Евреи во Франции

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Французская певица итальянского происхождения Далида поёт еврейскую песню Хава нагила.
Фрэнки Перез и другие поют песню Ха-Тиква.
Король Филипп Красивый, изгнавший из Франции евреев и убивавший тамплиеров, навсегда стал символом абсолютного зла.
Свержение тирании королей позволило евреям вернуться во Францию и получить равноправие.
Наполеон и евреи
Евреи-ростовщики, 13 век.
Людовик X принимает евреев, 14 век.
Казнь евреев и прокажённых, 14 век.
Евреи в Средние века, K. Ooms, 1890.
Синагога, 1816.
Париж, 1942
Париж, 1942

Французские евреи (англ. French Jews, фр. Juifs français, ивр. יהדות צרפת) — еврейская община Франции.

Содержание

[править] Общие сведения

Французское еврейство — одно из наиболее старых, крупных и именитых в диаспоре. Численность еврейского населения Франции достигает до 500—600 тысяч человек.

[править] История

[править] Римская эпоха

Римляне ссылали на территорию современной Франции некоторых жителей Иудеи. Так, Архелай, сын Ирода был сослан (по приказу римского императора Августа) в Вьенну в Галлию в 6 году[1], а Ирод Антипас был сослан (по приказу Калигулы) в Лугдунум (Лион) в 39 году[2].

Стоит отметить, что согласно опубликованным в 2013 году в журнале Nature Communications исследованиям, ашкеназы по материнской линии происходят от женщин Италии и Южной Франции, что вызывает недоумение у некоторых публицистов:

Археогенетические исследования Ричардса и его группы ставят новые вопросы перед историками и антропологами: так, им предстоит объяснить, с чем была связана массовая мужская миграция из тогдашней Палестины и почему для женщин, живших на территории нынешних Италии и Франции, иудаизм был привлекателен как религия[3].

ЕЭБЭ считает, что евреи туда переселялись по экономическим причинам, и сначала юг Франции привлёк евреев-торговцев.

По некоторым сведениям, в Галлию (Бордо, Арль и Лион) были высланы еврейские пленные, захваченные римской армией в ходе Первой Иудейской войны.

Археологические раскопки свидетельствуют о присутствии евреев в Арле с I века (найдено изображение меноры), в Бордо — с III века.

В 212 году, при Северах, евреям Галлии, как и всем свободным гражданам Римской империи, было предоставлено римское гражданство.

Император Констанций в 321 году повелел евреям участвовать в куриях, что было тяжёлым бременем, возложенным на городских обывателей[4].

Даже после того, как в 325 году христианство стало государственной религией, евреев не коснулись ограничения.

Некий еврей Симон, принявший крещение около 350 года, стал епископом мецским[5].

Главными занятиями евреев в ту эпоху были торговля, например работорговля, мореплавание, медицина; некоторые из них находились на государственной службе (сборщики податей).

Гиларий из Пуатье (умер в 366 году) восхваляется за то, что бежал от общества евреев[6].

Декрет императоров Феодосия II и Валентиниана III, обращенный к Аматию, префекту Галлии (от 9 июля 425 года), запрещал евреям и язычникам посвящать себя судебной деятельности и занимать государственные должности («militandi»), чтобы христиане не оказывались в подчинении у них и не подвергались искушению переменить веру[7].

По-видимому евреем был римский генерал Литорий, воевавший с готами и павший при Тулузе в 439 году.

В 449 году при погребении Гилария, бывшего епископом в Арле, евреи и христиане плакали, смешавшись в одну толпу, причем первые пели псалмы по-еврейски[8].

С 465 года церковь стала выступать против евреев. Собор в Ванне (465) запретил духовенству участвовать в трапезах евреев или приглашать последних к своему столу[9].

В 472 году Сидоний Аполлинарий рекомендовал Элевтерию в Турнэ еврея, указывая, что «эти люди привыкли выступать в защиту правых дел». В 473 году он в двух случаях воспользовался услугами еврея, по имени Гозоласа, для пересылки писем одному из своих корреспондентов. В то же время он рекомендовал другого еврея, принявшего христианство, нантскому епископу Ноннехию[10].

К 476 году (дата падения Римской империи) евреи проживали также как минимум в Меце, Авиньоне, Париже и Пуатье.

[править] Эпоха Меровингов

В эпоху правления Меровингов (конец V века751 год) евреи расселялись по территории Франции: первое упоминание о евреях в Ване относится к 465 году, в Нарбонне — к 471 году, Клермоне — к 471 году, Валансе — к 524 году, Орлеане — к 533 году, Марселе — к 574 году.

Меровинги, по одной из легенд, якобы были потомками царя Давида.

В VI веке евреи жили в Марселе[11], в Юзес[12], в Нарбонне[13], в Клермон-Ферране[14], в Орлеане[15], в Париже и Бордо[16]. Все эти города были римскими административными центрами и расположены были вдоль больших торговых путей; евреи имели там свои синагоги[17].

В согласии с кодексом Феодосия и сообразно эдикту, с которым обратился император Константин в 331 году к декурионам Кёльна, внутренняя организация еврейской общин совпадала, видимо, с организацией, принятой в Римской империи. У них были, вероятно, священнослужители (раввины или хаззаны), архисинагоги, патерсинагоги и другие синагогальные должностные лица[18]; евреи занимались в основном торговлей[19], в том числе торговлей рабами[20]; они были также сборщиками податей[21], моряками[22], и врачами[23].

Несмотря на запреты, имели место браки евреев с христианами, так что иудаизм продолжал быть привлекательным, как отмечает ЕЭБЭ:

Бывали случаи браков между евреями и христианами (Орлеанский Собор, 533 г.); многие из местных жителей принимали иудейство, и еврейские религиозные обычаи были настолько распространены, что третий Орлеанский собор (в 539 г.) счел необходимым предупредить верующих против еврейских «суеверий».

Евреи участвовали в борьбе с варварами. Вместе со своими согражданами они защищали Арль, когда, в 508 году, его осаждали франки и бургундцы.

Начались гонения. Второй Opлеанский (533), Клермонский (535) и 3-й Орлеанский (538) соборы запретили браки между евреями и христианами. Христиане, которые отказались бы расторгнуть подобные брачные союзы, подлежали отлучению от церкви[24]. Клермонский собор запретил назначать евреев судьями[25]. Третий Орлеанский (538), а затем и Maконский (581) соборы определили, что «так как мы, благодаря Богу, живем под властью католических королей», то евреи не вправе появляться среди христиан в течение 4 дней, следующих за Великим Пятком[26]. 4-й Орлеанский собор (541) постановил, между прочим, что если еврей обратит кого-либо в иудейство («advena») или убедит крещеного еврея вернуться в свою веру, или если он обладает рабом-христианином, или если обратил в иудейство человека, рожденного от христианских родителей, — он должен быть наказан лишением всех принадлежащих ему рабов. Маконский собор повторил запрещение назначать евреев судьями и запретил им занимать должности сборщиков податей, «дабы христиане не оказались в подчинении у тех, кого Бог отвергает»[27]. Несмотря на запреты, евреи в некоторых городах продолжали держать рабов-христиан. Маконский собор постановил поэтому, что такие рабы должны быть выкуплены за 12 су и впредь должны либо жить на свободе, либо оставаться рабами своих новых господ. Нарбоннский собор воспретил евреям петь псалмы при похоронах своих единоверцев[28]. 5-й собор в Париже (614) воспретил евреям занимать такие гражданские или административные службы, которым подчинены христиане; исключение делалось для лиц, которые со своими семействами обращены были в христианство местным епископо[29]. Аналогичное постановление было повторено Реймским собором в 624625 году[30]. Папа Григорий Великий (599) порицал королеву Брунгильду, Тьерри, короля бургундского и Теодеберта, короля австразийского, за то, что они разрешали евреям держать рабов-христиан.

Первым королем-фанатиком был Хильдеберт, который утвердил решения 3-го Орлеанского собора относительно появления евреев среди народа на Святой неделе[31]. Король пригрозил Ферреолю (555), епископу в Юзесе, изгнанием за то, что он поддерживал дружественные сношения с евреями[32]. В 582 году Хильперик заставил креститься многих евреев. Гонтран (585), будучи в Орлеане, где евреи участвовали во встрече, устроенной королю, сказал:

Горе этому безбожному и вероломному еврейскому народу, живущему одним лишь обманом. Сегодня они расточали мне шумные похвалы: все, говорят они, должны почитать меня, как своего господина, а делают они это для того, чтобы побудить меня вновь выстроить на государственный счет синагогу их, разрушенную много лет назад христианами. Этого я никогда не сделаю, ибо Господь запрещает это[33].

Клотар II, который был возведен на престол собранием прелатов, поспешил утвердить (18 октября 614 года) канон 5-го Парижского собора (10 октября 614 года), касающийся евреев[34]. Гундобальд, 4-й король Бургундской династии, в период борьбы с Хлодвигом (500), принял христианство, был составлен закон, «Loi Gombette», который запрещал браки между евреями и христианами, объявляя подобные союзы, в соответствии с законом Феодосия IX, равносильными прелюбодеянию[35].

Ферреоль, епископ в Юзесе, старался обратить евреев в христианство, а в 558 году изгнал из своего диоцеза евреев, не согласившихся креститься[36]. Авит, епископ клермонский, тщетно старался найти прозелитов, пока в 576 году один еврей выразил желание принять христианство. Один из его прежних единоверцев нанёс ему оскорбление. На следующее воскресенье чернь, сопровождавшая епископа, разрушила до основания синагогу. После этого епископ заявил евреям, что если они не желают принять христианство, то должны покинуть город. 500 евреев перешло в христианство, остальные переселились в Mapсель[37]. Примеру Авита последовали Виргилий, епископ арльский, и Феодор, епископ марсельский, так что потребовалось вмешательство папы Григория Великого, который рекомендовал епископам быть сдержаннее и применять к неверующим только меры убеждения[38]. Епископ буржский Сульпиций (до 644 года) также побуждал евреев к крещению[39].

В 582 году Хилленрик I, король Нейстрии (западной части франкских земель), предложил евреям выбирать между крещением и высылкой.

В 591 году епископ Марселя пытался заставить евреев принять христианство, но римский папа Григорий I пресёк насильственное крещение.

В 629 году король Дагоберт предполагал изгнать из своих владений всех евреев, отказывающихся принять христианство (неясно, была ли осуществлена эта угроза).

[править] Эпоха Каролингов

Евреи вновь упоминаются при династии Каролингов, первым представителем которой был Пипин Короткий (751768).

В Септимании на юге Франции было много евреев-купцов, торговые операции которых обеспечивали благосостояние широким слоям местного населения.

Юлиан Толедский[40] обвинял Галлию в том, что она объевреилась.

Вестготский король Вамба (672680) постановил, чтобы все живущие в его владениях евреи либо приняли христианство, либо покинули страну. Этот эдикт, который «угрожал благосостоянию страны», вызвал всеобщее восстание. Граф Нимский, Гильдерик, аббат Рамир и Гимальд, епископ магелонский, приняли евреев под свое покровительство и побудили своих соседей сделать то же самое. Но восстание было подавлено, и эдикт об изгнании был приведен в исполнение в 673 году. Изгнание евреев было, однако, непродолжительным, сразу после свержения Вамбы им было разрешено вернуться, и в 681 году 12-й собор в Толедо снова упоминает о них, а на 17-м, в 694 году, Эгика требовал наказания для возвратившихся к своей вере евреев, исключая евреев, живших в галльских провинциях, чтобы они оказывали содействие герцогу, своему правителю, и своим талантом, заботами и трудолюбием помогли стране оправиться. Но при условии, что они обратятся в католичество[41].

По преданиям, короли подарили часть Нарбонны еврейскому князю Махиру и его потомкам.

Из письма папы Стефана III (768772) к нарбоннскому епископу Ариберту видно, что в эту эпоху евреи продолжали жить в Провансе и на территории Нарбонны; они пользовались наследственными земельными участками и были изъяты от высокого обложения в городах и пригородах в силу привилегии «королей Франции». Им принадлежали поля и виноградники, и у них в услужении находились христиане[42].

В Нарбонне в 768—772 годах евреи становились крупными землевладельцами, у них на полях и виноградниках работали крепостные-христиане.

После осады Нарбонны, Карл Великий наградил евреев за ту роль[43], которую они играли при захвате города у арабов; он уступил им, для собственного их пользования, часть города и даровал им право проживать там под управлением «еврейского царя». Меир, сын Симона из Нарбонны (1240), передает тот же рассказ в своей «Милхемет Мицва». Он сообщает также, что во время осады Нарбонны Карл Великий, под которым был убит конь, неминуемо погиб бы, если бы его не спас еврей, уступивший ему своего коня и поплатившийся за это своей жизнью (его убили арабы).

Предание о том, что Карл подарил евреям третью часть города и пригородов отчасти подтверждается документом, который некогда хранился в Грасском аббатстве и согласно которому при императоре Карле Великом часть города Нарбонны принадлежала «еврейскому царю», владельческие права которого были подтверждены Карлом в 791 году[44]. В королевских письмах 1364 года также содержится указание, что в Нарбонне было два царя, в том числе еврейский, и что одна треть города была отдана евреям. Предание, приводимое Авраамом ибн-Даудом, Беньямином Тудельским, приписывает эти милости p. Maкиру, которого Карл Великий вызвал из Вавилона, и который выдавал себя за потомка царя Давида[45]. Еврейский квартал в Нарбонне назывался «Новым городом»[46] и «большим гетто»[47]. Семье Макир был присвоен титул «nasi» (князь), сама семья жила она в здании «Cortada Rеgis Judaeorum»[48].

Схожий рассказ имелся о сдаче евреями Тулузы арабам[49].

Евреям было разрешено вести судебные дела с христианами[50].

Это была эпоха удивительных купцов евреев рахданитов, которые вели торговлю от Франции до Китая:

Евреям принадлежали флотилии кораблей, в этот период было много евреев-моряков. Короли охотно брали евреев на государственную службу в качестве сборщиков налогов, дипломатов[51].

Французские евреи активно занимались иностранной торговлей, о чем свидетельствует, например, данное Карлом одному еврею поручение отправиться в Эрец-Исраэль и привезти оттуда ценные товары[52]. Когда норманны атаковали побережье Нарбоннской Галлии, их приняли за еврейских купцов[53]. Евреи хвастали, что могут купить у епископов и аббатов все, что угодно[54]. Еврей Исаак из Майнца, посланный в 797 году Карлом с двумя послами к Гаруну-аль-Рашиду, был, очевидно, одним из таких купцов[55].

Сын Карла Великого выдал удостоверение раввину Domatus.

Епископ в Фульде, Грабан Мавр, заявляет, что при составлении своего сочинения он совещался с евреями, знакомыми с Библией[56]. Епископ Агобард рассказывал, что в его диоцезе у евреев есть прοповедники, которых ходят слушать христиане.

Людовик Благочестивый (814833) оказывал евреям покровительство, ценя их главным образом как купцов:

Между 822 и 825 гг. Агобард, епископ диоцеза Лиона, явился ко двору Людовика, протестуя против закона, касавшегося крещения принадлежавших евреям рабов-язычников. Содержание его жалобы сводится к тому, что привилегии евреев охраняются чересчур ревностно. У евреев был начальник («magister Judaeorum»), т. е. охранитель их привилегий, назначенный императором и имевший поручение следить за тем, чтобы привилегии исполнялись. Этот начальник евреев угрожал Агобарду посылкою «missi dominici», которые накажут его за его смелость. В самом деле, эти «missi» явились в Лион и нагнали ужас на христиан, тогда как к евреям, которые имели грамоты в доказательство своих прав, они относились милостиво. Утверждали, что император относился к евреям весьма благосклонно.

Также короли использовали евреев в качестве дипломатов[57].

Епископ Лиона Амолон с возмущением говорил на церковном соборе в 846 году утверждал, что невежды считают, что евреи проповедуют лучше, чем священники.

В 849 году в Лионе базарный день по желанию евреев был перенесен с субботы на воскресенье.

В 876 году в Сансе архиепископ Ансегиз, прелат Галлии, изгнал евреев и монахов из своего города[58].

В 889 году Карл Простой конфисковал в пользу нарбоннской церкви находившуюся у евреев на ленном праве землю, с которой уплачивалась церковная десятина[59].

В X веке в Нарбонне существовала ешива, во главе которой стояли ученые и поэты: Симон из Манса, его сын Иосиф и внук — р. Аббун Великий.

[править] Эпоха Капетингов

Затем правили Капетинги (9871328).

По словам историка Ришера, Гуго Капет, «тело которого было покрыто болячками», был убит евреями в 996 году[60]. Взможно, врачи-евреи явились виновниками смерти Капета. По словам дошедшего до нас еврейского документа[61], какой-то перешедший в христианство еврей из Блуа, желая навлечь гибель на еврейскую общину в Лиможе, обвинил в 996 году евреев этого города в том, что они в каждый из трех праздников года прокалывали восковое изображение правителя страны с целью вызвать смерть последнего. Предание гласит далее, что, под влиянием этих обвинений, исходивших от крещеного еврея, какой-то священник посоветовал правителю изгнать евреев из города.

В 1010 году. лиможский епископ Альдуин предложил евреям, проживавшим в его епархии, избрать одно из двух: либо крещение, либо изгнание. В течение месяца богословы убеждали евреев принять крещение, но лишь 3 или 4 еврея крестилось; остальные бежали в другие города или покончили жизнь самоубийством[62].

Роберт II Благочестивый (9961031) активно поддерживал духовенство в нападках на евреев.

Сохранился еврейский текст, повествующий о том, что герцог Роберт Нормандский вместе со своими вассалами решили перебить всех проживавших на его земле евреев, отказавшихся принять христианство; многие были убиты, многие покончили с собой. Среди мучеников был учёный Раби Сениор. Некто Яков бен-Иекутиель из Руана, богатый человек, пользовавшийся всеобщим уважением, отправился в Рим с тем, чтобы просить папу взять евреев под своё покровительство; папа послал одного из высших сановников с приказанием прекратить преследования евреев[63].

Если верить Адхемару из Шабан, тексты которого относятся к 1030 году, в 1009 или 1010 году евреи, жившие на Западе, отправили своим восточным единоверцам послание, в котором предупреждали тех о предстоящем военном походе против мусульман. Годом раньше церковь у Гроба Господня в Иерусалиме была обращена мусульманами в мечеть, что вызвало большое негодование в Европе, и папа Сергий IV стал звать к мести[64]. Озлобление христиан вызвало, по-видимому, появление и распространение слухов о якобы существовавшем между евреями и мусульманами тайном соглашении. Евреи Орлеана были обвинены в том, что они якобы посоветовали мусульманам разрушить церковь. Евреев топили в реке, спаслись только согласившиеся креститься или бежавшие в соседние земли.

20 лет спустя Рауль Глабер[65] рассказывал, что орлеанские евреи, через нищего, отправили на Восток послание, якобы вызвавшее приказ об уничтожении церкви у Гроба Господня. Вслед за тем были изданы указы об изгнании евреев; иные были убиты или сами наложили на себя руки, немногие остались в «Римском мире». 5 лет спустя небольшая часть беглецов вернулась.

В 1065 году пaпa Александр II в послании к виконту нарбоннскому, Беранже, и епископу города Гидерфреду, восхвалял их за то, что они предупредили избиение евреев в их округе, и напоминал им, что пролитие крови неугодно Богу.

Крупными учёными были Раши, Гершом Меор ха-гола и Рабейну Там. ЕЭБЭ следующим образом описывает интеллектуальную деятельность французских евреев той эпохи:

Наиболее выдающиеся ученые и поэты 10 в. были: Макир, гаон Тодрос и Моисей бен-Аббун, главные руководители школы в Нарбонне; Симон из Манса, сын его Иосиф и внук Аббун Великий; Иуда бен-Меир га-Коген (по-франц. Leontin) и Моисей из Арля. — 11 век дал большое число известных писателей, которые сыграли первостепенную роль в развитии еврейской науки и наложили свой отпечаток на иудаизм. Самыми выдающимися из этих писателей были: 1) р. Гершон, родом из Меца, но подвизавшийся в Майнце; он ввел изучение Талмуда в Прирейнских провинциях. Он был поэтом, грамматиком, первым комментатором Талмуда и кодификатором. Будучи главным руководителем школы, он, идя навстречу потребностям времени, издал правила («такканот»), приобретшие широкое значение и силу закона среди западного еврейства. У него были ученики из Франции, среди них Иуда бен-Моисей из Тулузы, Илья Старший и Симон Старший из Манса, дядя Раши. Наряду с Гершоном следует назвать 2) Иосифа бен-Самуила Тоб-Елем (Бонфис), раввина лимузенского и анжуйского, замечательного талмудиста. Он был также даровитым поэтом и автором интересных респонсов. Было много и других литургических поэтов, вроде Иосифа бен-Соломон из Каркасона, Вениамина бен-Самуил из Кутанса и Ильи бен-Менахем Старшего из Манса. Французское еврейство было богато учеными силами; некоторые из них перекочевали в Германию; среди последних Исаак га-Леви из Витри, глава Вормской школы, и Исаак бен-Иуда — глава Майнцской школы. Оба были учителями Раши. Наиболее выдающейся фигурой второй половины 11 столетия, как и всей истории раввинской науки во Франции, был Раши (Соломон бен-Исаак) из Труа (1040—1106 г.). Он является воплощением гения северофранцузского еврейства. Раши обучался в школах в Вормсе и Майнце; по возвращении оттуда он основал на своей родине, в Труа, собственную школу, которая вскоре приобрела громкую известность. Внуки и ученики его: р. Симха бен-Самуил, р. Самуил бен-Меир (Рашбам) и р. Шемая, затем Шемария, Иуда бен-Натан и Исаак-Лев бен-Ашер продолжали его труды. Для библейских комментариев Раши использовал труды современников. Из них следует упомянуть о Моисее га-Даршане, главе Нарбоннской школы, который, по всей вероятности, был пионером экзегетических исследований во Франции; о Менахеме бен-Хелбо; и главным образом о Иосифе Каро. Раббену Там подверг изучению, по крайней мере, один отдел еврейской грамматики; он выступил в защиту Менахема бен-Сарука против Дунаша бен-Лабрата; пионер в другой области, он сочинил поэму об акцентах, подражая стихосложению испанских евреев. Впрочем, в этой области он не имел последователей и не создал школы.

Упоменаются также учёные Иуда бен-Натан, его зять и продолжатель его комментария к Талмуду; Меир, другой зять его, ставший во главе Академии в Труа после смерти Раши; Яков Там (обыкновенно называемый «раббену Там», см.; сын Меира) — основатель школы тосафистов, человек сильной воли и неутомимой энергии, считавшийся среди своих современников высшим авторитетом в области еврейской науки; его брат, Самуил (Рашбам), блестящий экзегет, несколько смелый в некоторых частях своего библейского комментария; Симха бен-Самуил из Витри, племянник р. Тама; Самуил из Витри, ученик Раши, автор Махзор Витри; его правнук Исаак бен-Самуил Старший, знаменитый «Ри», имя которого часто упоминается в тосафот, глава школы в Дампиерре (его следует отличать от его преемника Исаака бен-Авраама, известного под именем «Ри-га-Бахур» (младший); Эльханан, сын Исаака бен-Самуила, погибший мученическою смертью в 1184 г. К этим именам знаменитых тосафистов должны быть прибавлены еще следующие: Яков из Орлеана (ум. в Лондоне в 1189 г.), являвшийся также экзегетом; Самуил бен-Хаиим из Вердена, ученик р. Тама; Гошая га-Леви из Труа, Менахем бен-Перец из Жуаньи, также экзегет; Иом-Тоб из Жуаньи (ум. в Йорке в 1190 г.), литургический поэт и библейский комментатор; Элеазар бен-Самуил из Меца, автор «Сефер Иереим»; прославленный Иуда бен-Исаак; Симсон из Куси, один из наиболее ученых тосафистов; известный Самсон (бен-Авраам) из Санса, комментатор Мишны и Сифры и др.

Евреи Франции сильно пострадали в ходе 1-го крестового похода (10961099). Еврейский документ, относящийся к той эпохе, свидетельствует о страхе, который приходилось в то время переживать французским евреям; они обратились с посланием к своим собратьям на Рейне, повествуя о своём ужасе и прося их молиться и поститься за них[66]. Отряды крестоносцев, собравшиеся в Руане, уничтожили местную еврейскую общину, оставив в живых немногих согласившихся креститься.

Напуганные бесчинствами крестоносцев в ходе 1-го крестового похода, светские и церковные власти старались не допустить еврейских погромов в ходе 2-го крестового похода (11471149). Король Людовик VII предпринял ряд мер для защиты евреев. Решительно выступил против преследования евреев идеолог крестоносцев Бернар Клервоский. Несмотря на эти меры, в ходе 2-го похода были уничтожены еврейские общины городов Ромерю (Шампань) и Карента. Крестоносцы были освобождены от уплаты долгов евреям:

До этого времени евреи были преимущественно купцами; с этой поры в них начинают видеть, прежде всего, ростовщиков. Сан-Бернар, клервоский аббат, который проповедовал второй крестовый поход и который мужественно выступил в защиту германских евреев, когда готовилось их избиение, — обратился к королю Людовику VII с просьбой запретить евреям взимать ростовщический процент с лиц, отправлявшихся в Святую Землю. По словам р. Эфраима из Бонна, во Франции исполнялись постановления буллы папы Евгения X, освобождавшей крестоносцев от платежа долгов евреям[67].

Для оправдания зверств против евреев крестоносцы придумали кровавый навет[68]. В Понтуазе еще до 1171 года ходил слух, будто евреи распяли взрослого христианина. Наиболее известна подобная вспышка в Блуа, стоившая жизни 31 евреев. Какой-то христианин поил в Луаре лошадь. Испугавшись появившегося невдалеке еврея, животное стало на дыбы — это оказалось достаточным поводом к тому, чтобы человек, поивший ее, обвинил еврея в том, что тот будто бросил в реку тело христианского ребёнка, распятого его единоверцами; Тибо де Шампань, граф Блуа, на основании этого обвинения немедленно бросил в тюрьму всех живших в городе евреев. Евреи, отказавшиеся принять христианство, в числе 31, были сожжены в среду 26 мая 1171 года. По словам историка Ригорда, Филипп-Август, который вступил на престол в 1180 году, часто слышал от молодых нотаблей, с которыми он вместе учился во дворце, что евреи в Париже ежегодно в Пасху или на святой неделе удаляются будто в подземные склепы и приносят в жертву христианина для поругания христианской религии, и что в правление его брата виновных в таком преступлении нередко сжигали на костре. Немедленно после своей коронации, 14 марта 1181 года, в субботний день, король приказал арестовать евреев во всех их синагогах и отнять у них деньги и платья. Английский хронист Рауль из Дайсета (II, 14) сообщает, что Филипп-Август освободил их за выкуп в 15 тысяч серебряных марок. Ригорд присовокупляет, что евреи были тогда весьма многочисленны и что много раввинов (didascali) съехались в Париж. По совещании с отшельником, в Венсенском лесу, король освободил христиан своего королевства от всех их долгов по отношению к евреям, за исключением 1/5 части, которую присвоил себе. В апреле 1182 году он опубликовал эдикт об изгнании евреев. В июле их заставили покинуть пределы Франции; синагоги их были превращены в церкви. Имущество, конфискованное королем, было немедленно обращено в наличные деньги.

В Безье, в вербное воскресенье, епископ регулярно призывал народ отмстить евреям, «распявшим Христа». Он даже разрешал совершать нападения на святыни евреев и разрушать их дома, и нередко дело кончалось кровопролитием. В Тулузе, в виде наказания за приписывавшуюся евреям сдачу города арабам в эпоху Карла Великого (рассказ совершенно легендарный, так как арабские войска никогда в город и не вступали), трижды в год обязан был появляться перед церковью еврей, которого тут же били по щекам. В XII веке этот обычай был уничтожен и заменен уплатой определенной суммы в пользу канона св. Сатурнина[69], а в Безье был в 1160 году был заменён налогом, предназначенным для украшения собора[70]

Постановлениями III-го Латеранского собора (1179) евреям запрещалось держать христиан-крепостных и кормилиц.

Графы и подчиненные им владельцы пользовались услугами евреев в качестве «bailes». В этой роли они управляли имениями, подчиненными непосредственно их баронам; они принимали также деятельное участие в отправлении правосудия. «Сверх того, они занимали должности откупщиков доходов: пошлин, городских и земельных налогов, и даже некоторых доходов капитулов и епископов»[71]. Респонсы служат доказательством того, что евреи также продолжали заниматься также различными ремеслами. Благосостоянием своим евреи обязаны благожелательному отношению к ним народа и либерализму тулузских графов и виконтов Безье. Только бароны в Монпелье постоянно противились назначению евреев на должность «baile».

Вениамин Тудельский около 1160 года даёт описание евреев в Провансе, по пути в Прованс, остановился в Нарбонне, «городе, который славится своей наукой и из которого знание закона распространилось по всей стране», застал там Калонимоса, сына наси Тодроса, главу раввинской школы; Авраама Аб-Бет-Дин, автора «Сефер га-Эшкол»; р. Иуду и других ученых; все они имели многочисленных учеников. В Безье он застал Соломона Халафту и Иосифа бен-Натаниель, руководителей местной школы; в Монпелье — Реубена бен-Тодрос, Натана бен-Симон, Самуила и Мордехая бен-Самуил; в Поскьере, местонахождении известной школы, он встретился с Авраамом бен-Давидом (РАБаД), славившимся своей ученостью и содержавшим на свой счет бедных учеников, а также с другими учеными, названными им по имени. В Сен-Жилле была община, примерно 100 ученых, а во главе их стоял Абба Мари бен-Исаак. Община в Арле обнимала ок. 200 евреев, много ученых. В Люнеле «живет святое братство, изучающее день и ночь закон. Учителем здесь состоит Мешуллам бен-Яков; его пятеро сыновей, Иосиф, Исаак, Яков (Назир), Аарон, Ашер, известные своей ученостью и своим богатством, отреклись от мирской жизни, всецело посвящают себя науке и воздерживаются от мясной пищи. Здесь проживает также Моисей бен-Иуда, Самуил га-Хаззан, Соломон га-Коген и испанец Иуда бен-Саул ибн-Тиббон, безвозмездно содержащие и обучающие учеников». Вениамин остановился в Марселе, где видел мудрого Симона бен-Анатоли, брата его Якова и разных других раввинов. Надо упомянуть еще имена Меира бен-Исаак из Тренкетайля, автора «Сефер га-Эзер»; известного Зерахию га-Леви, родом из Испании, автора «Сефер га-Маор», жившего в Люнеле; Авраама бен-Натан га-Ярхи из Люнеля, автора «Сефер га-Мангиг»; семейство Калонимосов из Нарбонны, Исаака бен-Мерван га-Леви и др. Введенный в ту эпоху новый метод внес некоторое разнообразие в изучение Талмуда.

И действительно, иудейская мысль развивалась: Исаак Слепой, сын Авраама бен-Давида (РАБаД), был создателем каббалы; Ашер, сын Исаака, был также известным каббалистом. То же самое следует сказать и о семье Мешуллама бен-Якова, его сыновьях, Аарона и Якова.

В июле 1198 года Филипп-Август, вопреки изданному им самим эдикту, разрешил евреям вернуться в Париж, так как убедился в упадке экономики без евреев. Он не только вновь поселил их на своих землях, но ордонансами санкционировал их банкирские и ссудные операции. Деятельность их он подчинил контролю, установил законный процент и обязал их все свои договоры снабжать печатью. Торговля евреев была обложена налогом, а за приложение королевской печати евреи платили особо. С тех пор казна завела особую рубрику «Produits des juifs» («доходы с евреев»), и доходы из этого источника постоянно увеличивались. На королевских землях евреи превращены были в крепостных короля. Koроли и ленные владельцы говорили «мои евреи» так же, как они привыкли говорить «мои земли».

В 1198 году между королём и графом Шампанским был заключен договор, согласно которому, ни одна из договаривающихся сторон не вправе удерживать у себя живущего у другой стороны еврея, без её согласия; затем, евреи не вправе отдавать деньги взаймы или принимать залоги без прямого разрешения короля и графа. Другие бароны также заключили с королем подобные договоры. С тех пор и у них завелась статья дохода, известная под названием «Produit des juifs», обнимавшая taille, или годовой наследственный чинш, сбор с бумаг, необходимых евреям для ведения судебных процессов, и пошлины за наложение печати.

В период крестовых походов против «еретиков»-альбигойцев (12091229) евреи были обвинены в зарождении этой ереси. В 1229 году 30-летняя борьба католиков против альбигойцев закончилась полным поражением последних. Одним из пунктов договора, который должен был подписать последний из графов Раймондов Тулузских, было смещение евреев с государственных должностей и учреждение в столице его владений, Тулузе, святой инквизиции для «суда над явными и тайными еретиками, колдунами и иудействующими». Среди альбигойцев выделялись группы иудействующих — пассагии (`пасхальники`) и циркумцизи (`обрезанные`); они отрицали божественность Иисуса Христа и чтили Ветхий завет.

Людовик VIII (12231226) в своём «Établissement sur les juifs» (1223), также сумел охранить интересы своей казны. Хотя он и заявил, что с 8 ноября 1223 года уплата евреям процентов по долгам необязательна, но, одновременно он постановил, что взятые у евреев в долг суммы должны быть им возвращены в течение 3 лет под контролем баронов, очевидно имевших свою долю. Также Людовик приказал заменить специальную печать, налагавшуюся на документы евреев, — обычной.

Людовик IX (12261270) осуждал процентные займы. В декабре 1230 года[72] он заставил некоторых баронов подписать договор, согласно которому евреям запрещено было отдавать деньги взаймы. Никто во всём королевстве не вправе был удерживать у себя еврея, принадлежащего другому, и всякий барон мог требовать возвращения принадлежащего ему еврея, как если бы то был его раб («tanquam proprium servum»). В тο же время был подтверждён изданный в 1223 году ордонанс, по которому как королям, так и баронам запрещено было брать у евреев деньги взаймы. В 1234 году король освободил своих подданных от платежа евреям одной трети их долгов. Из сумм, уже уплаченных должниками, 1/3 подлежала возвращению[73]. Перед отправлением в крестовый поход 1249 году, король задумал изгнать евреев из королевских владений и конфисковать часть их имущества; но декрет об изгнании евреев исполнен был лишь отчасти, если вообще был исполнен. Впоследствии у Людовика начались угрызения совести, и он стал опасаться, что казна, удержав часть процентов, уплаченных должниками, обогатилась за счёт доходов от ростовщичества. Тогда, в 1257 или 1258 году, желая, как он сам говорил, спасти свою душу и успокоить свою совесть, он издал указ о возвращении от его имени суммы, образовавшейся от ростовщических процентов, полученных с конфискованных капиталов, — лицам, уплатившим эти проценты или их наследникам. По требованию Павла Христианина (Pablo Christiani) он заставил евреев носить «rouelle» — отличительный знак, установленный Латеранским собором в 1215 году. Как-то Людовик сказал хронисту:

Никому, за исключением лиц весьма ученых, не следует разрешать вступать в спор с евреями; если, однако, мирянин услышит речи, поносящие христианскую веру, то он должен защищать ее мечом и вонзить последний в тело еврея по возможности глубже.

Уже в XII веке появились трактаты против евреев[74].

В 1239 году некий Николай Донэн, крещеный еврей из Ла-Рошели, выступил перед папой Григорием с обвинением против Талмуда, указывая, что в нём содержится хула против христианства. 12 июня 1240 года начался публичный диспут между Донэном и четырьмя представителями от евреев: Иехиелем из Парижа, Иудой бен-Давид из Мелэна, Самуилом бен-Саломон (Sir Morel de Falaise?) и Моисеем де Куси. В итоге начались торжественные сожжения Талмуда.

В 1247 году в Вальреасе, на основании обвинения в ритуальном убийстве, несколько евреев было приговорено к пытке.

В 1269 году король заставил евреев слушать проповеди знаменитого Павла Христианина. Согласно одному еврейскому документу[75], в 1273 году в Париже происходил будто бы диспут между Павлом и несколькими французскими раввинами во главе с Авраамом бен-Соломон из Dreux; некоторые заседания происходили при дворе преемника Людовика Святого, Филиппа Смелого (12701285), другие — в францисканском монастыре; диспут этот будто бы вызвал избиение более тысячи евреев.

[править] Изгнание евреев

Филипп IV Красивый

При Филиппе Красивом (12851314) гонения на евреев достигли своего апогея. 25 апреля 1288 года, за приписанное евреям убийство христианского ребёнка, из числа богатейших членов общины было избрано 13 евреев, которые инквизицией были приговорены к сожжению на костре. Два года спустя в Париже были сожжены жившие на Ruе des Billettes еврей и его жена, которых ложно обвинили в прокалывании гостии. Ещё до вступления на престол, Филипп оценил значение евреев с финансовой точки зрения. Когда он в 1284 году от имени своей жены завладел Шампанью, он получил от евреев этой провинции в виде дара 25 тысяч ф., за что подтвердил их права. В 1288 году он изъявил притязание на всех евреев, ссылаясь на свои королевские прерогативы; но был принужден признать за баронами право владеть некоторыми из них. В 1288 году, нуждаясь в евреях, составлявших доходную статью для его владений, Филипп запретил заключать их в тюрьму по требованию церковной власти, без предварительного сообщения об этом сенешалю или «baile». В 1302 году, узнав, что инквизиторы желают произвести следствие по некоторым, касающимся евреев, делам о ростовщичестве и колдовстве, король запретил комиссарам и королевским судьям арестовывать и даже вообще тревожить евреев по требованию инквизиторов. В 1290 году Филипп изгнал всех евреев, переселившихся из Гаскони и Англии; в 1295 году он велел арестовать всех евреев, приказал составить инвентарь их имущества; ценные вещи, оставленные у них в качестве залога, могли быть выкуплены собственниками в течение 8 дней, после чего они поступали в продажу, а вырученные деньги обращались в казну. В 1303 году был установлен новый налог на евреев, но на этот раз евреи указали, что, не получая обратно отданных ими взаймы денег, они не в состоянии аккуратно уплачивать требуемый с них налог. Ввиду этого король приказал своим комиссарам заставить должников уплатить евреям долги.

22 июля 1306 года король приказал арестовать всех евреев и конфисковать всю принадлежавшую им собственность. Евреев обязали в течение месяца покинуть Францию, они могли взять с собой только 12 су на человека. Эту меру поддержали французские феодалы, многие из которых были должниками евреев. Даже владельцы ряда земель, не входивших в состав Франции, изгнали евреев (Лотарингия, Савойя, Дофине, Франше-Конте). Здания синагог были розданы приближенным короля, парижскую синагогу король подарил своему кучеру.

Дальнейшие события

Людовик X (13141316) эдиктом от 28 июля 1315 года разрешил евреям вернуться во Францию. За право вернуться евреи заплатили 122 500 ливр; они могли получить деньги по старым долгам, но 2/3 этих сумм должны были отдать в королевскую казну. Им запрещалось давать деньги взаймы под большие проценты. Синагоги и еврейские кладбища возвращали евреям при условии возмещения владельцам их стоимости. Конфискованные еврейские книги, за исключением Талмуда, также возвращали. Король взял обязательство не изгонять евреев в течение 12 лет. Евреи не вправе давать деньги под ростовщические проценты, и король и его чиновники не обязаны понуждать никого уплачивать им деньги по ростовщическим займам. Двум лицам, носившим титул «аудиторов над евреями», было поручено исполнение этого ордонанса. Наконец, король заявлял, что он берет евреев под свое особое покровительство и что он желает, чтобы их личность и имущество были ограждены от насилий, повреждения и нападений[76].

Филипп V Высокий (13161322) разрешил евреям не носить отличительный знак за пределами городов, в которых они проживали, даровал им некоторые привилегии и несколько улучшил их социальное положение.

В 1320 году на юге Франции происходили широкие народные волнения — восстание пастухов, направленное против иноверцев и евреев. Они захватывали города на юге Франции и убивали всех евреев, отказывавшихся креститься. Еврейские общины были уничтожены в Тулузе, Бордо, Арле, Альби и во многих других городах. Королевские власти с трудом подавили восстание. Всем крестившимся евреям было разрешено вернуться в иудаизм.

24 июня 1324 года евреи вновь были изгнаны.

В 1359 году, после того, как французская армия была разгромлена англичанами в битве при Пуатье в ходе Столетней войны (13371453), а король Иоанн II Добрый и многие его приближенные попали в плен, и для их выкупа требовались огромные средства, регент Карл Нормандский (будущий Карл V Мудрый) разрешил евреям вернуться во Францию и предоставил им некоторые льготы. Евреям дали гарантии, что их не будут изгонять из Франции в течение 20 лет, что дела между евреями будет рассматривать только еврейский суд, что они не будут носить отличительный знак. Им разрешили давать деньги под проценты. Вернувшийся из плена Иоанн II Добрый заявил, что евреи злоупотребляли привилегиями, и отменил их. Новый король Карл V Мудрый (13641380), однако, возобновил эти привилегии. Были назначены два королевских чиновника, которые должны были следить, чтобы еврейские привилегии не нарушались. Королевские власти защищали евреев от всевозможных нападок. Отличился главный прево Парижа Гуго Обрио, который строго наказывал за каждое совершенное на евреев нападение. В 1372 году король распорядился вернуть евреям некоторые из ранее конфискованных книг. В 1374 году евреям были предоставлены торговые привилегии на ярмарках в Шампани.

В 1382 году произошло «Восстание Maillotins». Повстанцы, вооруженные топорами, напали на сборщиков, а затем грабили дома евреев в течение 4 дней. Чернь считала евреев сообщниками казны; в действительности в казну поступала большая часть взимаемых евреями процентов. Когда известие о парижском восстании дошло до жителей Мант, последние ограбили еврейский квартал, подстрекаемые солдатами, уверявшими их, что король на их стороне. И на этот раз король вступился за евреев.

После смерти Карла V Мудрого в Париже вспыхнули волнения. Толпа восставших разрушила дома евреев Парижа, уничтожила долговые обязательства, многие еврейские дети были похищены и насильственно крещены. Хотя король Карл VI Безумный (13801422) защитил евреев и распорядился вернуть им их собственность, многие покинули Францию. Попытка Гуго Обрио вернуть крещеных еврейских детей родителям не увенчалась успехом, а он сам был предан суду инквизиции и приговорен к пожизненному тюремному заключению. В 1382 году в Париже и Нанте прошли волнения, направленные против евреев. В Нанте разгромом еврейского квартала руководили солдаты местного гарнизона. В 1389 году король предоставил городским властям привилегию самим решать вопрос о проживании в городах евреев.

В сентябре 1394 года был опубликован королевский указ об изгнании евреев, им предоставляли недолгую отсрочку для продажи имущества и получения долгов.

16—18 века

В последующем евреи проживали в стране либо тайно (как марраны), либо лишь на определённых территориях, например в графство Венессен, которое было папским владением.

Из их числа вышли Мишель де Нострадамус, Мишель де Монтень и другие.

Марранов называли «португальскими купцами». Они вскоре заняли видное место в экономике страны. Когда в 1675 году французские солдаты устроили в Бордо погром и многие евреи стали уезжать из города, городские власти испугались этого и сообщили в Париж о резком сокращении торговли. Интендант провинции Лангедок писал: «Без них торговля Бордо и вообще провинция погибли бы». В 1723 году, после коронации Людовика XV (17151774), был опубликован указ, разрешавший «португальским купцам» называться евреями, права натурализованных граждан за ними были сохранены; за эту королевскую милость была заплачена большая сумма. «Португальские купцы» жили замкнутой группой, заключали браки только внутри общины. Они сыграли большую роль в развитии французской экономики: часть из них прибыла во Францию с существенными капиталами, с налаженными торговыми связями в странах Магриба. Интендант Лангедока писал в 1740 году, что купцы-евреи успешно конкурируют с христианами. Из Тулузы в 1745 году писали: «Все [покупатели] бегут к еврейским купцам».

Кроме того, марраны интересовались француженками:

Бордоские евреи не прочь были и позабавиться. Доклад, поданный в 1733 г. де Буше, свидетельствует, что евреи брали в услужение хорошеньких крестьянок, соблазняли их для того, чтобы они служили кормилицами их собственных детей, а детей рожденных крестьянками, отдавали в воспитательный дом.

Несколько сотен «португальских купцов» жили в Париже. Это были состоятельные банкиры, подрядчики, оптовые торговцы. В 1777 году парижские купцы писали министрам: «Крайне опасно разрешать поселяться [здесь] этим людям. Их можно сравнить только с осами, которые вторгаются в пчелиные ульи, убивают пчел, потрошат их и извлекают тот мед, который они накопили. Именно таковы евреи».

В 1776 году «португальским купцам» было предоставлено право жительства на всей территории Франции[77].

[править] Новое время

После Революции

По крайней мере один из вождей Революции, Жан-Поль Марат, происходил из крещённых евреев[78].

Описывая в своей истории работу масонов во время революции 1789 году Лун Блан, говорил следующее: «Повсюду над престолом, где заседал председатель каждой ложи, или мастер стула, была изображена сияющая дельта, в середине которой еврейскими буквами было написано имя Иеговы»».

Сразу после революции 3 августа 1789 года в Национальном собрании выступил Аббат А. Грегуар (автор «Очерка физического, нравственного и политического возрождения евреев») с требованием защиты «гонимого и несчастного народа».

Противник равноправия евреев Аббат Мори заявил:

Евреи прошли через 17 веков, не смешиваясь с другими племенами; они исключительно занимались денежными оборотами и были бичом земледельческих провинций. Ни один из них не облагородил своих рук, работая плугом. В Польше они владеют большой провинцией, и что же? Пот христиан-рабов орошает бразды, в которых цветет роскошь евреев, а в то время, как их поля обрабатываются таким образом, они взвешивают дукаты и высчитывают, сколько они могут урезать от монет, не подвергаясь взысканию закона. В Эльзасе в их руках находится на 12 млн. закладных на земли; через месяц они будут владеть большей половиной этой провинции; через 10 лет они захватят ее совсем и она будет просто еврейскою колонией.

В принятой Учредительным собранием 26 августа 1789 года «Декларации прав человека и гражданина» провозглашалась свобода совести. 2 ноября 1789 года Учредительное собрание приняло декрет о конфискации всего имущества и земельной собственности церкви.

М. Робеспьер сказал: «Каким образом можно ставить в вину евреям те преследования, жертвами которых они были? Напротив — это наше преступление, которое мы должны искупить, даруя им... священные права человека».

Декрет от 28 июля 1790 года постановил, «что все евреи, известные под именем португальских, испанских, авиньонских евреев, будут продолжать пользоваться своими правами, которыми они пользовались доныне и которые им были дарованы жалованными грамотами».

Революция как бы пробудила евреев из тысячелетнего сна и они неожиданно пошли в политику и даже в армию:

Многие евреи заняли различные выборные общественные должности. Так, в Париже были избраны: Хаззан — секретарем Комитета общественной безопасности; Азур — секретарем Народного общества друзей равенства; Вейссвелер — одним из руководителей Центрального комитета одного из округов, Лазар Иелер — секретарем революционного комитета четвертого округа. В Южной Франции появились еврейские революционные организации. Так, в Байонне в 1793–94 гг. группа якобинцев-евреев создала революционный клуб имени Ж.-Ж. Руссо. Евреи жертвовали большие суммы денег на различные общественные нужды. В Эльзасе самые большие суммы жертвовали евреи. Большое количество евреев шло по мобилизации или добровольно во французскую армию. В 1793 г. в армии служило около двух тысяч евреев, многие из них получили офицерские чины[79].

В южной Франции евреи принимали участие в выборах депутатов, и в Бордо среди выборщиков был и Давид Градис.

Очень скоро некоторые революционные евреи сами стали попадать под жернова террора. Так, был казнён слишком активный атеист Ж. Перейра (17431794), табачный фабрикант из Парижа, который среди прочего обвинялся в том, что заставил парижского архиепископа Гебеля сложить с себя сан, а также в том, что явился в синагогу в Иом-Киппур в кожаной обуви, чем оскорбил религиозные чувства верующих. Также выяснилось, что евреи скорее принадлежат к буржуазии. Представитель Конвента в Рейнской и Мозельской армиях Бодо отмечал, что «евреи предпочитают деньги любви к отечеству». Л. Карно, глава революционного правительства, ответственный за оборону, заявил, что евреи занимаются спекуляцией на поле битвы и обогащаются за счёт казны. В Эльзасе евреев обвиняли в незаконных операциях с госзаймами, махинациях при продаже и покупке имений эмигрантов, в запрещённом вывозе золотых и серебряных монет. 17 октября 1793 года якобинский клуб Страсбура потребовал изгнания всех евреев из города. Маховик террора стал давить самих же евреев-революционеров:

После прихода к власти якобинцев в начале июня 1793 г. богатых евреев Бордо и Байонны обвинили в связях с жирондистами, в сношениях с эмигрантами, в недостаточном революционном рвении. Некоторые из них были оштрафованы на большие суммы. Так, банкир Печёто должен был заплатить штраф 2 млн 120 тыс. ливров, торговцы братья Раба — 500 тыс. ливров; известный еврейский общественный деятель А. Фуртадо, тесно связанный с жирондистами, был вынужден бежать из Бордо, опасаясь ареста. Несколько евреев было казнено. Были отправлены на гильотину два сына барона Л. Калмера (?-1784), еврея из Ганновера, разбогатевшего во Франции на поставках в армию и купившего себе баронский титул; один из них, роялист Л. Б. Калмер (1750–94), лейтенант гренадерского батальона Национальной гвардии, был казнен в июне 1794 г. по обвинению в «поддержке крайних роялистов и сторонников контрреволюции»; другой, И. Б. Калмер (1746–94), якобинец, «санкюлот с двумястами тысячами ливров годового дохода, председатель революционного комитета в Клиши», был казнен также в июне 1794 г. по обвинению в оскорбительном обращении с муниципальным чиновником и терроризировании граждан Клиши.

После падения якобинской диктатуры в июле 1794 года нападки на еврейскую буржуазию прекратились, а в целом после революции евреи вернулись во Францию и очень быстро стали господствовать в её экономике, а затем и в политике.

Победоносная французская армия стала провозглашать равноправие евреев в Нидерландах (1796), на западном берегу Рейна (1797) и в Италии (1798).

Появилась прослойка богатых евреев — банкиров, торговцев — разбогатевших в период Революции.

Наполеон I в целом продолжал политику равноправия евреев. Появились евреи генералы и офицеры.

В 1806 году во Франции проживало примерно 46 663 евреев. В том же году виконт де Бональд писал об угнетении евреями французов.

В 1897 году в стране проживало 71 249 евреев[80].

К концу XIX века во Франции уже было немало министров-евреев, а экономикой заправляли Ротшильды, Эфруси и другие богатые еврейские кланы.

Захват Францией Магриба сделал частью французского еврейства такие группы, как тунисские евреи, алжирские евреи и марокканские евреи.

Евреи стали играть видную роль в культуре, например прославились такие композиторы, как Джакомо Мейербер, Жак Галеви и Жак Оффенбах, актриса Сара Бернар и т. д. Еврейские корни приписывают премьер-министрам Леону Гамбетте и Леону Фоше.

[править] Современность

20 век

К 1914 году в стране проживало около 100 тысяч евреев.

В ходе Первой мировой войне во французской армии служило примерно 35 тысяч евреев, не считая 4 тысяч российских евреев, не имевших гражданства Франции), было не менее 12 генералов-евреев. Из 39 летчиков-евреев — 35 были убиты. Всего в войне погибло около 8 000 французских евреев.

Накануне Второй мировой войны во Франции проживало около 250—320 тысяч (или 350 тысяч) евреев. Евреи служили во французской армии (например, Дариус Поль Дассо) и активно участвовали в Сопротивлении[81]. Холокост во Франции привёл к гибели 90—120 тысяч евреев.

В 1945 году в стране насчитывалось около 180 000 евреев.

В 1999 году во Франции проживало 575 000 евреев. Проведенный в ноябре того же 1999 года опрос показал, что 31% опрошенных считают, что у евреев слишком много власти во Франции.

Образовательный уровень еврейского населения значительно выше образовательного уровня всего населения.

Евреи заняли выдающееся положение в промышленности. Так, Андре Гюстав Ситроен создал автомобильную, а Марсель Дассо — авиационную промышленность Франции[82].

На протяжении XX века французские евреи выставили существенное число учёных (в том числе нобелевских лауреатов), писателей (Морис Дрюон, Альбер Мемми и др.), философы (Бернар-Анри Леви, Жак Деррида, Даниэль Кон-Бендит, Клод Леви-Стросс, Жак Аттали), деятелей искусства (например, Франсис Вебер, Жиль Лелуш, Клод Лелуш, Серж Генсбур, Жерар Ури, Энрико Масиас, Жерар Дармон, Симона Синьоре, Ив Монтан), генералов и адмиралов, и политиков, в том числе ряд премьер-министров (Леон Блюм, Мишель Дебре, Рене Мейер, Пьер Мендес-Франс, Лоран Фабиус) и президента (Александр Мильеран).

21 век

В начале XXI века наблюдается упадок общины из-за роста мусульманского антисемитизма. Резкое усиление антисемитизма во Франции, приведшее к многочисленным нападениям на еврейских школьников, в основном со стороны их арабских соучеников, способствовало росту числа частных еврейских школ, а также количества учеников в них. В 2000 году около 30% еврейских детей школьного возраста учились в еврейских школах. В 20012004 годов число учеников в еврейских школах увеличилось. Многие евреи покидают Францию, выросла репатриация в Израиль (так, в 2013 году 3120 французских евреев переехало в Израиль).

В 2000 году из 216 нападений на националистической почве, 145 были направлены против евреев. Подавляющее большинство нападений было совершено мусульманами; в первые 3 месяца после начала в том же году 2-й интифады были атакованы 43 синагоги и 3 еврейских кладбища. Много инцидентов происходило в районе Большого Парижа, где был осуществлен поджог в Большой синагоге. В 2002 году было зарегистрировано 516 инцидентов (в том числе поджог марсельской синагоги), в 2003 году — 503. Резко возросло число нападений на еврейских школьников. С 1 января по 20 августа 2004 года число антисемитских нападений составляло 298. 22 марта 2004 года была брошена бомба в Еврейский общинный центр в Тулузе[83]. Антиеврейский террор со стороны левых и арабских радикалов, идущий с 70-х — 80-х усилился в 2000-е годы, что привело к ответной реакции в виде ЛЗЕ во Франции.

Нашумевшим стало жестокое убийство Илана Халими. Также потрясло ужасное убийство 65-летней французской еврейки Сары Халими, совершённое исламистом 4 апреля 2017 года.

В марте 2012 года террорист открыл огонь в еврейской школе в Тулузе в ходе антисемитской атаки, в результате чего погибли 4 человека, в том числе 3 детей.

Движение жёлтых жилетов тоже имеет антисемитский окрас (см. также Макрон и евреи).

Еврейские корни есть у бывшего президента Николя Саркози.

[править] Источники

  1. Флавий, Древн., XVII, 13, §§ 2—3; Иуд. Войны, II, 7, § 3; Dion Cassius Cocceianus, Hist. Romae, LV, 27; Strabo, XVI, 2, 46
  2. Древн., XVIII, 7, § 2, но иначе в Иуд. Войны, IX, 9, § 6
  3. Тимур Мухаматулин, Николай Подорванюк. Евреи — европейцы по матери // gazeta.ru/science/2013/10/09_a_5698713.shtml
  4. Cod. Тheod., 3, XVI, 8
  5. Pauli et Petri Carmina, 25, 25; Migne, Patrol. lat., Poet. lat. Carol., I, 60
  6. Venantius Fortunatus, Vita S. Hilarii, III
  7. Constit. Sirmond., VI, изд. Hoenel; Corpus Juris. Antejustin., I, 458
  8. Honoratus, Vita Hilarii, 22; Prosperi et honorati opеra, изд. Salinas, стр. 304, Рим, 1732
  9. Concil Vanet., can. 12; Mansi, и Sacrorum conciliorum nova et amplissima collectio, VII, 954
  10. Sidon. Apollin., изд. Baret, III, 8, стр. 252; IV, 8, стр. 277; VI, 8, стр. 350; VIII, 4, стр. 410
  11. Григорий Турский, Нistoriа Francorum, V, 11; VI, 17
  12. Uzês; Vita Ferreoli
  13. Григорий Турский, VIII, 1
  14. там же, IV, 12; V, 11
  15. Григорий, Vita Patr., VI, 7
  16. Григорий, De Virt. S. Martini, 3, 50
  17. Григорий Турский, Hist. Franç., V, 11; VIII, 1
  18. Cod. Theod., 4, XVI, 8
  19. Григорий Турский, Hist. Franç., IV, 12, 35; VI, 5
  20. Epist. Greg., 7, 24
  21. Григорий Турский, Hist. Franç., VII, 23
  22. он же, De gloria Conf., 97
  23. он же, Hist. Franç., V, 6
  24. Concil. Aurel., II, can. 19; Mansi, VIII, 838; Concil. Arvern., can. 6; Mansi, VIII, 861; Concil. Aurel., III, can. 13; Mansi, IX, 15
  25. Concil. Arvern., can. 9; Mansi, VIII, 861
  26. Concil. Aurel., III, can. 30; Mansi, IX, 19; Concil. Matisc., can. 14; Mansi, IX, 934
  27. Concil. Matisc., can. 13; Mansi, IX, 934
  28. Concil. Narbon., can. 9; Mansi, IX, 1016
  29. Concil. Paris, V, can. 17; Mansi, X, 542
  30. Concil. Rem., can. 11; Mansi, X, 596
  31. Concil. Matisc., can. 14; Mansi, XIV, 836
  32. Vita Ferreoli, apud Marius Antonius Dominicy, Ausberti Familia rediviva, App., стр. 27, Париж, 1648
  33. Григорий Турский, Hist. Franc., VIII, 1
  34. Chlotar. Edit., cap. X, изд. Boretius, I, 22
  35. Lex. Rom. Burg., tit. XIX, 4; Monum. Germ. LL, III, 609
  36. Vita Ferreoli, l. с.
  37. Григорий Турский, Hist. Franc., V, 11; Венантий Фортунат, Сarm., V, 5, стихотворение, сочиненное по повелению Григория
  38. Epist. Greg., I, 47; ed. Migne, LXXVII, 509
  39. Vita S. Sulpicii, I, 14
  40. «Hist. rebel. adversus Wambam insultatio in tyrann. Galliae», I, 25; ed. Migne, ХСVI, 797
  41. Dom Vaisette, Hist. générale de Languedoc, изд. Privas, I, 750—751
  42. «Stephani Papae Epist.», 2; ed. Migne, CXXIX, 857
  43. Roman de Philomène. Dom Vаissеttе, ed. du Mège, дополн. к III, 30
  44. ср. Примечание к Du Mège, Mémoires de la Société des Antiquaires, 1829, VIII, 340
  45. Neubauer, Med. Jew. Chronicles, I, 82
  46. Hist. Littér. de la France, XXVII, 561
  47. Tournai, Саtal. du Musée de Narbonne
  48. Saige, Hist. des Juifs du Languedoc, стр. 44
  49. Mémoires de l’histoire du Languedoc, стр. 517
  50. Capit. Miss. Aguisgran. Alt., cap. 13; Boretius, Ι, 152
  51. КЕЭ, том: 9. Кол.: 326–336.
  52. Mon. Sangal., Ι, 16; Monum. Germ. Scriptores, II, 737
  53. там же, II, 14; II, 757
  54. Capit. Miss. Nuimag. dat., cap. 4; Boretius, Ι, 131
  55. Einh. Annal. ad. ann. 801; Monum. Germ. Scriptores. I, 190
  56. Migne, СIX, 10
  57. Diego, Historia de los Condes de Barcelona, стр. 26
  58. Odorani, Chron. ad ann. 883; Bouquet, VIII, 237
  59. Vaissette, III, 63
  60. «Richеri Historia», lib. IV, in fine, стр. 308, изд. Guadet
  61. Magazin Берлинера, IV; Оцар Тоб, стр. 49
  62. Chronicles of Adhemar of Chabannes, изд. Bouquet, X, 152; Chron. of William Godellus, там же, 262; согласно последнему, это событие имело место в 1007 г. или 1008 г.
  63. Magazin Берлинера, III; Оцар Тоб, стр. 46—48
  64. Monum. Germ. Scriptores, IV, 137
  65. Bouquet, X, 34
  66. анонимный текст из Майнца, у Neubauer u. Stern, «Hebräische Berichte über die Judenverfolgungen während der Kreuzzüge», стр. 47
  67. «Judenverfolgungen», стр. 64
  68. «Judenverfоlgungen», стр. 62
  69. Vaissette, II, 151
  70. там же, III, 813
  71. Saige, Les Juifs du Languedoc, 15
  72. Ordonnances, I, 53
  73. Ordonnances, I, 54
  74. «Annulus seu dialogus christiani et judei de fidei sacramentis» Руперта; «Tractatus adversus judaeorum inveteratum duritiem», написанный Pierre le Vénérable (Петр Достопочтенный); «Tractatus contra judaeum», анонимно; «Liber contra perfidiem judaeorum» Пьера де Блуа (об этих произведениях см.: Израиль Леви в REJ., т. 239 и сл.; Исидор Леб, La controverse religieuse entre les chrétiens et les juifs au moyen âge en France et en Espagne, в Revue de l’histoire des religions, 1888, стр. 17). — В 13 веке такие трактаты сочинялись не только на латинском, но и на французском языке, напр. «De la disputaison de la sinagogue et de la sainte église» (Jubinal, Mystères du XV-e Siecle, II, 404—408).
  75. Neubauer в JQR., V, 713
  76. «Ordonnances», I, 604
  77. КЕЭ, том: 9. Кол.: 336–343.
  78. Frantz Funck-Brentano, Marat, ou le Mensonge des mots, Paris, Grasset, 1941
  79. КЕЭ, том: 9. Кол.: 343–355.
  80. КЕЭ, том: 9. Кол.: 355–366.
  81. КЕЭ, том: 9. Кол.: 371–378.
  82. КЕЭ, том: 9. Кол.: 366–371.
  83. КЕЭ, том: 9. Кол.: 378–390.
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты