Дело «антисоветской троцкистской военной организации»

Материал из Циклопедии
Перейти к навигации Перейти к поиску
Признание Тухачевского от 26 мая 1937 года о возглавлении военно-троцкистского заговора. На листе осталось бурое пятно, похожее на кровь
1199188.jpg
С 16 минуты и о деле Тухачевского
7 c9faae1e.jpg
2 efbe462a.jpg

Дело «антисоветской троцкистской военной организации» или «военно-фашистского заговора в РККА» (дело Тухачевского) — дело 1937 года о якобы имевшем место заговоре командного состава Красной Армии против Сталина во главе с заместителем наркома обороны Маршалом СССР М. Н. Тухачевским. Все обвиняемые по этому были расстреляны, в 1957 году — реабилитированы посмертно за отсутствием состава преступления, поэтому «дело» считается сфабрикованным. Руководители и активные участники «следствия» в НКВД СССР были позже арестованы и расстреляны как «заговорщики, шпионы и террористы» (1938-1940 гг.), причем в отличие от осужденных военных все они признаны не подлежащими реабилитации. В то же время до сих пор существуют мнения скептиков, что тот или иной вариант заговора против Сталина всё же мог иметь место (так, например, считает российский историк Юрий Жуков[1]). Однако для таких утверждений нет ни одного достоверного исторического доказательства, что был вынужден признать даже сторонник теории заговора историк Сергей Минаков.

Предыстория[править]

Внутренняя политика Сталина (включая такие события, как коллективизация и голод в 1932—1933 г.г., появление ГУЛага) привела к росту недовольства и даже восстаниям. Для гашения недовольства и любой, в том числе потенциальной, оппозиции стали всё шире применяться репрессии.

Больше всего Сталин, видимо, не доверял РККА, так как она была во многом создана Л. Д. Троцким. Комсостав армии во многом сформировался в ходе Гражданской войны, когда Сталин ещё не был у власти, и состоял из большого числа бывших выдвиженцев Троцкого.

Загадочная смерть преемника Троцкого М. В. Фрунзе также порождала различные подозрения в отношении Сталина.

Высший комсостав, хотя в целом и держался вне политики, однако был недоволен тем курсом, которым развивал армию К. Е. Ворошилов[комм. 1]. Это недовольство неизбежно переносилось и на Сталина, который поддерживал Ворошилова и других «кавалеристов».

Конфликт между этими группировками обозначился ещё в советско-польскую войну, в которой условная «группа Тухачевского» обвиняла «группу Сталина-Егорова» в провале, о чём историк Борис Соколов пишет так:

В 20-м Михаил Николаевич, справедливо или нет, но всю ответственность за происшедшее возлагал на других — руководство Юго-Западного фронта и Конармии и даже на главкома, не сумевшего заставить Егорова, Сталина, Буденного и Ворошилова подчиниться его, Тухачевского, приказам[2].

Позицию Тухачевского полностью поддерживал Троцкий, который прямо обвинял Сталина в разгроме советских войск:

К решающему моменту операционная линия Юго-Западного фронта разошлась с операционной линией главного Западного фронта под прямым углом. В то время как фронт Тухачевского приближался к Варшаве, Юго-Западный фронт, в состав которого входил Сталин, двигался на Лемберг. Сталин вел свою собственную войну. Он хотел во что бы то ни стало войти в Львов в то время, как И. Т. Смилга и Тухачевский войдут в Варшаву. Когда предстоящий контрудар под Варшавой окончательно выяснился, главное командование приказало Егорову, командующему Юго-Западным фронтов, круто переменить направление, чтобы ударить во фланг польских войск под Варшавой и поддержать Тухачевского с фланга. Но Юго-Западное командование, поощряемое Сталиным, продолжало двигаться на запад: разве не более важно самим завладеть Львовом, чем «другим» взять Варшаву? В течение трех или четырех дней ставка не могла добиться исполнения приказа[3].

25 января 1937 чекист и ответственный сотрудник Разведуправления РККА А. Х. Артузов направил Н.И. Ежову записку, где изложил давние донесения о «военной партии». К записке Артузов приложил «Список бывших сотрудников Разведупра, принимавших активное участие в троцкизме», на 34 фамилии. На записке нарком НКВД на следующий день написал:

Тт. Курскому и Леплевскому. Надо учесть этот материал. Несомненно, в армии существует троцкистская организация.

На пленуме ЦК в феврале — марте 1937 Ворошилов вдруг обратился к тем временам, когда Троцкий в начале 1920-х во фракционной борьбе «пытался опереться на кадры армии»:

На этом этапе своей вражьей вылазки против партии и Ленина Троцкий был бит. Но он не сложил оружия, а повел углубленную подрывную работу. И к 1923 году ему удалось — об этом нужно прямо сказать — с помощью своей агентуры добиться немалых успехов, в Красной Армии. В 1923—1924 годах троцкисты имели за собой, как вы помните, об этом помнить следует, почти весь Московский гарнизон. Военная академия почти целиком, школа В ЦИК, артиллерийская школа, а также большинство других частей гарнизона Москвы были тогда за Троцкого.

Б. Соколов пишет, что Ворошилов тогда обвинил в переходе к троцкистам и С. А. Туровского и Д. А. Шмидта:

«И штаб Московского округа, где сидел Муралов, был за Троцкого», — поддакнул Ворошилову Гамарник, как видно, всё еще не подозревавший, что очень скоро сам окажется в списке врагов народа. А когда нарком назвал арестованных комкоров Примакова и Путну «виднейшими представителями старых троцкистских кадров», а об арестованном вместе с ними комкоре С. А. Туровском сказал, что тот, «не будучи в прошлом троцкистом, тем не менее, невзирая на отрицание пока своей виновности, очевидно, в скрытом виде тоже является сочленом троцкистской банды». Ворошилов- рассказывал, что Путна и другой арестованный, комдив Д. А. Шмидт, готовили на него покушение, как готовил такое же покушение Туровский[2].

Главный обвиняемый — Тухачевский — не был по-видимому убеждённым большевиком, противники советского режима смотрели на него с тайной надеждой, а обвинение его в бонапартизме тоже могло вызывать к нему подозрение:

В дружеской беседе Тухачевский, когда его укоряли в коммунизме, не раз говорил: «Разве Наполеон не был якобинцем?»[2]

Германская разведка тоже работала, подбрасывая документы о сотрудничестве Тухачевского с иностранными спецслужбами. При этом называются фамилии лично начальника РСХА Рейнхарда Гейдриха и его подчиненного оберфюрера СС Германа Берендса. Ныне эти документы, правда, не обнаруженные, считаются фальшивками.

Наконец, известная партийка О. Г. Шатуновская, выжившая в сталинских лагерях, включенная Н. С. Хрущевым в состав специальной партийной комиссии, ссылаясь на письменные свидетельства ушедшего на Запад А. М. Орлова, пишет, что якобы ответственный сотрудник СПО НКВД СССР майор ГБ И. В. Штейн разоблачил Сталина как агента царской охранки, о чём поставил в известность преданных Троцкому людей, те хотели, естественно, ликвидировать Сталина, но их разговоры оказались прослушаны и честные большевики-ленинцы стали новыми жертвами преступных сталинских репрессий:

В начале 37-го года наркому НКВД Украины Балицкому одним из сотрудников было доставлено обнаруженное в архивах царской охраны досье И. В. Джугашвили-Сталина, агента охранки. Балицкий сообщил об этом Косиору и Якиру. Было решено, что убрать Сталина можно только с помощью Красной армии, так как в его руках был аппарат НКВД. Велась подготовительная работа с руководителями Генштаба и начальниками военных округов. Однако об этом узнал Сталин. И тогда молниеносными ударами были захвачены все руководители Генштаба и военных округов. Их свозили на Лубянку и немедленно расстреливали без суда и следствия. Протоколы якобы проводившегося процесса военных руководителей (Тухачевского и других) были сфабрикованы уже после их казни. Всех вынужденно подписавших эти протоколы членов правительственной комиссии позднее ждала та же участь. Так провокатор Сталин защищался от разоблачения, чтобы сохранить за собою трон[4].

Специалисты сомневаются в утверждениях Шатуновской (или Орлова), в той части, что полководцы замышляли свергнуть Сталина (впоследствии Н. С. Хрущев также утверждал, что никакого заговора не было). По другой версии, противники Сталина вероятно хотели лишь объявить о своей находке широким слоям партии, но Сталин помешал им это сделать.

Обвиняемые по делу[править]

Кроме того, если взглянуть на фамилии обвиняемых, видно, что это были в основном не русские, 3 из них (считая застрелившегося Гамарника) — евреи. Высший командный состав РККА был слепком с интернационального состава большевистского актива в силовых структурах СССР периода конца Гражданской войны. По одной из версий, Сталин мог считать, тем более рассчитывая на союз с Гитлером, что командовать должны в основном русские, которых он выделял из народов Союза ССР как наиболее якобы преданной ему (и большевизму) национальности. На факт наличия родственников за границей у ряда товарищей по скамье подсудимых напирал в своем последнем слове украинский русский В. М. Примаков. Однако дальнейшие репрессии среди командного состава РККА в рамках развернутого «дела» затронули в наибольшей степени именно представителей славянских народов.

В таком порядке их поставила Википедия. На самом деле находящийся в самом низу Гамарник был 2-м человеком в тогдашней военной иерархии, как член ЦК и начальник Политуправления РККА он был выше Тухачевского, .

Как утверждал К.Е. Ворошилов, «во главе (заговора) стоял Троцкий»[5].

Ход событий[править]

На «следствии» арестованный в 1936 году комкор Примаков (полгода мужественно не дававший «показаний») говорил о Якире в качестве кандидата в наркомы, поскольку тот был близок с Троцким, а также показал, что вёл со своими друзьями разговоры, «носящие характер троцкистской клеветы на Ворошилова, но никаких террористических разговоров не было. Были разговоры о том, что ЦК сам увидит непригодность Ворошилова». Примаков сообщал о директивах Троцкого[6].

1 мая 1937 года на банкете в ворошиловской квартире, как вспоминал комкор С. П. Урицкий (впоследствии расстрелянный по тому же «делу», что и М. Н. Тухачевский и др.):

1 мая 1937 года после парада у Вас на квартире вождь сказал, что враги будут разоблачены, партия их сотрет в порошок, и поднял тост за тех, кто, оставаясь верным, достойно займет свое место за славным столом в Октябрьскую годовщину.

Генерал-лейтенант Я. П. Дзенит вспоминал о последней встрече с Тухачевским:

Последний раз я встретился с Тухачевским весной 1937 года, когда он в качестве командующего Приволжским военным округом прибыл в Куйбышев. После совещания с командирами соединений Михаил Николаевич попросил меня задержаться и, когда все вышли, предложил мне должность начальника штаба округа. Предложение было лестное, но я чистосердечно сказал, что предпочел бы пока остаться на должности командира дивизии. Михаил Николаевич отнесся ко мне с пониманием и, кажется, готов уже был распрощаться. Но в это время вдруг раздался телефонный звонок из Москвы, и я стал невольным свидетелем очень тяжелой сцены. От моего внимания не ускользнуло, что, разговаривая с Москвой, Тухачевский становился всё более мрачным. Положив трубку, он несколько минут молчал. Потом признался, что получил недобрую весть: арестован начальник Главного управления кадров Фельдман. «Какая-то грандиозная провокация!» — с болью сказал Михаил Николаевич. Это была последняя наша встреча. Вскоре я узнал об аресте самого Тухачевского.

Обвиняемые были в основном арестованы в конце мая 1937. Перед этим их сняли с занимаемых должностей и переводили на другие, менее почётные.

30 мая Политбюро ЦК приняло решение: «Отстранить тт. Гамарника и Аронштама от работы в Наркомате Обороны и исключить из состава Военного Совета, как работников, находившихся в тесной групповой связи с Якиром, исключенным ныне из партии за участие в военно-фашистском заговоре». На другой день по приказу Ворошилова к Гамарнику явились заместитель начальника Политуправления А. С. Булин и начальник Управления делами Наркомата обороны И. В. Смородинов (менее известный факт, что тот день Гамарника навестил и В. К. Блюхер). Гамарник застрелился сразу после их ухода.

«Следствием» руководили лично Н.И. Ежов как нарком НКВД СССР и М. П. Фриновский как его первый заместитель, начальник Особого отдела ГУГБ НКВД СССР И. М. Леплевский и его подчиненные В. С. Агас, З. М. Ушаков и др. 20 мая Ежов направил Сталину, Молотову, Ворошилову и Л.М. Кагановичу протокол допроса Фельдмана:

Фельдман показал, что он является участником военно-троцкистского заговора и был завербован Тухачевским М. Н. в начале 1932 года. Названные Фельдманом участники заговора: начальник штаба Закавказского военного округа Савицкий, заместитель командующего Приволжского ВО Кутяков, бывший начальник школы ВЦИК Егоров, начальник инженерной академии Смолин, бывший помощник начальника инженерного управления Максимов и бывший заместитель начальника Автобронетанкового управления Ольшанский — арестованы. Прошу обсудить вопрос об аресте остальных участников заговора, названных Фельдманом.

Тухачевский показал 26 мая:[7]

Признаю наличие антисоветского военно-троцкистского заговора и то, что я был во главе его… Основание заговора относится к 1932 году.

1 июня 1937 года Тухачевский написал подробные признательные показания, среди которых:

Зимой с 1928 г. по 1929 г., кажется, во время одной из сессий ЦИКа, со мной заговорил Енукидзе. Енукидзе, знавший меня с 1918 года и, видимо, слышавший о моем недовольстве своим положением и о том, что я фрондировал против руководства армией.

Енукидзе говорил о том, что политика Сталина ведет к опасности разрыва смычки между рабочим классом и крестьянством… Я рассказал Енукидзе… о большом числе комсостава, не согласного с генеральной линией партии, и о том, что я установил связи с рядом командиров и политработников, не согласных с политикой партии.

Енукидзе ответил, что я поступаю вполне правильно… Я продолжал информировать Енукидзе о моей работе…

Когда на XVI партийном съезде Енукидзе имел со мной второй разговор, я весьма охотно принимал его установки…

Корка я завербовал летом 1933 г. во время опытных учений, организованных под Москвой штабом РККА …стал его прощупывать, и мы быстро договорились. Я тогда не знал, что Корк был уже завербован Енукидзе… Я сообщил Корку, что имею связь с Троцким…

Единственно реальным представлялся «дворцовый переворот», подготавливаемый… совместно с работниками НКВД…[8][9]

В рамках «следствия» показания по «делу» вынудили дать арестованных ранее руководящих сотрудников НКВД СССР (бывш. 2-го заместителя наркома НКВД СССР комиссара ГБ 1 ранга Г. Е. Прокофьева, бывш. начальника Особого отдела ГУГБ НКВД СССР комиссара ГБ 2 ранга М. И. Гая и заместителя начальника Оперативного отдела ст.майора ГБ З. И. Воловича).

Специалисты в области истории СССР (никак не Баландины, Пыхаловы, Кремлёвы, Мироновы, Смирновы, Мартиросовы, Прудниковы и др.) утверждают, что показания были даны Тухачевским под пытками и угрозами членам семьи (Юлия Кантор приводит свидетельство дочери Тухачевского Светланы, которую сотрудники НКВД привели к арестованному отцу и «угрожали изнасилованием, если тот не подпишет признания»), в результате чего Тухачевский и др. обвиняемые взяли на себя вину. После ареста осенью 1938 г. основного следователя 5-го отдела ГУГБ НКВД СССР по делу группы М. Н. Тухачевского майора ГБ З. М. Ушакова последний, не выдержав применявшихся к нему способов дознания, по которым он еще недавно сам считался признанным специалистом в ЦА НКВД, написал слезное обращение к Л. П. Берии о невыносимости выдерживать боль от физического воздействия на него следователей. И помимо этого он косвенно подтвердил пытки в ходе следствия по делу Тухачевского и др., применение которых он ставил себе в заслугу. В период массовой реабилитации жертв сталинских репрессий в 50-х гг. факт применения пыток по «делу военно-фашистского заговора в РККА» подтвердили бывшие сотрудники Особого отдела НКВД СССР Й. И. Шнейдерман[10], В. М. Казакевич[11], А. А. Авсеевич[12]; по факту применения пыток в 1937-1938 гг. в ОО ГУГБ НКВД СССР и по др. обвинениям тогда же был осужден к 15 годам заключения бывш. капитан ГБ Ф. П. Малышев[13].

Тем не менее, в современной публикации ТАСС (никак не имеющего отношения к историческим исследованиям) утверждается, что якобы «применялись ли к Тухачевскому во время допросов пытки, неизвестно», свидетельство дочери Тухачевского также ставится под сомнение. Также ТАСС отмечает, что Тухачевский признал все обвинения, кроме пункта о сотрудничестве с иностранными разведками.[14]

6 июня 1937 газеты опубликовали сообщение Н.С. Хрущева на московской областной партконференции:

В состав ГК попал также троцкистский предатель, изменник Родины, враг народа Гамарник. Этот факт еще раз говорит о том, что враг подло маскируется.

«Дело военно-фашистского заговора в РККА» рассматривало Специальное судебное присутствие Верховного суда СССР, куда вошли председатель ВКВС СССР армвоенюрист В. В. Ульрих, Маршалы СССР В. К. Блюхер и С. М. Будённый, командарм 1 ранга Б. М. Шапошников, командарм 1 ранга И. П. Белов, командарм 2 ранга Я. И. Алкснис, командарм 2 ранга Н. Д. Каширин, командарм 2 ранга П. Е. Дыбенко, комдив Е. И. Горячев. Рассмотрение шло в порядке, установленном постановлением ЦИК и СНК СССР от 1 декабря 1934 года, то есть в закрытом судебном заседании без присутствия защитников и без права обжалования. Фактически среди участников ССП большинство составляли противники группы Тухачевского в НКО СССР (Будённый, Каширин, Белов, Дыбенко, Горячев), однако наибольшее количество вопросов задали подсудимым Блюхер и Алкснис. По свидетельству Белова, пришедшего с процесса потрясенным, подсудимые уже выглядели мертвецами. Все «судебное разбирательство» заняло один день 11 июня. Обвиняемые были приговорены к ВМН с конфискацией имущества и лишением воинских званий. Расстреляны они были в ночь на 12 июня комендантом ВКВС СССР И. Г. Игнатьевым.[15] Тела были кремированы и прах захоронен в «могиле невостребованных прахов» № 1 крематория Донского кладбища.

Всего в 1937—1938 годах из армии и ВМС было уволено около 44 тысяч человек командно-начальствующего состава[16], многие из них были репрессированы и расстреляны.

Суть обвинения[править]

По обвинительному заключению от 9 июня 1937, все обвиняемые назывались «членами антисоветской троцкистской военной организации, связанной с Л. Троцким и его сыном Л. Седовым, другими троцкистами, а также немецким Генштабом»:

8 мая следователям удалось сломать Примакова, который написал заявление на имя наркома внутренних дел Ежова, «признав свое участие в троцкистской работе». Из показаний военачальника можно сделать вывод, что в его допросе участвовал сам Сталин… 14 мая Примаков заявил, что Якир рассматривался «троцкистской организацией» на пост наркома обороны — вместо Ворошилова, а 21 мая он назвал Тухачевского руководителем заговора, связанным с Троцким. На ночном допросе 14 мая показания на Тухачевского дал и Путна. Выяснилось, что в 1935 году он передал Маршалу письмо от Троцкого, после ознакомления с которым Михаил Николаевич якобы произнес: «Троцкий может на меня рассчитывать», а в 1936 году сам Тухачевский при посредничестве Путны встретился в Лондоне с сыном Троцкого — Львом Седовым[17].

В суде Тухачевский «признал»:

Когда в 1932 году В. Г. Ромм привез мне предложение Троцкого собирать троцкистские кадры, я согласился на это. Таким образом, я считаю начало организации нашего военного заговора с 1932 года.

Борис Соколов пишет:

Тухачевского в день начала работы Военного Совета, 1 июня, принудили дать показания, как он вместе с Якиром, Уборевичем и другими готовил поражение Красной Армии в войне с Германией[2].

Троцкий признавал, что Тухачевский, Гамарник и другие были его выдвиженцами, но полностью опроверг заговор, обвинив Сталина в обезглавливании армии[18].

Объяснения в армии[править]

Ворошилов рассказал в начале июня 1937 на расширенном заседании Военного Совета, целиком посвященном «контрреволюционному заговору в РККА», что Якир его очень критиковал.

И действительно, на «суде» Уборевич подтвердил:

Мы шли в правительство ставить вопрос о Ворошилове, нападать на Ворошилова, по существу уговорились с Гамарником, который сказал, что он крепко выступит против Ворошилова.

(Эти слова подтверждают тот факт, что не Тухачевский, а Гамарник был выше по статусу среди обвиняемых).

Военных обвинили и в то, что они якобы предпринимали действия, направленные к поражению Республиканской Испании с войне с франкистами и их союзниками[19].

Начальник Политуправления Забайкальского ВО корпусной комиссар В. Н. Шестаков на заседании Военного совета при наркоме обороны СССР 2 июня 1937 года обвинял в троцкизме начальника штаба ЗабВО комдива Я. Г. Рубинова и армейского комиссара 2 ранга И. Е. Славина и привёл такой якобы пример:

Был у нас Давыдовский — командир корпуса. Я получил сведения, что в 1923 г. он колебался в сторону троцкизма и т. д. Я поставил этот вопрос. Но когда приехал я докладывать народному комиссару, пришел Гамарник и Фельдман, и мы оказались чудаками. Гамарник сказал, что Тухачевский считает его талантливым человеком, что он будто бы строил укрепленный район в округе и построил его лучше всех. Мы оказались в чудаках…

Впоследствии и Шестаков, и Рубинов, и Славин, и Давыдовский были арестованы и расстреляны как участники того же самого «военно-фашистского заговора в РККА».

Сталин обвинял Тухачевского в шпионаже в пользу Германии.

Отмечается, что эти обвинения стали итогом дезинформации и провокации со стороны германских спецслужб:

По воспоминаниям Вальтера Ф. Шелленберга, в начале 1937 года через белогвардейского генерала Н. В. Скоблина в руки шефа Главного управления имперской безопасности (РСХА) III Рейха Р. Гейдриха попал ряд документов, раскрывающих существование в среде высших офицеров РККА оппозиции Сталину. Гейдрих решил прощупать возможные связи между генералитетами Вермахта и РККА, несмотря на опасения руководителя разведывательного бюро при германском МИДе Курта Янке о возможности двойной игры со стороны Скоблина (было известно, что жена Скоблина певица Надежда Плевицкая поддерживает связи с ГПУ-НКВД). Тем не менее, Гитлер решил не раскручивать связи Вермахта и РККА в Германии, а передать документы в СССР, добавив несколько бумаг, которые должны были убедить Сталина, что между руководством Вермахта и РККА существует сговор. Для большей достоверности были разыграны ночные налёты на архив Вермахта и управление военной разведки. Доказательства существования контактов между Вермахтом и РККА действительно были обнаружены, хотя и не имели серьёзного объёма. Таким образом бумаги Скоблина и документы, похищенные из архива Вермахта, должны были убедить Сталина, что в РККА существует фашистский заговор, целью которого является переворот и уничтожение самого Сталина, вкупе с установлением прогерманского режима в Москве. Посредником для переговоров выступил президент Чехословакии Эдуард Бенеш, собственноручно написавший письмо Сталину. В Москве отреагировали быстро, предложив работать напрямую через посольство в Берлине. К удивлению немцев, Сталин предложил заплатить за документы. Гейдрих запросил 3 млн золотом. В начале мая 1937 года спецпосланник из Москвы, заплатив потребованные Гейдрихом миллионы, вывез документы в СССР. По данным советского разведчика Л. З. Треппера, эти документы были сфальсифицированы. Непосредственно отвечавший за фальсификацию документов оберфюрер СС Герман Й. Берендс был впоследствии переведен в высшее командование СС в оккупированной Сербии и после капитуляции Рейха выдан Белграду, где по ряду данных дал показания по этому делу. Курт Янке был вывезен в СССР после капитуляции и тайно осужден к расстрелу ВКВС СССР по обвинениям в шпионаже против СССР.

Надо сказать, что начало 1937 г., документы Скоблина и заявление Артузова Ежову могут быть тесно взаимосвязаны. Дело в том, что фигура Тухачевского в начале 30-х гг. служила приманкой в ряде чекистских провокаций типо операции «Трест». В которой Тухачевский проходил как генерал Торгуев. Артузов был одним из главных организаторов подобных операций. Скорее всего эти документы относятся к тому периоду и являются легендированным «заговором в рядах Красной Армии», который скорее всего уже использовался как обоснование т.н. дела «Весна», первоначально раскрученное в Киеве тем же И. М. Леплевским и тогда же поддержанное Г. Г. Ягодой и Сталиным, желавших очистить командный состав РККА от слишком большого, по их мнению, количества военспецов. Тухачевский в силу своего происхождения у ряда высокопоставленных партийцев, чекистов и армейских пролетариев типо И. С. Кутякова не вызывал доверия как большевик и по аналогии с французской революцией мог ассоциироваться с советским Термидором. Артузов мог вспомнить про ту легенду и её наработки и использовать это как попытку отвести удар от себя лично, ибо уже понимал, что после Августовского процесса Троцкистско-зиновьевского центра 1936 г. под подозрение начали попадать все, кто имел отношение к зарубежным связям и иностранным гражданам (паранойя Сталина видела в загранице территорию действия Л. Д. Троцкого и его людей; потому на процессе было представлено несколько агентов Коминтерна и иностранных граждан как троцкистских эмиссаров). Леплевский же мог повторить предыдущий успех, воспользовавшись материалами Артузова из КРО ОГПУ СССР, раскрутив уже «дело» в отношении «красных военспецов». Связав бывших кадровых офицеров Русской армии Тухачевского, Уборевича, Корка с бывш. сторонниками Троцкого Примаковым и Путной, арестованными еще в 1936 г. вместе с С. А. Туровским, Д. А. Шмидтом, М. О. Зюком, Ю. В. Саблиным, Б. И. Кузьмичевым и др.

В то же время показания бывш. заместителя начальника УНКВД Московской обл. А. П. Радзивиловского от 1939 г. говорят о том, что всё это «дело» началось с ареста 6 мая 1937 г. в Москве бывшего комбрига РККА М. Е. Медведева и инициативы М. П. Фриновского в раскручивании его на показания против высокопоставленных чинов НКО СССР, в ч-сти Б. М. Фельдмана.

Реабилитация[править]

Определением от 31 января 1957 года Военной Коллегии Верховного Суда СССР все подсудимые были оправданы и реабилитированы посмертно за отсутствием состава преступления.

Причины и последствия раскрученного дела[править]

Раскрученное НКВД «дело Тухачевского» имело цель вычистить из рядов руководящего состава РККА всех имеющих свое мнение военных чинов и превратить армию в послушную машину для выполнения любых политико-идеологических задач Сталина и Политбюро ЦК ВКП(б). А также превратить НКВД в силовой орган, стоящий выше НКО СССР, и сделать Ежова, Фриновского, Леплевского и др. политическими фаворитами Сталина, якобы спасшими его от военного переворота. Каширин, Белов, Алкснис, Дыбенко ровно через год сами были расстреляны по тем же аналогичным обвинениям, что и группа М. Н. Тухачевского (последние трое оказались в одном Сталинском расстрельном списке вместе с самим же И.Леплевским). По этому же списку 28-29 июля и 1 августа 1938 г. были расстреляны : флагман флота 1 ранга М. В. Викторов, командармы 2 ранга И. И. Вацетис, М. Д. Великанов, И. Н. Дубовой, М. К. Левандовский, комкоры Я. П. Гайлит, С. Е. Грибов, И. К. Грязнов, Ф. А. Ингаунис, Е. Й. Ковтюх, И. Д. Косогов, Н. В. Куйбышев, И. С. Кутяков, В. К. Лавров, флагманы 1 ранга И. Н. Кадацкий-Руднев и Г. П. Киреев, комдивы Б. И. Базенков, А. И. Бергольц, В. М. Бергстрем, В. С. Коханский, Д. А. Кучинский, В. Н. Лопатин, комбриг А. И. Верховский, группа руководящих работников Политуправления РККА во главе с армейскими комиссарами 2 ранга А. С. Булиным, Я. К. Берзиным и М. М. Ландой (Ф. Д. Баузер, И. М. Гринберг,...) и др. [20]

17-171-417-213-1-.jpg
17-171-417-214-1-.jpg
17-171-417-215-1-.jpg

Маршал Блюхер был арестован и умер от пыток на следствии несколько месяцев спустя после расстрела Белова, Каширина, Алксниса и Дыбенко - по тем же обвинениям. Все два года- 1937 и 1938 - особые отделы НКВД арестовывали и посылали на расстрельные приговоры сессий ВКВС СССР тысячи лиц высшего, старшего, среднего и младшего состава РККА по всей стране как «сообщников» Тухачевского, Якира, Уборевича, Эйдемана и др. «Показания» в избытке были добыты и на Будённого с Шапошниковым, однако Сталин не дал им ход, сочтя обоих для себя полезными. Уже одно это доказывает явную и сознательную фальсифицированность данного дела. Даже если счесть участников ССП Вс СССР, вынесшими смертные приговоры группе М. Н. Тухачевского, тщательно замаскировавшимися сообщниками подсудимых.

Последствием удара НКВД по армейским штабам и в целом по собственной армии была в п. о. неудачная для Москвы советско-финская война 1939-1940 гг., ибо ценой десятков тысяч убитых, раненых, пленных, замерзших бойцов Сталину с огромным трудом удалось только откусить кусок финской территории, оставив безработным целое т. н. правительство О. В. Куусинена. Пришедшие на место Н. И. Ежова и М. П. Фриновского Л. П. Берия и В. Н. Меркулов в течение 1939-1940 гг. добили остатки арестованного актива комсостава РККА, признанного годным для судебного рассмотрения ВКВС СССР (Маршал СССР А. И. Егоров, командарм 2 ранга И. Ф. Федько, флагман флота 2 ранга П. И. Смирнов-Светловский, комкоры Г. Д. Базилевич, Г. И. Бондарь, Г. Д. Хаханьян, В. Н. Соколов, флагман флота К. И. Душенов, комдивы И. Ф. Блажевич, Г. И. Кассин, И. Ф. Максимов, А. К. Малышев, А. Г. Орлов, К. Х. Супрун, А. И. Тарасов, диввоенврач А. Н. Зарайский, дивинтендант З. С. Комаровский, комбриги В. Л. Афонский, А. А. Балтийский, В. Н. Батенин, Н. Е. Варфоломеев, С. Ф. Гулин, П. П. Молодцов, В. К. Садлуцкий, С. А. Уласевич, С. С. Флисовский, бригинженер В. В. Демьяновский, бригинтенданты К. А. Преттер и Д. В. Саттеруп и др.), организовали новые «дела», в ч-сти «дело авиаторов», «дело» в Наркомате боеприпасов СССР и др. При всей архаичности и неповоротливости армейских структур НКО СССР, вызванных отсутствием нормально выстроенной логистики по всей стране, целый ряд ВО старался быть готовым к предстоящей мировой войне, в ч-сти Киевский и Белорусский. После ареста их командующих Якира и Уборевича кадровый состав округов сменился несколько раз в результате арестов и осуждений выездными сессиями ВКВС СССР. В результате того, что во главе того же ОБВО к началу июня 1941 г. оказался генерал армии Д. Г. Павлов, обязанный всем -от звания до поста - лично Сталину, Минск пал в течение недели. Структурная ткань Красной Армии, создававшаяся со времен Гражданской войны и совершенствовавшаяся до возникновения «дела военно-фашистского заговора», была порвана и латалась поспешно сразу после советско-финской войны кадрами малокомпетентных, но преданных вождю командиров. Вторая мировая война велась СССР в п.о. количественными показателями, а не качеством командования. Что в общем сохраняется в полной мере и в армии российской. Миллионы убитых, раненых, пленных и пропавших без вести воинов РККА и ополченцев в 1941-1945 гг. являются следствием дикой двухлетней резни командного состава Красной Армии.

(Фото : расстрел офицеров и политработников Киевского ВО по приговорам выездной сессии Военной коллегии Верховного суда СССР в сентябре 1937 г.

Бахрушин А.М., комдив, Бобров Н.М., комдив, Венцов-Кранц С. И., комдив, Гермониус В.Э., комдив, Княгницкий П.Е., комдив, Раудмец И.И., комдив, Сидоренко В.С., комдив, Гудков Д.И., комбриг, Евгеньев В. Б., комбриг, Зубок А.Е., комбриг, Лабас А. А., комбриг, Никулин И.Е., комбриг, Обысов С.П., комбриг, Подчуфаров Н.И., комбриг, Швачко А.И., комбриг, Гусеров И.О., бригинтендант, полковник Зимма Д.Д., полковник Киселёв И.В., полковник Краснов А.Н., полковник Попов С.А., полковник Смирнов Н.В., майор Мартынов С.Ф., майор Петрица Б.П., майор Семёнов Е.Я., майор Скальберг В.В., капитан Эсауленко А.М., военинженер 2 ранга Иртюга Ф.П., военинженер 2 ранга Кобяк Н.Д., военинженер 2 ранга Сосульников А.А., военинженер 2 ранга Тибилов М.К., военинженер 3 ранга Любезнов Г.Д.

армейский комиссар 2 ранга Амелин М.П., Орлов Н. И., корпусной комиссар, Соколенко Ф.Н., дивизионный комиссар, Суслов П.В., дивизионный комиссар, Лёвушкин И.К., бригадный комиссар, Немировский С. Б., бригадный комиссар, Окороков М.А., полковой комиссар запаса, Аверин П.Я., ст.политрук, Баглаев А. П., ст.политрук, Гень Л.С., ст.политрук, Концевой Б.А., ст.политрук, Штайб Л. Ф. И., ст.политрук.)

Судьба фальсификаторов дела[править]

 → Судьба фальсификаторов дела «антисоветской троцкистской военной организации»

Интересна и показательна судьба фальсификаторов «дела военно-фашистского заговора в РККА». Помимо Ежова, Фриновского и Леплевского, которые оказались такими же «заговорщиками, шпионами, вредителями и террористами», как и Тухачевский, Якир, Эйдеман, Примаков, Фельдман, такими же злостными врагами Советской власти оказался и весь руководящий актив Особого отдела ГУГБ НКВД СССР, усердно лепивший это дело по указке Сталина и Ежова. Причем почти ни один из осужденных и расстрелянных в 1938-1940 гг. руководящих сотрудников ОО НКВД СССР, активно участвовавших в фабрикации «дела Тухачевского», ныне до сих пор не реабилитирован.

См. также[править]

Примечания[править]

  1. Маршал Г. К. Жуков рассказывал писателю Константину Симонову: "Нужно сказать, что Ворошилов, тогдашний нарком, в этой роли был человеком малокомпетентным. Он так до конца и остался дилетантом в военных вопросах и никогда не знал их глубоко и серьёзно… А практически значительная часть работы в наркомате лежала в то время на Тухачевском, действительно являвшимся военным специалистом. У них бывали стычки с Ворошиловым и вообще существовали неприязненные отношения. Ворошилов очень не любил Тухачевского… Во время разработки устава помню такой эпизод… Тухачевский, как председатель комиссии по уставу, докладывал Ворошилову как наркому. Я присутствовал при этом. И Ворошилов по какому-то из пунктов… стал высказывать недовольство и предлагать что-то не шедшее к делу. Тухачевский, выслушав его, сказал своим обычным спокойным голосом: — Товарищ нарком, комиссия не может принять ваших поправок.
    — Почему? — спросил Ворошилов.
    — Потому что ваши поправки являются некомпетентными, товарищ нарком». (Симонов К. М. Глазами человека моего поколения.— М.: Изд-во АПН, 1989, с. 383)

Источники[править]

  1. https://vm.ru/news/235811.html
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 Заговор Тухачевского: правда и миф
  3. ЛЕВ ТРОЦКИЙ СТАЛИН ТОМ 2
  4. Из архива Ольги Шатуновской
  5. Стенограмма заседания Военного совета при наркоме обороны СССР 1-4 июня 1937 г. Вечернее заседание 1 июня 1937 г.
  6. Военно-троцкистский заговор 1937 г.
  7. http://istmat.info/node/28944
  8. http://istmat.info/node/28950
  9. Баландин Р., Миронов С. Клубок вокруг Сталина. См. #Литература
  10. https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%A8%D0%BD%D0%B5%D0%B9%D0%B4%D0%B5%D1%80%D0%BC%D0%B0%D0%BD,_%D0%98%D0%BE%D0%B3%D0%B0%D0%BD%D0%BD_%D0%98%D0%BB%D1%8C%D0%B8%D1%87
  11. https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%9A%D0%B0%D0%B7%D0%B0%D0%BA%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%92%D0%BB%D0%B0%D0%B4%D0%B8%D0%BC%D0%B8%D1%80_%D0%9C%D0%B8%D1%85%D0%B0%D0%B9%D0%BB%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
  12. https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%90%D0%B2%D1%81%D0%B5%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87,_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80_%D0%90%D0%BB%D0%B5%D0%BA%D1%81%D0%B0%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D0%B2%D0%B8%D1%87
  13. http://old.memo.ru/history/nkvd/kto/biogr/gb307.htm
  14. https://tass.ru/obschestvo/4325575
  15. https://nkvd.memo.ru/index.php/%D0%98%D0%B3%D0%BD%D0%B0%D1%82%D1%8C%D0%B5%D0%B2,_%D0%98%D0%B2%D0%B0%D0%BD_%D0%93%D1%80%D0%B8%D0%B3%D0%BE%D1%80%D1%8C%D0%B5%D0%B2%D0%B8%D1%87
  16. Кантор Юлия Зораховна > Война и мир Михаила Тухачевского > Стр.115
  17. ЗАГАДКИ ДЕЛА ТУХАЧЕВСКОГО
  18. Л. Троцкий. ОБЕЗГЛАВЛЕНИЕ КРАСНОЙ АРМИИ
  19. Сводка важнейших показаний арестованных ГУГБ НКВД СССР за 3-4 марта 1938 г.
  20. https://stalin.memo.ru/disk/pictures/v09/17-171-417-215.jpg

Литература[править]

  • Сувениров О. Ф. Трагедия РККА 1937—1938. — М.: ТЕРРА, 1998. — 528 с. — ISBN 5-300-02220-9.
  • Черушев Н. С. 1937 год: элита Красной Армии на голгофе - М. : Вече, 2003. - 540, [1] с. - (Военные тайны XX века).; ISBN 5-94538-305-8 : 5000
  • Черушев Н. С. Удар по своим. Красная Армия: 1938—1941. — М.: Вече, 2003. — 480 с. — (Военные тайны XX века). — ISBN 5-94538-366-X.
  • Черушев Н. С., Черушев Ю. Н. Расстрелянная элита РККА. 1937-1941: Комбриги и им равные, 2014. — 528 с. - ISBN 978-5-9950-0388-5
  • Гладков Т. Награда за верность-казнь — М.: Центрполиграф, 2000—573 с., 12 л. ил. — 10000 экз. — Секрет. папка. ISBN 5-227-00895-7
  • Минаков С. Т. 1937. Заговор был! - Москва : ЛитРес [поставщик], 2010. - 157 c.- ISBN 978-5-699-39223-0


 
Войны Троцкого

Революция 1905 годаВ 1917 годуГражданская война в РоссииВо главе Красной АрмииВосстание левых эсеровВ Свияжске (1918)Заградительные отряды и штрафбатыЦарицынский конфликтПроект похода в Индию (1919)Советско-польская войнаТамбовское восстаниеКрасный террорКронштадтское восстаниеТроцкий и экспорт революцииВойна с басмачамиЛевая оппозиция в ВКП(б)Троцкистская демонстрация 7 ноября 1927 годаСсылка в Алма-АтеЧетвёртый интернационалГражданская война в ИспанииТроцкий и Сталин (Сталин о Троцком) • Троцкистско-зиновьевский блокДело «антисоветской троцкистской военной организации»ВредительствоУбийство

У власти

Троцкий и ЛенинНа посту наркоминделаДуумвират со СвердловымТроцкий на съездах партииТроцкий на посту наркома путей сообщенияУ власти в начале 1920-хКонцлагеря · СверхиндустриализацияТроцкий и еврейский вопрос в СССРТрудовые армии · В науке и промышленности СССРДискуссия о профсоюзахНожницы ценДнепрогэсРККАКульт личности (Троцк)

Идеологическое наследие

Идеи по развитию экономики СССРКниги и статьиВ путиБюллетень оппозицииКрасная Армия всех сильнейПрофессиональный революционерТроцкизмТеория перманентной революцииТеория деформированного рабочего государстваТроцкий и АрменияТроцковедениеТроцкий и сионизмИсторик

Женщины Троцкого

А.Л. СоколовскаяН.И. СедоваЛ.М. РейснерКлэр ШериданКристина КалоФрида Кало

Родственники

Давид АксельродЮлия АксельродАлександр БронштейнАнна БронштейнБорис БронштейнВалерий БронштейнДавид БронштейнЯков БронштейнЗинаида ВолковаЭстебан Волков БронштейнНора ВолковаАбрам ЖивотовскийИлларион ЖивотовскийТимофей ЖивотовскийВера ИнберАлександр КаменевЛев КаменевОльга КаменеваЮлий МартовЖанна МолиньеНина НевельсонБронислава ПоскрёбышеваЛев СедовСергей СедовСемён СемковскийГенриетта РубинштейнИона Якир

 
Дело «антисоветской троцкистской военной организации» относится к Расстрелянным евреям из руководства РККА
Высшие военачальники и политработники

ВайнерГамарникЛашевичСангурскийСмушкевичТроцкийТуровскийУрицкийФельдманФишман Штерн Г.Якир

Комдивы

БакшиБеккерБелицкий С.БелыйВольпеДавидовскийКранцКомаровскийЛазаревичМедниковРейнерРубиновШмидт

Комбриги полковники

АроновАхиезерБеленковичБелицкий Р.БендерскийБлюмБогдашевскийБринБурштейнВайнерх-ВайнярхВерблюнскийВесникГельферГендлерГолембаГолубковГорелицГоцГурвичГуревичГуровичДейч М. С.ДрагилевДубинскийДукельскийЕвгеньевЖелезняковИ. ЗалкиндМ. ЗалкиндЗаходерЗельдинЗлатинЗюкИссерсонКаганКапланКарпельКлурглусКнижниковКнышинскийКовалевКозеровскийКонторовичКреймерЛабасЛахинскийЛевин В.Линдов-ЛившицЛифшицМагидовМашенджиновМендержицкийМилейковскийМогилевичНаумов-ГлатманОсовскийПевзнерПерцовскийПерчукПлоткинПлотников М.ПобережскийПолуновПугачевскийОстровский А. И.Рабинович П. Я.Рабинович Я. Д.РайвичерРаутенштейнРозентальРоссманРошаль Р.РудинРымшанСалитанСаравайскийСлуцкий А. Б. СокольскийСоломоновТантлевскийТарновский-ТерлецкийТкачевУгерУнгерУрманФайвушФайнбергФакторовичХайтХейфецЦальковичЦерефманЦиловЦукерманШамин-ШамисШапироШенкманШлемингШмай-КрейцбергШнитманЭльбомЭльяшовЭнтинЭпштейнЭракЯзловский

Политуправление

АвиновицкийАлександровАмалинАронштамАршАсковБаргерБерлинБернардовБиликБогуславскийБолотинБордахБриккерВайнбергВайнеросВайсманВаськовичВоляГенинГеронимусГодесГоринГринблатГруберДракохрустЗвоницкийЗельдовичЗильбертИваницкийИдельсонИльинИппоЙолкЙофинКарписКиверцевКлиппА. КоганИ. КоганКолосовКоробочкинКороткинКруглов-ЛандаКурЛандаЛевензонЛевин А.ЛевитЛеонидовЛосевМайзелисМалыш-ЛейбельМарковМарковичМасевицкийМогилёвкинМустафинНезлинНемерзеллиНемировскийНижечекНижникОрлов Н.Орловский И. Я.Орловский И. А.ПисманикПлотников И.ПоташинскийД. РабиновичС. РабиновичРазгонРайсинРейзинРувинскийРыбакИ. СлавинМ. СлавинСмоленскийСтерлинСтернинСубоцкий М.ТашлицкийТроянкерТымянскийФельдФельдманФинкельштейнФруминХанинХорошЦейтлинЧерныйШифресШнейдерман М.ШпекторовШубинЩеголевЭдельманЯкубовскийЯнкилович

Военная юстиция

Берман Ю.Я.ГродкоИшовКозаринскийМалкисРозовскийСтавицкийСтурманСубоцкий Л.ЧоклоШахтэн

Военная разведка — ИНО ВЧК-НКВД

АксельродАренсБакониБельский-МинцБлюмкинБогдановБоровичГендин С.ГертГольденштейнГорбГордонГутцайтИлькКаринКривицкийЛивент-ЛевитЛиман-МитрофановМаксимовМельцерНейманОзолин-ХаскинОрлов А.ОчаковскийПартинПассовПеревозниковРейссРейфРозенбергРубинов-ШтильСахновскаяСташевскийСлуцкий А. А.Сыркин-БернардиТомчинТрилиссерУзданскийУншлихтФайвушФеррариФиринФридманФурманЧапскийШпигельгласШтерн М.

Особые отделы ВЧК-НКВД

АгасАлександровскийАрнольдовБакБельскийБерман Б.Берман М.БлатБлюманБогуславскийБодеско-МихалиБрильБроверманБухбандВейзагерВейнштокВолков-ВайнерВоловичВолынскийГайГартГатовГлузберг-БоскисГранский-ПавлоцкийГришин-КлювгантДеноткинДжаваховДиментманДубсонДудиковЕвгеньев-ЛевинЕвгеньев-ШептицкийЖуков-БерлинЗалинИнсаров-ПолякКаневскийКарелинКацнельсонКоганКорневКрольКупчикКурскийЛевЛеопольд-РойтманЛеплевскийЛиберманЛистенгурт М.МессингМигбертМильштейнНиколаев-РамбергОсининОстровский И. М.ПаукерПерельмутерПерлинПисарев-ФуксПодольскийРадзивиловскийРатынский-ФутерРахлисРейхманРессинРивлинРогачевРозановРубинштейнРудьСамойлов-БесидскийСоколинскийСоколов-ШостакУшаковФельдманФлейшман Я.Шапиро-ДайховскийШаровШварцШейнберг-ВышковскийШнеерсонЯгодаЯмницкий

Дополнительные материалы

Троцкий во главе Красной АрмииАграновЕвреи в Красной Армии во время Гражданской войныДело «антисоветской троцкистской военной организации»Репрессии в РККА в 1941 годуИстория военной службы евреев в России

JStalin Secretary general CCCP 1942 flipped 2.jpg
Репрессии

ГУЛаг • «Особый порядок» • Раскулачивание • Назинская трагедия • Кировский поток • Большой террор (в МНР • в ТНР) • Список Берии-Вышинского • Сталинские расстрельные списки  • Чистка партийных рядов • Репрессии по «национальным линиям» 1937—1938 • Репрессии в РККА 1937—1938 • Чистка внутри НКВД 1937—1938 • Репрессии в РККА в 1941 году • Расстрелы заключённых НКВД и НКГБ в 1941 • Депортации народов в СССР • Катынский расстрел • Августовская облава • Депортация калининградских немцев • Операция «Запад» • Операция «Весна» • Операция «Юг» • Операция «Прибой» • Операция «Север» • Операция «Осень» • Использование психиатрии в политических целях в СССР в 1920—50-х годах • Репрессии против альпинистов и туристов • Репрессии против деятелей науки и техники • Миша Шамонин • Репрессии в советской разведке

Идеологические
кампании
Дела

Алашское дело • Шахтинское дело • Дело ДмитрЛАГа • Дело Промпартии • Дело Трудовой крестьянской партии • Дело «Союза освобождения Украины» • Дело «Союза освобождения Белоруссии» • Дело «Весна» • Академическое дело • Дело славистов • Дело УФТИ • «Заговоры военных» (Дело «Клубок» («Кремлёвское»), Дело Тухачевского)  • Пулковское дело • Дело ГАКПШПО • Дело Николая Вавилова • Авиационное дело • Ленинградское дело • Дело врачей • Дело геологов • Дело ЕАК • Дело ЗИС • Союз борьбы за дело революции • Дело КМК • Дело о сионистском заговоре в МГБ • Мингрельское дело

Процессы
В культуре и искусстве

Сталин, Иосиф Виссарионович  |  Категория:Иосиф Сталин  |  Портал:СССР