Еврейская диаспора в Римской империи

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Roma diaspora2.jpg
38-Еврейская диаспора в IV-II вв до н э.jpg
Roma01картае.jpg

Еврейская диаспора в Римской империи — жизнь евреев за пределами Эрец-Исраэль во времена Римской империи.

Содержание

[править] Общие сведения

Иногда встречается ложное мнение, что до разгрома Иудеи римлянами в ходе Первой Иудейской войны, евреи жили в основном в Стране Израиля, и именно в следствии этой войны евреи покинули (или были изгнаны римлянами) из неё в другие страны. В действительности же во многих регионах Средиземного моря и Азии еврейские общины возникли не только задолго до прихода туда римской армии, но и вообще за века до появления самого Рима.

До начала Иудейской войны многочисленные евреи жили почти на всех крупных обитаемых на островах Средиземного моря, почти по всей Северной Африке, в Вавилонии, Малой Азии, Греции и в самой Италии. Происхождение этих еврейских общин довольно загадочно, а время их появления не установлено. Так или иначе, завоевывая Киренаику и другие страны, римляне обнаруживали там среди прочего населения и евреев.

В Египте и Киренаеке власти поселили тысячи евреев-мужчин в качестве наёмников[1][2], в Ирак евреев переселяли ассирийцы и вавилоняне, еврейские общины Греции, островов и Малой Азии вероятно указывают на поселения там евреев-торговцев, также как там селились близкие родственники евреев финикийцы, с которыми евреи видимо смешались.

В самом Риме евреи поселились раньше завоевания Иудеи Помпеем в 63 г. до н. э., потому что ещё в 139 г. до н. э. претор Гиспан издал декрет об изгнании из Рима всех евреев, не имевших римского гражданства[3][4].

В целом, евреи были одним из крупнейших по численности народом империи, и жили практически всюду, особенно в восточных и южных регионах, а также в самой Италии.

Нельзя считать, что между римлянами и евреями шла лишь постоянная война. Вероятно, евреи играли видную роль в торговле империи, возможно, по их численности они играли и заметную роль в налогообложении и ремёслах. Кроме того, так как евреев не любили римляне, греки, сирийцы, египтяне и т. д., то сам факт их существования помогал укреплению римской власти и сплачивал разные народы империи. В конце концов, римские власти сами попали под влияние иудейских культов, так как идея «единого Бога» гармонировала с идеей императорской власти. Кроме того, несомненно возникали личные отношения между евреями и язычницами, что приводило к сильному культурному и демографическому влиянию евреев на языческие народы империи. Смешение с язычницами и римско-греческая культура несомненно видоизменили евреев, особенно предков ашкеназов.

[править] Связь Иудеи с диаспорой

Евреи жившие за пределами Иудеи, явно не были так уж свободны и независимы от властей метрополии. Они должны были отправлять в Иерусалимский Храм что-то типа подати или налога, составлявшего полсикля (2 драхмы в год, по другим оценком, это эквивалентно 2 римским динариям или 1 греческой дидрахме).

Власти Иудеи, а именно Шимон Хасмоней (вряд ли он был исключением), старались добиваться выдачи себе на расправу своих врагов, бежавших из Иудеи в другие страны:

Если какие зловредные люди убежали к вам из страны их, выдайте их первосвященнику Симону, чтобы он наказал их по закону их[5].

Похоже на то, что иудейские власти считали ряд территорией за пределами Иудеи как-бы зависимыми колониями, так Агриппа I написал императору Калигуле, что Иерусалим — «это и метрополия не только Иудеи, но многих других земель, ибо когда-то еврейские переселенцы обосновались как в сопредельных странах..., так и в далеких...»[6].

Война Квиета убедительно доказывает, что евреи действительно попытались захватить ряд стран за пределами Иудеи — Киренаику, Кипр, Египет и Ирак.

Таким образом, во времена Иудейского царства евреи диаспоры не были независимы, власти Иерусалима считали их своими подданными, а сами страны, в которых поселились евреи, считались как-бы заморскими колониями Иудеи, евреи диаспоры отправляли в Иерусалим крупные налоги, что говорит о том, что они опасались гнева иерусалимских властей, достаточно сильных и влиятельных, чтобы сурово наказать ослушавшегося их власти еврея где бы он не жил.

[править] Попытки ассимилировать евреев или как-то избавиться от них

Как сказано выше, из самого Рима неоднократно изгонялись евреи. Ионийские города также несколько раз собирались изгнать еврейских жителей[7].

В Селевкии в Вавилонии греки вместе с сирийцами перерезали 50 тысяч евреев[8].

Истреблялись евреи и в Дамаске[9], относительно которого Иосиф Флавий поясняет причину.

Оказывается, евреи диаспоры были очень активны с местными женщинами, в частности жительницы Дамаска оказались преданы евреям и даже почти все приняли иудаизм, поэтому сирийские мужчины тайно от них перебили евреев:

Между тем жители Дамаска, узнав о гибели римлян, поспешили убить проживавших среди них иудеев. Подобно тому, как прежде они из подозрительности созвали раз иудеев на собрание в гимназии, они ре­шили, что и теперь, назначив такое же собрание, им легче всего будет осуществить задуманный план. Они только боялись своих жен, кото­рые, за немногими исключениями, все преданы были иудейской вере. Они поэтому тщательно скрывали от них этот план, напали на стеснив­шихся на маленьком пространстве десять тысяч невооруженных иудеев в вырезали их всех в один час, не подвергаясь сами никакой опасности[10].

Такую же причину имело и изгнание евреев из Рима[11], и видимо и другие подобные эксцессы.

С другой стороны, греки и римляне считали, что еврейскую проблему можно решить ассимиляцией через запрет иудаизма. В некоторых городах, например в Парии и Тралле, соблюдение иудейских культов и ритов было запрещено особыми декретами[12]. Тот же смысл вкладывался и в запрете иудаизма Адрианом[13].

Таким образом, отношения между евреями и греко-римлянами складывались не слишком хорошо, и язычники прибегали к разным способам избавиться от евреев, начиная от запретов иудаизма, и заканчивая истреблением.

Римские власти помогали язычниками против евреев. Например, после одного из столкновений римский префект в Египте постановил замкнуть евреев в особое гетто, «откуда они не могли бы неожиданно вырваться, ринуться на славный город и начать войну с ним»[14].

Эта вражда была взаимной, Свиток войны показывает, что евреи тоже хотели истребить римлян.

Однако, после подавления восстания Бар-Кохбы градус взаимной ненависти резко понизился, и вплоть до христианизации империи, отношения между евреями и жителями империи, несмотря на продолжающиеся мятежи в самой Иудее, были более менее спокойными. Даже из Рима евреев уже не изгоняли. Иудаизм считался признанной религией («religio licita»)[15]. Особенно благоприятная обстановка для евреев была когда правил Александр Север[16].

[править] Структура и организация

Евреи видимо старались жить ближе к друг другу, например заселяя квартал «Дельта» в Александрии или квартал «Trastevere» в Риме.

В своих кварталах евреи имели право сооружать места для собраний в целях общего богослужения и для чтения Торы. Эти здания являлись их синагогами и назывались также προσευχαί и σαββατεία. Главным днём собрания бывал Шаббат. При некоторых обстоятельствах и язычники получали право посещения таких зданий[17].

Еврейская община имела право образовать свою автономную административную, финансовую и правовую организацию. Из этого, впрочем, отнюдь не следует, чтобы в греческих странах еврейские общины находились в одинаковом с языческими религиозными сообществами (θίασοι, έρανοι) правовом положении: языческие союзы пользовались существенными юридическими преимуществами. Последние напоминали те привилегии, которыми в некоторых торговых центрах пользовались корпорации восточных купцов — египетских, сидонских, тирийских и сирийских, группировавшиеся вокруг своего национального культа.

Община имела самоуправление, которое ЕЭБЭ описывает следующим образом:

Всюду, обыкновенно, помимо общего собрания верующих (σύνοδος, σύλλογος, συναγωγή), нередко носившего периодический характер, существовал совет старейшин (γερουσία, γέροντες, πρεσβύτεροι). Председатель совета старейшин назывался γερουσιάρχης, γερουσιάρχων. Число членов совета было обыкновенно пропорционально величине общины; в Александрии, например, число это равнялось по крайней мере 38[18]. Во главе управления стоял один άρχων (например в Антиохии[19]) или собрание архонтов, άρχοντες; в Беренике этих должностных лиц было девять[20]. Александрийская община имела в продолжение долгого времени одного только главу, называвшегося «этнархом» или «генархом», соединявшего в своем лице высшего судью и администратора[21]. Только в одном Риме, вероятно, в виде полицейского мероприятия еврейское население было разделено на ряд мелких общин или синагог, носивших имя либо по своему патрону, либо по кварталу, в котором находились, либо по родине большинства своих членов и т. п. Из таких маленьких общин известны восемь. Каждая из них имела свою герусию, своего герусиарха, своих архонтов, либо одного, либо нескольких.

Общины управлялись архонтами и архисинагогами:

Согласно утверждению Vita Alexandri Severi, 45, имена кандидатов на звание архонта выставлялись публично на случай могущих возникнуть возражений. Существовало правило, по которому архонт не назначался пожизненно; это видно из встречающихся на могильных памятниках слов δις άρχων (дважды архонт). Титул архонта бывал иногда почетным и переходил по наследству к детям (νήπιος άρχων, μελλάρχων). Тем не менее, слова διά βίον, по-видимому, означали архонта пожизненного. В виде товарищей архонта, главы управления общиною, в иных общинах встречаются один или даже несколько архисинагогов, глав синагоги (раввины?). Иногда функции как архонта, так и архисинагога сосредоточивались в одном лице[22]. Архисинагог произносил по субботам проповеди[23]. Впрочем, титул архисинагога не всегда принадлежал действительно должностному лицу: в Смирне и Минде его носили иногда и женщины. Так назыв. hyperetes (хазан) был лицом, служившим при синагоге. Звание grammateus носил официальный писец, хотя иногда этот титул, соответствующий евр. соферу, являлся, по-видимому, только почетным. Лица, хорошо знавшие Тору, именовались didascalos, nomomathes, mathetes sophon и т. п. Толкователи Торы и должностные лица, ведавшие еврейский культ, носили официальные названия «primates, maiores» или «proceres».

Электронная еврейская энциклопедия так описывает внутри общинную иерархию:

Александрии единая еврейская организация и крупнейшая община диаспоры, существовавшая еще со времен Птолемеев, называлась «политевма», а ее руководители — «старейшины». В начале периода римского владычества во главе александрийских евреев стоял этнарх, ведавший также судопроизводством. Некоторые изменения произошли, по-видимому, в середине правления Августа, когда основные полномочия перешли от этнарха к совету старейшин, насчитывавшему несколько десятков членов. В Беренике евреи были организованы в политевму, во главе которой стояло десять архонтов.

Языческие женщины покровительствовали синагогам не только в Смирне и Минде. В Риме были «mater synagogae» или «раteressa»:

Одна римская женщина была «mater» двух синагог. Другая, в Фокее, пользовалась преимуществом proedria, т. е. сидения на первой скамье[24].

Из талмудических преданий и некоторых мест Деяний апостолов, а также из Иосифа Флавия видно, что богатые и влиятельные язычницы и были теми, кто защищал еврейскую общину от гнева язычников[25].

[править] Законы о евреях диаспоры

В Галикарнасе особый декрет установил денежную пеню за любую попытку частного лица или муниципалитета нарушить исполнение иудейского закона[26]. За провинность подобного рода в Риме Калликст, будущий папа, был приговорен однажды городским префектом к принудительным работам в сардинских рудниках[27].

Октавиан Август постановил, чтобы в тех случаях, когда раздача зерна и денег, в которой принимали участие и евреи, приходилась на субботу, причитающаяся евреям доля выдавалась им на следующий день[28]. Также, в тех городах, где жителям раздавались порции масла, например в Антиохии, евреи получали взамен масла деньги, потому что употреблять языческое масло они не желали[29].

Рескриптом Каракаллы завещание, сделанное в пользу общины антиохийских евреев, было признано недействительным[30].

Сами по себе еврейские общины обладали привилегией собственной юрисдикции. Они имели собственных судей и свои законы. Их кодекс — Пятикнижие Моисея, истолкованное раввинами, а не римское право[31].

В Александрии еврейский суд длительный период время состоял из одного этнарха[32].

В Сардах по повелению проквестора евреям был предоставлен собственный суд[33], что вероятно было общераспространенным явлением[34].

В гражданских делах автономия еврейских судов сказывалась лишь в тех , если обе тяжущиеся стороны были евреи; напротив, даже если ответчиком выступил еврей, дело было подсудно исключительно общему судебному учреждению; это видно, например, из эдикта Августа, который запретил какому бы то ни было судебному месту вызывать тяжущихся евреев по субботам[35].

В уголовных делах еврейским должностным лицам была предоставлена обширная дисциплинарная юрисдикция до права ареста и бичевания включительно[36].

Правда, позднее, римские власти относились к раввинским судам лишь как к добровольным третейским судам[37].

Тот факт, что евреи диаспоры имели свои суды и могли наказывать по своим законом евреев объясняет, почему, например Иосиф Флавий принялся отвечать на обвинения со стороны Юста Тивериадского: очевидно, что Иосиф имел основания опасаться суда над ним. Среди прочего, Иосиф утверждает, что его жёны — еврейки, а императрица Поппея Сабина, которая благоволила ему, — «богобоязненная», следовательно еврей мог вести с ней интимную жизнь. Дело в том, что согласно талмудистам, еврей, живший с язычницей должен быть наказан и даже убит некими «ревнителями закона»:

Кто... женится (сожительствует) на римлянке, того убивают ревнители[38].

Уточняется, что имеется ввиду запрет на отношения именно с языческой женщиной[39].

Учитывая наличие собственных судов, это была реальная угроза, и очевидно именно поэтому евреи стали обращать язычниц в иудаизм (хотя возможно, что иудейская верхушка поощряла их в этом, чтобы через местных женщин иудаизировать страны, которые евреи считали «колониями Иерусалима», см. выше, на подобии современного явления «Love Jihad»). Эта была какая-то продуманная военная стратегия или политика против язычников. Многое указывает, что это была целенаправленная политика, потому что в Талмуде много примеров того, как раввины и другие еврейские лидеры пытались обращать римлянок в иудаизм, так что трудно поверить, что это была массовая спонтанная инициатива, скорее это был такой метод войны против римлян.

В результате, многие римские женщины принимали иудаизм, и меняли даже имя на еврейское, как видно из надписей типа «Veturia Paula… proselita ann. XVI nomine Sara».

Греческие женщины были такими же свободными, как и римские, и тоже становились «чтящими Бога». В результате, некоторые регионы Греции без войны иудаизировались и стали по Агриппе «колониями Иерусалима», например Беотия, то есть Фивы, или Пелопоннес, то есть Спарта. Евреи, благодаря выбору греческих женщин, вытеснили оттуда греков, и ещё в Средние века это были еврейские города.

Если в языческую эпоху римляне и греки не запрещали даже собственным жёнам отношения с евреями (трудно понять, что за брак был у греков и римлян в те времена), то после принятия христианства были приняты законы против браков евреев с христианками[40] и запрещалось евреям многожёнство[41].

[править] Внутренние налоги общины

Еврейские общины имели право взимать налоги со своих членов на покрытие общественных расходов, например, на содержание синагоги. Главный налог, взимавшийся по требованию общины, представлял дидрахму; это была ежегодная подушная подать в размере тирийского полусикла (2 греческие драхмы), уплачиваемая в пользу храмовой иерусалимской казны каждым взрослым евреем-мужчиной. Суммы, собиравшиеся со всех общин, посылались затем через особых доверенных лиц в Иерусалим, причём отправлялись либо в виде туземных монет, либо в размененном виде[42].

Отправка диаспорой этого налога, иногда вызывавший значительный вывоз золота в Иудею, встречал сильное противодействие в некоторых греческих городах; также, и римские власти сначала относилось враждебно к этому. Во времена республики римский сенат, обеспокоенный ежегодно вывозимыми италийскими еврейскими общинами существенными суммами золота, неоднократно совершенно запрещал любой вывоз этого золота, а пропретор Флакк конфисковал деньги, собранные евреями в Малой Азии на Иерусалимский Храм[43].

Но впоследствии эдиктами Цезаря, подтвержденными Августом, отправка денег на родину получила разрешение как в самом Риме, так и в провинциях; когда же города Малой Азии и Кирены пытались противодействовать этим сборам, Агриппа заступился за евреев, причём в 14 г. до н. э. сопротивление греческих городов было сломлено рядом особых эдиктов[44].

После разгрома Иудеи римское правительство заставило платить евреев налог, который они раньше платили на Иерусалимский Храм, выплачивать в пользу храма Юпитера Капитолийского в Риме[45]. Только император Юлиан Отступник отменил этот налог[46], и даже уничтожил фискальные списки, куда были занесены имена евреев.

А жившие в Эрец-Исраэль евреи ещё обязаны были уплачивать высокий поземельный налог[47], относительно которого они тщетно делали представления императору Нигеру[48].

[править] Экономика

Евреи в таких городах как Александрия занимались торговлей и ремёслами.

В Риме евреев считали нахлебниками и попрошайками. Адриан, например, видел в них только «астрологов, предсказателей и шарлатанов» (Vita Saturnini, VIII). Некоторые из римским евреев были предсказателями[49] или продавцами огнива[50]. Тексты и надписи упоминают о ткачах, изготовителях палаток, продавцах пурпура, мясниках[51], содержателях таверн[52], певцах, актерах[53], художниках[54], ювелирах, врачах[55] и т. д.

Из рассказа Иосифа Флавия и рассказов талмудистов можно сделать вывод, что многие евреи жили ещё и за счёт богатых римских матрон. Даже р. Акиба разбогател за счёт двух римских матрон, его одаривших (одна из них стала его женой). Иосиф Флавий сам получал помощь от жён сначала императора Нерона, а затем Домициана, а изгнание евреев при Теберии объяснял тем, что евреи обирали римлянок. Такие же явления часто видны и в Талмуде, где например сообщается, что одна римлянка ежегодно одаривала евреев на сумму стоимостью в 300 коров[56].

Поэтому, вскоре римские евреи стали довольно богаты:

В конце 4 века в некоторых провинциях Южной Италии «ordo» (высший класс граждан) многих городов состоял, по-видимому, целиком или, в крайнем случае, по большей части из евреев, что служит доказательством благосостояния последних[57].

Положение их ухудшалось после христианизации империи (см. ниже).

[править] Римское гражданство и права

Со эпохи Цицерона в самом Риме имелась сплоченная группа еврейских граждан и выборщиков. Многие евреи имела права римского гражданств[58]. В Ефесе, Сардах и по всей Малой Азии существовало значительное количество евреев, пользовавшихся правами римского гражданства[59]. В Тарсе, например, апостол Павел был одновременно и римским и местным гражданином[60].

Как именно евреи становились римскими гражданами непонятно. Возможно, что здесь опять нужно искать причины в контактах с римскими женщинами.

В 66 году в Иерусалиме имелись евреи-римские всадники[61].

После указа Каракаллы, превратившего всех подданных Римской империи в римских граждан[62], евреи отныне без затруднения достигли «jus honorum», свободы отправления всех гражданских обязанностей, а именно права свободы «вступления в брак, торговли, завещания» и даже опеки над неевреями[63]. С этого времени евреи стали как бы привилегированными «cives» (гражданами); они пользовались всеми правами граждан, неся только те обязанности, которые не противоречили требованиям их религии. Таким образом, собственно, следует понимать тот текст, согласно коему Александр Север «подтвердил еврейские привилегии», в том числе, кроме освобождения от военной службы, было и освобождение от обременительной службы в курии.

Евреи по эдикту Каракаллы превратились в «cives» и пользовались всеми связанными с этим званием правами, получив вдобавок еще несколько особых преимуществ ввиду характера их религии.

С утверждением христианства положение евреев ухудшилось. До 404 года было постановлено, что евреи не могут исполнять обязанностей «agentes in rеbus», то есть занимать полицейские должности и служить в казначействе[64]. В 418 году евреи вообще были удалены со всех общественных должностей[65], причём в то же время им было разрешено быть адвокатами (и то, до 425 года) либо декурионами. Это запрещение было еще категоричнее повторено в 438 году и распространено на все судебные и муниципальные должности, в частности, на звание «defensor civitatis»[66]. Вдобавок евреев заставляли нести более стеснительную, чем почетную куриальную службу. Имущество куриальных евреев в 403 году было формально отчуждено в пользу курии[67]. Даже куриальные евреи считались национальностью низшего порядка[68]. Тем не менее, во времена папы Геласия (492—496) еще существовали еврейские «clarissimi»[69].

Юридическая автономия была ликвидирована вместе с куриальною зависимостью. До 393 года евреи были принуждены при заключении своих браков сообразовываться с римскими законами. Закон 398 года установил, чтобы по всем делам, не носившим лишь религиозного характера, евреи отвечали по римским законам и перед римскими судилищами. Несомненно, что тяжущимся сторонам также предоставлялось право судиться у своего раввина, если они того желали; раввинское постановление имело силу только третейского решения[70]. Интересно, что многие христиане, имея тяжбы с евреями, соглашались, по суеверию ли или из уважения к юридическим познаниям раввинов, представлять эти дела на решение еврейских старейшин. Впрочем, закон 418 года категорически запретил это[71].

В 398 году Гонорий отнял у евреев Апулии и Калабрии право не занимать муниципальных должностей, так как это было скорее тягостью, чем привилегией, а в 399 году запретил посылать деньги патриарху в Эрец-Исраэль (вновь разрешено в 404 году).

В 429 году евреев лишили права быть адвокатами, а в 438 году — занимать общественные должности. Тем не менее, им было разрешено держать христианских рабов, так как осуществить этот запрет оказалось невозможным.

[править] Военная служба

Древние евреи были довольно боевым народом, примерно как современные арабы. Поэтому их охотно нанимали в армию (см. Евреи в персидской армии, Евреи в птолемеевской армии, Евреи в селевкидской армии).

Хотя были и сложности: евреи не хотели служить в праздники. Так, войско Антиоха Сидета, заключавшее в себе существенный контингент евреев, должно было в течение 2 дней остановиться в походе, потому что праздник Шавуот пришёлся на воскресенье[72].

Служили евреи и в римской армии, они с финикийцами дали немало видных римских полководцев. Но вот как солдат римляне евреев использовали не слишком охотно[73], или по причине того, что евреям нужны праздники и особая еда, либо просто от недоверия ввиду частых войн с евреями.

[править] Еврейская самооборона

Так как евреи в те времена были довольно боевым народом, а жили они крупными сплочёнными общинами, их опасались даже в Риме[74]. Действительно, в Риме евреи устраивали по-видимому беспорядки, их подозревали в поджоге города.

Похоже, что в Египте, на Кипре и в Киренаике евреи имели оружие, иначе невозможно понять как они смогли во время Войны Квиета временно захватить эти территории:

Из папирусов и из литературных памятников становятся очевидны широкие масштабы войны в Ливии, Киренаике и, особенно, в Египте: нужда в командном составе была столь остра, что чиновники римской гражданской администрации были вынуждены возглавлять отряды египетских греков в Александрии и провинциальных городах. Иногда римляне были вынуждены вербовать полузависимых египетских крестьян для борьбы с повстанцами, однако большинство коренного египетского населения поддержало мятеж. Восстание распространилось на весь Египет; на дорогах страны царил хаос; обширные территории в Ливии, Киренаике и Египте были опустошены[75].

Следовательно, у евреев диаспоры была какая-то военная организация и имелось оружие.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Псевдо-Аристей, Иосиф Флавий. «Древн.», XII, 1
  2. Иосиф Флавий. «Прот. Апиона», II, 4; ср. «Древн.», XII, 3, § 4
  3. Val. Maximus, I, 32
  4. КЕЭ, том: 7. Кол.: 208–216.
  5. I Мак., 15, 21
  6. Филон Александрийский. О посольстве к Гаю.
  7. «Древн.», XII, 3, § 2; ХVІ, 2, §§ 3—5
  8. Иуд. война, XVIII, 9, § 9
  9. «Иуд. войн.», VII, 8, § 7
  10. «Иуд. войн.», II, 20, § 2
  11. «Древн.», XVIII, 3, § 5
  12. «Древности», XIV, 10, § 8; здесь не имеется в виду Парос
  13. Spartian, Hadrian, 14
  14. Папирус луврский, № 2376-bis, col. VI, 15
  15. Codex Theodosianus, ХVІ, 8, 9
  16. Vitа, XXII
  17. «Деян.», ХІІІ, 14; «Древн.», XIX, 6, § 3
  18. Philo, In Flaccum, § 10
  19. «Иуд. войн.», VII, 3, § 3
  20. Corp. inscr. graec., № 5361
  21. Strabo, цитир. в «Древн.», XIV, 7, § 2
  22. Corp. inscr. lat, Χ, 1893
  23. Justin., Dial. c. Tryphone, СXХХVІІ
  24. Bull. Corr. Hell., X, 327
  25. Avodah Zarah 10b; Deuteronomy Rabbah 2.2
  26. «Древности», ХІV, 10, § 23
  27. Hippolytus, Philosophumena, IX, 12
  28. Philo, l. c., § 23
  29. «Древн.», XII, 3, § 1
  30. Cod. Just., Ι, 9, 1; ср. ibid., Ι, 20; Dig., XXXIV, 5
  31. Ювенал, «Сат.», ХІV, 100 и сл.
  32. Страбон, в «Древн.», XIV, 7, § 2
  33. ibidem, ХІV, 10, § 17
  34. Сангедр., 32
  35. «Древн.», XVI, 6, §2
  36. «Деян.», IX, 2; XVIII, 12, 17; XXII, 19; XXVI, 11; II Кор., XI, 24
  37. Codex Theodosianus, II, 1, 10
  38. Трактат «Санhедрин», глава 9, Мишна 6
  39. Sanhedrin 81a, «If one steals the kiswah…»
  40. Cod. Just., I, 9, 6; Cod. Theod., III, 7, 2; IX, 7, 5
  41. Cod. Just., I, 9, 7
  42. Philo, Legatio ad Caium, § 23
  43. Cicero, Pro Flacco, ХХVIIІ
  44. «Древн.», ХІV, 6, §§ 2—7; Philo, l. c., § 40
  45. «Иудейск. войн.», VІІ, 6, § 6; Dio Cassius, LХVІ, 7; Suetonius, Domit., 12
  46. Julian., Ер., 25
  47. Appianus, Syr., 50
  48. Vita, с. VII
  49. Ювенал, VI, 542; ср. Procopius, Bell. Goth., I, 9
  50. Марциал, I, 41
  51. Garrucci, Cimiterio Randanini, № 44
  52. Ambrosius, De fide, III, 10, 65
  53. Josephus, Vita, § 3
  54. Garrucci, Diss. Arch., II, 154
  55. Celsus, De medic., V, 19, 22; Corp. inscr. lat., IX, 94
  56. Бемидбар Раба, 9
  57. Cod. Theodos., XII, 1, 158
  58. Philo, Legatio ad Cajum, § 23; Cicero, Pro Flacco, ХХVІІІ; иерусалимские libertinoi, о которых упоминается в «Деян.», VІ, 9, без сомнения, принадлежали к той же категории
  59. «Древн.», ХІV, 10, §§ 13, 14, 16—19
  60. «Деян.», XVI, 37—39
  61. «Иуд. войн.», II, 14, § 9
  62. L., 17; Dig., I, 5
  63. Modestin., L., 15, § 6; Dig., ХХVІІ, 1
  64. Codex Theod., XVI
  65. Codex Theod., XVI, 8, 24; ср. Constitution. Sirm., 6
  66. Nov. Theodos., II, 3, 2 = Cod. Just., I, 9, 19
  67. Codex Just., I, 9, 10
  68. ib., I, 9, 19
  69. Mansi, Concil., VIII, 131
  70. Codex Theod., II, 1, 10
  71. Codex Justin., I, 9, 15
  72. Николай Дамасский, цитир. в «Древн.», XIII, 8, § 4
  73. «Древн.», ХІV, 10, § 13 sqq.
  74. Cicero, pro Flacco, 65-69
  75. КЕЭ, том: 3. Кол.: 218–230.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты