Римлянки и евреи

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Римлянка. В эпоху империи, судя по римским авторам, римлянки увлекались мужчинами-«варварами», в том числе евреями. Дело в том, что римское общество вступило в фазу упадка, одним из проявлений которого было падение рождаемости, как следствие снижения либидо у римских мужчин, в результате римский поэт Ювенал фиксировал, что римлянки рожали детей от «почитателей субботы».
Новые жители Рима, дети римлянок от евреев по Ювеналу, стали исповедовать иудаизм.
Но затем бо́льшая часть еврее-римлян и греко-евреев перешла в христианство.
Некоторая часть римлянок слилась с еврейским народом, как показывают данные генетики
Самуил помазывает Давида на царство, фреска из синагоги в Дура-Европосе, середина III века. Как видим, в то время евреи были куда более «загорелыми», чем сейчас
Фреска из синагоги в Дура-Европосе, видно, что в то время евреи были куда более «загорелыми», чем сейчас
Так, возможно, видели евреев римляне: сцена бросания пророка Ионы в море, Рим, катакомбы Присциллы, III век. Видно, что до миграции в Европу евреи были видимо намного смуглее в глазах римлян чем сейчас
Римлянка и её смуглый друг
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже римлянки любили смуглых мужчин. Римлянка дома снимает платок или накидку, что возможно указывает на цниут, рядом вторая беременная жена; римляне были моногамны, евреи полигамны; еврей на картинке или нет под вопросом, но он точно не римлянин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Похоже, римлянки любили смуглых мужчин
Римлянки
Римлянки
Римлянка
Римлянки
Римлянки
Римлянка
Римлянка
Римлянка
Римлянка
Фаустина Младшая, дочь императора Антонина Пия, благодаря ей были отменены законы Адриана против иудейской религии
Антония Младшая, мать императора Клавдия, много одаривала деньгами Агриппу I, существуют данные, что она стала иудейкой
Поппея Сабина, жена императора Нерона. Иоисф Флавий называет её Θεοσεβής — богобоязненной. При её дворе многие евреи нашли благосклонный приём, а сама она часто заступалась за евреев пред Нероном, и, благодаря её покровительству, Иосифу удалось освободить многих пленных евреев-мятежников.

Римлянки и евреи — совокупность генетических и литературных данных, говорящих о сексуальных отношениях мужчин-евреев с римскими женщинами (жительницами Древнего Рима). Согласно современным генетическим исследованиям, 80 % женщин-евреек европейского происхождения — прямые потомки римлянок по женской линии.

Содержание

[править] Возможная роль в распространении христианства

 → Распространение иудаизма и иудео-христианства в Римской империи

Казалось бы, евреи были врагами Римской империи, римляне были врагами евреев, а те их ненавидели как завоевателей и разрушителей Храма. Но тот факт, что произошёл процесс массового распространения отколовшегося от иудаизма христианства народами Римской империи, говорит о том, что отношения евреев с империей не укладываются в одни только римско-еврейские войны. Этнографы отмечают большое сходство итальянцев с евреями, так как в эпоху империи итальянские женщины увлекались ксенофилией (свойственной женщинам общества упадка или традиций гостеприимной проституции), и отдавались евреям, которые были в те времена очень активны (впрочем, римлянки находят поклонников и среди современных евреев, например Иосиф Бродский влюбился в некую римлянку Микелину[1]).

Видимо, распространение в Римской империи иудаизма — иудео-христианства — именно связанно с этим явлением, так как иудаизм запрещал евреям сожительство с язычницей и женитьбу на ней, а поэтому евреи склоняли римлянок в свою религию, в противном случае их наказывали за отпадение в язычество, и могли убить:

Кто… женится (сожительствует) на римлянке, того убивают ревнители[2].
Когда пришел Р. Дими, он сказал: Суд (бет дин) Хасмонеев постановил, что тот, кто сожительствует с языческой женщиной, виновен и подлежит наказанию за nashga, то есть, за сожительство с ниддой (niddah), шивхой (shifhah), гойкой (goyyah) и зоной (zonah)[3].
Если кто-то… сожительстует с языческой [сирийской] женщиной, он наказывается ревнителями (зилотами)[4].

То есть, нужно было (для законного сожительства по иудейскому закону), чтобы римлянки отказывались от язычества и соблюдали законы половой жизни, законы нидды (ритуальной чистоты), кашрута и т. д., то есть перенимали иудаизм.

Поэтому, произошёл массовый переход римлянок в синкретический иудаизм, за которым последовал переход в иудео-христианство, и наконец, христианство.

Вряд ли распространение иудаизма и отколовшегося от него христианства в Римской империи было следствием каких-то проповедей, оно явно указывает на массовые сексуально-семейные личные близкие отношения между евреями и римлянками и греческим женщинам (в незначительной степени евреек с греками и римлянами).

Это подобно тому, как например, в современной Европе (и не только) некоторые женщины принимают ислам, так как выходят замуж за мусульман. Евреи времён Римской империи мало отличались от современных арабов, в том числе были многоженцами, поэтому они могли перевести в иудаизм и иудео-христианство существенную часть жительниц империи.

Христианство лишь с трудом победило, иудаизм ещё немного и мог стать государственной религией Римской империи (Нерон от жены его возможно принял, Северы исповедовали синкретический иудаизм и т. д., характерно, что мать Константина Великого по одному преданию уговаривала его принять иудаизм, а не христианство). Христианство, видимо, лучше подходило смешанным еврейско-римским и еврейско-греческим парам и их детям.

[править] Генетические данные

В 2013 году вышли исследования наследуемой по материнской линии митохондриальной ДНК европейских евреев — ашкеназов, возводящие их происхождение практически исключительно к исходному женскому пулу на территории северной Италии[5].

Для определения генетической истории ашкенази было проанализировано 2500 полных и 28 тысяч частично прочитанных митохондриальных геномов от неевреев и 836 частично прочитанных мтДНК ашкенази (митохондриальную ДНК хранит генетическую информацию не в ядре клетки, а в митохондриях, которые всегда наследуются по материнской линии, так как достаются эмбриону исключительно из яйцеклетки). Результат анализа позволил сделать вывод о том, что наибольшее соответствие наблюдается между ашкеназской мтДНК и митохондриальными генами современного населения Италии.

То есть произошёл непонятный парадокс: современные женщины-ашкеназы, то есть европейские еврейки на более чем 80 %[6][7] (лишь 8 % европейских евреек имеют ближневосточную родословную[8]) — это потомки римских женщин:

2 тыс. лет назад часть еврейского населения Палестины покинула эту территорию, отправившись в Европу, в частности на Апеннинский полуостров. Действительно, еще до нашей эры еврейские сообщества появились во многих городах Средиземноморья… (Еврейская) община Рима насчитывала на пике от 30 тыс. до 50 тыс. евреев. Однако среди переселенцев… почти не было женщин. Женами приезжих с Ближнего Востока становились местные уроженки, переходившие в иудаизм[9].

Есть и другие оценки, что переселившиеся в Италию евреи сделали своими жёнами миллионы римских и итальянских женщин, это не кажется сильным преувеличением, ведь евреи брали римлянок и итальянок в жёны не 1 поколение, а несколько веков, до запрета христианами подобных браков (см. ниже), также известно, что миллионы «римляно-евреев» отпали в иудео-христианство, а затем христианство, наконец, в то время евреи были многоженцами:

So with genetic testing, we can see that the majority of the Ashkenazi population didn’t have its origins in the Caucus or Levant, but through assimilation of Roman women who converted to Judaism.
Male Jews migrated from the Levant to Rome during Greco-Roman times, which mass conversions led to 6 million Roman women who then began to practice Judaism.
So we have male Jews from the Levant who trekked to Rome around Greco-Roman times. They took beautiful Roman women as wives, who then converted to Judaism. Which brings me to another point about Ashkenazi Jews[10].

(Немало римлянок и итальянок могло рожать от евреев и без брака с ними, генетик Антонио Торрони из Павийского университета, ведущий эксперт по генетике европейцев, заявил, что «недавние исследования ядерной ДНК тоже показали подозрительное сходство между ашкеназами и итальянцами»).

Но и те 8 % которые есть у ашкеназок с Ближнего Востока могли быть привнесены в Италию вне всякой связи с евреями и уже в Риме смешаться с евреями:

Суммарный женский ближневосточный вклад составляет 8,3 %, тогда как европейско-средиземноморский — 81 %. Более того, они считают, что женские ближневосточные маркеры в древности (послеледниковый период), имели широкое распространение вдоль северного средиземноморья и были там ассимилированы. В частности, одна из основных гаплогрупп К1а зародилась еще примерно 20 тыс. лет назад на Ближнем Востоке, а затем уже появилась и в Европе. Сказанное не отрицает того, что нынешние еврейские мужчины и женщины имели разную миграционную историю. Авторы прямо говорят, что такой перекос может быть просто результатом прозелитизма, особенно среди женщин, а мужчины-первопроходцы («основатели») сохраняют ближневосточные маркеры в своей Y-хромосоме[11].

Генетические исследования израильского генетика из Тель-Авивского университета Авшалома Зусмана-Дискина показали, что смешение происходило по линии еврей-мужчина — итальянка-женщина[12].

Другими словами, предки мужчин-ашкеназов прибыли с Ближнего Востока, но предками евреек-ашкеназей были европейские женщины, в основном итальянки[13][14][15]:

Основатели отцовских линий ашкеназов действительно жили на Ближнем Востоке, а появление более древней европейской материнской линии в родословной объясняется тем, что выходцы с востока перебрались в Европу и взяли в жёны местных красавиц[16].

Евреи, прибывая с Ближнего Востока в Рим, «взяли красивых римских женщин в жены, которые затем обратились в иудаизм» («So with genetic testing, we can see that the majority of the Ashkenazi population didn’t have its origins in the Caucus or Levant, but through assimilation of Roman women who converted to Judaism»[17]).

Таким образом, ашкеназы не являются евреями по матери, хотя с другой стороны, римлянки наверное приняли иудаизм?

Возникает целый ряд вопросов. Например, как так получилось, что римлянки выходили замуж за евреев, почему именно римлянки стали праматерями современных ашкеназок, почему евреи, воевавшие с римлянами брали римлянок в жёны, хотя вообще после Эзры евреи были противниками смешанных браков; что стало с еврейками в Иудее. Как евреям могли нравиться свободные нравы римлянок?

[править] Данные авторов римской эпохи

Евреи переселялись в Рим практически без женщин. Естественно, эти мужчины-евреи вступали в отношения с римлянками. Овидий (I в. до н. э.) отмечал, что синагоги по субботам привлекают много римских девиц, в «Науке любви» Овидий советует отводить любовным утехам субботу, как делают «сирийские евреи»; субботу «сирийских палестинцев» (то есть евреев) он упоминает и в «Средствах от любви».

Иосиф Флавий сообщает, что во времена императора Тиберия одна знатная и замужняя римлянка Фульвия, обратилась в иудаизм, и передала каким-то проходимцам все свои ценности. В результате Тиберий приказал депортировать из Рима 4 тысячи евреев-мужчин на Сардинию, и «в том же году были изда­ны стро­гие ука­зы сена­та про­тив рас­пут­но­го поведе­ния жен­щин». Это довольно любопытный пример сексуального навета и попытки избавиться от конкуренции с евреями за женщин.

Чем руководствовались евреи вступавшие в связи с римлянками? По-видимому, это было частью военной стратегии, которая используется разными семитскими народами. Можно вспомнить, что и в борьбе с мадианитянами и другими народностями, да и для захвата Иерихона евреи использовали местных женщин (Рахав, Я‘эль). То, что это была военная стратегия говорит и тот факт, что в аггадических сказаниях много преданий о связях законоучителей с римлянками, так что этот процесс очевидно происходил под их управлением. Смысл этой военной стратегии прост: римляне победили нас оружием, мы победим их через их женщин. Эта стратегия и поныне открыто декларируется например у арабов, родственников евреев, в отношении иноверцев, как средство ассимиляции и исламизации. Очевидно, в давние времена и евреи применяли такую же тактику, так как примеров тому в Библии много, например у Самсона, воевавшего с филистимлянами было три жены филистимлянки. Именно женщины рожают детей, в этом заключается их ценность для продолжения нации, соответственно если отбить у враждебного народа женщин, это может привести к его исчезновению. Такой способ войны и поныне имеет место у восточных народов. Евреи не могли победить римскую армию, но они нашли у римлян слабое место.

Могла быть и другая, естественная мотивация тяги евреев к римлянкам — их красота. Но красивые женщины были и в Иудее и рядом с ней. Похоже одной красотой нельзя объяснить произошедшее, так как сложно поверить, что во время бесчисленных войн в Иудее не хватало женщин, и евреи отправились за ними в Рим. Видимо, евреи считали, что отняв римлянок у римлян, победят их.

То, что римлянки принимали иудаизм известно и по литературным и археологическим данным. Известны даже имена многих таких прозелиток: Поппея Сабина, Антония Младшая, Клавдия Прокула, Флавия Домицилла, Паулина Бетурия, Фульвия, Сатурния, Прискилла, жена сенатора Сатурния, Ветурия Паула основала две синагоги («мать синагог Марсова поля и Волумниуса») и после обращения в иудаизм приняла имя Сара. Помпония Грецина, жена военачальника Авла Плавтия, покорившего Британию, была предана суду и изгнана мужем за приверженность иудейской религии. Прозелиткой стала дочь консула-суффекта Авла Плавция и т. д. Одна римская женщина была «mater» двух синагог. Другая, в Фокее, пользовалась преимуществом proedria, то есть сидения на первой скамье[18]. Возможно, что дочь римского полководца Литория была прозелиткой, так как сам он был язычником.

Чем объяснить успех евреев у римлянок? Можно предполагать разные версии. Возможно, многие мужчины-римляне находились в походах и в провинциях, там они наверняка женились на местных уроженках. Соответственно, римлянки вступали в контакты с евреями (впрочем, такой же успех у евреев был и в Дамаске, где «преимущественно все женщины» соблюдали еврейские обычаи, для местных евреев это закончилось плачевно, сирийцы в тайне от жён побили их[19]).

Римский поэт Марк Валерий Марциал упрекает римлянок «не бежишь никуда от обрезанных ты иудеев», при этом признавая, что римлянок не устраивал секс с римлянами, не́мощными в этом деле:

Как же понять, если ты насто­я­щая рим­лян­ка родом,
Что ника­кие тебе рим­ские лас­ки не всласть?[20]

Возможно, римляне переутомились на войне и на строительстве, а римлянки наоборот, судя по стихам Марциала, жаждали секса, и поэтому, как пишет Марциал, получали его от разных инородцев, включая евреев.

Хотя римляне (Марциал) отрицательно относились к отношениям римлянок с евреями, но лишь при Тиберии и то частично и то временно прогнали некоторых евреев из города. Это объясняется тем, что многие влиятельные римлянки имели любовников-евреев и заступались за еврейскую общину, как заступалась жена императора Нерона Поппея Сабина, одарившая подарками Иосифа Флавия, будущего видного командира в войне с Римом.

Римлянки были очень свободны, римские мужчины не могли и не хотели запрещать им отношения с евреями. В раввинистических преданиях римлянки свободно общались с «рабби», римские мужчины этому не мешали.

[править] Талмудические предания

В раввинистических рассказах множество историй о взаимоотношениях римлянок с еврейскими священниками, благодаря этим влиятельным римлянкам часто удавалось облегчить общее положение евреев, как например, Иуда бен-Шамуй через влиятельную римлянку добился многих послаблений для евреев от императора Антония Пия[21].

«Одна матрона» — типичный персонаж Талмуда. Обычно это богатые и знатные матроны, с которыми общались «рабби», они жертвовали на синагоги, и помогали евреям. Но были и римлянки, жаждущие не истины, а похоти от уважаемых «рабби»[22].

В «Тосефте» говорится о массовой женитьбе на прозелитках:

Почему все спешат жениться на прозелитке, но не все спешат жениться на освобожденной рабыне? Ибо предполагается, что прозелитка себя блюла, а освобожденная рабыня вовсе нет.

Римлянки помогали учёным евреям:

Одна римская матрона задала вопрос р. Элиэзеру:
 — Справедливо ли было за один грех поклонения золотому тельцу покарать народ тремя родами казни?
 — Вся мудрость женщины не идёт дальше прялки, — проговорил, вместо ответа, р. Элиэзер.
 — Отец, — заметил ему сын его Гиркан, — благодаря твоему отказу ответить на её вопрос мы лишимся ежегодного поступления от неё десятинного сбора в количестве целых трёхсот коров.

Рассказывается о некой знатной римлянке, сочувствовавшей судьбе р. Ктия бар Шалома:

Талмуд рассказывает, что один римский император ненавидел евреев и хотел их уничтожить. Однажды он обратился к своим советникам с вопросом: «Скажите, если у человека нога поражена гангреной, следует ли ему ампутировать ее и продолжать жить дальше без ноги, или сохранить ногу и страдать?» Советники ответили: ему следует ампутировать ее и жить. Но нашелся среди них один, который встал на защиту евреев. Человек по имени Ктия бар Шалом сказал им: во-первых, вы не сумеете одержать над ними победу, ибо мир не может существовать без Израиля; во-вторых, люди станут называть вашу империю «ампутированной». Император ответил: «Ты говорил хорошо; однако всякий, кто побеждает императора в споре, должен быть погребен заживо». Когда бар Шалома вели на казнь, одна знатная римлянка сказала ему: «Горе кораблю, который плывет, не уплатив сбора!» (Раши объясняет: «Тебя убивают из-за Израиля, как жаль, что ты еще не уплатил сбора…» — то есть, не обрезан и не можешь разделить их судьбу). Пока его вели, он сумел сделать себе обрезание и сказал: «Я уплатил свой сбор, переправился и ушел». Перед казнью он завещал все свое состояние рабби Акиве и его друзьям[23].

Акиба бен-Йосеф, воевавший с римлянами, и который был идеологом войны в римлянами, получил много денег на эту войну от богатой римлянки (взял взаймы крупную сумму у знатной римской матроны, но та простила долг, затем даже получил сокровища дочери императора)[24]. Более того, Акиба, враг римлян, в прямом смысле этого слова, участник вероятно двух войн с ними, женился на римлянке:

Рабби Акива, овдовев, женился на римской матроне. Но эта женщина и многие другие вошли в еврейство, приняли на себя 613 заповедей, захотели разделить нашу нелегкую судьбу[25].

Очевидно, что для Акибы отношения с римлянками были частью войны с римлянами, он увёл жену у римского наместника Руфуса (вряд ли дело только в её красоте, скорее Акибе хотелось отомстить Руфусу, который был его вдвое моложе, за его антиеврейскую политику):

Подобную историю рассказывают и о раби Акиве (величайший Учитель Мишны, 2-й век). Когда к нему пришла римская матрона, жена Турнуса Руфуса, губернатора Иудеи, чтобы убедить его в превосходстве философии над еврейской верой, этот очень старый уже человек засмеялся, плюнул и заплакал.
Она спросила — почему он так реагирует на ее слова. И он ответил. Я засмеялся, потому что увидел, что ты выйдешь за меня замуж. Плюнул — потому что вспомнил, из какой «грязи» ты пришла. И заплакал — когда осознал, что и такая красота должна исчезнуть[26].

Звали эту знатную и богатую молодую «невероятной красоты»[27] римлянку Анджела (Руфина), сначала она была антисемиткой как и её муж, притеснитель евреев, а затем приняла еврейство, став женой р. Акибы[28]:

Анджела — это душа римской матроны, принявшей иудаизм, жены антисемита Турнусруфуса. В хрониках она известна как Эшет Турнусруфус. История рассказывает, что она хотела опозорить престарелого раби Акиву и заставить согрешить, но вышло так, что она сама поддалась его обаянию, отказалась от злодейского плана, приняла еврейство и стала его официальной последней женой…
Ибо она в итоге оказалась той самой Эшет Турнусруфус, ставшей последней женой рабби Акивы. Она принесла ему великое богатство, которое он потратил на йешивы. Ему уже было около ста лет, и вдруг молодая матрона ради него бросает свой прежний римский изысканно-развратный образ жизни[29].

На самом деле, у р. Акибы была жена на момент женитьбы на Анджеле-Руфине (но к тому времени умерла его любимая жена, Рахель), это видно из того, что споря с Руфусом, он поручил своей жене приготовить булку из муки, масла и приправ. Акиба был многоженцем. Женой тогдашней р. Акибы была дочь Калбы Савуа. Анджела согласилась стать второй женой, так как Руфус с ней, единственной женой не был горяч, как женатый р. Акиба:

Сам рабби Акива имел нескольких жен, внебрачные связи, среди них с римлянкой Руфиной, отбитой у императорского наместника. Ей влюбленный Акива обещал «Золотой Иерусалим». Именно отсюда название знаменитой песни Наоми Шемер, ставшей неофициальным гимном израильской столицы[30].

По преданиям, Анджела-Руфина отправилась с разрешения Руфуса к р. Акибе, чтобы заставить его с ней согрешить, возможно, это какой-то сексуально-религиозный обряд, возможно дефлорация. К Руфусу она не вернулась, став женой р. Акибы.

«Большие богатства», которые Анджела принесла Акибе, «были использованы на благо Израиля»[31].

В тюрьме р. Акибу вероятно её начальник или другой чиновник пытался обратить в язычество, но неудачно. Жена этого тюремщика, красивая молодая женщина придумала обольщением заставить р. Акибу принять их веру, но тот сам обратил её иудаизм, и она покинула мужа[32].

Из той же эпохи сохранился двусмысленный рассказ про главу Сангедрина Шимона бен Гамлиэля, когда Адриан запретил обрезание, Шимон бен Гамлиэль показывал сына римлянки, необрезанного (согласно легенде, он стал императором Антонием), вместо сына от еврейки, который бал обрезан[33]. Этот же рабби восхвалял красоту неевреек:

Раббан Шимон бен Гамлиэль, увидев нееврейку, которая была чрезвычайно хороша собой, похвалил ее и сказал: «Как велики твои дела, Господь!»[34].

Таннай Иуда бен-Илаи имел «знакомых среди римских матрон», как и р. Элиэзер, рабби Йосии, р. Иоханан, р. Кетиа б. Шалом и р. Иосе бен-Халафта, он не просто поддерживал с ними интимные отношения, но и обращал в иудаизм ("Римская матрона послала за рабби Йоси и сказала ему: «Твоя Тора права, и то, что ты мне сказал — истина»).

Вообще в талмудической литературе немало историй, начинающихся примерно так:

Одна римская матрона позвала рабби Цадока погрешить с ней…
Когда р. Цадок — знаменитейший в своем поколении — был отвезен пленником в Рим, одна матрона взяла его и прислала к нему красивую рабыню…
Рабби Кахана продавал корзины. Увидела его матрона и предложила согрешить…
Другая матрона склоняла рабби Ханину бен Паппи согреться с ней…
Нескольким рабби предстояло совершить некую сделку с римской кокоткой, вращавшейся в высших кругах. «Кто же к ней из нас пойдет?» — задумались они. Вызвался Рабби Иошуа, и вместе с учениками направился к римлянке. Подойдя к ее дому, он снял с себя филактерии, толкнул дверь и закрыл ее за собой…
А еще была в Риме матрона, которую посещала вся знать. Решили мудрецы попросить ее о помощи, чтобы она заступилась за Израиль. Пошел к ней раби Иошуа с учениками. Перед входом он снял тфилин, вошел и дверь перед носом учеников закрыл. А когда вышел, пошел в микву, окунулся и вернулся к ученикам…

Однако, позднейшие предания утверждали, что якобы евреи не поддавались чарам римлянок, так как в эпоху составления Талмуда под влиянием персидской религии у евреев появилась зороастрийская идея о том, что нужно держаться именно своих женщин, однако генетические данные безусловно говорят о том, что евреи активно вступали в подобные отношения, да и бесчисленное число таких историй в Агаде и Талмуде тому доказательство, недаром там можно прочесть про святых мудрецов и такое:

Говорили о нем, о раввине Элиэзере бен Дордия, что не пропустил ни одной блудницы на свете[35].

Впрочем, в Авот рабби Натан (версия А, гл. 16), рабби Цадок якобы был против отношений с женщиной из Рима, поскольку боялся, что это «умножит мамзеров в Израиле». Но есть основания сомневаться, что он не согрешил, так как описывается её красота и т. д.

В другой притче приводится беседа мудрецов со знатной римлянкой, в которой обсуждались размеры еврейского мужского члена[36].

Подобные рассказы о законоучителях и римских женщинах явно указывают, что евреи старались обратить римлянок в иудаизм, так как описываются разного рода споры и диспуты между римлянками и этими «рабби», в которых видно, что «рабби» убеждали римлянок в истинности иудаизма. Значительная часть этих «рабби» — участники войны с римлянами, и ненавистники римлян. Следовательно, это была не просто миссионерская пропаганда иудаизма, а какая-то военная стратегия, направленная на то, чтобы привести римлян к исчезновению, лишая их женщин. Это было частью войны с Римом.

Для пропаганды иудаизма среди язычниц евреи сочинили апокриф «Иосиф и Асенет», где рассказывается история обращения язычницы Асенат, супруги Иосифа, в иудаизм[37].

[править] Рабби и женщины из семей императоров

Разложение римлян дошло до того, что женщины из императорских фамилий, такие как Антония Младшая и Поппея Сабина, принимали иудаизм.

Так, Иосиф Флавий ясно указывает, что добился от Поппеи, жены императора Нерона, с которой некоторое время прожил под видом заложника, не только освобождения еврейских мятежников, но и неких финансовых благ:

Добравшись до Дикеархии, которую италийцы зовут Путеолы, я, подружившись с Алитиром (это был мимический актер, родом иудей, который чрезвычайно нравился Нерону), а через него познакомившись с женой Цезаря Поппеей, упросил ее и устроил так, чтобы священники были как можно скорее освобождены. И получив от Поппеи, помимо этого благодеяния, великие дары, я вернулся на родину[38].

В другом месте Иосиф Флавий называет Поппею «богобоязненной», из чего видно не только то, что он хорошо её узнал, но возможно это было написано для оправдания отношений с ней со стороны оппонентов, так как она больше не считалась язычницей. По Тациту мы также знаем, что Поппея изменяла мужу.

Трудно сказать насколько достоверны рассказы об отношениях дочерей императоров с евреями, например с рабби Иошуа бен Хананця, как и непонятно считала ли дочка императора этого рабби, который был ей по возрасту как отец, просто философом, или приняла иудаизм, сам этот рабби был уродлив, но дочь императора покорил его интеллект «Как же это твой Бог допустил, чтобы великая мудрость покоилась в отвратительном сосуде?»[39] Существуют и другие подобные рассказы, например, что дочери «кесаря» нравился рабби Ишма‘эль бен Элиша:

Когда дочь римского императора услышала о красоте рабби Ишмаеля и что он осужден на смерть как один из вождей еврейского народа, она попросила своего отца пощадить его. Но даже ее мольбы не смягчили жестокое сердце отца ее[40].

Таким образом, предания говорят о том, что дочь императора (или скорее, дочь римского полководца, непосредственно подавлявшего мятеж, любила одного из мятежников:

Пока р. Исмаил горевал так, выглянула в окно дочь кесаря и остановилась, очарованная красотой его, ибо р. Исмаил был одним из семи красивейших мужей на свете, и сияло лицо его подобно лику ангельскому. Преисполнилось сердце царевны жалостью к нему, и посылает она просить кесаря. — Отец, обещай исполнить одну мою просьбу. Отвечает кесарь — Исполню всякую просьбу твою, дочь моя; не проси только за р. Исмаила и его товарищей. Посылает снова она просить отца — Молю тебя, подари ему жизнь! — Это невозможно, — отвечает кесарь, — я поклялся казнить его.

Шимон бар Иохай якобы «лечил» (хотя не был врачом) дочь императора (у которого были настоящие врачи):

Рабби Шим’он, отправившись в Рим и изгнав из дочери императора вселившегося в нее демона (Меи. 17б), добился отмены запретов на обрезание, соблюдение субботы и мицвот, связанных с половой жизнью[41].

Этот рабби Шимон бар Йохай был непримиримым врагом Рима, и к тому времени стар. Но юная дочь императора заявила отцу, что он её излечил от вселившегося в неё беса, и император позволил р. Шимону разорвать антиеврейские указы. Если это Фаустина Младшая, то ей было лет 10—13. Р. Шимон в те годы (138—140) отправился к новому императору Антонину Пию уговорить его отменить антиеврейские законы. При этом пожилой р. Шимон и познакомился с «дочкой кесаря», видимо лечил её от бесов несколько лет. Антонин Пий отменил антиеврейские законы (Талмуд, Мегила, 17). Кстати, евреи получили аудиенцию у императора только благодаря другой знатной римлянки (Мегил. Таанит, XII).

Талмуд туманно рассказывает о некой «Юстинии, дочери императора Севера, сына Антония», которая спросила некоего «рабби» в каком возрасте женщина может выйти замуж:

Наши Раввины учили: Этот случай связан с Юстинией, дочерью Aсеверуса сына Антония, когда она как-то оказалась перед Рабби «Учителем». Учитель, — сказала она ему, — в каком возрасте женщина может выходить замуж? В возрасте трех лет и одного дня, сказал он ей. А в каком возрасте она является способной к зачатию? В возрасте двенадцати лет и одного дня, — ответил он. Я, — сказала она ему, — замужем с шести лет и имела ребенка в возрасте семи лет; мне жаль тех трех лет, которые я потеряла в моем отчем доме[42].

Видимо, евреи вступали в отношения с римлянками-девочками, так как по этому поводу возник спор, разрешено ли это. Школы Шаммая и Гиллела считали, что «дочери (язычника) — нидда — от колыбели» AvodahZarah36b. То есть это считалось греховным. Но другие смотрели либеральнее.

(В Талмуде две школы секса: либеральная и запретительная. Так, Йоханан бен Дахабай запрещал мужу целовать влагалище жены, но рабби Йоханан возразил: «Все, что муж хочет делать с женой, — пусть делает».)

То, что евреи явно оказались близки с женщинами из императорского дома говорят и другие факты: так, после принятия христианства вышло запрещение, под страхом смертной казни, евреям жениться на христианках[43] и даже иметь какие бы то ни было сношения с женщинами императорского гинекея[44].

[править] Общие выводы

Таким образом, жившие в Риме евреи смешались с римлянками, и на этом процесс этногенеза ашкеназов и остановился, так как в 339 году Констанций II под страхом смертной казни запретил браки между евреями и христианками, а в 388 году евреям под страхом смертной казни было запрещено жениться на христианках и обращать христианок в иудейство[45]. Из Рима евреи по римским дорогами расселились по другим городам и провинциям Римской империи. Так возникло европейское ашкеназское еврейство, из потомков евреев и обращённых в иудаизм римлянок. Но и поныне в еврейках можно увидеть характер римских матрон.

Можно пойти ещё дальше, и предположить, что таланты к инженерному делу у евреев унаследованы от римлянок, так как ранее евреи не были хорошими строителями, и даже Иерусалимский Храм строили финикийцы, а постройки Ирода Великого могли осуществляться греками, недаром в построенном Иродом порте Кейсария появилась большая греческая (точнее, эллинистическая, это могли быть те же финикийцы, посчитавшиеся себя греками) община, видимо они и были строителями порта.

Если предположить, что евреи намеренно ехали в Рим, чтобы по призывам «рабби» соблазнять и иудаизировать римлянок, то можно задаться вопросом, было ли это эффективно для победы над римлянами? Трудно сказать, связано ли исчезновение римлян с тем, что римлянки перешли к евреями. Скорее у евреев просто не было никакого другого способа отомстить римлянам: победить римскую армию евреи не сумели. Евреи смогли, однако, в отместку отбить у римлян некое количество римских женщин. Другого способа покарать римлян у евреев просто не было, слишком сильна была римская армия. Римское самолюбие было, конечно, задето, как видно из Марциала, и римляне пытались запрещать обрезание, чтобы дети не считались евреями, но нечего не вышло, и в плане римлянок они евреям явно проиграли, так что поздние римские поэты осуждали предков за то, что те захватили Иудею, как например писал Рутилий Намациан в «De reditu suo» в V веке «Побежденный нами народ (=иудеи) ныне нас (=римлян) победил» (Возвращение на родину, I, 398), и вышедшие из Иудеи евреи пустили в Риме своё «заразное семя», навязывают свою религию (в основном женщинам, как видно на многих примерах):

Глупых теорий источник, с холодной субботой на сердце -
Сердце ж еще холодней самой религии их…
Пусть бы несущее ужас оружье Помпея и Тита
Не покоряло совсем нам иудейской страны!
Вырвав из почвы, заразу по белому свету пустили -
И победитель с тех пор стонет под игом раба.

Вероятно, евреи полагали, что «уводя» римлянок у римлян они тем самым их побеждают как на войне. Но эта победа имела то последствие, что евреи из ближневосточного семитского народа превратились в полуевропейский. Этим объясняет и то, почему возникло этническое разделение ашкеназов и сефардов: последние сохранили семитскую расовую чистоту.

Тактика евреев была эффективна тем, что как видно на многих примерах, влиятельные римлянки добивались отмены антиеврейских законов, и возможно спасли евреев от полного истребления или порабощения римлянами, и способствовали освобождению попавших в плен.

Только благодаря очевидно влиятельным римлянкам евреи Рима не были перебиты во время множества римско-еврейских войн. Не исключено, что от римлянок евреи получали разведывательные данные о планах врага.

Римлянки, как видно, так же деньгами помогали еврейским повстанцам, и пытались добиваться отмены их казни. Нельзя исключать, что римлянки могли помочь евреям и поджечь Рим, так как такой поджог трудно было бы организовать без хорошо знающих город жителей.

Видимо в те времена, евреи были сексуально более активны, как жители южной страны Иудеи, и темпераментны, что, очевидно, гармонировало с темпераментом римлянок. Этот темперамент тогдашних евреев парадоксальным образом с одной стороны подталкивал их к резне римлян, а с другой тянул к римлянкам. Наиболее темпераментные и пассионарные евреи в войнах с римлянами погибали, и еврейский народ перестал быть воинственным и заметно «охладился», и только в XX веке внезапно как бы очнулся от сна, взялся за оружие и вернул когда-то отнятую у них римлянами Родину.

Что касается евреек, которые остались в Иудее, то вероятно они никуда и не исчезали, а со временем разделили участь евреев Эрец-Исраэль: сначала их насильственно обратили в христианство, затем в ислам, и с веками они арабизировались в палестинцев. Некоторые генетики, например, на основании исследования митохондриальной ДНК полагают, что «среди палестинцев есть потомки евреев по женской линии»[46].

[править] Римляне и римлянки

[править] Данные римских эротических мозаик и граффити

Скрупулёзное изучение бесчисленных эротических мозаик римского времени наводит на мысль, что римлянки очень любили секс, и почти всё время их партнёр имеет более тёмную кожу (а вот занимающихся любовью белых мужчин на картинках всего несколько, у римлян были дела поважнее, чем секс, в результате современные итальянцы брюнеты, и мало отличимы от евреев и других южан).

Из этих мозаик можно сделать несколько выводов.

Во-первых, они подтверждают данные Талмуда и Марциала о темпераменте римлянок.

Во-вторых, они подтверждают слова Марциала, что римлянкам нравились в сексе не римляне, а разные восточного южного типа мужчины.

В-третьих, изображения показывают толерантное отношение римлян к подобному межрасовому и межнациональному сексу: они явно любовались этими картинками, потому что таких картинок множество, следовательно, это считалось красивым и приемлемым.

Сложно сказать, почему римлянам нравились подобные картинки и сами такие отношения. Возможно, подобные картинки помогали им самим возбуждаться, а может это дань уважения эросу, богам и богиням плодородия: то есть вера в то, что если повесить такую картинку, то боги пошлют потомство и урожай.

Надо полагать, на картинках могут быть мужчины-евреи, ведь рожали же по Ювеналу римлянки от «почитателей субботы». А если Овидий призывал учиться любви у евреев, то можно решить, что картинки имели целью пробудить в римлянах «пылкого эрота», который, как считал Мелеагр, живёт в евреях, а Тацит пишет, что евреи «до край­но­сти пре­да­ны раз­вра­ту». В то время римские евреи не запрещали изображения, и мозаик с людьми было немало даже в синагогах.

[править] Разложение семьи у римлян

Из истории про знатную замужнюю Фульвию (её муж был другом императора) и её отношений с евреями и отношениях р. Акибы с женой Руфуса можно предположить, что римляне терпимо относились и к изменам жён. Ведь, Иосиф Флавий подчёркивает, что не влиятельный муж Фульвии, а она сама в отместку за то, что её любовник-еврей её обманул, выступила с жалобой императору:

Тиберий, которому по желанию Фульвии сообщил об этом муж ее Сатурнин, бывший с императором в дружественных отношениях, распорядился изгнать из Рима всех иудеев.

Значит самого её мужа сама по себе измена жены не волновала. Судя по мозаикам, римлянки видимо открыто вступали в отношения с разного рода иностранцами (рабами? евреями? финикийскими торговцами?), очевидно прямо у себя дома, и их мужья, отцы и братья к этому относились либо как к зрелищу, либо равнодушно, либо как к проявлению воли природы и богов.

В этой толерантности вероятно и кроется причина того, что прокуратор Руфус отпустил жену соблазнять р. Акибу, а некоторые евреи даже получали благосклонность у императорских особ женского пола. Так, из рассказа про Руфуса и его жену видно, что он был не против интимных отношений его жены с р. Акибой:

Римский наместник Иудеи Квинт Тиней Руф, которого Талмуд называет Турнус Руфус, имел обыкновение вести теологические диспуты с рабби Акивой, и в этих спорах последний всегда побеждал. Однажды, после очередной победы рабби Акивы, Турнус Руфус пришел домой рассерженным, и жена спросила его о причинах плохого настроения. Он отвечал: «Акива рассердил меня — он все время побеждает в наших диспутах и выставляет меня на посмешище». Тогда жена предложила: «Их Б‑г не терпит разврата, разреши мне соблазнить его. Это разрушит его карьеру, и мы отомстим за тебя». Турнус Руфус согласился. Женщина принарядилась и пришла к рабби Акиве. Увидев ее, рабби Акива повел себя очень странно: он плюнул, заплакал и засмеялся. Она спросила его: «Почему ты так повел себя?» — «Я плюнул, потому что ты вышла из смердящей капли, а заплакал, потому что такой красоте суждено превратиться в прах. Почему же я засмеялся, я тебе не скажу» (смеялся он, потому что знал заранее, что она перейдет в иудаизм и выйдет за него замуж). Женщина была удивлена столь необычным отношением к жизни. Склонившись перед величием мудреца, она спросила его, примут ли Небеса ее раскаяние после всего дурного, что она совершила и намерена была совершить? И рабби Акива ответил утвердительно. Она перешла в иудаизм, вышла замуж за рабби Акиву и принесла ему большое приданое[47].

Хотя предание говорит, что юная жена Руфуса хотела отомстить р. Акибе за то, что он побеждал в спорах её мужа, но во-первых в интиме нет никакой мести, а во-вторых, видно, что она явно не считала измену мужу грехом, в-третьих, согласно Агаде «раби Акива так очаровал Руфину, что впоследствии она разошлась с Руфусом и вышла замуж за Мудреца», то есть р. Акиба намеренно увёл у Руфуса жену (по Агаде «Руфус вместе с женой Руфиной с нетерпением ждал его прихода» р. Акибы, с которым Руфус вступал в споры, видимо Руфус пытался покорить р. Акибу доводами, а жена Руфуса — любовными чарами, Руфус если и ревновал, то не сильно, так как от общения с р. Акибой не отказывался до ухода к тому жены, так или иначе, видно, что жена Руфуса считала нормальным отношения с р. Акибой, а сам Руфус не возражал, что его нарядная и накрашенная молодая жена отправлялась к р. Акибе заниматься сексом[48][49], причём Руфус разрешал ей это[50]). Судя по мозаикам, римлянам видимо даже нравилось, что жена спит с восточным мужчиной:

После очередного проигрыша в очередном словесном состязании, Руф был особенно мрачен. И тогда придти ему на помощь решила одна из самых прекраснейших женщин — его жена Руфина. Она разработала весьма коварный и, как ей казалось, беспроигрышный план посрамления прославленного раби и приступила к его исполнению. Замысел заключался в том, чтобы подорвать в глазах народа авторитет раби Акивы в качестве высокоморальной личности, достойной подражания. Для этого красавица Руфина надела свои лучшие одежды и украшения, умастилась благовониями и отправилась к раби, надеясь поговорить с ним с глазу на глаз и околдовать его своими чарами и соблазнить. И когда после этого (а то, что это произойдет, у Руфины не было ни малейшего сомнения) евреи узнают, как осрамился их пожилой и доселе кристально нравственный мудрец, они уже не будут больше преданы ни ему, ни его учению[51].

Руфус и его жена считали позором, что пожилой р. Акиба побеждал Руфуса в спорах, но не видели нечего позорного в том, что жена Руфуса то ли сама решила отдаться р. Акибе, то ли поддалась на его открытые ухаживания, скорее верно последнее, по Babylonian Talmud, Abodah Zara 20a именно р. Акиба сразу как увидел красивую и богатую жену Руфуса, не стесняясь её мужа, стал её склонять, стать его женой. Странное поведение Руфуса, который вместо того чтобы прогнать р. Акибу наоборот продолжал с ним вести споры, и отпускал к р. Акибе свою жену объясняется эротическими мозаиками, которые показывают, что римлянки были свободны в своём сексуальном выборе. Поэтому, притеснитель и ненавистник евреев Руфус отпускал жену «грешить» с р. Акибой[52][53], который оказался не только героем войны, но и героем-любовником, темперамент которого преодолел страх перед грозным наместником, и жена Руфуса покорилась столь сильной страсти и смелости престарелого еврейского воина и интеллектуала. Р. Акиба же добился не только того, что лишил своего врага Руфуса жены, но и получил от неё крупные богатства, отнятые тем самым у врага (Рима).

По преданию, жена Руфуса сказала «их Бог ненавидит безнравственность; позволь мне заставить Акибу согрешить». Руфус дал разрешение своей жене[54], та отправилась к р. Акибе и «показала ему свои голые бёдра», и тот сразу сделал её своей женой[55], та бросила Руфуса, и тот узнал, что она вышла замуж за р. Акибу[56]. Средневековая легенда защитила р. Акибу от обвинений в похоти, обставляя дело так, что в супружеской измене виновата только жена Руфуса и её муж. Однако, именно р. Акиба первым увидев жену Руфуса, назвал её красивой, и сказал, что она будет его женой[57]. Согласно одной Бараите в Талмуде, Акива увидев жену Руфуса решил сделать её своей: «раби Акива, увидев жену нечестивого Турнуса Руфуса… возрадовался…; возрадовался — поскольку в дальнейшем она перейдет в еврейство и станет его женой» (Авода зара 20а). Следовательно, он был инициатором, не обращая внимания на Руфуса. Последний любил спорить с р. Акибой, и разозлился на него только когда жена ушла, но ранее разрешал жене интимные встречи с р. Акибой[58]. Хотя Руфус был молод, он видимо не мог удовлетворить жену, и отпускал её к р. Акибе, с которым та и осталась.

Скорее, однако, у римлянок был просто более сильный сексуальный темперамент, чем у римских мужчин, и те не запрещали им гулять на стороне. А р. Акиба не позволял бывшей жене Руфуса больше такого, она стала второй, наряду с дочерью Калбы Савуа, на то время[59] (третьей) женой р. Акибы, принеся ему большое богатство, данное указание Nedarim 50a-b говорит о том, что р. Акиба увёл у Руфуса жену не только чтобы отомстить тому за антиеврейскую политику[60], но и чтобы получить видимо крупную собственность — «она приняла иудаизм и вышла замуж за р. Акибу и принесла ему много денег в приданое, так что он стал очень богатым» («So she went and embraced Judaism and married R. Akiba and brought him a great deal of money as dowry, so that he became very rich»; из того же трактата видно, что р. Акиба получал деньги и от других римлянок). Полученные от жены Руфуса деньги пошли на нужды антиримского восстания[61] и на йешивы.

Возможно, Руфина отправилась с разрежения Руфуса к р. Акибе чтобы лишиться девственности, что было связано с греховным языческим культом (по римскому обычаю дефлорацию редко делал муж, передавая право первой ночи кому-нибудь другому, либо невеста в храме лишалась девственности на искусственном дефлораторе бога Тутуна в храмах, «римлянки проходили торжественную дефлорацию в храмах перед замужеством»). Процесс дефлорации был связан с языческими богами: «Новобрачные призывали в первую брачную ночь „на помощь“ Мутуна-Тутуна и богиню Пертунду, Венеру, бога Субига и богиню Премуе». Возможно, под попыткой склонить р. Акибу к греху имелся ввиду секс в честь Вакха. Но случилось наоборот: р. Акиба не принял римских богов, а наоборот, склонил Руфину к иудаизму. Каббалисты, признавая, что р. Акиба поддавался зову плоти с замужней Руфиной, отмечая верность р. Акибы иудаизму, объясняют, что он изгнал из Руфины нечестивую душу, и вложил еврейскую (Дины, дочери Яакова), когда та стала его третьей женой.

Аналогичная история с женой тюремщика и р. Акибой показывает тоже самое: римлянка, красивая жена тюремщика заявила тому о желании близости с р. Акибой, и тот её отпускает к заключённому в нарядной одежде. Та принимает иудаизм. Хотя мотивом жены язычника было соблазнив р. Акибу заставить его принять языческих богов, но вышло наоборот, и р. Акиба обратил язычницу в иудаизм, история снова показывает полное отсутствие ревности у римлян, а у римлянок — верности мужьям.

История с женой Руфуса и Фульвией показывает, что евреи поддерживали отношения даже с римлянками, имевшими влиятельных мужей. Видимо этим индифферентным отношением римлян к жёнам объясняется успех евреев с римлянками. Очевидно, римляне эпохи империи вообще не особо нуждались в женской ласке, и римлянки искали отношений с евреями. В рассказах про отношения «рабби» с «матронами» нет и намёка на ревность римлян.

Поэт Мелеагр говоря об ушедшей к еврею любимой говорит, что не удивлён, учитывая пылкость евреев. Ревности и осуждения в его словах нет. Даже если ревность и была, как у Марциала, римлянки и евреи не обращали на это внимания.

[править] Предполагаемые мотивы

Можно заподозрить, что евреи как раз и ехали в Рим из-за римлянок, тем более что те помогали евреям и материально, о чём сохранилось немало преданий. Поэтому, частое упоминание раввинистической литературы о том, что кто-то отправился в Рим похлопотать за еврейское дело, надо понимать так, что раввины отправлялись сами и отправляли других евреев в Рим, чтобы с одной стороны, как видимо раввины считали, уменьшить число римлян путём увода от них римлянок, а с другой стороны, повлиять через влиятельных римлянок на римлян в пользу евреев, как и говорится в агадических рассказах.

Данные Марциала, Талмуда и картинок-мозаик с изображениями сексуальных отношений римских женщин с восточными и южными мужчинами, говорит о том, что это было обычное явление.

Поэтому мнение о причинах вымирания римлян, что мол римлянки перестали рожать сомнительно. Например, Михаил Веллер пишет:

К 200 г. н. э. римлянки перестали рожать. Латиняне как народ начали вымирать. Начало происходить этническое, культурное и религиозное замещение коренного населения.

Это неверно, римлянки продолжили рожать, но от евреев, что можно считать победой евреев в римско-еврейских войнах, но наиболее активные евреи-мужчины переехали в Рим, и Иудея перестала быть еврейской страной.

Проблема с рождаемостью действительно возникла, и римские власти её пытались решать:

Законы императора Августа о браке предусматривали, что мужчина был обязан жениться между 25-60 годами, а женщины — между 20-50 годами. В случае нарушения закона они не имели права вступать в наследование имуществом, а самое страшное — отлучались от общественных игр и празднеств.
Гражданам Рима вменялось в обязанность иметь детей. По закону о безбрачии и бездетности не имевшие детей женщины, которым исполнилось 20 лет, наказывались штрафом, а мужчины платили штраф за бездетность по достижении 25 лет. Однако после рождения третьего ребенка женщина больше не платила налогов с личного имущества и освобождалась от власти мужа. Кроме того, не вступившие в брак вообще лишались права получить наследство, а бездетные, но состоящие в браке, могли получить только его половину. Также этим законом был увеличен с 1,5 до 2,5 лет срок, по истечении которого вдовы или разведенные женщины должны были найти себе мужа.
Император Адриан всячески поощрял тех, кто имел детей. Он даже наказания смягчал в зависимости от числа детей обоего пола[62].

Видимо, евреи тоже считались фактором, повышающим рождаемость у римлянок, однако, проблема была ещё в том, что римлянки обращались в иудаизм, а дети росли евреями, а не римлянами, как хотелось римлянам.

Принятие иудаизма для женщины в то время было несложным делом, видимо сводящимся лишь к посещению миквы. Однако, в отличие от римлян, евреи в то время не были моногамными. Из преданий видно, что у некоторых законоучителей было по нескольку римлянок, вероятно это имело место по всей римской еврейской общине. В Риме, например, уже немолодой Иосиф Флавий сначала имел двух жён одновременно (еврейку-римскую пленницу и нееврейку)[63], затем взял третью жену, еврейку[64], и говорил: «Существует у нас традиционный обычай иметь несколько жен одновременно»[65]. Вероятно, римлянки приняли полигамию потому что вообще искренне приняли иудаизм.

Не смущал римлянок и тот факт, что их любовники и мужья евреи убивали их братьев-римлян, как это делал р. Акиба. Это подтверждает разложение института римской семьи в эпоху империи.

Надо полагать, римлянки были влюбчивы, и их не останавливала не полигамия, не война, не чуждые законы и обычаи евреев.

Удивляет, как могли римлянки с их развратом и языческой религией привлекать многих «рабби»? Вероятно, они считали, что без римлянок не будет и римлян.

Евреям хотелось отомстить римлянам, захватившим Иудею, и они компенсировали это тем, что «пленяли» римлянок. Очевидно, этим мотивом руководствовался р. Акиба уводя жену римского наместника, угнетателя евреев Руфуса, так как р. Акиба имел жену, и если уж ему было мало одной жены он мог найти жену еврейку (хотя, попутно р. Акиба получил о огромные богатства от жены Руфуса, не исключено, что материальный мотив тоже мог привлекать внимание к богатым римлянкам, но одно не исключало другое: полученные от жены Руфуса богатства могли считаться как бы трофеями). Это типичная для Востока логика, связанная с тем, чтобы уязвить врага через их женщин.

Влиятельные римлянки часто хлопотали за евреев, и не факт, что евреи вообще не были бы вырезаны или порабощены римлянами без заступничества влиятельных римлянок. А судя по генетическим данным, именно благодаря римлянкам и существуют ашкеназы, так как по данным генетиков, ашкеназские женщины потомки римлянок, а без женщин ашкеназов бы не было.

Иные могут подумать, что до введения строгих законов Талмуда, видимо «рабби» не видели особого греха в общении с римскими матронами и блудницами, ведь в Талмуде говориться, что «рабби» хвалили и красоту римских женщин и римские бани, а поэт Мелеагр писал о любимой, ушедшей к еврею: «Видно, к субботе любовь охватила тебя. Не дивлюсь я: И среди холодных суббот царствует пылкий Эрот!» (fr. 24 R).

Но святость тогдашних «рабби» была абсолютной, и они брали римлянок не для похоти, а чтобы исполнить заповедь о пленнице. Евреи в те времена были полными праведниками, ими двигало лишь желание исполнить заповедь, взять в жёны и наложницы пленницу у враждебного народа, как приказывает Святая Тора (Второз., 21, 10—14). Раши говорит, что Бог разрешил насиловать пленниц и брать их в жёны, чтобы еврей не нарушал запрет, если бы он был. Пленницам предлагалось принять иудаизм и римлянки согласились стать еврейками.

Число римлянок-прозелиток должно было быть велико, так как даже сейчас после Холокоста, крестовых походов, насильственных и добровольных крещений живут миллионы их потомков-евреев (бо́льшая часть евреев — ашкеназы). Есть ещё десятки миллионов потомков крещённых ашкеназов. Поэтому, число прозелиток было большим, но бо́льшая часть их крестилось во времена иудео-христианства.

Поэтому, скорее всего верны оценки значительного размаха прозелитизма, тем более что многие евреи, как р. Акиба, имели отношения с несколькими римлянками. Основная часть этих «римо-евреев» в первые века христианства отпало от евреев в близкое римлянам христианство. Успех христианства и объясняется тем, что иудаизм раньше подготовил почву для его триумфа в Европе.

Из Нового Завета много примеров, что многие иудейские прозелитки видимо перешли на христианство. Так, прибыв в македонский город Филиппы, иудео-христиане «разговаривали с собравшимися там женщинами. И одна женщина из города Фиатир, именем Лидия, торговавшая багряницею, чтущая Бога…» дала себя убедить и приняла христианство вместе со всей семьей[66]. Но бывало и другое: евреи пользовали влиятельных прозелиток для борьбы с христианам: «иудеи, подстрекнув набожных [богобоязненных] и почетных женщин и первых в городе людей, воздвигли гонение на Павла и Варнаву и изгнали их из своих пределов»[67].

[править] Римлянки

Римляне не зацикливались на сексе. Чувственная любовь и сексуальное удовольствие в римском браке даже считались нежелательными, и к этому супруги не стремились[68]. С юридической точки зрения, сексуальная близость в браке не была обязательной, её прекращение и даже жизнь врозь не прерывали течение брака[69]. Римский муж должен был «сдерживать» женскую сексуальность[70].

Но для римских женщин секс играл куда более важную роль, а холодность мужей толкала их на измены и на активный поиск сексуальных партнёров:

Подоб­ные жало­бы впо­след­ст­вии все сно­ва и сно­ва повто­ря­ют­ся; не было так­же недо­стат­ка в мерах, при­ня­тых про­тив все уси­ли­ваю­щей­ся без­нрав­ст­вен­но­сти жен­щин. В 19 г. по Р. Хр. некая Висти­лия, родом из пре­тор­ской семьи, сама объ­яви­ла себя про­сти­тут­кой. Ее сосла­ли на ска­ли­стый ост­ров в Архи­пе­ла­ге, а сенат после это­го поста­но­вил стро­го запре­тить зани­мать­ся про­сти­ту­ци­ей тем жен­щи­нам, дед, отец или муж кото­рых были всад­ни­ка­ми[71].

Уже со вре­ме­ни цен­зор­ства М. Мес­сал­лы и Г. Кас­сия в 154 г. до н. э. цело­муд­рие в Риме пере­ста­ло суще­ст­во­вать[72]. Овидий подтверждает:

Цело­муд­ри­ем отли­ча­ют­ся толь­ко те жен­щи­ны, за кото­ры­ми никто не сва­тал­ся, — а муж, гне­ваю­щий­ся на невер­ную супру­гу, слиш­ком уж про­сто­ват и, долж­но быть, незна­ком с рим­ски­ми нра­ва­ми[73].

Когда Август начал борь­бу с без­бра­чи­ем, то в сена­те ссы­ла­лись на без­нрав­ст­вен­ность римских жен­щин[74].

Гораций писал, что женской морали в Риме не найти.

Про­пер­тий писал: «Ско­рее мож­но было бы осу­шить дно мор­ское и сорвать чело­ве­че­ской рукой звезды с неба, чем поме­шать нашим жен­щи­нам гре­шить»[75].

Сенека Младший писал, что «кажется, женщины имеют мужей, чтобы соблазнять любовников», то есть мужья у них суще­ст­ву­ют толь­ко для раз­дра­же­ния любов­ни­ков[76], а Сене­ка Стар­ший гово­рит, что упа­док нрав­ст­вен­но­сти в Риме дошел до таких раз­ме­ров, что нико­го не сочтут слиш­ком лег­ко­вер­ным, если он запо­до­зрит жен­щи­ну в невер­но­сти[77].

Когда всту­пил на пре­стол Веспасиан, то, по сло­вам Све­то­ния, раз­врат достиг край­них пре­де­лов[78].

Римляне сокрушались по поводу нимфомании своих женщин: «Я дав­но уже спра­ши­ваю по все­му горо­ду не ска­жет ли хоть одна жен­щи­на „нет“. Ни одна не ска­жет — „нет“[79]».

Марк Авре­лий был при­нуж­ден про­ти­во­дей­ст­во­вать раз­вра­щен­но­сти жен­щин[80].

Вероятно, если у римских мужчин энергия сублимировалась в строительство дорог, просмотр игр в Колизее и цирке, войнах, то римские женщины, предпочитали проводить время в компаниях разного рода восточных и южных мужчин, в том числе евреев.

Мар­ти­а­л[81] и другие римские авторы отмечают, что замужние римские женщины открыто имели любовников. А Ювенал отмечает, что жена, кото­рую муж застиг в объ­я­ти­ях любовника, ни на мину­ту не теря­ет при­сут­ст­вия духа: «Уже дав­но было реше­но меж­ду нами, что ты будешь жить, как тебе захо­чет­ся, а я — посту­пать по мое­му соб­ст­вен­но­му усмот­ре­нию»[82].

Эти данные, показывающие атрофию у римлян ревности к жёнам, объясняют казалось бы странный рассказ про р. Акибу, который стал любовником, а затем и мужем жены наместника, причём тот не возражал против их отношений. Судя по всему такое поведение римских женщин было для римлян привычным и естественным (р. Акиба не боялся ревности наместника, и соблазнил его жену при первом же знакомстве, а наместник им не помешал и явно не ревновал жену).

Так же это показывает, что не стоит верить Талмуду про религиозные диспуты римлянок с рабби. Скорее всего, эти отношения в первую очередь носили сексуальный характер, но со временем талмудисты вычистили интимные подробности, оставив лишь религиозные проповеди рабби римлянкам.

[править] Политика римлян в отношении детей от евреев

Как отмечалось выше, в рассказах о «рабби» и римлянках нет случаев, чтобы римляне ревновали бы их к евреям.

Не всем римлянам, конечно, нравились такие отношения, но огородить римлянок от евреев попытался только Тиберий.

Возможно, у этой толерантности был некоторый демографический мотив, хотя по словам Ювенала, не было ни одного храма, в котором женщины не предавались бы разврату, но рождаемость в Риме падала, становилось всё больше иностранцев, а ведь нужно было пополнять легионы солдатами.

Позднее император Каракалла просто раздал всем варварам римское гражданство, но численность римлян падала, и империей труднее было управлять.

Судя по сатирам Ювенала, римляне не видели проблемы в том, что римлянки рожают от евреев, проблемой они считали, то что дети римлянок от евреев становятся евреями, а не римлянами, так как их отцы-евреи учат детей в иудаизме и безмерной ненависти к римлянам:

Выпал по жребью иным отец — почитатель субботы:
Лишь к облакам их молитвы идут и к небесному своду;
Так же запретна свинина для них, как и мясо людское,
Ради завета отцов; они крайнюю плоть обрезают
С детства, они презирать приучились обычаи римлян,
Учат, и чтут, и хранят лишь свое иудейское право, —
Что бы им там ни дано в Моисеевом тайном писанье, —
Право указывать путь лишь поклоннику той же святыни
Иль отводить к роднику лишь обрезанных, но не неверных.
Здесь виноват их отец, для которого каждый субботний
День — без забот, огражденный от всяких житейских занятий[83].

Этот текст удивителен тем, что написан до 127 года, то есть после двух гигантских кровавых войн римлян с евреями, в которых погибли сотни тысяч римлян, римлянки рожали детей от евреев (а не от иудейских прозелитов, как некоторые толкуют, например, ясно, что фраза «ради завета отцов они крайнюю плоть обрезают» не может относится к недавним прозелитам, кроме того, Ювенал ясно говорит, что их отцы-евреи растят их евреями, матерями являются римлянки), Ювенал осуждает, не то, что римлянки рожают от евреев, а то, что их дети растут евреями и презирают римлян (то есть впитали в себя ненависть к Риму своих отцов). Ювенал не винил в этом римлянок, признавая, что детей так воспитывали их отцы-евреи. И это не критика прозелитизма, как часто толкуют, в сатире вообще нет слов про обращение в иудаизм, говорится про детей римлянок от «почитателей субботы», последние Ювеналом римлянами не считались, и он о них и не говорил, он говорит о детях, которых их отцы не обращают, а воспитывают евреями («с детства, они презирать приучились обычаи римлян»), начиная с обрезания. Ювенал бы выразителем тех римских кругов, которые видели решение «проблемы» в запрещении обрезания/иудаизма. В целом Ювенал считал детей римлянок от евреев природными римлянами, лишь «неправильно» воспитанными их еврейскими отцами. Вероятно, эти еврейские дети по праву матери включались в разные римские трибы (семейства), кроме того, их матери — римские гражданки, поэтому, Ювенал и считал их детей римлянами.

Тот же Ювенал, обличая (6 сатира) повальный блуд римлянок, упоминает и их общение с евреями, видимо купцами и моряками, и о том, что римлянки заставляли своих мужей римлян, которым изменяли с «варварами», покупать у евреев разный хлам, и что они ещё и приобщаются к еврейским культам или гаданиям:

Блудная эта Августа бежала от спящего мужа…
…Все еще зуд в ней пылал и упорное бешенство матки;
Так, утомленная лаской мужчин, уходила несытой,
Гнусная, с темным лицом, закопченная дымом светильни,
Вонь лупанара неся на подушки царского ложа…
…В зимний же месяц, когда купец Язон загорожен
И моряков снаряженных палатки белые держат, —
Им доставляется крупный хрусталь, сосуды из мурры
Больше еще да алмаз драгоценный, тем знаменитый,
Что красовался на пальце самой Береники: когда-то
Дал его варвар блуднице, — сестре он подарен Агриппой
Там, где цари обнажением ног соблюдают субботу
И по старинке еще доживают до старости свиньи…
…Будет подачка и ей, но поменьше: торгуют евреи
Бреднями всякого рода за самую низкую плату.

Тацит[84] и другие римские антисемиты негодовали из-за распространения иудаизма. Сенека считал евреев проклятием, поскольку их обычаи «приобрели огромное влияние и распространились по всему миру; побежденные навязали свои законы победителям». Поэт Марциал в своих «Эпиграммах» насмехался над римлянками, соблюдающими Шаббат. В эпиграфических материалах из еврейских катакомб Рима упоминается много женщин-прозелиток, но были и мужчины-прозелиты (дети евреев?), в основном именно женщины принимали иудаизм.

Именно иудейская религия рассматривалась римлянами как опасность, так как она давала детям евреев от римлянок еврейскую национальную идентичность. Но похоже далеко не все рождённые итальянками от евреев дети вырастали в иудаизме, так как большинство отношений «рабби» с матронами по контексту происходили без брака этих «рабби» с матронами, то есть довольно часто римлянки и итальянки и без брака с евреями поддерживали с ними отношения, вряд ли дети от этих неофициальных отношений подвергались обрезанию.

Безусловно римляне при желании могли запретить евреям интимные отношения с римлянками и прочими итальянками. Но не запрещали, то ли из-за разврата (каких-то религиозных установок типа культов Вакха), то ли настолько деградировали, что уже не могли и не хотели заниматься любовью с жёнами (или нередким становилось мужское бесплодие?), поэтому к общению римлянок с «рабби» римляне относились положительно, но детей римлянок они хотели растить римлянами.

В общем, получается, евреи считали, что мстят римлянам, так как римлянки рожают от них, что по восточной логике, естественно, крайне унизительно для римлян, но римляне похоже не только не расстраивались (даже если их жёны гуляли с евреями), но даже видели в этом демографическую помощь, считая, что римской крови не помешает свежая примесь, у них возникли какие-то репродуктивные проблемы, и по факту, евреи невольно помогали римлянам с рождаемостью, это видно из Ювенала: он признаёт детей римлянок от евреев римлянами, не осуждает римлянок и их детей, лишь отцы римских детей — евреи — у него показаны негативно, мало того, что он пишет без всякой благодарности евреям за увеличение населения, так ещё и осуждает, что евреи-отцы заставляют детей учиться.

Чтобы дети евреев становились римлянами император Адриан вообще запретил обрезание детей.

Следующий император, Антонин Пий всё же разрешил из-за своей дочери, «природным евреям» совершать обрезание, но запретил обрезать младенцев нееврейского происхождения, тем самым очевидно желая, чтобы дети римлянок от евреев оставались необрезанными.

Характерно, что даже Траян, Адриан и другие императоры, при которых шли войны с евреями не выгоняли евреев из Рима. Адриан просто запретил обрезание детей. Другим способом борьбы с обрезанием был особый налог — иудейский фиск, так как Светоний писал, что налог брался с обрезанных, очевидно, что эта мера была направлена на то, чтобы детей не обрезали. Всё это указывает, что евреи с одной стороны считались в Риме полезными для демографии (поэтому их не выгоняли из Рима даже в самые тяжёлые войны с евреями, кроме тех, которые подняли восстание при Клавдии), а с другой стороны делалось многое, чтобы получившиеся дети вырастали римлянами.

Сколько таких полуримлян-полуевреев в результате такой политики родилось вне официальных браков с евреями, иудаизма и обрезания непонятно, требуются генетические исследования (а они показывают высокую примесь у итальянцев J2 и E3b, особенно распространённых на Ближнем Востоке). Во всяком случае, многие современные итальянцы весьма похожи на евреев, и настроены как правило проеврейски.

Стратегия римлян имела слабое звено — римлянок, многие из которых хотели жить в нравственной чистоте иудаизма, и становились еврейками, обрезание детей продолжилось и из Рима началось распространение по империи нового субэтноса — европейских евреев-ашкеназов (отсюда видно, что с евреями у римлянок не было проблем с рождаемостью).

Стратегия евреев оказалась продуктивней, хотя нет доказательств, что римляне вымерли, потому что евреи отбивали у них жён, но нельзя не прийти к выводу, что если римляне разрешали жёнам, дочерям и сёстрам гулять с евреями, и те рожали от евреев, то не так и удивительно, что потомство евреев от римлян имеется в виде ашкеназов, и возможно некоторой части современных итальянцев, а вот римляне исчезли (хотя, с другой стороны, всё же в тех же ашкеназах по женской стороне получается римские гены живут и поныне, наверное и среди современных итальянцев немало потомков римлян и римлянок, но римский народ исчез), чего евреи явно и добивались, соблазняя римлянок.

[править] Причины терпимости римлян к изменам жён

В первые века Новой эры римляне стали фактически вымирать. Депопуляция стала постоянным и определяющим фактором жизни Рима. Рей Тэннэхилл пишет: «Нигде ситуация не была настолько фатальной и настолько устойчивой, как в Древнем Риме». Поэтому:

В Риме муж мог уступать свою жену ради рождения детей другим мужчинам[85].

В Сенате даже обсуждался вопрос о том, что бы у женщин было два мужа, но «матроны особенно ужаснулись от перспективы стать женами сразу двух мужчин». По Полибию, многомужество имелось и у греков.

Мозаики с римлянками и итальянками, занимающимися любовью с инородцами показывают, что римские мужчины в отличие от римских женщин на сексе помешаны не были. По примеру р. Акибы и другим данным видно, что даже замужние римлянки с согласия мужей развратничали с евреями, и видимо это было обыденным явлением (так как это не вызывало вопросов и удивления у агадистов), более того, сохранилось много примеров того, когда римлянки, в том числе замужние, сами предлагали себя евреям.

Наместник Руфус ненавидел евреев, но спокойно, а может и с удовольствием отпускал к еврею свою молодую жену для секса. Похожие истории указывают, что римляне не могли противиться желанию жён, хотевших отношений с евреями. Рабби Акиба увидев жену Руфуса вёл с ней себя как с незамужней: любовался её голым телом («Rufina runs naked in front of rabbi Akiva»), голыми ногами («She was indeed a beautiful woman. When she met R. Akiva alone, she tried to seduce him by revealing her naked legs»), голыми бёдрами («She went over to him and revealed her thighs»), и страстно заявил ей, что она красива, и что станет его женой. Руфину очаровал ум р. Акибы и его решительность, она подняла юбку («There she lifted her skirt to show her legs, in order to seduce him»), и он «плюнул», то есть дал ей сперму (R. Akiva agreed to explain the first two actions. «I spat because we both came from a drop of sperm»), см. комментарий Rashi on Nedarim (50b, DH «u’Min»), иными словами сразу переспал с ней, хотя она ещё была язычницей, замужней, а муж их не смущал (р. Акиба желал, конечно, кроме физиологической тяги к молодой женщине, также унизить Руфуса). Руфус не помешал им, хотя естественно мог, как наместник Иудеи, он мог жестоко наказать р. Акибу, но вместо этого, он разрешил жене измену. Вся активность Руфуса по отношению к жене заключалась в том, что он жаловался ей на победы р. Акибы над ним в спорах и разрешил жене «грешить» с р. Акибой. Характерно, что пожилой р. Акиба не боялся ревности молодого Руфуса, возможно не только потому что знал, что тот «разрешил жене с ним грешить», но ещё и потому, что просто не признавал брак язычников, либо воспринимал римлянок как военных пленниц. Поэтому он сделал Руфину своей женой, отомстив, заодно, оккупанту Руфусу.

Возможно, в Риме знали толк в извращениях, и Руфус отпускал жену из каких-то мазохистских наклонностей. Но по преданию, это была её инициатива (Руфина, как пишет Меир Нейман в книге про р. Авибу, объясняла мужу, что «евреи неравнодушны к женской красоте, и даже в старости страсти овладевают ими», а ей тоже хотелось, как пишет Сегаль Эстер, «околдовать его своими чарами»; Руфус подчинился желанию жены, так как видимо нечего не мог поделать: р. Акиба неравнодушен к красоте его жены, а жене хотелось отношений с р. Акибой, Руфус согласился её отпустить к нему для «греха», однако, р. Акиба Руфину сделал своей женой и Руфусу её естественно не вернул, так как у евреев нет традиции делить жену с другим мужчиной), к тому же р. Акиба получил от Руфины огромные богатства («Which is how he became rich from the wife of Turnus Rufus»). Есть и другие примеры замужних римлянок, имевших отношения с евреями.

Картинки это подтверждают: на некоторых семитские черты партнёров римлянок очевидны, на других просто показано, что мужчина более смуглый брюнет, конечно, на картинках не указано, с кем там римлянка, но исходя из выясненных вкусов римлянок, не исключено, что на картинках могут быть и евреи. В любом случае, римлян-мужчин на них не видно. Любовные утехи всё меньше видимо интересовали римских мужчин, поэтому, как пишет Марциал, римлянки имели в любовниках «обрезанных иудеев».

Можно предположить, что римлянам было утомительно самим делать детей, как было утомительно и дофлорировать жён, и видимо многие доверяли эту работу евреям. История Руфуса и его жены показывает, что было нормальным для римлянок «грешить с рабби», так как в истории нет намёка на сомнения, удивления и т. д. участников любовных треугольников. Возможно, существовали некие правила (получение разрешения мужа, поездка к любовнику «рабби» домой и нарядных платьях и т. д.), ещё более вероятно, что римлянки полностью игнорировали мнение мужей-римлян, так как мужья не разрешали им принимать иудаизм и выходить замуж за евреев, видимо римские мужчины были бессильны приказывать даже жёнам, и разрешали им открытую измену. Евреи же подчиняли римлянок, как р. Акиба, сразу заявивший Руфине, что она станет его женой и примет иудаизм, поэтому, конечно, римлянки и подчинялись евреям, их решительность импонировала женской природе.

Некоторые считают, что повальный гомосексуализм якобы охватил римлян. В «Послании к римлянам» апостола Павла (1:26-27) говориться: «Бог отдал их в жертву позорным страстям потому, что женщины изменили природный способ сношения с мужчиной другим, который противен природе. Равным образом и мужчины отказались от естественного способа сношения с женщиной и воспылали порочной страстью друг к другу». Вряд ли дело в этом, иначе было бы много граффити с гей-сценами. Просто резко упало либидо у римских мужчин, но не женщин.

Ювенал, Петроний и другие указывают на распущенность римлянок (но не римлян), а по рассказам Талмуда видно, что римские мужья сами разрешали жёнам «грешить с евреями».

Может быть римляне деградировали из-за праздности, культивируемой политикой «хлеба и зрелищ», в результате обленились так, что уже не справлялись с жёнами.

По теории пассионарности из-за частых войн погибали наиболее смелые и мужественные римляне, и это могло сказаться на репродуктивной возможности популяции. Каковы бы не были причины, итог борьбы с евреями за римлянок оказался не в пользу римлян, поэтому у современных итальянцев всё хорошо с тестостероном.

Факт в том что у римлян началось падения рождаемости:

Еще со II века до н. э. римское общество было крайне встревожено падением рождаемости. Впрочем, опасались только одного — что для римских легионов не будет хватать новобранцев. Как убедить мужчин и женщин вступать в брак и рожать побольше сыновей[86]?

Так как с одной стороны римляне стали слабы в репродуктивном плане, но с другой стороны было понимание, что нужны дети, ведь империи нужны солдаты, чиновники и т. д., то в постелях римлянок и оказались более темпераментные мужчины восточной и южной наружности, в числе любовников римлянок были и евреи, причём очевидно в заметном числе, если об этом говорят и надписи, и Талмуд, и римские авторы и генетики.

Что за проблемы были у римлян, сказать сложно. Из историй р. Акибы, который увёл жену наместника, затем тюремщика, можно сделать вывод, что конкурировать римляне с евреями за римлянок не могли и не хотели, а сами отпускали жён, когда те хотели провести время с р. Акибой. Трудно понять такие отношения, видимо римляне совершенно погрязли в разврате, и не ревновали жён. Не исключено даже, что римляне с помощью евреев получали детей. Такой вывод можно сделать и из Ювенала, который говорит о детях римлян от отцов-евреев, причём, что поразительно, его огорчает не сам факт, что понадобились для зачатия евреи, а то, что отцы-евреи склоняют своих детей от римлянок к иудаизму.

Возможно, что на римлян действовали какие-то религиозные течения, типа культа Вакха, и они поэтому не ревновали римлянок.

Из рассказов про р. Акибу и стихов Марциала, который упрекает римлянок «ника­кие тебе рим­ские лас­ки не всласть?», когда пишет, что те живут с евреями, видно, что сожительствовать с евреями было решением римлянок. Римляне не могли им запретить видимо потому что в эпоху империи римлянка была сама себе хозяйкой, даже если она была замужней.

Сенека подтверждает, что римские мужчины не только уступали женщинам в распутстве, но даже играли женскую роль в отношениях с жёнами (видимо, римские женщины ублажали римских мужчин пальцем или страпоном, играя роль мужчины):

Изменилась не природа женщин, а жизнь: уравнявшись с мужчинами распущенностью, они уравнялись с ними и болезнями. Женщины и полуночничают, и пьют столько же, состязаясь с мужчинами в количестве… вина, так же изрыгают из утробы проглоченное насильно… и так же грызут снег, чтобы успокоить разбушевавшийся желудок. И в похоти они не уступают другому полу: …придумали такой извращенный род распутства, что сами спят с мужчинами, как мужчины[87].

Тот же Сенека замечает, что римские женщины измеряют прожитые годы не по числу сменившихся консулов, а по числу своих мужей. Примером замужней римлянки была Мессалина, жена императора Клавдия. Видимо римлянкам была свойственна нимфомания, а римские мужчины напротив, были слабы в сексе.

Одним словом, не удовлетворяли римляне римлянок (редко выполняли супружеский долг), поэтому роль мужчины стали играть у римлян евреи, поэтому Ювенал и говорит о евреях как об отцах римских детей, это же явно видно и на примере р. Акибы, покорившего жену римского наместника, который пускал р. Акибу в гости, и отпускал к р. Акибе жену, с которой видимо сам не спал, естественно её реальным мужем и стал р. Акиба. Похоже такие отношения были у евреев со многими замужними римлянками, но не в одной такой истории нет как не странно и следа ревности римских мужчин.

Какими бы не были причины толерантности римлян, из данных генетики можно сделать вывод, что римлянки в значительном числе ушли к евреям, и вскоре забыли про свои римские корни.

[править] Противодействие римлян

Всё же нельзя сказать, что римлян лишь радовало сближение римлянок с евреями. Как указано выше, была произведена попытка выселить евреев из Рима императором Тиберием именно из-за того, что даже замужние римлянки стали гулять с евреями. Правда, затем долгое время подобных нападок на евреев не было, вероятно потому, что имелся консенсус на повышение рождаемости, либо римлян просто не волновало происходящее.

Римляне, однако, стремились воспитывать детей евреев как римлян: император Антоний Пий запретил обрезать младенцев нееврейского происхождения.

Негодование вызывало и обращение римлянок в иудаизм. Так, Тацит пишет:

Самые низ­кие него­дяи, пре­зрев­шие веру отцов, издав­на при­но­си­ли им цен­но­сти и день­ги, отче­го и вырос­ло могу­ще­ство это­го наро­да… Те, что сами пере­шли к ним, тоже соблюда­ют все эти зако­ны, но счи­та­ют­ся при­ня­ты­ми в чис­ло иуде­ев лишь после того, как испол­нят­ся пре­зре­ния к сво­им богам, отре­кут­ся от роди­ны, отка­жут­ся от роди­те­лей, детей и бра­тьев[88].

(Скорее всего, Тацит имеет ввиду именно римлянок, так как он говорит, что те предают своих бра­тьев и других родственников-мужчин, но не сестёр.) Ювенал пишет негативно о иудейской религии римских детей. Однако, дальше осуждений они не пошли, так как сами работать над повышением рождаемости не хотели. Очевидно, они формировали общественное мнение к тому, чтобы просто запретить иудаизм и «превратить» детей евреев в римлян. Но в условиях общего упадка, их рассуждения остались без внимания, потому что длительное время даже римские мужья уступали желаниям своих жён иметь отношения с евреями.

С христианством римляне стали усваивать восточный семитский менталитет, полностью запрещающий супружескую измену жены и смешанные браки своих женщин с иноверцами. Возможно, что дело не только в христианстве, а и в том, что сами римляне изменились в результате отношений их матерей с теми же евреями.

В 285 году Конституция Диоклетиана и Максимиана запретила многожёнство для всех подданных империи без исключения. Но евреи проигнорировали этот запрет.

После принятия христианства Римской империи, в 339 году браки евреев с христианками были запрещены[89] — в 339 году император Констанций II запретил браки между евреями и христианками, для евреев — под страхом смертной казни.

Более того, Констанций II запретил прохождение женщинами-прозелитками обряда омовения, то есть запретил прозелиткам окунаться в микву, без чего нельзя было вести половую жизнь с евреем.

В 393 году Феодосий запретил евреям многоженство, сохранявшееся у них в это время[90]. Тем самым триумфальный поход евреев на европейских женщин закончился (церковь не желала конкуренции, и поэтому запрещала браки с евреями, а потом и с арабами, возможно без этого ещё тысячу лет назад Европа стала бы арабской без войны):

В Законе о запрете браков особо следует выделить следующий момент. Иудеям под страхом смерти запрещалось жениться на христианках и пытаться обращать христианок в иудаизм[91].

К несчастью для евреев, эти запреты стали основой для законодательства и мировоззрения других христианских стран; в результате евреи до начала XX века не могли вступать в смешанные браки с христианками, что привело к накоплению разных генетических болезней. Поэтому, когда запреты были отменены, евреи в Германии слишком активизировались, что было следствием вековых запретов, давших эффект катапульты, высвободившей накопившуюся энергию когда запреты были отменены. Но вторым Римом Германия не стала из-за фанатичного расиста Гитлера, выступившего против немецко-еврейской любви.

Запреты на смешанные браки с евреями римскую нацию не укрепили, уже в 410 году Рим захватили варвары, после чего снова наблюдался рост рождаемости. Таким образом, запрет на браки с евреями явно негативно отразился на римском генофонде.

[править] Спекуляции по поводу генетических данных

По поводу римлянок пошли разговоры о «евреях по матери». В статье «Предки современных евреев расселились из Италии» например говориться:

По принятому государством Израиль определению, евреем (в рамках закона о возвращении, по которому все евреи могут получать израильское гражданство) считается человек, рожденный еврейкой или принявший иудаизм. Однако данные ученых говорят в пользу того, что как раз материнская линия ашкеназов уходит вовсе не на современную территорию Израиля и даже не на Ближний Восток в целом. Генетики пишут, что «менее десяти процентов мтДНК ашкеназов может быть отнесено к ближневосточным источникам с хоть какой-то степенью достоверности».

Римские евреи не знали про еврейство по матери, понятии, которое появилось при Давиде Бен-Гурионе (пошёл на поводу у ортодоксов, хотя сам имел любовницу-англичанку, а его сын женился на нееврейке) в законе о возвращении, такой «проблемы» до XX века не было, так как не было светского брака, и не было вопроса еврей или нет рождается в смешанном браке. Мнение по этому поводу разделились, харедим считают, что евреи — только те, у кого мать еврейка, реформисты признают евреев по отцу. Считать, что современные ашкеназы не являются евреями потому что они потомки неевреек неверно с галахической точки зрения, так как прозелитка считается еврейкой, соответственно и дети от неё тоже. Галаха, Талмуд и прочее — продукт пост римской эпохи, во времена Иосифа Флавия их не существовало (позднее, в Талмуде появился запрет жениться /сожительствовать/ на римлянке, оставшейся язычницей[92]).

Естественно, современные ашкеназы не являются итальянцами, как успели заявить любители сенсаций, так как национальная самоидентификация передаётся по отцу.

«Римлянами по матерями» современные ашкеназы конечно тоже не являются, так как опять-таки национальность передаётся по отцу, а не матери. Лишь европеоидный облик многих ашкеназов напоминает о былом смешении.

Некоторые считают, что якобы ашкеназы стали умны из-за римлянок, то есть интеллект евреев — римское наследие:

So due to Jewish males migrating to Rome and courting and mating with beautiful Roman women who then converted to Judaism, this is where the Ashkenazi Jews get their intellect from[10].

С этим сложно согласиться: уже тот факт, что римляне обратились в христианство, учение созданное евреями, говорит о полном умственном превосходстве последних. Вспомним, что р. Акиба, перед тем как увести жену Руфуса, постоянно побеждал его в философско-религиозных спорах. Недаром римлянки так любили слушать «рабби», ведь не только же сексом они с ними занимались, а и философскими спорами, чему много примеров в Талмуде. Были уже тогда и крупные евреи-учёные, историки, философы, политики, военачальники и т. д. Чтобы покорить римлянок евреи знали латынь и греческий, а много ли римлян знали иврит и арамейский? Вряд ли римляне, сидевшие целыми днями в праздности в цирке, были умнее тех «рабби», с которыми в это время общались римлянки (сам по себе факт, что евреев интересовали римлянками, а не цирк, говорит об их уме). Думается, что интеллектуальное доминирование было одной из важных причин того, что римлянки выходили за них замуж, хотя греко-римские поэты и считали, что успеху евреи обязаны «пылкому эроту», но одно не исключало другое, р. Акиба был и умнее Руфуса и более страстным с Руфиной чем он.

Римские евреи были судовладельцами, торговцами[93], содержателях таверн[94], певцами и актерам[95], художниками[96], ювелирами[97], врачами[98] и литераторами, не считая проповедников, законоведов и богословов, и даже полководцами и императорами. Уже в конце IV века в некоторых провинциях Южной Италии «ordo» (высший класс граждан) многих городов состоял целиком или, в крайнем случае, по большей части из евреев[99]. Во времена короля Теодориха (493—526) евреи видимо были главными рабовладельцами в Италии, из-за чего против них вспыхнуло восстание[100].

Между тем, в эпоху агады умственный упадок римлян, вызванный увлечением зрелищами, был очень заметен (что видимо сказывалось и на демографии):

Язык Рима, согласно Аггаде, создан неким греческим крестьянином, так что у римлян нет ни собственного языка, ни алфавита. Рим в Аггаде уподоблен свинье[100].

Поэтому, евреи не получили свой интеллект благодаря римлянкам, а получили римлянок, благодаря своему интеллекту.

Возможно, именно из-за браков с римлянками евреи отказались от практики женского обрезания, которое ещё существовало у евреев во времена Иосифа Флавия.

[править] Главный вопрос

Если римляне были не в состоянии своим собственным жёнам запретить измену с евреями, то как могло получиться, что римляне завоевали Иудею, разбили столько раз еврейские армии? Не преувеличили ли победы римлян средневековые переписчики? Были ли бойцы Бар-Кохбы богатырями-исполинами, как их рисует Агада, если они проиграли тем самым римлянам, которые судя по всему и жену не могли дефлорировать самостоятельно? Как же они Храм и Иерусалим разрушили?

Дело в том, что у каждого свои таланты, можно быть чемпионом мира по шахматам и проиграть в бокс начинающему боксёру, можно быть чемпионом мира по боксу и проиграть в шахматы перворазряднику.

У римлян были сильные стороны (государственность, инженерное дело, архитектура, армия и т. д.), но нельзя во всём быть лучшим. Римлянки были горячими в сексе, а римляне нет.

Видимо, римлянкам евреи понравились. В то время евреи были южным и активным народом. Поэтому, в Африке, Греции и Риме многие женщины выходили за них замуж и принимали иудаизм. Позднее, темперамент европейских евреев из-за жизни в Европе в городах стал ослабевать, тем более что те кто хотел развратничать с европейками крестились, верны иудейству остались те, кто не «зарился» на христианок, то есть произошёл отбор. Наконец, с Талмудом началось множество половых запретов, которых раньше у евреев не было. Позднее у ашкеназов появился запрет на многожёнство. В результате, сексуальная энергия ашкеназов стала сублимироваться в другие русла — бизнес, науку, искусство и т. д. Но евреи, прибывавшие в Италию 2000 лет назад были по сути арабами, и конечно, с полуголыми римлянками не церемонились, даже с замужними. Римляне-мужчины были привыкшими к римских девушкам в прозрачных туниках, а евреи конечно реагировали на них как р. Акиба на голые ножки жены Руфуса. Поэтому римлянкам захотелось чистоты еврейской семейной жизни. К тому же евреи ехали в Италию без женщин, так как они не повезли бы евреек к язычникам, поэтому они женились на римлянках.

Мы всё же думаем, что большинство римлян вообще не переживало о том, что римлянки гуляли с евреями. Единственный Марциал исключение из правил, по данным генетиков огромное число римлянок и итальянок вышли замуж за евреев, приняв иудаизм, но мы имеем лишь одного римского поэта осудившего за это римлянок. Ювенал не критикует римлянок, рожавших от евреев, а лишь их мужей (точнее отцов их детей)-евреев, которые воспитывают детей в иудаизме. Судя по эротичным картинкам римского времени Талмуд прав в том, что римские мужья сами разрешали жёнам блуд с евреями. Поэтому, конечно, если бы римляне хотели, они бы эти отношения пресекли, но как указано выше, как отмечал апостол Павел, римляне перестали хотеть своих жён. История Руфуса и его жены показывает, что жена искала удовольствий не с мужем, и муж это разрешал, так как сам не хотел жену; римлянки из этого же примера явно нуждались в телесных удовольствиях. Поэтому здесь не было почвы для конфликта: для живших в языческом блуде римлян того времени не было интереса к сношениям с женой; поэтому римляне и давали волю жёнам без всяких выяснений отношений с евреями из-за них. В результате, римляне могли подавить еврейское восстание, но нечего не делали, когда жена рожала от «почитателя субботы» (можно и так понимать Ювенала, ведь он говорит о римских семьях, а не о еврейских). Тот же р. Акиба приходил к Руфусу и его жене в гости, Руфус отпускал жену к р. Акибе, не проявляя ревности и даже это разрешая. Возможно, у римлян жёны имели такой статус, что муж не мог ей запретить измену, возможно, римляне так стимулировали рождаемость. Факт — ни одного столкновения с евреями за римлянок не было, не было никаких конфликтов даже из-за жены, а если посмотреть картинки римского времени нельзя не прийти к выводу, что греховная жизнь римлян докатилась до того, что римлянки повально предавались любви с южного загара мужчинами, и это стало нормальным явлением. Конечно, по сути евреи вытеснили римлян с ложа значительной части римлянок, но никакого конфликта из-за этого не было.

Трудно поверить, что если римляне ревновали, евреи бы например увели бы жену друга императора. Очевидно, евреи считали, что римские мужья жён не ревнуют. Видимо даже замужняя римлянка, жена, дочь, сестра, была сама себе полной хозяйкой. В Европе и сейчас тоже самое.

Только Лев Гумилёв видит какой-то конфликт римлян с евреями из-за женщин:

Иудаизм стал распространяться в самом Риме — через женщин, утративших в эпоху империи традиционную нравственность. Это вызвало отрицательное отношение римлян к евреям[101].

Да, римляне евреев не любили (что было взаимно), но нет ни одного источника, где бы говорилось, что из-за римлянки хотя бы была драка еврея с римлянином. Римляне воевали с евреями потому, что те поднимали восстания, и убивали римлян, а не из-за римлянок, с которыми отдыхали еврейские воины после очередной войны с римлянами, вероятно рассказывая им, как громили римские когорты. Любовь евреев и римлянок победила войну и ожесточение, так что никакой вражды между евреями и итальянцами теперь не существует.

Приходится сделать вывод, что римские мужчины очень много времени проводили в цирках и колизее, наблюдая за гладиаторами, тем временем, как выясняется, евреи вступали в отношения с римлянками, поэтому Ювенал и говорил, что те рожают детей от «почитателей субботы».

[править] Источники

  1. «Пьяцца Маттеи» Иосифа Бродского
  2. Трактат «Санhедрин», глава 9, Мишна 6
  3. Sanhedrin 82a, «When R. Dimi came, he said…»
  4. Sanhedrin 81a, «If one steals the kiswah…»
  5. Genetic studies on Jewish DNA is not 6,000 years old but has origin links to about 20,000 to 30,000 years ago?
  6. Italian Ancestry of Ashkenazi Jews
  7. A substantial prehistoric European ancestry amongst Ashkenazi maternal lineages
  8. Genes Suggest European Women at Root of Ashkenazi Family Tree
  9. Евреи — европейцы по матери
  10. 10,0 10,1 Southern Italians and Ashkenazi Jews: What Is the Connection?
  11. ОТКУДА РОДОМ АШКЕНАЗИ
  12. Евреи-ашкеназы — потомки итальянцев
  13. Ashkenazi Jewish women descended mostly from Italian converts, new study asserts
  14. Did Modern Jews Originate in Italy?
  15. Предки современных евреев расселились из Италии
  16. Современные евреи — итальянцы?
  17. Southern Italians and Ashkenazi Jews: What Is the Connection?
  18. Bull. Corr. Hell., X, 327; R. E. J., XII, 237
  19. «Иуд. войн.», , I, 20, § 2
  20. Эпиграммы, VII, 30
  21. Иеруш. Таанит, IV, 69а; Таанит, 31а
  22. Ruth Calderon. A Bride for One Night: Talmud Tales
  23. трактат «Авойдо зоро», 10б
  24. комментарий к Нед., 50а
  25. Урок матроны
  26. Гедалия Спинадель. ГЛАВА «Вайеце»
  27. Вавилонский Талмуд, трактат Лвода Зара 20а—20б
  28. Rashi on Ned. 50b
  29. Эстер Кей. Сны раби Хаима Виталя
  30. Введение в Талмуд от Михаэля Дорфмана
  31. Меир Леман. Акива.
  32. «Book of Tales» compiled and edited by M. Gester, Lipsia and London, 1924
  33. История раби Йегуды гаНаси
  34. Daf Shevui to Avodah Zarah 20a
  35. Авода Зара 17а
  36. Бава мециа, 84:1
  37. Joseph etAséneth. Introduction, texte critique, traduction et notes par Marc Philonenko. Leiden, 1968. О миссионерском характере этого произведения см. с. 53-61 издания М. Филоненко.
  38. Жизнеописание § 3
  39. Таанит, 7а
  40. ПЕРВЫЕ ТАННАИМ
  41. КЕЭ, том: 10. Кол.: 204—206.
  42. Вавилонский талмуд: трактат Нидда, 45а.
  43. Cod. Just., I, 9, 6 в 388 г.; Cod. Theod., III, 7, 2; IX, 7, 5
  44. Cod. Theod., XVI, 8, 6, в 339 г.
  45. Cod. Just., I, 9, 6; Cod. Theod., III, 7, 2; IX, 7, 5
  46. Генетические исследования происхождения еврейского народа
  47. трактат «Недорим», 50б
  48. Maggie Anton. Rashi’s Daughters, Book III: Rachel: A Novel of Love and the Talmud
  49. Rabbi Akiva, Bar Kokhba Revolt, and the Ten Tribes of Israel
  50. Rabbi Akiva and His Women
  51. Эстер Сегаль. Переселение душ.
  52. Naftali Rothenberg. Rabbi Akiva’s Philosophy of Love
  53. Mikeitz Rabbi Akiva’s Wealth
  54. Shulamis Frieman. Who’s Who in the Talmud
  55. Kesuvos 62b-63a
  56. Marcus Lehmann. Akiva: The Story of Rabbi Akiva and His Times
  57. Avodah Zarah, Daf Kaf, Part 2
  58. Nedarim 50 — The vow of the satiated dog
  59. Avodah Zarah 20a3 28, с. Недарим-50b Ришоним, Недарим 50а1, Кесубос 62б, Чагига 12а5
  60. Tannis 29a
  61. Анатолий Лернер. На перекрестке судьбы
  62. Проблемы принципата
  63. Жизнеописание, 75
  64. Жизнеописание, 76
  65. Иуд. древн., XVII, 1, 2
  66. Деяния апостолов 16:13-14
  67. Деяния апостолов 13: 50
  68. Friedländer. Sitten der Römer. — Köln: Im Phaidon, 1957. — С. 241.
  69. Дигесты (Ульпиан) 24. I. 32.13.
  70. Späth, Thomas/Beate Wagner-Hasel. Frauenwelte der Antike. Geshlechterordnung und weibliche Lebenspraxis. — Stuttgart: J. B. Metzler, 2000. — С. 32-53.
  71. Л. Фридлендер. Картины из бытовой истории Рима в эпоху от Августа до конца династии Антонинов.
  72. Plin., «N. h.», XVII, 245.
  73. Овид., «Am.», I, 8, 43; III, 4, 37. III, 19.
  74. Дион, LIV, 16.
  75. Про­перт., III, 32, 49 слл. 13, 15—24; ср. III, 6, 25. IV, 12, 17.
  76. Сене­ка, «De Be­neff.», III, 16, 3.
  77. Сене­ка, «Controv.», II, 15, стр. 172.
  78. Све­тон., «Вес­пас.», гл. 13.
  79. Мар­ти­ал, IV, 71.
  80. «M. An­ton.», гл. 23.
  81. Мар­ти­ал, XII, 58.
  82. Ювен., 6, 281 слл.
  83. Сатиры, XIV, 96-120
  84. Hist., IV, 5
  85. Семья в Древнем Риме
  86. Женщины Древнего Рима. Увлекательные истории жизни римлянок всех сословий
  87. Сенека. Нравственные письма к Луцилию, XCV, 20—21
  88. История, V, 5
  89. Cod. Theod., XVI, 8, 6
  90. Cod. Just., I, 9, 7
  91. А. Г. Грушевой. Иудеи и иудаизм в истории Римской республики и Римской империи
  92. MTП, т.4, трактат «Санhедрин», глава 9, Мишна 6
  93. Garrucci, Cimiterio Randanini, № 44
  94. Ambrosius, De fide, III, 10, 65
  95. Josephus, Vita, § 3
  96. Garrucci, Diss. Arch., II, 154
  97. R. E. J., XIII, 57 — Нарон
  98. Celsus, De medic., V, 19, 22; Corp. inscr. lat., IX, 94
  99. Cod. Theodos., XII, 1, 158
  100. 100,0 100,1 КЕЭ, том: 7. Кол.: 208—216.
  101. Древняя Русь и Великая степь.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты