Стивен Уилсон

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Стивен Уилсон

Steven Wilson 2015.jpg







Род деятельности музыкальный продюсер, композитор
Годы 1983 — настоящее время


Инструменты вокал, гитара, клавишные
Жанры прогрессивный рок, альтернативный рок, электронная музыка, дарк-эмбиент, металл, джаз-фьюжн


Коллективы Porcupine Tree, No-Man, Blackfield, Storm Corrosion, Bass Communion, Continuum, I.E.M.
Сотрудничество Opeth, Anathema, Роберт Фрипп, King Crimson, Фиш, Marillion, Orphaned Land, Jethro Tull, XTC, Emerson, Lake & Palmer, Dream Theater, OSI, Pendulum и другие
Лейблы kscope, Tonefloat, Roadrunner, Peaceville, Snapper, One Little Indian и другие





Сайт stevenwilsonhq.com


Стивен Уилсон (Steven Wilson, родился 3 ноября 1967) — британский музыкант, композитор, певец и продюсер, известный по многочисленным проектам различной стилистической направленности.

Уилсон является обладателем обширнейшей дискографии: подробный официальный каталог релизов, в создании которых он принял участие в качестве музыканта или продюсера, занимает 500 страниц. На протяжении 2000-х самым популярным его проектом оставалась группа Porcupine Tree, впоследствии сольное творчество набрало превосходящую популярность.

Критики причисляют Стивена Уилсона к направлению прогрессив-рока и рассматривают его как одного из ключевых представителей жанра, однако сам он не согласен с такой характеристикой и не считает корректным заключать его музыку в рамки одного жанра.

Несмотря на то, что Уилсон является мультиинструменталистом, он не рассматривает себя как музыканта и считает себя в первую очередь продюсером и композитором.

Содержание

[править] История

[править] Ранние годы

Стивен Уилсон вырос в городке Хемел-Хемпстед, графство Хартфордшир, Англия. С детского возраста он был меломаном. В возрасте 11 лет он начал экспериментировать с классической гитарой, проводя микрофоном по нейлоновым струнам и записывая получающийся звук на перегруженные катушечные магнитофоны и создавая примитивную форму многоканального рекордера с помощью двух кассетных магнитофонов. Когда Уилсону было 12 лет, он с отцом (инженером-электриком) собрал первый многоканальный рекордер и вокодер, которые позволили расширить возможности студийного экспериментирования со звучанием.

В возрасте 14 — 15 лет Уилсон формирует свои первые группы — Altamont и Karma. В составе Altamont он был продюсером, вокалистом, гитаристом, басистом, клавишником, барабанщиком и перкуссионистом. С ним в группе играл клавишник Саймон Вокингз, с которым Уилсон написал большую часть музыки для группы. В звучании этой группы преобладали синтезаторы. Тексты для Altamont писал Алан Даффи, с которым Уилсон не раз будет сотрудничать в будущем. В 1983 году Altamont выпускает кассету Prayer For The Soul, стиль которой варьируется между инструментальным эмбиентом и песнями в духе нео-прогрессива. Это был единственный релиз Altamont, вышедший в своё время, но не весь материал, записанный под этим именем. Впоследствии в 2002 году ограниченным тиражом выйдет винил с ранее не выпускавшимися эмбиентными экспериментами.

В том же 1983 году о себе заявляет и группа Karma, также основанная Уилсоном совместно с Саймоном Вокингзом. В Karma с ними играли перкуссионист Марк Гордон, басист Пит Роу и клавишник Том Дассек, выпустившая демо-кассету The Joke's On You. На этой кассете развивалось песенное направление — материал представлял собой синтезаторный нео-прогрессив. Две песни с этой кассеты, «Nine Cats» и «Small Fish», надолго вошли в репертуар Стивена Уилсона и впоследствии были им перезаписаны под именем Porcupine Tree. Тексты песен также были написаны Аланом Даффи. В 1984 году была выпущена вторая кассета группы — The Last Man to Laugh.

Уилсон продолжает экспериментировать и с плёнками, занимаясь поиском новых приёмов и звуковых эффектов. В 2010 году был выпущен сборник Tape Experiments 1985-86, отражающий творческий поиск Уилсона в этой области.

[править] Формирование No-Man и Porcupine Tree

В 1986 году Уилсон выпускает неофициальный самостоятельно скомпилированный сборник прогрессивной музыки малоизвестных исполнителей Exposure, на который помещает своё сочинение «From a Toyshop Window» под именем No Man Is an Island (Except the Isle of Man). Название является каламбуром, обыгрывающим крылатую фразу «No-man is an island» из «Размышления XVII» английского писателя Джона Донна, смысл которой заключается в том, что ни один человек не существует сам по себе, но вплетён в общественное устройство. Из того же произведения берёт своё начало фраза «По ком звонит колокол».

В 1987 году к Уилсону присоединился вокалист Тим Баунесс. Название группы было сокращено до No-Man Is an Island. Это стало началом первого крупного проекта Уилсона, остававшегося его основной группой до середины 90-х. Уилсон и Баунесс экспериментируют в различных стилях — он индастриала до атмосферного минимализма. В 1988 году к ним присоединяется скрипач Бен Коулман, а в 1989 году к составу ненадолго присоединяется гитарист Стюарт Благден.

Выпустив несколько неофициальных демо-записей, в 1989 году группа издаёт ограниченным тиражом первый официальный 12" сингл The Girl From Missouri, который стал единственным официальным релизом с участием Стюарта Благдена и последним релизом группы под прежним именем: к 1990 году имя группы вновь было сокращено — до No-Man. Большая часть материала этого сингла впоследствии была переиздана на сборнике Speak.

Кроме того, во второй половине 80-х Уилсон был клавишником нью-вейв-группы Pride of Passion, впоследствии переименованной в Blazing Apostles. Сохранилась любительская видеозапись выступления этой группы с участием Уилсона. Коллектив распался в 1987 году.

Параллельно с этим в 1987 году Уилсон совместно с Малькольмом Стоксом начал шуточный проект «легендарной психоделической группы» The Porcupine Tree, играющей музыку в стиле 70-х годов. В 1989 году он начал издавать записанный материал: была выпущена демо-кассета Tarquin's Seaweed Farm. Хотя материал был записан Уилсоном в одиночку, на издании был указан вымышленный состав группы с шуточными именами и «историей группы» с 1973 года, которая якобы до середины 80-х носила имя The Incredible Expanding Mindfuck. В 1990 году вышел EP Love, Death & Mussolini, а затем и вторая полноформатная демо-кассета The Nostalgia Factory. Среди материалов этих кассет были как инструментальные эмбиентные эксперименты, так и песни, тексты большинства которых были написаны Аланом Даффи, однако текст «Radioactive Toy» был написан самим Уилсоном.

[править] 1990—1997: между No-Man и Porcupine Tree

Видеоклип No-Man — «Colours»

В 1990 году, узнав, что мэдчестер-группа Happy Mondays готовит к выпуску песню-трибьют знаменитому фолк-певцу Доновану, No-Man с целью опередить их записывают кавер на его песню «Colours» и выпускают его на сингле, ставшем первым релизом группы под новым именем. Версия песни в исполнении No-Man, с новой танцевальной аранжировкой, получила очень положительные отзывы критики. Melody Maker и Sounds назвали Colours «синглом недели», No-Man становились андеграундной сенсацией.

В это время No-Man подписывают контракт с инди-лейблом One Little Indian, самым известным артистом которого на тот момент была исландская группа Sugarcubes. Параллельно в 1990 году Стивен Уилсон начинает своё долгосрочное сотрудничество с психоделическим лейблом Delerium Records, который согласился официально издать демо-записи Porcupine Tree: в 1991 году отобранные Стивеном Уилсоном лучшие композиции с демо-кассет были ремикшированы и изданы на альбоме On the Sunday of Life.

В 1991 году No-Man на новом лейбле выпускают сингл «Days in the Trees», который вновь был окрещён «синглом недели», однако несмотря на похвалу критиков, сингл не оправдал коммерческих ожиданий лейбла и не пользовался большим успехом у слушателей. Записанные в 1990—1991 годах песни были изданы в 1992 году на дебютном мини-альбоме No-Man Lovesighs – An Entertainment.

Большое влияние на No-Man в то время оказало творчество поздних Talk Talk и Japan/Rain Tree Crow. В 1992 году No-Man отыграли серию концертов с тремя участниками Japan — Ричардом Барбиери, Стивом Дженсеном и Миком Карном, которые в то время составляли эмбиент-трио JBK, однако стали частью концертного состава No-Man. Ричард Барбиери впоследствии станет постоянным клавишником Porcupine Tree.

Несколько вышедших в 1992—1993 годах синглов No-Man не пользовались успехом, однако группу приглашали на телевидение и радио. В 1993 году увидел свет дебютный полноформатный альбом Loveblows & Lovecries – A Confession. Изданная на нём песня «Sweetheart Raw» была записана при участии Дженсена, Барбиери и Карна. Вскоре после этого скрипач Бен Коулман покинул No-Man, будучи недовольным постепенно снижающейся своей ролью.

Параллельно Стивен Уилсон продолжает развивать Porcupine Tree, который в то время был его второстепенным сольным проектом, существующим только в студии. В 1992 году выходит сингл Voyage 34 — 30-минутное электронное танцевальное полотно, повествующее о бэд-трипе — негативном опыте приёма психоактивных веществ. Композиция «Voyage 34» должна была войти в готовящийся студийный альбом Porcupine Tree, однако было решено выпустить её на отдельном диске. По словам Уилсона, это был «анти-сингл», «посыл на…», поскольку предполагалось, что никто такой длинный сингл крутить не станет. Тем не менее, сингл пользовался некоторой популярностью.

В 1993 году Уилсон издаёт и второй студийный альбом Porcupine Tree — Up the Downstair, часть песен которого была написана ещё в 80-х. Хотя, как и On the Sunday of Life, это был преимущественно сольный релиз Уилсона, на котором он играл на всех инструментах, в качестве гостей в записи приняли участие будущие участники группы — Ричард Барбиери и басист Колин Эдвин.

К концу 1993 года Уилсон начинает давать концерты в составе Porcupine Tree. В концертный состав группы входят Ричард Барбиери, Колин Эдвин и барабанщик Крис Мэйтланд. Ранние живые записи выходят в 1994 году на первом концертном альбоме группы — Spiral Circus. В то же время с уходом Коулмана из No-Man постепенно стала сходить на нет концертная деятельность этого проекта Уилсона: последний раз No-Man выступили вживую осенью 1994 года, после чего в их концертной деятельности наступил 12-летний перерыв.

Стивен Уилсон в середине 90-х.

В 1994 году No-Man издали второй лонгплей Flowermouth — первый альбом в качестве дуэта Уилсона и Баунесса и последним альбомом, который группа издала на лейбле One Little Indian. В связи со сменой состава значительно поменялась и концепция музыки: вместо прямолинейной электронной поп-музыки No-Man начали активнее экспериментировать с трип-хопом, в музыке значительно возросла роль сэмплов, которые обогащали звучание музыки и делали его более разнообразным. Альбом был записан в сотрудничестве с гитаристом King Crimson Робертом Фриппом, чья игра звучит в шести песнях из девяти. На альбоме также звучит игра Ричарда Барбиери и Криса Мэйтланда, сэмплы из творчества King Crimson и Dead Can Dance.

В 1995 году Уилсон, ранее всегда продюсировавший собственные работы, впервые пробует себя в роли саунд-продюсера для другого исполнителя на альбоме The Exstasie группы Psychomuzak.

Постепенно возрастает и роль Porcupine Tree. В 1995 году выходит The Sky Moves Sideways — первый альбом Porcupine Tree как полноценной группы. Сразу же после его выхода Porcupine Tree приступили к записи альбома Siginfy, вышедшего годом позже. Signify демонстрирует переход Porcupine Tree от развёрнутых психоделических полотен к песенной форме и появление в звучании влияний альтернативного рока, в то время как под более экспериментальную музыку с влияниями эмбиента, краута и психоделики Уилсон отводит сольный проект I.E.M. (что расшифровывается как The Incredible Expanding Mindfuck), в рамках которого с 1996 по 2001 годы были изданы три полноформатных альбома и один мини-альбом.

Porcupine Tree времён Signify.

В 1996 году выходит записанный ещё двумя годами ранее альбом No-Man Wild Opera. Более агрессивно звучащая пластинка продолжает танцевальное трип-хоповое направление, заданное на Flowermouth. В 1997 году выходит последний танцевальный релиз No-Man — сингл/EP «Dry Cleaning Ray».

Porcupine Tree также завершали свой путь как психоделической группы. Тепло встреченные в Риме, они отыграли в марте 1997 года свои первые зарубежные концерты перед пятитысячной аудиторией. В том же году компиляция материала, записанного на трёх шоу в Италии, была издана в качестве концертного альбома Coma Divine.

Также в 1997 году Уилсон принимает активное участие в записи альбома Sunsets on Empire шотландского музыканта Фиша, экс-вокалиста Marillion. Стивен Уилсон продюсирует этот альбом, принимает участие в написании песен и играет на гитаре и клавишных. Один трек был записан при участии Тима Баунесса. На стиль этого альбома в значительной степени повлияли наработки эпохи Signify, особенно в области работы с сэмплами. В будущем Уилсон также примет участие в записи следующего альбома Фиша, Raingods with Zippos, выпущенного в 1999 году, однако ни соавтором, ни продюсером он уже не выступит.

[править] 1997—2001: Новое звучание

Во второй половине 90-х и Porcupine Tree, и отошедшие на второй план No-Man кардинально поменяли свой саунд. No-Man, недовольные танцевальным направлением, в котором они оставались, ещё в 1994 году перешли к исследованию более минималистичного звучания сродни тому, с которым они экспериментировали в конце 80-х. В 1998 году выходит их сингл Carolina Skeletons, продемонстрировавший окончательно сформировавшийся пост-роковый стиль, в котором No-Man будут играть на протяжении следующего десятилетия.

К концу 1997 года радикально меняется концепция Porcupine Tree. В это время группа записывает демо-запись альбома Stupid Dream, на которой коллектив практически полностью отходит от психоделики, почти исчезают инструментальные композиции, а ключевыми элементами нового звучания становятся влияния альтернативного рока и бритпопа. Меняется и внешний имидж Уилсона. Для выпуска альбома группа ищет новый лейбл, поскольку Delerium не справлялся с возросшей популярностью группы.

В 1998 году Уилсон выпускает первый альбом в рамках сольного дарк-эмбиент/дрон-проекта Bass Communion. Этот проект крайне минималистичной инструментальной музыки на данный момент насчитывает 10 студийных альбомов и ряд синглов, EP и ремикс-альбомов. Для заработка в 90-х Уилсон создаёт музыку для рекламы. Некоторые рекламные ролики и материалы, предназначенные для использования на радио телевидении, изданы официально на сольных сборниках и под именем Bass Communion.

No-Man, обращаясь к старому материалу, в 1999 году, ремикшировав и частично перезаписав, переиздают Speak — сборник записей 1988—1989 годов.

Видеоклип на песню «Piano Lessons» с альбома Stupid Dream, пародирующий штампы массовой поп-музыки.

Альбом Porcupine Tree Stupid Dream, завершённый ещё в 1998, был выпущен только в марте 1999 года на лейбле Snapper Music. Эта поп-ориентированная пластинка оказала значительное влияние на формирование сцены так называемого нью-прога, или пост-прогрессива — современного поджанра прог-рока, в основе своей имеющего альтернативный рок. В центре проблематики песен альбома Stupid Dream — «глупая мечта» музыканта о коммерческом успехе, заставляющая его «продаваться», терять авторский, художественный подход к творчеству в угоду массового вкуса. Другая ключевая тема пластинки — безответная любовь, разным формам которой посвящены песни «Pure Narcotic», «Slave Called Shiver» и «Don’t Hate Me».

Porcupine Tree продолжили выбранное направление, выпустив в 2000 году альбом Lightbulb Sun, который, однако, в отдельных моментах был значительно сложнее предшественника. Так, эпическая 13-минутная песня «Russia on Ice» включает эксперименты с симфоник-роком и популярным в то время альтернативным металлом. В композиции «Last Chance to Evacuate Planet Earth Before It Is Recycled» звучит продолжительный сэмпл из записи речи лидера секты Heaven's Gate, сделанной перед массовым самоубийством её членов в 1997 году.

Lightbulb Sun был последним альбомом, записанным группой в прежнем составе. После его выхода группу покинул барабанщик Крис Мэйтланд. Не попавшие на Stupid Dream и Lightbulb Sun записи 1998—2000 годов были изданы в ремикшированном виде в 2001 году на сборнике Recordings; большая часть этого материала, однако, уже была в отличающемся виде издана на Б-сайдах синглов группы.

К этому времени Porcupine Tree окончательно стали основной группой Стивена Уилсона, а все его сторонние проекты — побочными.

В 2001 году выходит и новый альбом No-Man — Returning Jesus, который был назван Уилсоном «самой духовной» пластинкой проекта из выпущенных на тот момент.

[править] 2002—2010: Porcupine Tree и сайд-проджекты

К началу 2000-х Стивен Уилсон открыл для себя сцену экстремального металла, что повлекло за собой дальнейшее изменение концепции его музыки. Услышав альбом Still Life шведской прогрессив-дэт-метал группы Opeth, Уилсон был так заинтригован музыкой, что вызвался быть продюсером коллектива, вокалист которого Микаэль Окерфельдт оказался давним поклонником Porcupine Tree. В результате в 2001 году вышел альбом Opeth Blackwater Park, на котором Уилсон выступил продюсером, клавишником, исполнил партии акустической гитары, бэк-вокала, а в песне «Bleak» — и лид-вокала. В 2002—2003 годах последовали альбомы Deliverance и акустический Damnation, также спродюсированные Уилсоном.

Продюсерская рука Уилсона оказала значительное влияние на звучание Opeth, сделав его более чистым, а с альбомом Blackwater Park к Opeth пришёл первый коммерческий успех. Стиль Opeth, строящийся на чередовании брутальных и мелодичных секций, в свою очередь, сильно повлиял на дальнейшее творчество Уилсона.

Концертное исполнение «Blackest Eyes». Запись 2005 года.

В 2002 году Porcupine Tree с новым барабанщиком Гэвином Харрисоном издают на более крупном лейбле Lava Records альбом In Absentia, на котором поп-ориентированный стиль предыдущих альбомов был смешан с элементами брутального техничного металла. Кроме того, на In Absentia значительно возросло влияние менее характерных для предыдущих альбомов Porcupine Tree жанров, таких как трип-хоп и индастриал. Атмосфера музыки также стала более мрачной и зловещей, многие песни на альбоме посвящены темам домашнего насилия и серийных убийств.

Начиная с этого периода Porcupine Tree стали использовать на своих концертах видео, сопутствующие исполнению песен. Для создания видеорядов, а также обложки In Absentia, впервые был привлечён датский фотограф, дизайнер и режиссёр Лассе Хоиле, с которым Стивен Уилсон будет регулярно сотрудничать в последующие годы. Песня «Trains» стала концертным хитом и самой популярной среди слушателей композицией группы. Начиная с тура In Absentia к концертному составу группы присоединился второй гитарист и бэк-вокалист Джон Уэсли. Кроме того, In Absentia был первым альбомом Уилсона, выпущенным в многоканальном формате 5.1: многоканальный микс делал продюсер Эллиот Шайнер, обладатель семи премий «Грэмми».

В 2003 году выходит пятый по счёту альбом No-Man — Together We're Stranger. В это время No-Man остаются чисто студийным проектом.

Параллельно в 2001 году Уилсон с израильским музыкантом Авивом Геффеном создаёт группу Blackfield, в которой он продолжает писать музыку в поп-ориентированном стиле Porcupine Tree рубежа десятилетий. В состав группы первое время входит и Крис Мэйтланд. В 2004 году Blackfield издают дебютный одноимённый альбом.

В 2003 году Pocrcupine Tree открывают собственный лейбл Transmission, на котором издают концертные записи и ремикшированные переиздания альбомов.

С 2003 по 2010 годы Уилсон также выпускает сольно серию синглов Cover Version: пять дисков, каждый из которых содержит по одному каверу на любимые песни Уилсона и по одной оригинальной песне. В серии вышли каверы на песни ABBA, The Cure, Принса, Донована, Аланис Мориссетт и андеграундного музыканта Момуса. Большая часть материалов, изданных в этой серии, представляет собой исполнения под акустическую гитару, однако в кавере на «A Forest» The Cure и оригинальной интерпретации народной песни «The Unquiet Grave» Уилсон экспериментирует с дарк-эмбиентом, а кавер на «Sign O' the Times» Принса включает элементы жёсткого нойза.

В 2004 году выходит сольный сборник Unreleased Electronic Music Vol. 1, на котором собраны электронные эксперименты Уилсона в жанрах эмбиента и IDM. Некоторые идеи, прозвучавшие на этих экспериментах, нашли отражение и на рок-альбомах Уилсона. В частности, композиция «Nuclear Head of An Angel» легла в основу песни Porcupine Tree «Arriving Somewhere But Not Here». Вторая часть сборника готовилась, но так и не была выпущена.

В 2005 году Уилсон совместно с бельгийским музыкантом Vidna Obmana создаёт дарк-эмбиентный проект Continuum, в котором развиваются идеи, начатые в рамках проекта Bass Communion. Всего с 2005 по 2006 годы было выпущено два студийных альбома Continuum и один ремикс-альбом. Второй ремикс-альбом был выпущен в 2010 году и содержит переработку материала Continuum культовым музыкантом Джастином Бродриком (Godflesh). Продолжает развиваться и собственно проект Bass Communion.

Концертное исполнение песни «Half-Light», написанной во время сессий Deadwing, но не вошедшей на альбом. Запись 2008 года.

Совместно с кинематографистом Майком Беннионом, снявшим клип «Piano Lessons», Уилсон написал сценарий для фильма Deadwing — сюрреалистического психологического триллера о призраках. Однако сценарий так и не был экранизирован, и по его мотивам Уилсон в составе Porcupine Tree создаёт концептуальный альбом.

Альбом Deadwing выходит в 2005 году и стилистически продолжает направление, начатое на In Absentia. В записи нескольких песен принял участие и фронтмен Opeth Микаэль Окерфельдт, а также второй гитарист King Crimson Эдриан Белью. Популярность Porcupine Tree продолжала расти: Deadwing был назван «Альбомом года» в журнале Classic Rock и стал самой продаваемой записью группы на тот момент, причём каждый следующий альбом побивал новый рекорд. Концертный тур Deadwing стал первым прибыльным турне группы, в его время снимается и первый официальный концертный DVD Arriving Somewhere...

В первой половине 2006 года проходит запись второго альбома Blackfield, который выходит, однако, только год спустя. Во время концертного тура 2007 года записывается и официальное видео Blackfield – Live in New York City.

Видеоклип Porcupine Tree — «Way Out of Here».

Следующий альбом Porcupine Tree, Fear of a Blank Planet, выходит на мейджор-лейбле Roadrunner Records в том же 2007 году. Как и предыдущая пластинка, новый альбом тоже был концептуальным. Вдохновлённый романом «Лунный парк» американского писателя Брета Истона Эллиса, Fear of a Blank Planet поднимает вопросы социальной изоляции в мире современных технологий, в котором многие люди, особенно подростки (от лица одного из них и ведётся повествование альбома), погружаются в виртуальный мир, формируемый масс-медиа, оказываются пресытившимися потоками информации и попадают в зависимость от психотропных таблеток. Видеоклип, снятый на песню «Way Out of Here», посвящён Ариэль Дэниел — поклоннице Porcupine Tree, покончившей с собой в возрасте 17 лет вместе со своим 14-летним другом, бросившись под поезд.

Позже в том же году вышел мини-альбом Nil Recurrning, состоящий из четырёх песен, написанных во время сессий Fear of a Blank Planet, но остававшихся незаконченными. В записи и альбома, и EP принял участие Роберт Фрипп, а на одном треке альбома гитарное соло исполнил Алекс Лайфсон, гитарист канадской группы Rush. Как и предшественника, журнал Classic Rock назвал Fear of a Blank Planet «Альбомом года», а в рейтинге 200 лучших метал-альбомов по версии Metal Storm пластинка занимает 49-е место — с In Absentia на 56-м месте и Deadwing на 102-м.

В мае 2008 года выходит и последний на данный момент альбом группы No-Man — Schoolyard Ghosts. Спорадические концертные выступления No-Man возобновились ещё в 2006 году, а в 2008 году прошёл и реюнион-концерт с участием скрипача Бена Коулмана, изданный на DVD Mixtaped вместе с подробным документальным фильмом об истории группы.

В то же время Уилсон начинает работать и над дебютным сольным альбомом. Путешествуя во время его создания по свету, наибольшее вдохновение он находит в Мексике, которая впечатлила его особым отношением к смерти. В Мексике Уилсон посещает чинампу Isla de las Muñecas, «Остров кукол», на которой местный житель собирает зловеще выглядящие старые куклы, развешивая их на деревьях — якобы после обнаружения им тела утонувшей девочки и её куклы, — находит гробы на обочине дороги и записывает песню в бывшем монастыре Святой Терезы, расположенном в историческом центре Мехико-Сити. В Мексике он также даёт под именем Bass Communion совместный концерт с местной нойз-группой Pig, выпущенный впоследствии на официальном концертном альбоме. Путешествие Стивена Уилсона запечатлел в авангардном документальном фильме его постоянный сотрудник Лассе Хоиле. Для документального фильма также была снята акция уничтожения айподов, которые, по мнению Уилсона, не позволяют слушателю погрузиться в музыку с достаточным качеством звучания. Айподы разрушались самыми различными способами, начиная с расстрела из дробовика и разбития кувалдой вплоть до самых экзотических с применением паяльной лампы и измельчителя древесины.

Видеоклип на песню «Harmony Korine».

Альбом, вышедший в 2008 году, получает название Insurgentes — по названию центральной улицы Мехико-Сити и второй по величине улицы в мире, авеню Инсурхентес. Стилистически запись сильно отличалась от всех предыдущих релизов Стивена Уилсона: на Insurgentes, наряду с альтернативным роком в духе Radiohead, трип-хопом и индастриалом, значительно повлияли популярные в 80-х — начале 90-х стили пост-панка, готик-рока, шугейза, нойз-попа, которые его всегда интересовали, но в прочих проектах для экспериментирования с ними не находилось места. Создание пластинки Уилсон охарактеризовал как «интуитивный, почти бессознательный процесс», который завершился в своеобразной «поэзии меланхолии»[1]. В записи альбома принимали участие Гэвин Харрисон, клавишник Dream Theater Джордан Рудесс и басист King Crimson Тони Левин. Режиссёр Лассе Хоиле также снял видеоклип на песню «Harmony Korine», названную по имени американского кинорежиссёра. Его клип содержит множество отсылок к авангардным фильмам, таким как «Андалузский пёс» Луиса Бунюэля, «Зеркало» Андрея Тарковского и другим.

Шумовые эксперименты со звучанием периода Insurgentes отразились и на других записях этого времени: записанный в 2008 году кавер на Принса содержит 40-секундный участок с жёстким нойзом, элементы нойза использовались и в продакшнке следующего альбома Porcupine Tree, The Incident, который вышел в 2009 году.

Концертное исполнение песни Porcupine Tree — «I Drive the Hearse». Запись 2010 года.

The Incident, последний на данный момент студийный альбом Porcupine Tree, разделён на две части. На первом диске расположено концептуальное 55-минутное полотно, состоящее из 14 песен и инструментальных композиций. На втором диске расположены 4 самостоятельные песни. В центре альбома — идея о том, что люди привыкли относиться отрешённо к трагическим происшествиям, которые их не касаются. Оказавшись в автомобильной пробке, Уилсон заметил знак «POLICE — INCIDENT», которым было отмечено место аварии, и само слово «incident» он счёл слишком оторванным для людей, вовлечённых в происшествие, после чего ему показалось, что дух умершего в этой аварии сидит рядом с ним автомобиле. В результате Уилсон начал собирать репортажи о различных происшествиях, которые и легли в основу историй, повествуемых на альбоме, и которые призваны «очеловечить» трагические события, бесчувственно освещённые в СМИ.

Как и два предшествующих альбома, The Incident был назван «Альбомом года» в журнале Classic Rock. Porcupine Tree после его выхода были названы в Classic Rock «Лучшей группой», а Стивен Уилсон — «Прог-иконой-2009». Журнал Eclipsed также назвал The Incident «Альбомом года». Однако после концертного тура в поддержку пластинки Porcupine Tree фактически ушли в бессрочный отпуск, и с тех пор группа выпускала только ранее записанный материал: в 2010 году было выпущено концертное видео Anesthetize, записанное в 2008 году во время концертного тура Fear of a Blank Planet, а в 2012 году был выпущен концертный альбом Octane Twisted, записанный в 2010 году и содержащий видеозапись полного исполнения 55-минутного полотна The Incident.

В это время Уилсон сконцентрировал внимание на продюсерской деятельности. Он предложил ремикшировать в многоканальный формат альбомы King Crimson. Хотя основатель группы Роберт Фрипп поначалу был против этой идеи, услышав сделанный Уилсоном микс альбома Lizard он был так впечатлён новым взглядом на пластинку, ранее не считавшуюся им удачной, что дал добро на выпуск ремиксов всех альбомов классического периода King Crimson. В 2009 году выходят первые официальные издания сделанных Стивеном Уилсоном миксов King Crimson: In the Court of the Crimson King (изначально вышедший в 1969 году) и Red (1974), а в последующие годы Уилсоном были сделаны ремиксы всех альбомов King Crimson до 1984 года.

В 2010 году выходят спродюсированные Уилсоном альбомы We're Here Because We're Here британской прогрессив-рок-группы Anathema и The Never Ending Way of ORWarriOR израильской прогрессив-фолк/дэт-метал группы Orphaned Land, на котором он также играет на клавишных. Уилсон принимает участие в записи концертного видео Orphaned Land The Road To OR Shalem, где исполняет акустический кавер на раннюю песню группы «The Beloved’s Cry».

[править] 2010 — наши дни: сольное творчество и Storm Corrosion

Опасаясь самоповторов при работе в Porcupine Tree, в начале 2010 года Стивен Уилсон начинает работу над сольным альбомом, а параллельно с ним — над совместным проектом с Микаэлем Окерфельдтом. Запись альбома с Окерфельдтом планировалась почти десятилетие, с тех пор как Уилсон стал продюсером Opeth, и первоначально это должна была быть прог-металлическая запись, для которой Уилсон даже написал песню «Cut Ribbon», в итоге так и не попавшую ни на один студийный альбом, однако первоначальным планам не суждено было сбыться.

В 2010 году Уилсон в качестве композитора, музыканта и продюсера принимает активное участие в записи альбома tf100 — проекта рекорд-лейбла Tonefloat, на котором он долгое время издавал виниловые версии альбомов и синглов различных проектов. Песни на этом альбоме совместно создавали музыканты, подписанные на лейбл. Среди них — Sand Snowman, Vidna Obmana, Тео Тревис и другие. Альбом увидел свет в 2011 году.

Весной 2011 года выходит третий альбом Blackfield, Welcome to My DNA, на котором Уилсон значительно сократил своё участие в проекте, написав для пластинки только одну песню.

В мае 2011 года ушёл из жизни отец Стивена Уилсона. Это трагическое событие в дальнейшем сильно отразится на творчестве Уилсона, которое станет более мрачным.

В 2011 году Уилсон возвращается к работе с Opeth, спродюсировав альбом Heritage, на котором группа отошла от металлического стиля и сделала запись в манере классического прогрессив-рока с сильными влияниями фолка и джаза. Через две недели после выхода Heritage в сентябре 2011 года свет увидел и второй сольный альбом Уилсона — Grace for Drowning.

Grace for Drowning, тематически вдохновлённый романом «Коллекционер» Джона Фаулза, состоит из двух 40-минутных дисков, в его записи приняли участие музыканты King Crimson Тони Левин и Трей Ганн и будущие участники сольной группы Стивена Уилсона Ник Беггс и Тео Тревис, с которым Уилсон многократно сотрудничал ещё с начала 90-х годов. На этом альбоме Уилсон впервые масштабно экспериментирует с джаз-фьюжном и украшает песни оркестровыми аранжировками, обогащая тем самым эклектичную палитру альбома, базирующуюся на более традиционных для него стилях в диапазоне от металла до бритпопа и трип-хопа. Приглашённые музыканты имели свободу импровизации, самостоятельно дополняя задумки Уилсона.

Видеоклип «Index».
Видеоклип «Remainder The Black Dog».


Видеоклип Storm Corrosion — «Drag Ropes».

К осени 2011 года был готов и совместный альбом с Микаэлем Окерфельдтом, Storm Corrosion, выпуск которого в связи с релизом альбомов Opeth и сольного Уилсона был отложен до весны 2012 года.

Storm Corrosion, Heritage и Grace for Drowning составляют условную «странную трилогию» (odd trilogy). На Storm Corrosion музыканты создали уникальное минималистическое звучание, не вписывающиеся в рамки известных стилей. На альбоме можно услышать элементы акустического фолка, минималистические партии оркестра, индустриальные и нойзовые шумы, упор сделан на угрюмую и макабрическую атмосферу. На Storm Corrosion повлияли отличающиеся мрачной и зловещей музыкой авангардисты Univers Zéro и Скотт Уокер, американский композитор Стив Райх, фрик-фолк группа Comus и народные песни о смерти, призраках и убитых. Кроме того, вдохновением для Уилсона и Окерфельдта служили триллеры Дэвида Линча, японские ленты о привидениях и экспериментальное кино. Первоначально Уилсон и Окерфельдт не были уверены, стоит ли выпускать этот альбом, однако лейблу Roadrunner запись понравилась, и её было решено издать. Одна из представительниц лейбла также порекомендовала музыкантам для съёмки мультипликационного видеоклипа обратиться к её сестре — аниматору Джесс Коуп, которая сотрудничала с Тимом Бёртоном. Коуп сделала видео на песню «Drag Ropes», и впоследствии не раз снимала клипы на песни Стивена Уилсона.

Мнения слушателей и критиков о Storm Corrosion разделились: хотя положительные отзывы преобладали, принять новый саунд оказались готовы не все.

С осени 2011 по весну 2012 проходит сольный тур в поддержку Grace for Drowning, для которого Уилсон собрал полноценную группу. На всех концертах тура в её состав входили барабанщик Марко Миннеманн, басист Ник Беггс, клавишник Адам Хольцман и флейтист/саксофонист Тео Тревис. На европейских концертах на гитаре играл Азиз Ибрахим, в США — Джон Уэсли, в Латинской Америке — Нико Цонев. В турне исполнялся новый альбом почти целиком и несколько номеров с Insurgentes. В 2012 году в сет-лист также вошла новая песня «Luminol», вошедшая в следующий сольный альбом Уилсона. Лассе Хоиле снял выступление группы в Мехико-Сити в пятницу, 13 апреля 2012, которое было официально выпущено на видео Get All You Deserve в том же году. Как и ранние туры Porcupine Tree, первый сольный тур принёс Уилсону ожидаемые убытки, однако впоследствии популярность Уилсона как сольного артиста возросла.

Стивен Уилсон в 2012 году.

Третий сольный альбом Уилсона, The Raven That Refused to Sing (And Other Stories), был ознаменован значительными стилистическими переменами. В основу альбома легла серия готических рассказов о призраках, написанных Уилсоном в соавторстве с немецким художником Хайо Мюллером под впечатлением от творчества таких писателей, как Монтегю Родс Джеймс, Артур Мейчен, Алджернон Блэквуд и Эдгар Аллан По. В центре историй Уилсона — встреча людей со смертью и осознание прожитой жизни, в которой уже ничего нельзя изменить, того, что человек оставляет после себя, а образ ворона — предвестие неотвратимой гибели.

Запись пластинки проходила в нестандартном формате: предварительно написанные песни были записаны за неделю в студии в Лос-Анжелесе «вживую». Вместо обыкновенной потрековой записи каждого инструмента по отдельности, собравшиеся в студии музыканты играли песни одновременно, целиком. На получившийся материал были наложены записанные позднее партии оркестра. Звукоинженером при записи The Raven That Refused to Sing был Алан Парсонс, наиболее знаменитый продюсированием альбомов The Beatles и Pink Floyd. В состав группы, записавшей с Уилсоном его третий сольный альбом, вошли музыканты концертного состава Адам Хольцман, Ник Беггс, Тео Тревис, Марко Миннеманн и новый гитарист Гётри Гован.

Альбом был выпущен в феврале 2013 года. Стилистически он был выполнен в манере классического прогрессив-рока 70-х с сильным влиянием джаза. Среди источников вдохновения при создании песен Уилсон назвал творчество Genesis, а также отметил, что джаз, элементы которого были неотъемлемой составляющей прогрессива 70-х, крайне редко встречается в творчестве современных музыкантов, причисляемых к этому направлению. На пластинке звучит меллотрон, использовавшийся King Crimson при записи их дебютного альбома.

По мотивам рассказов, легших в основу альбома, Джесс Коуп сняла два видеоклипа: на одноимённую песню «The Raven That Refused to Sing» и «Drive Home». Создание каждого видео заняло полгода. Соавтор рассказов, Хайо Мюллер, также является автором рисунков из оформления альбома. По мотивам рассказа, песни и клипа «Drive Home» позже была создана компьютерная игра The Last Day of June.

The Raven That Refused to Sing получил положительные отзывы критиков и пользовался большой популярностью среди поклонников прогрессива. В Германии он занял 3 строчку чартов. Интернет-издание AllMusic назвало его лучшим из вышедших на тот момент сольных проектов Уилсона, а в рецензии газеты The Guardian Уилсон был назван «одним из самых искусных и душевных героев современного рока»[2]. The Raven That Refused to Sing был объявлен «Альбомом года» на Progressive Music Awards.

Видеоклип «The Raven that Refused to Sing».
Видеоклип «Drive Home».


В 2013 году Уилсон заявляет о своём уходе из Blackfield, ссылаясь на то, что с возрастом ему становится сложно поддерживать несколько параллельных проектов. На вышедшем тогда четвёртом альбоме Blackfield его участие было сведено к минимуму.

В то же время Уилсон продолжает расширять свою продюсерскую деятельность. Помимо King Crimson, в 2010-х он ремикширует альбомы корифеев прогрессива 70-х Jethro Tull, Yes, ELP, Caravan, Hawkwind, Gentle Giant, Roxy Music и нововолновых групп 80-х XTC, Tears for Fears. Он продолжает продюсировать и оригинальные альбомы Opeth (Pale Communion) и Anathema (Distant Satellites).

В 2014 году выходит виртуальная звуковая рабочая станция Steven Wilson's Ghostwriter, содержащая сотни сэмплов музыкальных инструментов, и предназначенная для композиторов, создающих саундтреки для кино, телевидения и видеоигр.

В сентябре 2014 года Уилсон работает над четвёртым сольным альбомом. В основу его легла реальная история Джойс Кэрол Винсент — женщины, умершей в своей квартире, чей труп оставался не найденным на протяжении трёх лет. Уилсон узнал её историю из документального фильма и его впечатлило, что исчезновение молодой привлекательной девушки, у которой были семья и друзья, не было замечено.

Альбом Hand. Cannot. Erase., изданный в феврале 2015 года — два года спустя после выхода предыдущей полноформатной пластинки, повествует схожую историю о девушке, ведущей затворнический образ жизни, поддерживающей общение с миром в основном через социальные сети. Однажды она пропадает, но никто её исчезновения не замечает. Альбом подчёркивает иллюзорность общения в интернете и поднимает проблему изоляции и одиночества в эпоху, когда все люди, казалось бы, имеют возможности для безграничного общения. Особенно Уилсон подчёркивает актуальность этой проблемы в больших городах вроде Лондона, где люди сосредоточены только на собственной жизни и не думают ни о чём другом. В качестве сопровождающего материала для альбома был создан интернет-сайт handcannoterase.com, на котором расположен блог героини альбома, где она рассказывает о своей жизни и вспоминает важные события из прошлого. Блог сопровождают фотографии авторства Лассе Хоиле, а роль героини альбома исполнила польская модель Каролина Гжибовска.

Видеоклип «Routine» аниматора Джесс Коуп.

В записи Hand. Cannot.Erase. приняли участие те же музыканты, что записывали The Raven That Refused to Sing. Стилистически альбом сочетает современное звучание альтернативного рока, характерное для первых двух сольных альбомов, с элементами техничного прогрессив-рока третьего. На альбоме представлен широкий стилистический диапазон от экспериментов с электронной музыкой до поп-песен в манере Blackfield. Влияний джаза стало значительно меньше, чем на предшествующей пластинке, поэтому Тео Тревис играет только в одном треке и не поехал в турне, приуроченное к выходу пластинки. Вокальные партии на пластинке вместе с Уилсоном исполняет популярная израильская певица Нинет Тайеб. Европейский тур в поддержку альбома прошёл с тем же составом, который записал Hand. Cannot. Erase. В американском туре в связи с занятостью Гётри Гована и Марко Миннеманна собственным проектом их сменили Дейв Килминстер (гитара) и Крейг Бланделл (ударные). На ряде концертов в качестве приглашённой вокалистки присоединилась Нинет Тайеб.

Альбом стал самым крупным коммерческим достижением Стивена Уилсона, достигнув 1 строчки британского рок-чарта. Кроме того, альбом занял 2 место в чартах Нидерландов и 4 место в чартах Финляндии. Критики также положительно отозвались о пластинке: Record Collector отметил «очаровывающую проницательность и печальную красоту» альбома[3]. The Guardian, дав высший балл, назвал Hand. Cannot. Erase. «умным, душевным и захватывающим произведением искусства»[4], похвалив звуковую и духовную современность записи и виртуозность музыкантов. Metal Hammer назвал альбом «очередным шедевром». All About Jazz отметил глубину лирики и композиции, сочетание доступности для понимания и порой бескомпромиссной сложности произведения.

В январе 2016 года выходит мини-альбом 4 ½, частично записанный вживую и обработанный в студии, на который попали композиции, не вошедшие в предыдущие два альбома. На фоне успешной сольной карьеры, давшей возможность работать с широким кругом музыкантов и не зависеть от них, Уилсон заявил, что не намерен возрождать Porcupine Tree, так как ограниченное в возможностях групповое творчество станет для него громадным шагом назад.

Вопреки заявлениям об уходе из Blackfield, Уилсон принимает активное участие в записи пятой пластинки проекта, которая выходит в свет в феврале 2017 года, однако в концертной деятельности проекта британец больше не принимает участия.

В конце 2016 году Уилсон приступил к работе над пятым сольным альбомом, получившим название To the Bone. Эта пластинка ориентирована на электронную музыку и выходит в свет в августе 2017 года. Перед его выпуском Уилсон подписал контракт с мейджор-лейблом Caroline International, подразделением Universal Music Group.

[править] Стиль

Во всех проектах музыка Стивена Уилсона меланхоличная и мрачная по атмосфере. В своём аккаунте на MySpace он в качестве влияний указал последовательность: «Красота → Любовь → Разбитое сердце → Гнев → Меланхолия»[5]. Творчество Уилсона исходит из его личных чувств, он рассматривает процесс создания музыки как катартический: для Стивена Уилсона это изгнание внутренних демонов, «тёмной стороны» его личности. Уилсон также неоднократно отмечал, что самую грустную музыку считает самой красивой. По его мнению, меланхоличная музыка позволяет слушателю достичь катарсиса и ощутить себя не таким одиноким, тогда как весёлые песенки, напротив, способны сделать несчастного человека ещё более угнетённым.

Несмотря на то, что песни и концептуальные альбомы Стивена Уилсона часто повествуют о вымышленных персонажах, его творчество всегда строится на личном опыте, мыслях и порой — автобиографических деталях. Так, рассуждая о массовом помешательстве на мобильных компьютерах, телефонах и плеерах, он отмечает, что и сам подвержен этому, как и персонажи его альбома Fear of a Blank Planet, будучи привязанным к ноутбуку. Важной темой лирики Уилсона являются переживания, связанные с отношениями между людьми, и особенно с разрывом отношений.

Воспоминания из детства также часто становятся объектом его творчества. С детскими впечатлениями связан часто встречающийся в песнях Уилсона образ поезда: невдалеке от его дома проходит железная дорога. Хотя, по его словам, он не испытывал любовь к железнодорожному транспорту и не любовался проходящими поездами, в его сознании сплелись шум поездов и покой, который он испытывал в детстве. По его словам, к часто повторяющимся образам поездов, психотропных таблеток, городского одиночества он обращается несознательно.

Перед записью концептуальных альбомов, целиком повествующих одну историю, у Уилсона нет законченного сюжета, и история развивается в одно время с записью пластинки:

« Концепция, конечно, должна появиться в самом начале. Но обычно это еще приблизительная идея. Затем я пишу две-три песни, и они подсказывают, каким будет дальнейшее развитие истории. Сюжет понемногу растет, проясняется от песни к песне. Это немного похоже на работу писателя, который сочиняет роман. Он начинает с персонажей, с завязки истории, пишет первые несколько глав, а дальше его герои начинают жить своей жизнью. Они чувствуют, дышат, а книга сочиняет сама себя. Так бывает и с альбомами. Музыка и сюжет словно подпитывают друг друга. И тогда бывает, что какие-то из песен, которые я сделал в самом начале, оказываются в стороне, за бортом истории. С теми персонажами, какие получились в итоге, они уже не сочетаются.[6] »

Уилсон известен тщательной проработкой звуковой текстуры и дотошным саунд-дизайном. Он несколько раз был номинирован на «Грэмми» в номинации за лучший многоканальный альбом, но ни разу не получил награду.

Хотя раннее творчество Porcupine Tree было психоделическим, Уилсон подчёркивает, что никогда не принимал наркотики, а вдохновением для фантасмагорической стороны его музыки служили его сновидения. Уилсон считает, что психоделическая музыка не связана напрямую с наркотиками, которые лишь способствуют созданию причудливых образов, но не являются их источником. Лирика Алана Даффи на ранних альбомах Porcupine Tree часто была посвящена приёму наркотиков, однако в собственной лирике Уилсона того периода уже сформировался ставший традиционным для него меланхолический почерк.

В творчестве No-Man и на ранних альбомах Porcupine Tree значительно проявилось влияние культуры сэмплов — важной части танцевальной музыки и трип-хопа начала 90-х. Уилсон использовал отрывки из самых разных источников: как песен любимых групп, в частности Van der Graaf Generator, Dead Can Dance, Egg, которые нашли наибольшее отражение в творчестве No-Man, так и не-музыкальных: например, записей радио-дикторов, речей телевангелистов и сектантов, которые больше всего использовались на альбомах Porcupine Tree. Влияние культуры сэмплов значительно отразилось и на продюсировании Уилсоном альбома Фиша Sunsets on Empire.

Стивен Уилсон в домашней студии No Man's Land.

Уилсон часто записывает и продюсирует музыку в домашней студии No Man's Land, где он проводил свои первые эксперименты, и продолжает пользоваться аппаратурой, сконструированной с отцом. Для достижения нужного звучания Уилсон порой использует нестандартные техники игры и подручные инструменты. Так, в некоторых песнях («Stop Swimming», «Half-Light» и др.) при игре на гитаре, чтобы заставить струны вибрировать, он использует кольцо-салфетницу, сделанную им в школе в возрасте 10 лет.

Уилсон — мультиинструменталист-самоучка. Помимо гитары, клавишных и баса он играет и на более экзотических инструментах, среди которых цимбалы, флейта, банджо, орган, автоарфа. При записи первых альбомов Porcupine Tree и ряда сольных демо-записей из-за отсутствия должного навыка игры на ударных он использовал драм-машину. Впоследствии альбом Up the Downstair был ремикширован, и все партии драм-машины были заменены живыми ударными, сыгранными Гэвином Харрисоном. Уилсон также использует компьютерную обработку записей для достижения шумовых спеэффектов. Так, в рамках Bass Communion он обрабатывает до неузнаваемости в аудиоредакторе записи вокала и живых музыкальных инструментов.

Уилсон остаётся недоволен своими вокальными данными, в связи с этим в своём первом крупном проекте No-Man все песни пел Тим Баунесс. В остальных песенных проектах на свои лид-вокальные партии Уилсон часто накладывает незначительные спецэффекты. Классическим приёмом Уилсона стал эффект телефонного голоса, который он использовал также при продюсировании альбомов Opeth и Orphaned Land.

Хотя чаще всего Уилсон играет на гитаре, он считает себя не гитаристом, а в первую очередь композитором: музыкальные инструменты он использует для создания своей музыки, и не разучивает чужие песни. Его не интересовали идеи популярных рок-гитаристов, таких как Джимми Пэйдж и Эрик Клэптон, но больше впечатлял самобытный стиль игры Роберта Фриппа.

Уилсон не считает себя талантливым исполнителем и берёт в пример таких музыкантов, как Френк Заппа, которые, не будучи виртуозами, окружали себя талантливыми музыкантами. Уилсон не знаком с музыкальной нотацией и часто не может описать то, что он исполняет, в технических терминах. Только в 2010-х при работе с музыкантами сольной группы он впервые встретился с фиксацией своих нот и аккордов в соответствии с правилами.

На концертах Уилсон играет босиком: в детстве у него были трудности при ношении обуви, и он часто ходил без неё. При игре на гитаре это позволяет Уилсону лучше управлять различными педалями эффектов. По его словам, он наступал на гвозди, болты, кнопки, сломал палец на ноге, когда он сходил со сцены, из его ступней текла кровь, но ничто не смогло его отвратить от привычки.

[править] Визуальная составляющая

Музыку Стивена Уилсона называют кинематографичной[7]. Уилсон — синефил и часто указывает фильмы в качестве источников вдохновения. Он является большим поклонником творчества Дэвида Линча и не раз высказывал желание написать музыку для его фильма. Постоянный композитор Линча, Анджело Бадаламенти, также является поклонником Стивена Уилсона и посетил допремьерную демонстрацию документального фильма Insurgentes. Среди других режиссёров, чьи картины Стивен отмечал в числе любимых — Стэнли Кубрик, Луис Бунюэль, Михаэль Ханеке, Андрей Тарковский, Алан Пакула, Николас РоугА теперь не смотри»), Нил ДжорданВ компании волков»), Питер УирПикник у висячей скалы») и другие. Уилсон также поклонник совместных работ режиссёра Дэвида Финчера и музыканта Трента Резнора, лент Кристофера Нолана и актрисы Скарлетт Йоханссон[8].

С 2002 года датский фотограф Лассе Хоиле, также вдохновляющийся работами Линча, Тарковского и французской новой волной, помогает Стивену Уилсону визуально воплотить атмосферу музыки. Хоиле является автором большинства обложек студийных альбомов Уилсона с момента начала сотрудничества, большого количества видеоклипов, трёх концертных фильмов и одного документального.

На обложках Porcupine Tree и сольных студийных альбомов Уилсона, как правило, изображены искажённые лица. На обложках Bass Communion часто изображаются запечатлённые Карлом Гловером сооружения неясного назначения. Обложку альбома Bass Communion Loss украшают старинные фотографии post mortem, запечатлевшие умерших детей. На обложку альбома Storm Corrosion помещена фантасмагорическая картина швейцарского художника Ханса Арнольда, долгое время работавшего в Швеции. В рисунках Хайо Мюллера и мультипликационных видеоклипах Джесс Коуп, выполненных в готической манере, чувствуется влияние режиссёра Тима Бёртона.

Обложки альбомов:

Все продемонстрированные обложки авторства Лассе Хоиле, кроме отдельно указанных.

[править] Влияния

Творчество Стивена Уилсона очень эклектично, а влияния артистов на его музыку — крайне обширны. Стивен Уилсон — меломан и постоянно ищет для себя новую музыку в самых разнообразных жанрах. Почерпнутые в окружающей его музыке элементы находят отражение в многочисленных его проектах.

Музыканты, указанные в качестве источников вдохновения в буклете дебютной демо-кассеты Porcupine Tree

С детства Уилсон был поклонником ABBA и Pink Floyd. В возрасте 11-12 лет он был фанатом NWOBHM-групп Saxon, Diamond Head, Tygers of Pan Tang, но вскоре потерял к ним интерес, открыв для себя классический прогрессив-рок: King Crimson, Van der Graaf Generator, Gentle Giant, Yes, Hawkwind, кентерберийскую сцену (Egg, Роберт Уайетт, Soft Machine) и краутрок (Can, Popol Vuh). Под влиянием прогрессивного и психоделического рока 70-х (в особенности Pink Floyd и групп краутрока) создавались первые четыре альбома Porcupine Tree.

Влияние творчества фолк-исполнителей Донована, Ника Дрейка, Crosby, Stills, Nash & Young отразилось в любви Уилсона к минималистичным акустическим номерам. Уилсон остаётся поклонником и простого мелодичного поп-рока The Beach Boys, Джеффа Бакли: по мнению Уилсона, написание традиционных трёхминутных поп-песен дисциплинирует композитора. Начиная с конца 90-х в музыке Уилсона прослеживается влияние альтернативного рока, в частности Radiohead, а также пост-рока (Sigur Rós, Godspeed You! Black Emperor). На поп-ориентированный стиль Stupid Dream повлияла гранж-группа Soundgarden, которую Уилсон, тем не менее, считает крайне переоценённой.

На атмосферу музыки Уилсона значительное влияние оказали артисты этереала и дарквейва — Dead Can Dance, Cocteau Twins, This Mortal Coil, а также первопроходцы пост-рока Talk Talk.

Уилсон коллекционирует пластинки ранних групп индастриала 70-х — 80-х годов (Throbbing Gristle, Coil, Cabaret Voltaire, Zoviet France), а также является поклонником музыки и продюсерской работы современника — индастриал-музыканта Трента Резнора (Nine Inch Nails). На его эксперименты оказали влияние исполнители дрона, такие как Vidna Obmana, и дрон-дума, в частности Sunn O))).

Уилсон — поклонник различных направлений электронной музыки. Он высоко ценит творчество исполнителей жанра IDM: Autechre, Squarepusher, Aphex Twin, Venetian Snares. В танцевальных композициях Уилсона сильно чувствуется влияние трип-хоп групп, в частности Portishead и Massive Attack. Эмбиент-артисты Брайан Ино, Клаус Шульце, Tangerine Dream также в значительной степени повлияли на атмосферную сторону его творчества.

Уилсон остаётся поклонником классического рока (The Who, Дэвид Боуи) и высоко ценит авангардных музыкантов (Univers Zéro, Капитан Бифхарт, Том Уэйтс, Скотт Уокер).

Важной стороной своей музыкальной личности Уилсон называет и любовь к пост-панку/новой волне 80-х (The Cure, Joy Division, Killing Joke, Wire, XTC, Talking Heads) и шугейзу 90-х (My Blooody Valtinine, Slowdive, Ride).

Стивен Уилсон и Микаэль Окерфельдт

На творчество Porcupine Tree 2000-х годов оказал сильное влияние экстремальный металл. По словам Уилсона, переболев в детстве NWOBHM, он долгое время относился к металлу как к подростковому явлению, но познакомившись с андеграундными сценами дэт-метала, блэк-метала и дум-метала он открыл для себя большое количество по-настоящему творческих музыкантов. Особо он отметил музыку дэт-метал групп Opeth, Morbid Angel, мат-метал Meshuggah и The Dillinger Escape Plan, фьюнерал-дум-метал Esoteric. Положительно он отозвался и о творчестве скандальной блэк-метал группы Burzum.

Также Уилсон в числе влияний называет ряд академических композиторов, таких как Стив Райх и Арво Пярт.

По мнению вокалиста Opeth Микаэля Окерфельдьта, который является давним другом и ещё более давним поклонником Уилсона, стилистическая многогранность — одна из важнейших характеристик, которые делают его творчество особенным. Окерфельдт отмечает, что с каким бы жанром Уилсон ни экспериментировал, и к каким выразительным средствам он бы ни прибегал, у него всегда получается просто хорошая музыка — вне зависимости от жанров.

По словам издания Rolling Stone, Уилсону «быстро становится тесно в установленных рамках».[9]

[править] Наследие

Само творчество Стивена Уилсона, в свою очередь, оказало ключевое влияние на формирование жанра пост-прогрессива (как он назван на официальном сайте ключевого лейбла направления — kscope). Уилсон признаёт, что был одним из первопроходцев нового звучания, в котором традиции прогрессив-рока были переосмыслены через призму широкого спектра современных жанров, от альтернативного рока и трип-хопа до минимализма и дэт-метала. Среди других первопроходцев стиля были Anathema, The Gathering, Ulver, Radiohead и модернизировавшие к концу 90-х своё звучание Fates Warning.

Среди наиболее известных последователей Уилсона можно назвать Oceansize, Gazpacho, Katatonia, позднее творчество Anathema и Opeth. В России самыми известными представителями пост-прогрессивной сцены является санкт-петербургская камерная группа iamthemorning.

Творчество Стивена Уилсона также оказало влияние на ряд метал-групп, среди которых Leprous, Ahab, Obscura, Gorguts и другие.

[править] Взгляды на искусство

Уилсон рассматривает себя как художника, который творит то, что ему самому интересно. По его мнению, искусство — это зеркало, и если творчество художника находит отклик в его собственной душе, то оно непременно тронет за душу и кого-нибудь ещё. Тогда музыка становится духовной. По его мнению, настоящий художник не должен обращать внимания ни на ожидания фанатов, ни на требования звукозаписывающей компании. «Эстрадный артист может делать музыку, чтобы удовлетворить своих фанатов; художник же должен творить музыку, чтобы удовлетворить себя. Это различие относится к музыке, кино, литературе», заявил он[10]. В связи с этим он высоко ценит творчество известных музыкантов, которые были готовы пойти против ожиданий публики, таких как Дэвид Боуи и Френк Заппа.

Он большой противник однотипной музыки и считает неправильным играть одно и то же на всех альбомах, как это делали AC/DC и Nirvana, и не желает укладывать свою собственную музыку в рамки одного жанра. В связи с этим он считает некорректным, когда его самого называют музыкантом прогрессив-рока и сравнивают его альбомы с творчеством с культовых групп 70-х. Он критикует и подражания чужому стилю. По его словам, ему часто приносят диски с музыкой, утверждая, что она звучит совсем как его собственная, однако ему неинтересно слушать подобные записи.

Уилсон стремится создавать только новое, и один из главных его страхов — прийти в студию и осознать, что ему больше нечего сказать. Когда он чувствует, что занимается самоповторами, он старается найти новых партнёров для творчества и ищет вдохновение в новой для себя музыке.

Осознавая краткость человеческой жизни, он стремится высказать в своём творчестве как можно больше идей и надеется оставить своим творчеством после себя след в мире.

Уилсон — ценитель винилового формата и многоканальных миксов. Все его альбомы, как правило, издаются на пластинках и на DVD-A/Blu-Ray Audio. Он выступает против ремастеринга альбомов, утверждая, что плохой мастеринг губит звучание. Вместо этого он предпочитает пересводить старые альбомы, добиваясь лучшего качества звучания с помощью современных технологий.

Стивен Уилсон и его собака Милли.

Уилсон выступает против отношения к музыке, сложившегося в современной «культуре скачиваний», когда люди, скачав музыку в интернете, не уделяют достаточно внимания чтобы понять её, а то, что не могут понять сразу, выключают, даже не дослушав песню до конца. Искусство же требует терпеливого и внимательного отношения к себе. Он приводит в пример личный опыт, когда он в молодости с большим трудом достал винил Trout Mask Replica Капитана Бифхарта. При первом прослушивании он его возненавидел, но переслушивая его во второй, третий, четвёртый раз он начинал понимать авангардную музыку Бифхарта, и в результате полюбил альбом.

Уилсон положительно отзывается о популярных современных группах, которые продолжают традиции альбомного рока в XXI веке, таких как Radiohead, Muse, The Mars Volta, Sigur Rós, The Flaming Lips.

По мнению Уилсона, многие музыканты, обзаведясь семьями к 30 годам, потеряли былой интерес к музыке. У него же самого, ни разу не женившегося, есть возможность посвятить всю свою жизнь творчеству. По его словам, многие полагают, что вести такую одинокую жизнь — ужасно, но сам Уилсон утверждает, что ощущает себя комфортно. Уилсон не распространяется о своей личной жизни. По его словам, он встречал людей, которых любил, но теперь свою любовь он дарит собаке.

Несмотря на возрастающую популярность, Уилсон продолжает считать себя андеграундным артистом, далёким от мира мэйнстримной музыки.

Будучи поклонником классических психологических триллеров и рассказов о привидениях, он подчёркивает, что его любимые произведения в этих жанрах рассказывают в первую очередь истории о людях, они психологичны и наполнены тревожной атмосферой ожидания чего-то ужасного. Уилсон критикует современную индустрию фильмов ужасов, которые утратили эти качества.

Стивен Уилсон является атеистом.

[править] Примечания

  1. It was an intuitive, almost unconscious writing process that resulted in a kind of ‘poetry of melancholy’ — Steven Wilson, Insurgentes — now available to pre-order and download
  2. This album shows Wilson to be one of modern rock’s most cunning and soulful protagonists. — Steven Wilson: The Raven That Refused to Sing — review
  3. Spellbinding poignancy and aching beauty — Steven Wilson — Hand. Cannot. Erase.
  4. A smart, soulful and immersive work of art — Steven Wilson: Hand. Cannot. Erase review — sonic and spiritual modernity
  5. Beauty->Love->Heartbreak->Anger->Melancholia
  6. Стивен Уилсон: Сила человеческого духа
  7. After 23 years, Porcupine Tree still knows how to put on a show
  8. [1]
  9. Стивен Уилсон: «Музыка — моя темная сторона»
  10. an entertainer can make music to please his fans; an artist has to make music to please himself. That distinction applies to music, film, novels…any medium — Interview: Steven Wilson of Porcupine Tree

[править] Ссылки

[править] Интервью


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты