Война Ирода против Антигона

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Война Ирода против Антигона

Военный конфликт
Parthia 001ad.jpg
Парфянское царство
Конфликт Война Ирода против Антигона
Дата 4037 гг. до н. э.
Место Эрец-Исраэль
Итог Победа Ирода
Стороны
Парфия
462px-Menora Titus.jpg Сторонники Антигона
Командующие
Силы
неизвестно
неизвестно
Потери
неизвестно
неизвестно
Монета Пакора I.

Война Ирода против Антигона — междоусобная война между партией Ирода Великого и Антигона II, которая в тоже время была частью войны парфян против Рима[1][2].

Содержание

[править] Предыстория

После еврейских беспорядков в Тире, в Иудее вновь стало неспокойно. В конфликт вмешались Римская республика и Парфянское царство: когда Секст Помпей Магн, сын Помпея Великого, восстал на Сицилии, Парфия напала на контролируемую Римом Иудею и Сирию.

Пока Марк Антоний, упоенный любовью к Клеопатре VII, проводил время в Александрии в пирах и оргиях, его жена Фульвия захватила власть, покинутую её мужем, объявила от имени последнего триумвират расторгнутым, прогнала Лепида и повела легионы на новую междоусобную войну с Цезарем Окта­вианом. Последний при Перузии победил своих врагов и сделался власти­телем Рима. Это новое положение вещей заставило Марка Антония опомниться и вырваться из объятий Клеопатры: он поплыл в Афины, чтобы оттуда на­чать войну с Цезарем. В его отсутствии парфяне вторглись в Малую Азию и Сирию и овладели римскими областями.

Вторжение парфян произошло либо в конце 41 г. до н. э., либо в 40 г. до н. э. Возглавил парфянское нашествие парфянский царь Пакор I Парфянский и его полководец Барцафарн, которого Пакор назначил сатрапом Сирии.

В это время умер Птолемей Меннай. Получивший после него престол сын его Лизаний заключил дружбу с сыном Аристобула II, Антигоном II, причём это дело скрепил Барцафарн, который пользовался у него огромным влиянием. Антигон обещал дать парфянам 1 тысячу талантов и 500 женщин, если они лишат Гиркана II власти, передадут её ему и убьют приверженцев Ирода. Нужно отметить, то обещания своего он впоследствии не сдержал.

[править] Ход войны

[править] Захват Антигоном власти в Иудее

[править] Битва за Иерусалим

Подкупленный таким образом Антигоном Пакор отпра­вился сам по морскому берегу и приказал Барцафарну двинуться во внутрь страны. Из жителей побережья только тиряне не приняли Пакора в то время, когда Птоломаида и Сидон открыли перед ним ворота. Царскому виночерпию, носившему его же имя, он передал часть своей конницы с поручением вторгнуться в Иудею и там на месте собирать сведения о неприятеле и оказывать Антигону в случае необходимости любое содействие.

Пока парфяне, грабя на пути, проходили чрез гору Кар­мель, вокруг Антигона собралось много местных евреев, готовых принять уча­стие в нападении. Антигон отправил этих евреев к Дубовой роще для занятия местности. В завязавшейся там битве, они отбросили назад неприятеля, преследовали его, поспешно направились затем в Иерусалим и, ещё больше увеличившись в числе на пути, подступили к царскому дворцу. Началась осада царского дворца.

Евреи относились к Ироду и Гиркану как к предателям, и пособникам римлян, были озлоблены до последней степени ярости, и поэтому с готовностью стали помогать парфянам воевать с Римом и проримскими элементами.

Гиркан II, Ирод Великий и Фазаель встретили мятежников с сильным отрядом и посреди площади завязался бой. Ирод со своим отрядом принудил мятежников к отступлению и запер их в Иерусалимском Храме под охраной 60 солдат, расположенных им в близлежащих домах. Но враждебная Иродиадам часть городского населения протеснилась к этим домам и сожгла их вместе с находившейся там стражей. Разъярённый этой потерей, Ирод обрушился на жителей города и многих из них перебил: «ежедневно они толпами нападали друг на друга, и было беспрестанное избиение».

Пока между ними ежедневно происходили стычки, враги стали поджидать со всей Иудеи прибытия народна праздник Пятидесятницы (50-й день после Песаха). Когда она наступила, около Храма собралось несколько десятков тысяч людей, вооружённых и безоружных. Они заняли Святилище и весь город, исключая окрестности дворца, который был ещё во власти Ирода и его немногочисленного военного отряда. Фазаель охранял стену, Ирод меньшими силами — царский дворец.

Ирод во главе отряда двинулся на мятежников через городское предместье и, сразившись тут с ними в жестоком бою, многих убил, и обратил в бегство много десятков тысяч человек, причём одни из его противников бежали в город, другие в Храм, третьи в находящееся вне города небольшое укрепление, которое там имеется.

В этой битве поддержку Ироду оказал Фазаель.

Тогда Антигон предложил впустить Пакора в город, в качестве посредника. Фазаель дал себя уговорить, принял парфянина с его 500 всадниками в город, пригласил его даже к себе, как гостя. Пакор вошёл под предлогом подавить восстание, на самом же деле с тем, чтобы помочь Антигону добиться власти. Пакор стал уговаривать Фазаеля отправиться для переговоров во главе посольства к Барцафарну. Ирод предостерегал Фазаеля об опасности, и советовал убить варвара, но тот не послушал брата. Пакору удалось заманить Гиркана и Фазаеля; у Ирода он оставил небольшое число так называемых вольных всадников, а с остальными он провожал Фазаеля.

Гиркан и Фазаель отправились к сатрапу Барцафарну, и Пакор, оставив у Ирода 200 всадников и 10 человек отборного отряда, поехал вместе с ними.

Прибыв в Галилею, они застали там жителей готовыми к во­оруженному восстанию. И действительно галилеяне ещё раньше соедини­лись с сатрапом и теперь, при прибытии Фазаеля и Гиркана, советовали парфянам завлечь их в засаду.

Когда они прибыли в Галилею, к ним навстречу выступили с оружием в руках начальники местных городов. Барцафарн принял Фазаеля и Гиркана сначала любезно и одарил их подарками, , но по их удалении он расставил им ловушки. Фазаель с товарищами был помещен в прибрежный город Экдиппон (или вблизи него), недалеко от моря — это библейский Акзиб приморский город в Галилее, между Птоломаидой и Тиром.

В Экдиппоне Гиркан и Фазаель узнали, что Антигон обещал парфянам за них 1 тысячу талантов и 500 женщин (в число которых Антигон назначил и их жён), и они стали уже с подозрением относиться к варварам, тем более, что кто-то сообщил им, будто на них ночью готовится нападение и будто с этой целью за ними наблюдает специальная стража. Они также узнали, что их арест откладывается только из желания не спугнуть и самого Ирода, которого парфяне и Антигон надеялись также захватить.

Некий Офелий (узнавший план парфян от Сарамаллы — тогдашнего первого богача в Сирии) посоветовал посоветовал Фазаелю сесть на коня и обещал приготовить корабли для бегства, ведь Средиземное море было близко. Но Фазаелт отказался бежать, так как не хотел оставить Гиркана на произвол судьбы. Фазаель от­правился сейчас к сатрапу, бросил ему в лицо укор в предатель­стве, и предложил ему за своё спасение больше, чем Антигон за престол. Хитрый парфянин свалил с себя подозрение клятвами и оправданиями и поспешил к Пакору. Но вслед за этим, некоторые из оставшихся на месте парфян, получившие на то надлежащую инструк­цию, взяли в плен и заключили в оковы Фазаеля и Гиркана, которые осыпали их прокля­тиями за их вероломство и клятвопреступление.

Посланный парфянами виночерпий пытался захватить в свои руки Ирода, для чего старался заманить его за город­скую стену. Но Ирод, с самого начала не доверявший варварам, не поддался на эту уловку. Кроме того, дочь Гиркана, — Александра, мать Мариаммы, жены Ирода, советовала не доверять варварам.

[править] Бегство Ирода

Пока медлительный Пакор обдумывал план поимки Ирода, тот уже бежал из Иерусалима, — ночью, незаметно для врагов, с близкими людьми по направлению к Идумее:

Собрав своих воинов и посадив на вьючных животных женщин, а именно мать, сестру и невесту, внучку Аристобула, равно как мать последней (дочь Гиркана), а также младшего своего брата, равно как всю прислугу и домочадцев, Ирод незаметно от врагов двинулся по направлению к Идумее.

Как только парфяне узнали об бегстве Ирода, они пусти­лись за ним в погоню. Но Ирод отправил вперёд семью, сам со своей дружиной, задерживал парфян, убивая многих из них при каждом столкновении, пока не достиг крепости Масады.

Впрочем, во всё время бегства Ирод подвергался опасностям также со стороны евреев, которые напали на него с оружием в руках по пути, когда он успел удалиться от Иерусалима на расстояние 60 стадий (1 стадий = 185 м). Однако и евреев Ирод разбил, а в честь этой победы впоследствии основал город Иродион:

Больше, чем парфяне, тревожили его, впрочем, на пути бегства иудеи, которые беспрестанно беспокоили его и на расстоянии 60 стадий от города дали ему даже довольно продолжительное сражение. На месте, где Ирод их победил и многих из них уничтожил он, в память этой победы, основал впоследствии город, который украсил великолеп­ными дворцами, укрепил сильным замком и назвал его по своему имени, Иродионом.

Во время бегства к Ироду каждый день стекалось много людей — вероятно идумеи и самаритяне, но не евреи, которые, подняв своё оружие после убийства Малиха, беспрерывно воевали с Иродом в течение 5−6 лет, пока под натиском римских легионов не пали Иерусалимские твердыни.

Когда Ирод прибыл в Фрессу (Трессу), в Идумею, к нему навстречу вышел его брат Иосиф и посоветовал ему освободиться от большей части спутников, ведь маленькая крепость Масада не может вместить такое множество людей (их было свыше 9 тысяч человек). Ирод отпустил многих невоенных в Идумею, снабдив их средствами для пути, и с оставленной при себе лучшей частью войска, самой отборной и преданной, благополучно прибыл в крепость. Здесь он для защиты женщин оставил 800 воинов со всеми припасами на случай осады, а сам поспешно отправился в Петру, в Набатею.

Тем временем, парфяне учинили в Иерусалиме грабёж — врывались в дома бежавших и в царский дворец, где пощадили лишь сокровища Гиркана, состоявшие из 300 талантов. И здесь гений Ирода проявил себя — он позаботился предвидя грабёж, и переправил главные свои ценности в Идумею. То же самое сделали и его при­верженцы.

После окончании грабежа в Иерусалиме, парфяне, не объявляя войны, враждебно прошли чрез всю страну, опустошили город Мариссу (идумейский город) и не только воз­вели Антигона на престол, но и передали ему руки для расправы Фазаеля и Гиркана. Последнему, павшему пред ним на колени, Антигон лично откусил уши для того, чтобы он при каком-либо новом перевороте, никогда больше не мог принять сан первосвященника, так как титул первосвященника мог носить только здоровый и не изувеченный человек[3].

Фазаель по одной версии не страшась смерти покончил с собой в тюрьме, по другой — был отравлен по приказу Антигона. Говорят, что умирая, он узнав от одной женщины о счастливом бегстве Ирода, произнёс: «теперь я умираю спокойно, так как я мстителя моих врагов оставляю в живых».

Хотя парфяне были обманутыми в своих надеждах на добычу жён, но всё же утвердили за Антигоном полную власть, а Гиркана отвели с собой пленным в Парфию.

[править] Контрнаступление Ирода

[править] Путешествие Ирода в Рим

Ирод, ещё не зная о гибели своего брата Фазаеля поспешил к набатейскому царю, желая занять денег и подкупить парфян и выкупить Фазаеля. В качестве залога Ирод решил оставить набатеям заложником своего семилетнего племян­ника. Ирод был готов дать 300 талантов и хотел было воспользо­ваться содействием тирян. Однако, во-первых, Фазаель уже мёртв, а во-вторых, ему пришлось убедиться, что старая дружба с арабами больше не существует. Их царь Малих I даже послал к ему через гонцов навстречу приказ очистить страну под предлогом, будто парфяне потребовали от него изгнания Ирода из Аравии; но в сущности Малихом руководило нежелание возвращать долги сыновьям Антипатра Идумеянина.

После этого Ирод направился в Египет. Сначала он прибыл в какое-то святилище (где он оставил небольшой отряд своих приверженцев), а на следующий день в Ринокоруру, где узнал о смерти брата. Затем Ирод добрался до в Пелузий, где находившиеся в гавани шкипера хотели отказать ему в переезде; он обратился поэтому к тамошним судьям, которые предоставили ему возможность продолжать свой путь до Александрии, где встретил блестящий приём со стороны Клеопатры, надеявшейся приобрести в нём полководца для начатой ей войны. Но Ирод отклонил предложение Клеопатры и, не страшась ни суровой зимней погоды (по пути он попал в бурю, и потерял багаж), ни беспорядков в Италии, поплыл в Рим.

Высадившись в Брундизии, Ирод добрался до Рима, где встретился с Марком Антонием, доложил ему о случившемся, и просил о помощи. Марк Антоний сжалился над Иродом, и объявил его иудейским царём (вопреки надеждам самого Ирода, который считал что царём объявят Аристобула III), так как посчитал Антигона опасным мятежником. Октавиан также согласился помочь Ироду, памятуя о походе Антипатра вместе с отцом его в Египет, а также другие римские деятели (Мессала, Атратин). Римский Сенат единогласно признал Ирода иудейским царём. Таким образом, Ирод достиг царской власти в 184 олимпиаду, в консульство Гнея Дометия Кальвина и Гая Азиния Поллиона, то есть в 40 г. до н. э.

[править] Осада Масады

В течение всего этого времени Антигон осаждал Масаде, причём у осаждённых ощущался недостаток в воде, так что вследствие этого брат Ирода, Иосиф, решил было с 200 человек бежать к Малих, который, по слухам, раскаялся в своём проступке относительно Ирода. Ооднако это оказалось лишним, так как ночью был дождь и водоемы наполнились водой. Ободрённые лоялисты даже рискнули сделать вылазку и сразиться с войсками Антигона, отчасти в открытом поле, отчасти под прикрытием. При этом они перебили «множество» врагов.

Наконец в 39 г. до н. э. прибыл на войну с парфянами в Иудею римский полководец Публий Вентидий Басс, посланный из Сирии для того, чтобы прогнать парфян. Он явился якобы на помощь Иосифу, на самом же деле вся цель его была при этом получить взятку с Антигона. Расположившись поэтому вблизи самого Иерусалима, он тотчас получил от Антигона деньги и сам удалился с большей частью своего войска; а для того, чтобы не навлекать на себя подозрения в подкупе, он оставил тут Силона с отрядом. Антигон, однако, подкупил и его и обезопасил себя этим, рассчитывая, что парфяне вновь поддержат его.

Высадившийся в Птоломаиду Ирод набрал внушительное войско из иностранцев и туземцев, и быстро двинулся через Галилею против Антигона. Вскоре к нему присоединилась вся Галилея. Когда он двинулся к Масаде, чтобы выручить осаждённых родственников, город Яффа представил ему некоторую задержку — пришлось сперва взять этот город, чтобы, при дальнейшем следовании Ирода к Иерусалиму, не оставалось крепости в тылу для врагов. При этом Силон воспользовался представившимся случаем изменить свою позицию; когда же евреи принялись преследовать его, Ирод во главе небольшого отряда поспешил к нему на выручку, обратил евреев в бегство и тем спас Силона, очутившегося было в крайне затруднительном положении. Взяв затем Яффу, Ирод поспешил в Масаду. Из жителей многие теперь примкнули к нему, чувствуя в нём будущего победителя.

Антигон пытался остановить или замедлить продвижение Ирода, расставляя перед ним засады, но Ирод одолевал их, освободил своих родственников в Масаде, взял крепость Трессу и двинулся на Иерусалим, причём вместе с ним шло не только войско Силона, но и многие из жителей Иерусалима.

[править] Битва за Иерусалим

Когда Ирод расположился лагерем на западной стороне Иерусалима, то поставленная здесь стража стала стрелять из луков и метать дротики; некоторые отряды рискнули даже выйти из города и вступили в борьбу с авангардом Ирода. Тогда Ирод в первый раз приказал возвестить под стенами города, что он, явившись лишь для блага народа и спасения города, готов не только забыть все обиды, нанесённые ему его отъявленными врагами, но и дать амнистию за самые тяжёлые преступления. В ответ на это воззвание Ирода Антигон обратился к Силону и римскому войску, что они нарушат всякую справедливость, если отдадут царскую власть Ироду, который является совершенно частным лицом и притом идумеянином — полуевреем. Если, продолжал он, евреи теперь и недовольны тем, что он, Антигон, добился царской власти при помощи парфян, и решили её отнять у него, то всё-таки имеется ещё много членов его семьи, которые, не причинив никакого зла римлянам и вдобавок будучи священниками, совершенно несправедливо лишены этой власти. Пока происходили переговоры, перешедшие затем в ругань, Антигон распорядился отогнать врагов от стены. Последние, однако, принялись за стрельбу из луков и, пустив в ход всю свою храбрость, согнали противников с их башен.

Тут обнаружилось, что Силон подкуплен Антигоном: по его распоряжению многие солдаты стали громко роптать на недостаток съестных припасов и требовать денег для приобретения их, причём просили, чтобы их отвели в другие места на зимние стоянки, так как все окрестности разорены солдатами Антигона. Лагерь заволновался и сделал попытку удалиться, но Ирод стал энергично убеждать военачальников Силона и его солдат не покидать его, ссылаясь при этом на то, что они следуют за ним по приказу Октавиана, Антония и Сената. За припасами он послал своим друзьям в Самарию просьбу доставить к нему в Иерихон хлеба, вина, оливкового масла, скота и пр. Об этом узнал также Антигон, и потому он немедленно распорядился разослать по окрестностям отряды, которые должны были перехватить обозы Ирода.

По приказу Антигона у Иерихона собралось значительное войско, которое засело в горах и стало ожидать прохода транспортов. Ирод с 10 когортами (5 римских и 5 иудейских), а также с отрядом наёмников, к которым было присоединено ещё отряды кавалерии, двинулся к Иерихону. Город этот он нашёл покинутым жителями; лишь 500 человек заняли с жёнами и детьми крепость, но Ирод взял её и отпустил их. Римляне рассыпались по городу и стали грабить его, причём нашли в жилищах множество драгоценностей. Затем Ирод оставил в Иерихоне гарнизон, вернулся назад и отпустил римское войско на зимовье в преданные ему области: Идумею, Галилею и Самарию. Вместе с тем и Антигон путём подкупа добился от Силона согласия на оставление части войска в Лидде, чем думал снискать расположение Антония.

[править] Галилея и Самария

Ирод не оставался бездействии. Послав в Идумею своего брата Иосифа во главе 2 тысяч пехотинцев и 400 всадников, он сам направился к Самарии. Устроив тут свою мать и прочих домашних, освободившихся тем временем от заключения в Масаде, Ирод пошёл в Галилею с целью занять несколько пунктов, где были помещены гарнизоны Антигона. Прибыв при снежной вьюге в Сепфорис, причеём отряд Антигона покинул город, он завладел богатым запасом продовольствия. Так как там жило в пещерах несколько разбойничьих шаек, он выслал против них отряд конницы и три когорты пехоты и решил прекратить грабежи. Это произошло в непосредственной близости к деревне Арбеле. На сороковой день явился сам Ирод во главе всего своего войска, и хотя враги выступили ему навстречу весьма храбро, однако правый фланг их дрогнул; когда же они вступили в бой с отрядом самого Ирода, то они, которые одержали уже победу, обратились в бегство, и воины царя преследовали их. Ирод гнался за ними до реки Иордана, а также за теми, которые бежали по другим дорогам. Таким Ирод подчинил себе всю Галилею, исключая разбойничьи шайки в горных пещерах.

Затем Ирод раздал войску денежные награды, — каждому солдату вручил 150 драхм, а начальникам — больше. Затем он разместил всё войско по зимним квартирам. В это время прибыли к нему Силон и другие, находившиеся на зимних стоянках военачальники, потому что Антигон отказался давать им продовольствие дольше месячного срока. Вместе с тем Антигон распорядился отдать всем своим приверженцам в окрестностях приказ собрать все припасы, имеющиеся в стране, и бежать с ними в горы, дабы римляне, лишенные всего необходимого, погибли от голода. Ирод поручил своему младшему брату Ферору позаботиться об этих людях и вместе с тем приказал ему вновь отстроить Александрией; последний быстро доставил войску в изобилии все нужное, а также укрепил покинутый всеми город Александрией.

[править] Война с разбойниками пещер

Примерно в тоже же время Марк Антоний находился в Афинах. Вентидий послав Силона против парфян в Сирию, поручил ему сперва поддержать в этой войне Ирода, а затем уже собрать союзников для римского похода. Однако, Ирод отправил Силона обратно к Вентидию, а сам собрался лично покончить с разбойничьими шайками в пещерах и с этой целью двинулся против них.

Пещеры находились в крайне недоступных горах, и вход в них был среди почти отвесных скал, защищенных остроконечными утесами. В этих пещерах разбойники укрывались со своими семействами. Ирод приказал соорудить большие кованые ящики и спустить их на железных цепях с вершины гор, потому что его люди не могли ни спуститься по скатам благодаря их отвесности, ни подняться на верх. Эти ящики были полны воинов, снабженных длинными баграми, которыми они должны были схватывать выходящих из пещер разбойников и сбрасывать их затем вниз. Впрочем, спуск этих ящиков представлял значительную опасность ввиду необычайной глубины пропастей. В то же самое время разбойники в пещерах были снабжены в достаточной мере продовольствием и всем нужным; когда же ящики были спущены вниз, никто из разбойников не решился выйти на площадки перед пещерами, но все были в большом страхе. Тогда один из воинов Ирода опоясался мечом, ухватился обеими руками за цепь, на которой висел ящик, и выскочил на площадку, сердясь на то, что разбойники не решаются выйти к нему. Подойдя затем к входу в пещеру, он сперва своими копьями перебил множество столпившихся у входа, а затем схватил багром тех, кто двинулся вперед, вытащил их на площадку и сбросил в пропасть. После этого он проник в саму пещеру, убил там множество разбойников, а затем спокойно прыгнул обратно в свой ящик. Тогда на остальных врагов напал страх. Однако наступление ночи положило конец всему этому предприятию. Когда царь возвестил им требование сдаться, многие вышли, отдались во власть его и обещали ему покорность. Таким же образом продолжалась осада остальных пещер на следующий день. При этом солдаты стали смелее выскакивать из ящиков и драться у входа в пещеры, куда они также кидали огонь, чтобы опустошить внутренности пещер, где было собрано много дров. При этом один старик, заключённый в пещере с семью сыновьями своими и женой, сделал следующее: когда члены его семьи просили его разрешить им выйти на площадку и отдаться во власть римлян, он сам встал у входа и поочередно перебил всех выходивших своих детей и жену. Затем он сбросил тела их в пропасть и за ними сам ринулся вниз, предпочитая смерть рабству. Перед этим он ещё стал хулить Ирода за его низкое происхождение, хотя Ирод, присутствовавший при всем этом, и простирал к нему правую руку, обещая полную безопасность. Все пещеры в конце концов были захвачены Иродом.

После этого Ирод поручил Птолемею охрану этих местностей, а сам во главе 600 всадников и 3 тысяч пехотинцев двинулся к Самарии с целью сразиться с Антигоном. Однако командование Птолемея окончилось для него неудачей, потому что те отряды, которые и раньше производили смуты в Галилее, напали на него и убили его, после чего бежали в болота и неприступные местности, предавая всё на своём пути разграблению. Ирод вернулся и наказал их, перебив часть мятежников и подвергнув осаде других, которые бежали в укрепления. Укрепления эти он взял, а людей перебил. Города в наказание он обложил данью в 100 талантов.

[править] После смерти Пакора

В 38 г. до н. э. погиб парфансякий царь Пакор. По приказанию Антония, Вентидий послал Ироду на помощь Махера с двумя легионами и тысячью всадников. Махер приблизился к Антигону, и был встречен градом камней пращников. Когда Махер двинулся назад к городу Эммаусу он в гневе стал избивать всех попадавшихся ему по пути евреев, невзирая на то, враждебны ли они или дружественны ему. Тогда Ирод пошел к Самарии, и решил пожаловаться Антонию и сказать ему, что не нуждается в таких союзниках, которые приносят больше вреда ему, чем врагам, и что он сам в силах справиться с Антигоном. Но Махер последовал за ним и стал упрашивать остаться здесь или, по крайней мере, в случае ухода, всё-таки оставить при нем брата своего Иосифа, чтобы он вместе с ним мог воевать с Антигоном. Просьбы Махера заставили Ирода склониться на его сторону; он оставил ему Иосифа с войском.

[править] Рейд к Антонию

Затем Ирод поспешил к Антонию, который в это время осаждал город Самосату на Евфрате, имея для своего прикрытия отряды конный и пеший. Прибыв в Антиохию и найдя там множество лиц, которые желали ехать к Антонию, но не решались на это из боязни подвергнуться по пути нападению и погибнуть, он предложил взять на себя главенство в этой экспедиции. На расстоянии двухдневного перехода от Самосаты туземцы устроили засаду, чтобы лишить Антония подвоза припасов, причём эти люди заняли лесные опушки при входе в равнину, а значительные, спрятанные там же конные отряды должны были дожидаться, пока проезжающие не вступят на равнину. Когда проехали первые части и проследовал в арьергарде Ирод, на него внезапно бросилось из засады до 500 врагов. Первые ряды быстро были обращены в бегство, Ирод же ринулся немедленно вперёд на выручку товарищей и стал рубить врагов; этим он вновь возбудил мужество своих людей и придал им отваги, а так как тем временем бежавшие вернулись назад, то на варваров отовсюду посыпались удары и множество их подверглось избиению. Ирод сам налёг на парфян изо всех сил и двинулся вперёд лишь после того, как ему удалось отбить у врагов всё то, что те успели похитить — множество вьючного скота и рабов. Когда затем на них напало ещё более значительное количество врагов, находившихся в засаде в лесах при выходе из равнины, Ирод вступил и с ними в отчаянный бой, обратил их в бегство и, перебив множество из них.

Когда Ирод приблизился к Самосате, Антоний выслал ему навстречу войско и личную свою свиту, так как Антоний уже знал о нападении варваров. Немного спустя Антиох сдал Антонию свою крепость и тем самым война окончилась, Антоний поручил Сосию Сирию с приказом поддерживать Ирода, а сам двинулся в Египет. Сосий выслал два легиона в Иудею для поддержки Ирода, а сам с ядром своего войска последовал за ним.

[править] Гибель Иосифа

В это время в Иудее брат Ирода Иосиф расположился лагерем на склонах гор — он во главе предоставленных ему Махером 5−6 когорт собирался двинуться на Иерихон, чтобы овладеть посеянным тамошними хлебом. Но так как римский отряд состоял из одних только новобранцев (большинство из них было набрано в Сирии), которые были ещё неопытны в военном деле, то, когда на него там напали враги, он в произошедшем сражении погиб. Пал он, сражаясь геройски, и потерял при этом всех своих воинов. Победив таким образом врагов, Антигон велел отрубить Иосифу голову, а брат последнего Ферор предложил ему за нее пятьдесят талантов.

После этой битвы галилеяне отложились от своих наместников и потопили приверженцев Ирода в озере. В Иудее также произошли значительные смуты. Махер же принялся за укрепление местечка Гитты.

[править] Битва при Иерихоне

К Ироду прибыли вестники с сообщением о случившемся и довели до его сведения в антиохийской Дафне о судьбе его брата. Ирод ускоренно выступил к Ливанскому хребту, прибыл туда и, приняв в своё войско, состоявшее из одного римского легиона, ещё около 800 туземцев, направился к Птолемаиде. Отсюда он ночью выступил во главе своего войска и пошёл через Галилею. Тут против него выступили враги, но, будучи побеждены в битве, должны были вновь запереться в той крепости, откуда они вышли накануне. На заре Ирод совершил нападение на эту крепость, но так как он вследствие сильной снежной бури ничего не мог тут поделать, то отступил со своим войском в ближайшие деревни. Когда же сюда прибыл к нему второй, присланный ему Антонием легион, то враги, занимавшие укрепление, испугались и ночью покинули его. Затем Ирод поспешил к Иерихону желая отомстить жителям за смерть своего брата.

На следующий день 6 тысяч евреев спустились с горных вершин и с желанием вступить в бой с римлянами. Легковооружённые евреи выступили вперёд и стали закидывать дротиками и камнями вышедший против них отряд Ирода, причём какой-то воин ударил самого Ирода копьём в бок.

[править] Битва при Кане

Антигон послал в Самарию полководца по имени Папп, с небольшим отрядом, желая возбудить во врагах убеждение, что он ведет войну с большими силами, чем бы следовало. Этот полководец укрепился станом против Махера.

Ирод взял 5 городов, перебил найденных и захваченных там жителей, число которых доходило до двух тысяч, а сам, после того как сжёг эти города, двинулся на Паппу. Последний расположился станом около деревни Каны. Здесь к Ироду «пристало множество людей» из Иерихона и других частей Иудеи; когда же он подошел ближе и враги отчаянно ринулись ему навстречу, он сразился с ними и разбил их, а затем в отместку за убиение брата преследовал их до самой деревни, в которую они бежали, и по пути предавал их избиению. Так как все жилища были наполнены воинами и многие искали убежища на крышах, то Ироду пришлось взять их силой; когда же он приказал разрушать крыши, то увидел, что внутри дома были полны воинов. Тогда сверху стали на них швырять глыбами камней и убивать их кучами.

На следующий день Ирод распорядился отрубить у павшего Паппы голову и отослать её Ферору в знак отмщения за брата: Папп собственноручно убил последнего.

[править] Осада Иерусалима

По окончании зимы в 37 г. до н. э. Ирод двинулся к Иерусалиму и расположился вблизи его лагерем. Затем он двинулся вперед, подошёл совсем близко к той части городской стены, которая была менее всего укреплена, и расположился лагерем перед самым Храмом, имея в виду вести атаку точно таким же образом, как то некогда сделал Помпей. Он распорядился соорудить три вала в этой местности и воздвигнуть на них башни, причем работа шла крайне энергично и все окрестные деревья были срублены.

Поручив эти работы специалистам, сам Ирод, пока его войско стояло здесь ещё лагерем, отправился на свою свадьбу в Самарию, чтобы жениться там на Мариамне.

После свадьбы Ирода, через Финикию двинулся Сосий, выславший вперёд часть своего войска изнутри страны, а сам во главе многочисленного конного и пешего отряда следовавший за ним. К нему из Самаряии прибыл Ирод, ведя с собой значительное подкрепление к прежним своим боевым силам: у него было теперь около 30 тысяч человек. Все эти войска, в составе 11 легионов, 6 тысяч конницы и прочих вспомогательных сирийских сил, собрались под стенами Иерусалима и расположились станом у северной части города. Войска эти были под командой двух лиц; Сосия, посланного Антонием в качестве союзника, и Ирода, старавшегося лишить власти Антигона, который в Риме был объявлен врагом республики, и занять царский престол.

В это время собравшиеся отовсюду евреи с большим рвением и мужеством сопротивлялись войскам Ирода и, будучи заключены в стенах столицы. Всё то, что из припасов находилось ещё вне города, они собрали к себе, чтобы ни самим врагам, ни их вьючным животным не оставалось никакой пищи, причём доставляли врагам затруднения своими неожиданными набегами. В ответ Иродпоместил в наиболее засады для поимки мятежников, а для доставления припасов разослал на далёкое пространство вооружённые отряды и собрал столько продовольствия, что вскоре у его войска было в изобилии всё необходимое.

Вскоре люди Ирода соорудили вокруг Иерусалима три вала, на которые затем поместили осадные орудия и стали поражать стену. Однако, в это время осаждённые не падали духом и устраивали вылазки, при этом они поджигали полуготовые или уже готовые осадные орудия, а в происходивших при этом стычках нисколько не уступали римлянам в смелости, хотя и не обладали их опытностью в военном деле.

Когда евреи разрушили первые осадные сооружения римлян, неприятели воздвигнули новые; евреи приняли, в свою очередь, все меры, сражались под землёюй с солдатами, занятыми прокладкой подземных подкопов.

Первыми из людей Ирода взошли на стену 12 добровольцев, а затем и центурионы Сосия. Первая стена была взята по истечении 40 дней, а вторая по прошествии 15 дней. При этом были подожжены некоторые из Храмовых портиков, в чём Ирод обвинил Антигона.

Когда были взяты окрестности Храма и Нижний город, евреи бежали в Храм и в верхнюю часть города. А так как они боялись, что римляне помешают продолжать ежедневные жертвоприношения Богу, то они отправили к ним посольство с просьбой разрешить им ввоз исключительно жертвенных животных. Ирод позволил им это в расчёте, что они теперь сдадутся ему. Когда же он увидел, что ошибся в своих надеждах и что евреи особенно рьяно стоят за Антигона, он собрал все свои силы и штурмом взял город.

Произошла страшная резня, так как римляне были разъярены продолжительностью осады, а еврейские приверженцы Ирода не желали оставлять в живых ни одного противника. Тогда происходили массовые избиения на улицах, в домах и в храме, где жители искали убежища. Но не было пощады никому — «ни детям, ни старцам, ни слабым женщинам». Хотя Ирод и посылал просьбы щадить людей.

Антигон покинул башню и бросился к ногам Сосия. Последний, однако, отнюдь не сжалился над постигшей его неудачей, но резко накинулся на него и обзывал его «Антигоной»; впрочем, это не помешало ему не отпустить его, как женщину, на свободу; напротив, он приказал связать его и отдать под стражу.

Победив врагов, Ирод решил обуздать также и своих иноверных союзников, потому что чужеземные войска собирались подвергнуть осмотру Храм и его святыни. Одних Ирод удержал от этого путем убеждения, других угрозами, а некоторых пришлось прогнать с оружием в руках.

Ирод также запретил грабить город, неоднократно спрашивая Сосия, разве римляне желают лишить город окончательно людей и имущества и оставить его, Ирода, царём пустыни, тогда как ему не хотелось бы купить владычество даже над всей Вселенной убиением стольких сограждан. Когда же тот возразил, что солдаты имеют право на грабёж вследствие участия своего в осаде, Ирод заявил, что он готов выдать каждому из них вознаграждение из своих собственных средств. Выкупив таким образом остальную часть города, Ирод исполнил своё обещание: он вознаградил каждого воина, подобающим образом одарил военачальников, особенно он обогатил Сосия.

Это бедствие постигло Иерусалим в консульство Марка Агриппы и Каниния Галла, в третий месяц 185 олимпиады — 37 г. до н. э., в день поста, как и при Помпее, который в этот же самый день захватил город.

Принеся в жертву Богу золотой венец, Сосий ушёл из Иерусалима и повез с собой в оковах Антигона, чтобы отдать его Антонию. Ирод опасался, как бы Антигон не был пощажён Антонием, привезён им в Рим и там не был бы оправдан Сенатом, если только он там заявит, что сам он происходит из царского рода, Ирод же простой человек, и что поэтому несмотря на некоторые его провинности относительно римлян, всё-таки по происхождению царская власть принадлежит детям Антигона. Опасаясь такого оборота дела, он большой суммой денег уговорил Антония казнить Антигона. Антигон был казнён в 37 г. до н. э. в Антиохии.

[править] Итоги

Таким образом в результате этой войны парфянам не удалось захватить Сирию и Иудею, а Хасмонеи потеря власть в еврейской стране, где царём стал Ирод.

[править] Источники

  1. Иосиф Флавий «Иудейская война». Книга I. Глава 13−18.
  2. Иосиф Флавий «Иудейские древности». Книга XIV. Глава 13−16.
  3. III кн. Моис. ХХI, 17—24.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты