тематикой, и его тексты были посвящены, как правило, приёму наркотиков и расширению сознания. Позже Даффи основал свой рекорд-лейбл и перестал писать тексты. Лирику Даффи Стивен Уилсон уже использовал в своих первых группах — Altamont и Karma. Музыкант вновь обратился к текстам Даффи потому, что не мог придумать лучшего сопровождения для психоделических пейзажей материала Porcupine Tree.[5] Он также отметил, что никогда в жизни не принимал наркотиков и не считает, что они необходимы художнику для создания странных, необычных образов, а сам он черпает вдохновение для психоделических образов в сновидениях.[6]

Первое демо, собранное из избранных композиций, записывавшихся на протяжении нескольких лет, Tarquin's Seaweed Farm, было издано на компакт-кассетах в 1989 году. В буклете демо была опубликована история вымышленной группы, её обширная дискография и состав из никогда не существовавших музыкантов.

Несмотря на абсурдность опубликованной истории группы, многие слушатели поверили в её существование и даже искали никогда не существовавшие альбомы. В 1990 году выходит следующая демо-кассета — мини-альбом Love, Death & Mussolini, после чего Porcupine Tree заключает контракт с андеграундным лейблом Delerium Records, специализирующимся на психоделической музыке и основанном издателями тематического журнала «Freakbeat».

В 1991 Delerium выпускает второй полноформатный демо-альбом Porcupine Tree, The Nostalgia Factory. Все три демо-кассеты были собраны из наиболее представительных материалов, записанных на протяжении нескольких лет. По словам автора, большая часть накопившегося за первые 5 лет материала была записана забавы ради, и многие из этих записей остаются в его частном архиве «под замком». Почти все выпущенные записи были оригинальными сочинениями Уилсона, но среди них также оказался кавер на песню знаменитого поп-музыканта Принса.

Porcupine Tree в 1992 году. Из фотосессии для сингла Voyage 34.

По просьбе лейбла Delerium Стивен Уилсон отбирает с изданных демо-кассет лучшие композиции. Ремикшированные и частично перезаписанные, в начале 1992 года они выходят на первом полноформатном альбоме Porcupine Tree — On the Sunday of Life. Первый тираж диска был отпечатан только на виниле тиражом 1000 копий, но они разошлись так быстро, что уже в июле 1992 года альбом был переиздан большим тиражом на CD. Стилистически дебютный альбом получился крайне разношёрстным, варьирующимся от долгих эмбиентных полотен до простого психоделик-попа, и долгое время оставался любимым как у автора, так и у радиостанций. По словам Уилсона, из материала On the Sunday of Life могло выйти 10 разных групп, игравших бы в совершенно разных стилях. Примером для следующих же альбомов Porcupine Tree послужил трек Radioactive Toy — первая песня группы, текст для которой написал сам Уилсон. Изначально это была небольшая песня, отличающаяся достаточно мрачной атмосферой, но на студийном альбоме в конец композиции было добавлено крайне длинное гитарное соло в духе спейс-рока.

Однако стиль Porcupine Tree устоялся не сразу. В 1992 году Стивен Уилсон готовил двойной студийный альбом, однако материал одного из дисков решил выпустить отдельно — так появился сингл «Voyage 34» продолжительностью 30 минут. Voyage 34 представил новый, стоящий особняком стилистический элемент Porcupine Tree: в нём отразился интерес Уилсона к электронной музыке, и композиция смешивает популярный в то время танцевальный жанр транс с прогрессив-роком. Это был один из самых рекордных по хронометражу синглов в истории, и издавался он с установкой на то, что диск никто не станет пускать на радио. «Это был анти-сингл» и «окончательный посыл на…», впоследствии сказал автор,[Прим. 1] но тем не менее Voyage 34 всё же смог привлечь определённое внимание. Годом позже даже вышло своеобразное продолжение — сингл с двумя ремиксами Voyage 34, один из которых был сделал самим Уилсоном совместно с Ричардом Барбиери. В основу сингла легла запись антинаркотический пропаганды — рассказ о бэд-трипе после приёма ЛСД. Уилсон решил, что вокруг этой записи можно будет построить музыкальное повествование. Спустя много лет Уилсон подтвердил, что гордится этой записью.

Спейс-роковая стилистика Porcupine Tree в полной мере получила развитие на вышедшем в 1993 году втором полноформатном альбоме, Up the Downstair. Наиболее ощутимое влияние на новую пластинку оказало творчество Pink Floyd, хотя по словам автора на этот диск также повлияла электронная музыка IDM-групп The Orb и The Future Sound of London.[7] Это был последний альбом Porcupine Tree, в котором использовались тексты Алана Даффи и музыка, написанная в первые годы существования проекта. Поскольку On the Sunday of Life состоял из пересведённых демо-записей, сам Стивен Уилсон считает именно Up the Downstair первым настоящим альбомом Porcupine Tree. Как и на предыдущих релизах, практически все партии инструментов Уилсон сыграл сам, однако на Up the Downstair впервые на альбоме Porcupine Tree появились басист Колин Эдвин и клавишник Ричард Барбиери, а также его жена Сюзанна в качестве вокалистки. Неизданные композиции с пластинки годом позже были опубликованы на мини-альбоме Staircase Infinities, что положило начало традиции Porcupine Tree, а впоследствии и сольного Уилсона, издавать короткометражные компаньоны к студийным альбомам с неизданным материалом.

[править] Формирование группы (1993—1997)

В конце 1993 года Стивен Уилсон собирает концертный состав группы: он пригласил Колина Эдвина, а также ранее игравших в No-Man Ричарда Барбиери и барабанщика Криса Мейтланда, которые сразу согласились присоединиться к группе. Первый концерт Porcupine Tree прошёл 4 декабря 1993: группа выступила в пабе The Nags Head в городе Хай-Уиком, графство Бакингемшир, Англия, перед двумястами слушателями. По словам музыканта, все слушатели знали песни и их реакция была восторженной. Тогда он начал думать, что из Porcupine Tree может получиться отличная группа. После этого в декабре 1993 Porcupine Tree выступили для радио BBC и дали ещё два концерта в Англии, причём на второй полноценный концерт собралось всего 30 человек, а на последней из этих четырёх дат Ричард Барбиери не смог появиться, и в результате группа выступила в как трио.[8] Записи с трёх первых концертов вскоре были изданы на первом концертном альбоме Porcupine Tree — Spiral Circus, а полная запись самого первого концерта в 2020 году была опубликована на Bandcamp. Начиная с самых первых выступлений Porcupine Tree использовали на концертах масштабное световое шоу.

Уже в январе 1994 года состоялся первый заграничный концерт группы в городе Уден, Нидерланды, но выступления Porcupine Tree первое время оставались редкими: за 1994 год группа отыграла всего несколько концертов. Первые годы существования группа часто играла перед публикой в 30-50 человек. По воспоминаниям Ричарда Бариери, играть в Porcupine Tree с самого начала было «одновременно весело и жутко».[9]

Исполнение композиции «Burning Sky» 7 января 1994 в Удене, Нидерланды.
Исполнение «Radioactive Toy» на фестивале в Удене, Нидерланды, 4 июня 1994.


В это время в студии Porcupine Tree продолжает функционировать как сольный проект с приглашёнными музыкантами из концертного состава: впервые вместо драм-машины в студии сыграл барабанщик. Третий альбом The Sky Moves Sideways выходит в свет в 1995 году и продолжает спейс-роковую стилистику: большую часть пластинки занимают атмосферные саундскейпы, смешивающие прогрессив-рок с танцевальной электронной музыкой, а открывается и заканчивается диск разделённым на две части 30-минутным эпиком. По словам автора, третий альбом получился слишком напоминающим Pink Floyd, тогда как он никогда не хотел превращать Porcupine Tree в чью-либо копию. По этой причине Стивен Уилсон считает The Sky Moves Sideways своей неудачей, хотя среди поклонников группы альбом пользуется бóльшей популярностью.[10] The Sky Moves Sideways стал первым альбомом Porcupine Tree, официально изданным в США (с отличающимся от британской версии треклистом) на недолго просуществовавшем лейбле C & S Records. Андеграундная популярность Porcupine Tree возрастала, и третья пластинка группы стала культовой у поклонников прогрессив-рока, однако Уилсон чувствовал, что фанаты Pink Floyd просто перешли на Porcupine Tree из-за того, что любимая группа перестала издавать диски.

В 1995 году Porcupine Tree среди других психоделических групп принимают участие в представлении «Techno Trips And Psychedelic Dreams», организованном группой Hawkwind.[11] В этот период группа также играет на разогреве у Ozric Tentacles и Gong.

Porcupine Tree в 1996 году. Слева направо: Колин Эдвин, Крис Мейтленд, Ричард Барбиери, Стивен Уилсон.

Недовольный результатом, Уилсон после третьего альбома решает оставить спейс-рок и кардинально изменить подход к Porcupine Tree. Отныне проект становится полноценной группой, и над следующей пластинкой в студии работает полный состав. Как отметил Уилсон, групповой подход в противовес сольному позволил добиться смешивания четырёх музыкальных личностей — со своими влияниями и предпочтениями у каждого из музыкантов, что позволило сделать музыку более интересной и самобытной. Тем не менее, до самого конца Уилсон оставался автором практически всего материала группы. Кроме того, оказалось невозможным собрать всех участников группы в студии одновременно, поэтому для четвёртого альбома Porcupine Tree Уилсон сначала записывал демо, а потом просил инструменталистов перезаписать партии.[12]

Новый альбом — Signify — вышел в 1996 году. Новый диск утвердил акцент на песенных номерах вместо доминировавших ранее преимущественно инструментальных саундскейпов, кроме того Уилсон утяжелил звучание группы. Сильное влияние на Signify оказал жанр краутрока, Стивен Уилсон также говорил о влияниях индастриала. Тот же материал, который напоминал предыдущие альбомы Porcupine Tree, решено было не включать в альбом, а издать на Б-сайдах синглов. Вместе с акцентом на песни сменился и подход к написанию текстов: по словам Уилсона, на этом альбоме его лирика стала гораздо более личной. Главная тема лирики Signify — попытки людей придать жизни какое-либо значение.[13] Впервые Уилсон обратился и к теме высоких технологий и того, как они влияют на нашу жизнь. Именно четвёртый альбом основатель группы называет своим любимым из раннего периода Porcupine Tree.

Британская пресса практически полностью игнорировала Porcupine Tree, но за рубежом группа пользовалась успехом и привлекала более молодых слушателей.[14] В марте 1997 года в Риме, Италия, Porcupine Tree сыграли три шоу, охватывающие материал последних трёх альбомов, на которые собралось 5000 человек, а также выступили на местном телевидении: группе была посвящена 60-минутная передача. Это был первый международный успех группы, привыкшей выступать перед публикой в 30-50 человек.[9] Из сделанных в Риме записей был составлен концертный альбом Coma Divine, вышедший осенью того же года. Этот концертный альбом стал знаковой точкой в эволюции Porcupine Tree: по словам Стивена Уилсона, раньше на студийных альбомах материал метался из стороны в сторону, но на Coma Divine все песни зазвучали так, будто были написаны одной группой, а период в истории Porcupine Tree до 1997 Уилсон называет «годами исследования и развития».[Прим. 2]

К тому времени становилось ясно, что маленький лейбл Delerium не справляется с финансами набирающей популярность группы. Ещё в 1996 году Стивен Уилсон утверждал, что группа теряет деньги прямо пропорционально продажам, поэтому группа искала новый лейбл. Уилсон договорился, что будет рассматривать предложения от крупных лейблов всерьёз только при условии, если Delerium сможет и впредь контролировать повседневную работу Porcupine Tree, поскольку сам он не позволит больше никому контролировать творческие и финансовые решения группы.

[править] Новый стиль (1997—2001)

Porcupine Tree в 1999 году

Самый значительный стилистический поворот в истории Porcupine Tree произошёл в 1997 году. После успеха весенних концертов в Италии Стивен Уилсон приступает к работе над новой пластинкой, полностью изменившей имидж группы. В новом материале абстрактные инструментальные композиции, эстетика психоделики и саунд краутрока окончательно отходят на второй план, акцент сделан на небольшие по хронометражу, но сложно аранжированные песни в стиле альтернативного рока и бритпопа. На новый стиль группы оказали сильное влияние Radiohead, Джефф Бакли, сложная работа с вокальными гармониями была вдохновлена творчеством Брайана Уилсона из The Beach Boys, Crosby, Stills, Nash & Young, Тодда Рандгрена, а звучание было утяжелено под влиянием гранж-группы Soundgarden.[15] «Теперь я больше заинтересовал в написании песен как форме искусства в противовес разработке саундскейпов», пояснил Уилсон.[Прим. 3] Под психоделические и краутроковые эксперименты же был отведён новый сольный проект Уилсона — Incredible Expanding Minduck, стартовавший в 1996 году и просуществовавший несколько лет.

Уже в конце 1997 года была записано 70-минутное демо нового альбома, а окончательная версия диска, получившего имя Stupid Dream, была закончена в 1998 году, но выпуск пластинки пришлось отложить из-за поиска нового лейбла. По словам Уилсона, альбом требовал крупных вложений: необходимо было снять видеоклип, издать три сингла, требовалась запись живого оркестра. Если на предыдущую пластинку Signify было потрачено 2 тысячи фунтов, то Stupid Dream потребовал 15 тысяч, и лейбл Delerium не мог справиться с такими расходами. На протяжении нескольких месяцев группа вела переговоры с американским лейблом Ark 21, однако за это время лейбл рухнул и перешёл в подчинение другой компании, и сделка оказалась сорвана. Только перед рождеством 1998 удалось заключить контракт с британским лейблом Snapper Music. Результатом договора стало открытие нового лейбла Kaleidoscope (kscope), который изначально использовался только для дистрибьюции альбомов Стивена Уилсона, но впоследствии стал ведущим лейблом, ориентированным на группы прогрессивного рока. В распоряжении Delerium оставались только первые 4 альбома Porcupine Tree.

Видеоклип Piano Lessons

Альбом Stupid Dream вышел в 1999 году. Как отметил Ричард Барбиери, его поход на этом диске стал более сложным, с дотошным вниманием к деталям, группа старалась заключить в аранжировках как можно больше «идей, вкусов и цветов». По словам Уилсона, лирика на этом диске стала ещё более личной и печальной, чем раньше. Ключевой идеей пластинки стал образ «глупой мечты» — мечты музыкантов добиться знаменитости в мире шоу-бизнеса, другая повторяющаяся на альбоме тема — неразделённая любовь. На песню «Piano Lessons» был снят первый в истории Porcupine Tree видеоклип, в сюрреалистической манере пародирующий клише поп-музыки и поп-видеоклипов. Альбом Stupid Dream стал первым в истории Porcupine Tree, записанным на протяжении одной продолжительной сессии, а не по частям с перерывами между студийной работой. Также этот диск стал одной из поворотных точек в становлении сцены пост-прогрессива — разновидности прогрессивного рока с корнями в альтернативном роке, в котором смешиваются также элементы электронной музыки, металла, минимализма и других направлений.

Благодаря контракту с более крупным лейблом в 1999 году Porcupine Tree впервые выступают в США: ранее группа не могла себе позволить американские гастроли, поскольку они были слишком затратными.[9]

В 2000 году выходит следующий альбом Porcupine Tree — Lightbulb Sun, продолжающий поп-направление своего предшественника. Аранжировкой струнных для этого диска занимался Дейв Грегори — гитарист группы XTC, вдохновившей в своё время создание Porcupine Tree. Стивен Уилсон остался недоволен результатом: по его мнению, Lightbulb Sun вышел слишком рано после Stupid Dream, не привнёс ничего нового в звучание группы и стал его более слабым родственником.[16] Уилсон также был недоволен треком «Four Chords That Made a Million»: песня была включена в альбом по совету звукозаписывающей компании, которая считала, что трек может стать хитом. Уилсон впоследствии счёл, что песне было не место на альбоме. В тот год Porcupine Tree выступают на разогреве у таких разнообразных групп, как Sonic Youth и Dream Theater.

Последним релизом в этот период истории Porcupine Tree стал сборник Recordings, собравший Б-сайды и неизданные треки с сессий последних двух пластинок. В сборник вошла последняя песня, созданная в этот период — «Buying New Soul», записанная уже после сессий Lightbulb Sun. Предполагалось, что эта композиция войдёт в следующий студийный альбом, но в связи с наметившимся новым направлением группы Уилсон решил издать её на сборнике.[17]

Конец ещё одной эры ознаменовался перестановкой в составе группы. Барабанщик Крис Мейтланд (который, по словам Уилсона, никогда не имел контакта с музыкой Porcupine Tree, но был тем не менее очень талантливым музыкантом) был в 2001 году уволен и, согласно слухам, имела место драка между ним и Уилсоном. Основатель группы отказался комментировать слухи о физическом насилии, и впоследствии музыканты помирились: Мейтланд принял участие в совместном проекте Стивена Уилсона и израильского поп-музыканта Авива ГеффенаBlackfield, в котором Уилсон продолжил работать над поп-песнями в стиле Porcupine Tree рубежа веков.

[править] Широкая известность (2002—2010)

К началу 2000-х Стивен Уилсон увлёкся экстремальным металлом после того, как журналист дал ему альбом Still Life шведской прогрессив-дэт-метал группы Opeth. В юности Уилсон увлекался хеви-металом, но впоследствии его вкусы поменялись и он считал металл чем-то подростковым. Opeth вдохновили его снова проявить интерес к тяжёлой музыке: по собственному признанию, в андеграундной экстремальной сцене он открыл для себя множество интересных явлений и по-настоящему творческих групп. Музыка же Opeth так сильно заинтересовала Уилсона, что он согласился стать продюсером этой группы. Фронтмен Opeth Микаэль Окерфельдт в свою очередь ещё с середины 90-х был большим поклонником Porcupine Tree. Встреча двух музыкантов положила начало долгому и продуктивному сотрудничеству и сильному взаимному влиянию Стивена Уилсона и Opeth.

Porcupine Tree в 2004 году. Слева направо: Гэвин Харрисон, Ричард Барбиери, Стивен Уилсон, Колин Эдвин. Фото Лассе Хоиле.

Уилсон спродюсировал пластинку Opeth Blackwater Park, вышедшую в 2001 году, и взгляд на запись металлического альбома «изнутри» сильно отразился на написании нового материала для Porcupine Tree. Новый стиль Porcupine Tree взял за основу песенную форму альбомов 1991–2001 годов, но на сей раз звучание было значительно утяжелено элементами техничного металла. Кроме того, в новой звуковой палитре Porcupine Tree бóльшую роль стали играть влияния трип-хопа и индастриала. Сам композитор охарактеризовал новое звучание как более острое (англ. edgy) и современное. Для нового стиля требовался и новый барабанщик — им стал Гэвин Харрисон, выбранный Уилсоном за его сильную и техничную манеру игры. Кандидатуру Харрисона предложил Ричард Барбиери, который ранее уже работал с этим барабанщиком.[18] Кроме того, к концертному составу Porcupine Tree добавился второй гитарист и бэк-вокалист Джон Уэсли. Лирика группы с этого момента группы стала посвящаться более мрачным и зловещим темам.

Вновь группа подписала контракт с новым лейблом — им стал мейджор Lava, подразделение Atlantic. Однако последствия заключения нового контракта были неоднозначными. Как признался Уилсон, благодаря Atlantic продажи Porcupine Tree в США и Европе «взлетели до небес», но в родной Британии, где группа перешла в ведомство Warner Bros. UK положение группы ухудшилось в сравнении с предыдущими годами на Snapper, и группа не получала никакой рекламы. Запись нового альбома прошла в Нью-Йорке со звукоинженером Rush Полом Нортфилдом и стала самой дорогостоящей на тот момент в творчестве Уилсона.

Обновлённый саунд Porcupine Tree был представлен в 2002 году на альбоме In Absentia. Основными (но не единственными) темами диска стали серийные убийцы и домашнее насилие: значительная часть песен на In Absentia была вдохновлена жизнью и преступлениями Фреда Уэста — британского маньяка, убившего членов своей семьи и хоронившего трупы жертв в своём саду. Помимо обновлённой эстетики и нового состава, альбом положил начало продолжительному и плодотворному сотрудничеству с датским фотографом Лассе Хоиле, известным своим мрачным сюрреалистическим стилем, вдохновлённым Дэвидом Линчем и Фрэнсисом Бэконом. Лассе Хоиле создал обложку для альбома и подготовил видеоклипы для проекции во время концертов, ставших важным нововведением в сценической постановке концертов Porcupine Tree. По мнению Уилсона, In Absentia стала лучшей пластинкой в наследии группы.

Выступление Porcupine Tree на телевидении с программой In Absentia в 2003 году

В 2002 году Porcupine Tree выступают на разогреве у легенд прогрессив-рока 70-х Yes, но тур в поддержку Yes оказывается провальным. Про признанию Уилсона, собиравшиеся на те концерты фанаты старого прогрессив-рока не интересовались современными группами, и его музыка не вызывала отклика у публики. Ричард Барбиери отмечает, что Yes также прохладно относились к музыкантам Porcupine Tree и не были довольны совместным туром. Вероятно, это было связано с высказываниями Уилсона в прессе, где он назвал недавние альбомы Yes «абсолютным грёбаным дерьмом». Тем не менее, Стивен Уилсон всегда оставался большим поклонником классических альбомов Yes и впоследствии ремикшировал их. Позже в 2003 году Porcupine Tree отправляются в концертный тур с Opeth, во время которого выходит мини-альбом Futile, содержащий неизданные треки с сессий In Absentia и песню Opeth «Death Whispered a Lullaby» с их нового альбома, текст для которой написал Уилсон.

Следующий альбом Porcupine Tree выходит в 2005 году. Концептуальный альбом Deadwing основан на так и не поставленном сценарии сюрреалистического фильма ужасов о привидениях, вдохновлённого лентами Стэнли Кубрика и Дэвила Линча, который Стивен Уилсон написал совместно с Марком Беннионом. Как отметил Уилсон, сложность создания альбома по неэкранизированному сценарию заключалась в том, что слушатели не могли знать, о чём фильм, а потому в полной мере понять значение песен было невозможно, и поэтому концепт Deadwing оказался неясным и фрагментированным.

Стилистически Deadwing продолжает тенденции предыдущего альбома. В записи пластинки приняли участие Микаэль Окерфельдт, исполнивший гитарное соло и партии бэк-вокала в нескольких треках, и гитарист King Crimson Эдриан Белью, сыгравший два индустриальных гитарных соло. Стивен Уилсон склонен считать этот альбом менее удачным: с одной стороны, он считает композиции «Lazarus» и «Arriving Somewhere but Not Here» одними из лучших в своём обширном каталоге, а с другой признаёт, что некоторые композиции оказались слабыми. Со временем менялось его отношение к треку «Glass Arm Shattering»: долгое время он считал включение этой песни в альбом ошибкой,[19] но впоследствии, переслушав альбом в процессе ремастеринга, счёл композицию удачной.[20] В прошлом все концертные туры Porcupine Tree оказывались убыточными. Тур в поддержку альбома Deadwing стал первым прибыльным в истории группы, в его ходе также был снят первый концертный фильм Porcupine Tree — Arriving Somewhere....

Видеоклип на песню «Lazarus»
Концертное исполнение «Arriving Somewhere but Not Here» в 2005 году


В 2006 году Porcupine Tree заключают более выгодный контракт с Roadrunner Records в Европе и представляют на концертах материал с грядущего, ещё не записанного альбома Fear of a Blank Planet.

Fear of a Blank Planet выходит в свет в 2007 году, в его записи в качестве гостей принимают участие гитаристы Алекс Лайфсон из Rush и Роберт Фрипп (Фрипп также записался для сопутствующего EP Nil Recurring). Вдохновлённый романом «Лунный парк» Брета Истона Эллиса, Fear of a Blank Planet является концептуальной пластинкой, посвящённой теме отчуждения в эпоху развития массовых коммуникаций. Герои альбома — подростки, проводящие пустую жизнь за просмотром телевидения и видеоиграми и принимающие транквилизаторы. Стивен Уилсон даёт два финала для своей истории: в одном герой сбегает из дома в поисках иной жизни, в другом — устраивает стрельбу в школе и кончает жизнь самоубийством. Стивен Уилсон склонен считать Fear of a Blank Planet одним из самых удачных альбомов Porcupine Tree, а также самым удачным с точки зрения лирики и реализации концепта. Стилистически альбом мало отличается от предшественников, но в этот раз на металлическую сторону музыки оказала сильное влияние шведская джент-группа Meshuggah, в результате чего метал-секции стали одними из самых брутальных и техничных в творчестве Уилсона.

Центральной композицией Fear of a Blank Planet стал 17-минутный эпик «Anesthetize», который привёл Стивена Уилсона к идее сделать альбом, состоящий из одного длительного эпика. В результате последний альбом Porcupine Tree — вышедший в 2009 году The Incident — состоит из 55-минутного эпика на первом диске и 4 отдельных треков, не вписавшихся в эпик, на втором. Позже Уилсон признался, что The Incident оказался больше о форме и структуре, и некоторые части альбома могли быть прописаны лучше. Тем не менее, в качестве эксперимента The Incident он считает удачей.

Концепт The Incident посвящён трагическим происшествиям и их освещению в СМИ. По мнению Уилсона, «incident» — очень отстранённое, безэмоциональное слово, которым стало принято называть ужасные события, ставшие личными трагедиями в чьих-то жизнях. Идею для такого концепта ему дал спиритический опыт: однажды Уилсон стоял в пробке, образовавшейся из-за автокатастрофы, и ему показалось, что дух погибшего человека оказался рядом с ним в автомобиле. После этого музыкант начал собирать репортажи о реальных происшествиях и попытался «очеловечить» их в музыке — рассказать о трагедиях с точки зрения их участников или свидетелей.[21] Череду описания трагедий, однако, на эпике прерывает более светлая 11-минутная «Time Flies» — автобиографическая песня Уилсона о своём детстве и взрослении.[22] The Incident продолжил металлическую тенденцию в звучании группы, но на сей раз на альбоме оказалось как никогда сильно влияние жанров индастриала и нойза: эту черту The Incident унаследовал у первого сольного альбома Стивена Уилсона Insurgentes, записанного и изданного в период между двумя последними пластинками Porcupine Tree.

Концертное исполнение «Sleep Together» с альбома «Fear of a Blank Planet» в 2008 году
Видеоклип «Bonnie the Cat» с альбома The Incident


[править] Распад группы

Популярность Porcupine Tree продолжала расти, и после успешного концертного тура 2010 года перед Porcupine Tree открывались широкие финансовые перспективы: следующий тур мог собрать 5 миллионов долларов,[23] а онлайн-журнал Music Radar поместил Porcupine Tree на 4 место в рейтинге лучших концертных групп современности.[24] Тем не менее, Стивен Уилсон отказался продолжать работать с Porcupine Tree и полностью сконцентрировался на своём поначалу убыточном сольном творчестве. По словам основателя, Porcupine Tree ему наскучили: в рамках этого проекта он не находил перспектив для движения вперёд: некоторые участники группы не любили джаз, другие — электронную музыку, поэтому Уилсон не имел возможности работать в Porcupine Tree с теми жанрами и идеями, которые были ему интересны. Помимо того, он утверждал, что после Fear of a Blank Planet стал уставать от металла.[25] Сольно Стивен Уилсон также смог выйти на новый уровень постановки сценических шоу, а впоследствии известность его сольного творчества превзошла популярность Porcupine Tree.

В результате с 2011 года Porcupine Tree ушли в бессрочный отпуск и с тех пор группа выпускала только ранее записанный материал. В последний раз Porcupine Tree собрались в 2012 году для записи акустической сессии из пяти песен, которая оставалась неизданной до 2020 года.

Поначалу Уилсон отрицал, что группа распалась[26] и утверждал, что в будущем возможно будет записан ещё один альбом Porcupine Tree[27], но позже признал, что такая группа больше не существует[28] и назвал шансы на воссоединение Porcupine Tree нулевыми.[29] «Мне неинтересно двигаться назад. Я хочу идти вперёд, делать что-то новое, хочу работать с другими людьми, хочу исследовать другие типы музыки. Для меня это <воссоединение Porcupine Tree — прим. ред.> выглядело бы чудовищным шагом назад. Я горжусь каталогом группы: он здесь, он существует, но он своего рода закрыт, окончен.»[Прим. 4] На сольных концертах Уилсон продолжает играть любимые песни Porcupine Tree, поскольку считает что песни группы всегда были в первую очередь его собственным материалом.

Гэвин Харрисон с 2013 года стал постоянным барабанщиком (одним из трёх) в составе King Crimson. Примечательно, что ещё в 90-х его книга о технике барабанной игры повлияла на творчество King Crimson: под её влиянием была написана композиция «B’Boom». В 2016 году Гэвин Харрисон и Колин Эдвин сыграли в качестве сессионных музыкантов на альбоме Lighthouse российского камерного дуо iamthemorning. Харрисон также принимал участие в записи других релизов iamthemorning и пианиста группы Глеба Колядина. Ричард Барбиери занялся сольным творчеством в формате эмбиента.

Сольное выступление Стивена Уилсона с песней The Raven That Refused to Sing
Двойной квартет King Crimson с Гэвином Харрисоном
Композиция iamthemorning «Chalk and Coal» с участием Гэвина Харрисона и Колина Эдвина


[править] Стиль

Для зрелого творчества Porcupine Tree характерен сложный сплав элементов множества стилей. Любовь Стивена Уилсона к поп-музыке (ABBA, Принс) и авторам-исполнителям (Нил Янг, Ник Дрейк) предопределила акцент музыки Porcupine Tree на песню как основную единицу композиции: даже продолжительные эпики в позднем творчестве группы складываются из отдельных песен. Поскольку Стивен Уилсон недоволен своими вокальными данными, он использует широкий арсенал средств для обработки вокала. В частности, под влиянием The Beach Boys и Тодда Рандгрена он создаёт многослойные вокальные гармонии (в композиции «Every Home is Wired», к примеру, использовались 37 наложенных друг на друга вокальных дублей).[30] Другим распространённым приёмом является спецэффект «телефонного голоса», ставший визитной карточкой Стивена Уилсона.

Porcupine Tree наследуют традиции ориентированного на альбомы прогрессив-рока, при этом влияние классических групп 1970-х (Pink Floyd, King Crimson, Van der Graaf Generator) пропущено через призму звучания современного альтернативного рока (Стивен Уилсон является большим поклонником Radiohead, на которых он даже публиковал рецензии в качестве музыкального критика). Интерес Уилсона к электронной музыке (Autechre, Aphex Twin, Tangerine Dream) отразился в обилии электронных текстур в творчестве его группы. В шумовых спецэффектах используются элементы индастриала (Throbbing Gristle) и нойза. Не редкостью является обращение Porcupine Tree к трип-хопу.

Увлечение Уилсона различными разновидностями экстремального металла, включая дэт-метал (Opeth, Gorguts, Morbid Angel), техничный прогрессив-метал (Meshuggah, The Dillinger Escape Plan), фьюнерал-дум-метал (Esoteric) и дрон-дум (Sunn O)))), привело к формированию характерного почерка металлических секций Porcupine Tree, которые сложно отнести к какому-либо конкретному стилю. По словам самого музыканта, на стиль Porcupine Tree сильно повлияли дэт-метал и ню-метал.[31]

Хотя традиционно музыку Porcupine Tree относят к стилю прогрессив-рока, Стивен Уилсон долгое время диссоциировал себя от прогрессива, поскольку творчество зрелых Porcupine Tree «не имело ничего общего с Genesis». Впоследствии он признал, что термин прогрессив-рок получил более широкое значение[32] и стал спокойнее относиться к такому обозначению, хотя и по-прежнему не согласен, что его музыку можно отнести к какому-то конкретному жанру. Уилсон считает оскорбительным когда в прессе Porcupine Tree называют «новыми Pink Floyd», поскольку подобные ярлыки подразумевали бы несамостоятельность его музыки и существование в тени других артистов. Уилсон также известен своей резкой критикой в адрес групп, занимающиеся копированием прогрессива 70-х — Transatlantic и The Flower Kings, которых он назвал «смертью прогрессивной музыки».

Концертное исполнение песни «Half Light». Стивен Уилсон играет на специальной видео-гитаре Tele-Vision от Visionary Instruments и использует для звукоизвлечения салфетницу.

Стивен Уилсон любит экспериментировать с нестандартными музыкальными инструментами (включая банджо, арфу и цимбалы) и звукоизвлечением. Например, для достижения мягкого «текучего» звучания гитары в песнях Porcupine Tree для этого использовалось кольцо-салфетница, которое Уилсон смастерил ещё в школьные годы в возрасте 10 лет.[33]

Для Porcupine Tree характерна мрачная и меланхоличная тематика композиций. Стивен Уилсон утверждает, что самая грустная музыка — всегда самая красивая,[Прим. 5] и не считает творчество Porcupine Tree депрессивным. «Одна из вещей, с которыми сталкиваешься раз за разом — не только в музыке, но и в литературе — состоит в том, что произведения, кажущиеся довольно депрессивными на поверхности, по иронии могут оказаться самыми вдохновляющими и трогательными для других. Когда ты слышишь нечто, напоминающее о том, что ты не одинок в чувствах печали, депрессии, меланхолии, гнева — я думаю, это может оказаться по-настоящему катартическим опытом», пояснил музыкант.[Прим. 6][34]

Эстетику музыки Porcupine Tree зачастую называют кинематографичной. Стивен Уилсон является синефилом, среди повлиявших на него режиссёров — Дэвид Линч, Стэнли Кубрик, Андрей Тарковский, Луис Бунюэль. С 2002 года визуально воплотить эстетику Porcupine Tree помогал датчанин Лассе Хоиле, снимавший видеоклипы и создававший обложки для группы, а впоследствии и для других проектов Стивена Уилсона. Визуальная составляющая играла большую роль на концертах группы: если в психоделическую эру Porcupine Tree использовали на концертах световое шоу, то с 2002 года исполнение песен сопровождалось проекцииями видеоартов на большом экране, большое внимание уделялось и правильно подобранному освещению, создающему нужную атмосферу.

Многие черты стиля и подхода Porcupine Tree были унаследованы сольным творчеством Стивена Уилсона, однако начиная с дебютного альбома Insurgentes в своих сольных альбомах он экспериментировал в тех направлениях, с которыми не мог бы работать в Porcupine Tree.

[править] Наследие

Porcupine Tree сыграли решающую роль в формировании сцены пост-прогрессива, а Стивена Уилсона называют самой влиятельой фигурой в современном прогрессив-роке.[35] Хотя пост-прогрессив — жанр, смешивающий традицию прогрессив-рока с современным альтернативным роком, — формировался на протяжении 1990-х, именно творчество Porcupine Tree стало образцом для новых групп направления. Стивен Уилсон и Porcupine Tree оказали влияние и на других первопроходцев направления, в числе которых — Anathema, продюсером которых впоследствии стал Уилсон, и Katatonia[36].

Porcupine Tree повлияли на целое поколение новых групп прог-рока и прог-метала, в числе которых Riverside, Leprous, Obscura, Nosound, iamthemorning, Between the Buried and Me[37]. Влияние Porcupine Tree выходит далеко за пределы прогрессив-рока, в частности, их музыка служила вдохновением для ню-металлистов Mudvayne,[38] фьюнерал-дум-метал группы Ahab[39], дабстеп-продюсера Seven Lions[40] и основателя электронной группы Pendulum Роба Свайра.

Основатель техничной дэт-метал группы Gorguts Люк Лемей признался, что альбом Porcupine Tree The Incident стал большим откровением для него и повлиял на его последующее творчество.[41] Лемей также назвал концерт Porcupine Tree одним из лучших, свидетелем которого ему довелось стать.[42]

Среди поклонников творчества Porcupine Tree — Джим Матеос (Fates Warning, OSI)[43], Эдриан Белью (King Crimson, Nine Inch Nails)[44], оперная певица Лори Льюис (Therion)[45], Эйстейн Брун (Borknagar)[46], Арьен Лукассен (Ayreon)[47], музыканты Haken, Dream Theater, Amorphis[48].

По мнению Роберта Фриппа, Porcupine Tree «легко бы могли вписаться в мейнстрим с их музыкальностью и остротой».[Прим. 7][49]

Критики также высоко оценивают музыку Porcupine Tree. Журнал Classic Rock дважды провозглашал их диски «альбомами года»: Deadwing в 2005 и Fear of a Blank Planet в 2007.[50][51] Альбомы Porcupine Tree неоднократно номинировались на «Грэмми» в категории «лучший альбом в многоканальном формате», но ни разу не получили награду.

[править] Дискография

  • Студийные альбомы:
Год Название
1992 On the Sunday of Life
1993 Up the Downstair
1995 The Sky Moves Sideways
1996 Signify
1999 Stupid Dream
2000 Lightbulb Sun
2002 In Absentia
2005 Deadwing
2007 Fear of a Blank Planet
2009 The Incident
  • Мини-альбомы:
Год Название
1994 Moonloop
1994 Staircase Infinities
2003 Futile
2007 Nil Recurring
  • Концертные альбомы:
Год Название
1994 Spiral Circus
1997 Coma Divine – Recorded Live in Rome
2003 XM
2004 Warszawa
2005 XM II
2006 Rockpalast
2006 Arriving Somewhere...
2008 We Lost the Skyline
2009 Ilosaarirock
2010 Anesthetize
2010 Atlanta
2012 Octane Twisted
  • Сборники:
Год Название
1994 Yellow Hedgerow Dreamscape
1998 Metanoia
2000 Voyage 34: The Complete Trip
2001 Recordings
2002 Stars Die: The Delerium Years 1991–1997
  • Синглы:
Год Песня Альбом
1992 Voyage 34 Неальбомный сингл
1993 Voyage 34: Remixes
1996 Waiting Signify
1999 Piano Lessons Stupid Dream
Stranger by the Minute
Pure Narcotic
2000 Four Chords That Made a Million Lightbulb Sun
Shesmovedon
The Rest Will Flow (только промо)
2002 Blackest Eyes (только промо) In Absentia
The Sound of Muzak (только промо)
2003 Trains (только промо)
2005 Lazarus Deadwing
Shallow (только промо)
2007 Way Out of Here (только промо) Fear of a Blank Planet
Fear of a Blank Planet (только промо)
Normal (только промо) Nil Recurring EP
2009 Time Flies (только промо) The Incident
2010 Bonnie the Cat (только промо)


[править] Примечания

  1. англ. It was an anti-single <...> It was the ultimate 'fuck you'
  2. англ. I call those our ‘R&D years’, because they were all about research and development
  3. англ. I'm much more interested now than I was in songwriting as an art form, as opposed to soundscape development.
  4. англ. I’m not interested in going backwards; I want to move forwards, I want to do different things, I want to work with different people, I want to explore different kinds of music. That would seem like a terribly backward step to me. I’m proud of the catalogue; it’s there, it exists, but it’s kind of closed, it’s finished.
  5. англ. The saddest music is also the most beautiful
  6. англ. One of the things that you find time and time again - not just with music, but with literature - is that things that appear to be quite depressing on the surface can ironically be very uplifting and touching to other people. When you hear something that really reminds you that you're not alone in feeling sad, depressed, melancholic, angry - I think that can actually be a very cathartic experience.
  7. англ. This is a band that could well move into the mainstream with its musicality + edge.

[править] Источники

  1. Porcupine Tree’s Steven Wilson has just announced an Aussie tour
  2. Finding a Prickly Place in History
  3. Outcast from the Mainstream: An Interview with Steven Wilson
  4. Steven Wilson and Richard Barbieri on the magic of Porcupine Tree
  5. PORCUPINE TREE - STRANGE BUT TRUE
  6. Porcupine Tree still sharp, edgy
  7. Steven Wilson: the prog rocker topping the charts without anyone noticing
  8. Complete Gig Listing
  9. 9,0 9,1 9,2 Документальный фильм делюкс-издания In Absentia
  10. Porcupine Tree - album throwback 1991 - 1999
  11. Carol Clerk — The Saga of Hawkwind. Omnibus Press, 2009
  12. Porcupine Tree - Stupid Dream
  13. Стивен Уилсон (Porcupine Tree): След в зеркале
  14. The Stanford Daily, Volume 213, Issue 29, 2 April 1998
  15. [1]
  16. Porcupine Tree - album throwback 2000 - 2009
  17. An intimate chat with Steven Wilson By Pete Pardo
  18. The guitarguitar Interview: Gavin Harrison
  19. Interview:Steven Wilson (solo,Porcupine Tree)
  20. Q&A: Steven Wilson Permanently Reconfigures Prog
  21. PORCUPINE TREE REVEAL DETAILS OF THE INCIDENT
  22. Interview with Steven Wilson from Porcupine Tree by Ed Sander
  23. Steven Wilson: Past presence by Anil Prasad
  24. [2]
  25. Backstage with Steven Wilson
  26. Porcupine Tree On Hold, Steven Wilson Confirms
  27. Steven Wilson Confirms He Will Very Likely Release a New Album With Porcupine Tree
  28. SW - Facebook Live Q&A
  29. Steven Wilson. "I’ve never really tried to be progressive, or said I was progressive; maybe that’s indeed what makes me progressive, I don’t know.​"
  30. Prog's Only Stupid Dream: Porcupine Tree - “Baby Dream in Cellophane”
  31. [3]
  32. Steven Wilson of Porcupine Tree, April 2007
  33. [4]
  34. Steven Wilson: Why I Like to Write Sad, Melancholic Songs
  35. Prog Icon Steven Wilson Announces ‘To the Bone’ Album, Streams Ethereal New Song ‘Pariah’
  36. Decibrity Playlist: Anders Nyström (Katatonia) (Part 2)
  37. Tommy Rogers (Thomas Giles) interviewed
  38. [5]
  39. Interview with Ahab
  40. [6]
  41. Gorguts’ Luc Lemay: The Gun Shy Interview
  42. Interview: Luc Lemay of Gorguts
  43. [7]
  44. [8]
  45. [9]
  46. [10]
  47. [11]
  48. [12]
  49. Robert Fripp's Diary: 10 June 2005
  50. [13]
  51. [14]
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты