Завоевание Помпеем Иудеи

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения синонима Осада Иерусалима

Завоевание Помпеем Иудеи

Военный конфликт
Pompée dans le Temple de Jérusalem.jpg
Помпей в Иерусалимском Храме, Жан Фуке.
Конфликт Римско-еврейские войны
Дата 63 г. до н. э.
Место Иудея
Итог Победа Рима
Стороны
Командующие
Силы
неизвестны
50 тысяч арабов,
римская армия
Потери
12 тысяч убитых
6 тысяч убитых
Помпей Великий

Завоевание Помпеем Иудеи — вмешательство римского деятеля Помпея Великого в междоусобицу в Иудеи, что привело к частичной потере независимости еврейского царства.

Содержание

[править] Предыстория

После смерти иудейской царицы Соломонии в 67 г. до н. э. между её сыновьями Аристобулом II и Гирканом II (считался законным наследником) возникла распря. На стороне Аристобула выступила армия, и Гиркану пришлось уступить царство брату.

Против Аристобула выступал богатый и влиятельный Антипатр Идумеянин. Антипатр убедил Гиркана продолжить бороться за власть, бежать к аравийскому царю Арете, чтобы при его помощи возвратить себе царское достоинство. Антипатр также уговорил Арету принять у себя Гиркана и содействовать его возвращению к власти. Антипатр и Гиркан добрались до Петры, столицы Аравии. Льстивыми речами и богатыми подар­ками Антипатр выпросил у Ареты в своё распоряжение войско в 50 тысяч пехотинцев и всадников, которое должно было возвратить Гиркану отнятый трон. Аристобул был в первом же сражении разбит, и, оставленный своими приверженцами, поспешно отступил к Иерусалиму.

Войско Гиркана и Антипатра принялись осаждать Иерусалим, и Аристобул неизбежно был бы пленён если бы римский полководец, легат Скавр снять осаду. Собственно Скавр был послан Помпеем, покорителем Тиграна, из Ар­мении в Сирию; но, прибыв в Дамаск, откуда и направился в Иудею.

Как только Скавр вступил в Эрец-Исраэль, к нему тут же явились послы от обоих братьев с просьбой о помощи одному против другого. 300 талантов Аристобула оказались более весомым аргументом, чем права Гиркана. За эту плату Скавр послал герольда к Гир­кану и арабам с приказанием от имени Рима и Помпея немедленно снять осаду. Устрашённый Арета бежал из Иудеи в Филадельфию (город в Заиорданье), а Скавр вернулся в Дамаск.

Аристобул по­гнался за неприятелем, настиг врагов у Па­пирона, где дал сражение, в котором убил свыше 6 тысяч человек, в том числе и брата Антипатра, Фалиона.

Когда Помпей прибыл в Сирию, к нему в Дамаск без подарков явился просить престола Гиркан и его товарищ Антипатр. Аристобул прислал Помпею ве­ликолепный подарок, возбудивший всеобщее удивление: это было про­изведение искусства, изображавшее собой виноградное дерево и ценившееся в 500 талантов, впоследствии этот подарок украшал собою храм Юпитера в Риме[1].

Для защиты интересов перед Помпеем явились уполномоченные: от Аристобула — Никодим, от Гиркана — Антипатр. Затем предстали перед Помпеем оба брата. Гиркан опирался на свои наследственный нрава; Аристо­вул ссылался на бессилие самого Гиркана, неспособного внушить к себе уважение, вследствие чего он, Аристобул, считал необходимым занять престол, чтобы его не похитил кто-либо другой; но кроме них явился ещё тре­тий претендент — народ. Представители народа жаловались на то, что по­томки Маккавеев самовольно присвоили себе царскую власть, и просили Помпея избавить народ от обоих враждующих между собою братьев и пре­доставить ему самому избрать себе вождя, который правил бы страной не произволом, а по законам Моисея[2]. Во главе этой тео­кратической партии стояли, несомненно, фарисеи.

Как пишет Иосиф Флавий, Помпей встал на сторону Гиркана, потому что Аристобул не стал перед ним унижаться, вёл себя как независимый царь, а не как слуга, и сопро­водив Помпея до города Диона (на юго-востоке от Тивериадского озера, близ Пеллы), ушёл в Иудею.

Более вероятен расчёт: Помпей посчитал, что в интересах Римской державы было не дать Иудее развиться в свободную республику и не дать ей энергичного монарха, вроде Аристобула, который сумел бы охранять независимость своей державы. Поэтому Помпей склонился на сторону Гиркана.

Кроме того, само прибытие Помпея в Сирию было вызвано борьбой с пиратами, а Гиркан прямо обвинил Аристобула в поддержке пиратства на море[3].

[править] Ход войны

Таким образом, Помпей в 63 г. до н. э. выступил с римскими легионами и многочисленными союзными войсками из Сирии против Аристобула. Когда Помпей миновал Пеллу, Скифополис (древний Бет-Шан—на северо-восточной границе Самарии, близ Иордана) и достиг Кореи (пограничный город Иудеи между Шхемом и Силомом), то узнал вдруг, что Аристобул бежал в Але­ксандрион (богатый и укрепленный замок на высокой горной вершине близ Кореи).

Помпей послал Аристобулу приказ немедленно явиться к нему, но Аристобул, задетый повелительным тоном Помпея, готов был предпочесть крайнюю опасность рабскому повиновению; но заметив упадок духа среди своих людей и уступив советам друзей, представивших ему всю трудность сопротивления римскому войску, он сошёл к Помпею. Подробно изложив ему свои права на престол, он возвра­тился обратно в замок. Затем Аристобул сошёл с горы по приглашению брата, спорил с ним о своих правах и снова, не встречая препятствий со стороны Помпея, вернулся к себе. Когда Помпей потребовал от Аристобула сдачи крепостей и принудил его собственноручно написать об этом комендантам, так как последние были снабжены инструкцией действовать лишь по его письменным приказам, то, исполнив всё это по принуждению, он вслед за тем с не­годованием отступил к Иерусалиму и начал готовиться к войне с Помпеем.

Помпей двинулся вслед за Аристобулом, не давая ему времени на военные приготовления. Известие о смерти Митридата, полученное им в Иерихоне, придало ему ещё больше энергии к войне. Переночевав в Земле Иерихонской, Помпей, рано утром, скорым маршем двинулся к Иеру­салиму. Устрашённый его появлением, Аристовул вышел к нему на встречу с мольбой о пощаде. Обещанием денег, добровольной сдачей города и предоставлением самого себя в его распоряжение он смягчил гнев Помпея; но ни одно из этих обещаний не было исполнено: Авла Габиния, посланного Помпеем за получением денег, приверженцы Аристобула не впустили даже в город.

Помпей в ярости приказал захватить Аристобула и, приблизившись к Иерсалиму, стал высматривать удобное место для напа­дения. Он нашёл, что городские стены сами по себе настолько крепки, что штурмовать их будет очень тяжело, что эти стены окружены ещё страшным рвом, а площадь Иерусалимского Храма, снабжена столь сильными укреплениями, которые и после взятия города могут служить убежищем для осаждённых.

На Помпея нашло малодушие, и он долгое время оставался в нерешительности. Между тем среди горожан вспыхнул раздор: партия Аристобула требовала вооружённого сопротивления и освобождения царя; сторон­ники же Гиркана склонялись к тому, чтобы открыть ворота перед Помпеем. Страх перед находящимся на виду хорошо организованным римским войском всё больше увеличивал число сторонников Гиркана. Наконец приверженцы Аристобула, увидев себя в меньшинстве, отступили к Храму, уничтожили мост, служивший сообщением между последним и городом, и стали готовиться к отчаянному сопротивлению. Остальные же приняли в город римлян и предоставили в их распоряжение царский дворец. Тогда Помпей отрядил туда войско под предводительством Пизона. Последний занял весь город и так как ему не удалось переманить ни одного из укрывшихся в Храме, то он начал приспособлять всё кругом к атаке. Приверженцы Гиркана активно помогали ему в этом деле и словом.

Тем временем Помпей, расположившись на северной стороне, приказал за­полнить овраг и все углубление долины. Уравнивание этого места, не говоря уже о значительной его глубине, встречало чрезвычайный затруднения со стороны осажденных евреев, которые всеми силами мешали успешному ходу работы. И все усилия римлян остались бы тщетными, если б Помпей не восполь­зовался Шаббатом. В этот день Помпей приказал возвысить насыпь, запретив вместе с тем солдатам вступать в схватку с евреями, так как для личной обороны те могут сопро­тивляться и в Шаббат.

Когда ложбина была заполнена, Помпей построил высокие башни, поставил на них привезённые из Тира машины, которые привёл в действие. Одновременные римские солдаты метали камни, отбивая со стены её защитников, которые всеми силами мешали римлянам в их работе. Больше всего устояли воздви­гнутые здесь большие башни.

Иосиф Флавий пишет:

Сколько ни терпели римляне при этой осаде, они все-таки должны были удивляться стойкости иудеев вообще и в особенности тому, что они под самым жестоким градом камней и стрел не упускали ни одного малейшего обряда их богослужения: точно глубокий мир царил вокруг них—совершались со всей пунктуальностью ежедневный жертвоприноше­ния, омовения и вообще весь порядок богослужения. Даже после взятия Храма, когда кровь их лилась ежедневно вокруг алтаря, они не пере­ставали совершать обычное богослужение.

На третий месяц осады, после того, как римляне с большим трудом разрушили одну из башен, они проникли в Храмовой двор. Первый, кто отважился перескочить через стену, был Фауст Корнелий, сын Суллы; за ним последовали два предводителя, Фурий и Фабий, — каждый со своим отрядом; они оце­пили евреев со всех сторон и убивали одних после краткого сопро­тивления, других на пути бегства в Храм.

Здесь многие священники, в виду римлян, устремившихся на них с мечами, неустрашимо оставались на своих постах, продолжая своё служение; они совершали жертвоприношения с возлиянием и курением, думая только о своих богослужебных обязанностях и ни­сколько не заботясь о спасении.

Захват Храмовой горы сопровождался страшной резнёй:

Большая часть была умерщвлена противниками из их же соплеменников. Многие находили смерть в глубоких ущельях, куда они броса­лись со стены, иные, приведенные с отчаяния в бешенство, подожгли постройки, примыкавшие к стенам, и вместе с ними погибли в пла­мени. 12 тысяч иудеев погибло тогда; римляне имели весьма немного мёртвых, но больше раненных.

Помпей вступил в храм, но, под впечатлением его величия, не тронул сокровищ и драгоценной утвари[4].

[править] Итог

Лидеры военной партии были казнены, а на Иудею и Иерусалим была наложена контрибуция. Помпей отнял от Иудеи все морское побережье от Рафии до Доры и все эллинские города Заиорданья, так называемый Декаполис, кроме Скифополя и Самарии. Оставшуюся маленькую область Помпей отдал Гиркану. Аристобул и его семья украсили собой триумфальное шествие Помпея в Риме.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Страбон, в И. Д. ХIV, 3, 1
  2. Флавий, Древн., ХIV, 3, § 2; Диодор, XL, 2
  3. Fl. Jos., XIV, 43
  4. Древ., ХIV, 4, § 4; Иуд. война, 1, 7, § 6; Cicero, Pro Flacco, § 67

[править] Литература


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты