Ишма‘эль бен Элиша

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Ишма‘эль бен Элиша

UJYj938917.jpg




Дата смерти 135










Рабби Ишмаэль бен Элиша Коэн Гадоль (англ. Rabbi Ishmael "Ba'al HaBaraita", Ishmael ben Elisha, ивр. רבי ישמעאל בעל הברייתא) — таннай первого и второго веков (третьего таннаитского поколения), один из ведущих законоучителей иешивы в Явне[1].

Содержание

[править] Биография

[править] Ранние годы

Родился в 60-е годы, не позже 70 года.

Происходил из богатого священнического рода коэнов в Верхней Галилее[2], был внуком первосвященника того же имени[3]. Его дед, которого также звали р. Ишмаэль, был первосвященником в Храме (Седер адорот). Его племянник (сын сестры) — Бен-Дама.

После подавления антиримского восстания 66—73 годов — Первой Иудейской войны — был ребёнком увезён как пленник в Рим. Там его выкупил рабби Иехошуа бен Ханания[4], взявший его с собой в Эрец-Исраэль и позже, как и рабби Нехуния бен ха-Кана[5], ставший его учителем. Другим его учителем был р. Элиэзер бен Орканос.

Иехошуа бен Ханания называл р. Ишмаэля своим «братом»[6], под этим именем он был позже известен среди своих товарищей[7].

[править] Учение

Вскоре выдвинулся, как выдающийся ученый[8].

В иешиве Явне по-видимому быстро выдвинулся как выдающийся талмид-хахам. Из всех коллег по иешиве он особенно сблизился с рабби Акивой, несмотря на то, что почти всегда расходился с ним во мнениях по вопросам Галахи, Аггады и, в основном, методов толкования Писания. Созданные ими школы галахической интерпретации предписаний Торы, ставшие известными как де-вей («из дома») рабби Ишма‘эль де-вей рабби Акива, в основном расходились в том, что р. Акива стремился извлечь галахическое постановление из отдельных слов, даже отдельных букв библейского текста, а р. Ишмаэль руководствовался принципом дибра Тора ки-лешон бней адам («Тора говорит человеческим языком»[9]) и поэтому считал, что нельзя основывать галахические выводы на повторении слова в библейском стихе или стилистических и грамматических особенностях библейского текста. Кроме многочисленных отдельных галахических постановлений самого р. Ишмаэля, в его школе были созданы два сборника галахических мидрашей — Мехилта к книге Исход и Сифрей к книге Числа и к части книги Второзаконие.

Стал одним из выдающихся членов ямнинского синедриона[10]; когда высшая коллегия вынуждена была обстоятельствами переселиться в Ушу, мы часто встречаем там Ишмэля[11].

Особую известность получил за разработанной им системой 13 правил герменевтики.

Толкуя библейский стих, старался уточнить его смысл и почти не обращал внимания на форму изложения. Например, в диспуте с р. Акивой о виде казни, которой подлежит уличенная в прелюбодеянии женщина, р. Ишмаэль сказал ему: «Неужели на основании одной буквы [грамматической связки] ты считаешь оправданным предание ее смерти через сожжение?»[12].

При решении проблем уголовного права сам р Ишмаэль не всегда применял разработанные им правила герменевтики, считая, что степень наказания за любое преступление должна быть ясно указана в Писании и не может являться лишь результатом толкования библейского текста[13].

Принципом прямого смысла и логического толкования он руководствовался и в отношении Аггады, в области которой, по словам Талмуда, он обладал обширными познаниями[14]. В отличие от р. Акивы, р. Ишмаэль и здесь старался оставаться в рамках логики и реальности. Критикуя р. Акиву за его обыкновение усматривать в поэтических текстах Библии гомилетический смысл, р. Ишмаэль советовал ему заниматься изучением сложных законов ритуальной чистоты, а не составлением заумных аггадических толкований[15]. Несмотря на диаметральную противоположность взглядов р. Ишмаэля и р. Акивы по многим вопросам Галахи, как современники, так и законоучители последующих поколений высоко чтили обоих, именуя их «отцами мира»[16].

Одной из наиболее ярких черт духовного облика р. Ишмаэля, выступающей в его этических поучениях, является его глубокая любовь к человеку вообще и к еврею, в частности. Ему принадлежат такие изречения, как «Сыны Израилевы — я их искупительная жертва»[17] или «Встречай каждого с радостью»[18]. Считая, что в знак траура по разрушению Храма народ должен был бы отказаться от употребления мяса и вина, р. Ишмаэль, вместе с тем, указывал, что нельзя налагать на людей ограничения, соблюдение которых невозможно для большинства. Это, по его словам, было бы подобно тому, как если бы с наложением римлянами запрета изучать Тору и соблюдать предписание обрезания народ отказался бы от вступления в брак и рождения детей[19].

Придавая большое значение изучению Торы, р. Ишмаэль в тоже время утверждал, что не следует понимать буквально слова: «Да не отойдет эта книга Торы от уст твоих»[20], ибо в Торе сказано также: «... и соберешь ты хлеб твой и вино твое и елей твой»[21].

О значении труда р. Ишмаэль выразился: «Избери жизнь»[22] значит: избери труд»[23].

Занимал позицию крайней непримиримости к иудеохристианам, и его высказывания об их учении отличаются исключительной резкостью[24]. Запретил отступнику от иудаизма исцелить именем Иисуса Христа ужаленного змеей племянника, сознательно обрекая его на смерть[25]. Но более поздний источник талмудической литературы приводит утверждение р. Ишмаэля, что ради сохранения жизни позволяется преступить даже запрет идолопоклонства, но при условии, что это не совершается публично[26].

Строго логический подход р. Ишмаэля к рассмотрению галахических проблем и установленные им методологические принципы толкования законов Торы наложили глубокий отпечаток на развитие Галахи.

Учение его заключалось в проповеди мира и добрых отношений между людьми. «Будь смиренен пред седой головой, — говорит он, — и ласков с черной головой (с молодым); встречай каждого приветливо»[27]. Свое учение он проводил в жизнь.

К чужестранцам относился с уважением. Когда однажды язычник встретил р. Ишмаэль благословением, последний сказал ему: «Мой ответ найдешь в Писании»; другому язычнику, который при встрече с р. Ишмаэлем бранил его, он также сказал: «Мой ответ найдешь в Писании». Идентичность ответа в обоих случаях р. Ишмаэль объяснил ссылкой на стих Быт., 27, 29: «Проклинающие тебя прокляты; благословляющие тебя благословенны»[28].

Отечески заботился о нуждающихся, особенно о бедных и некрасивых девушках, которых заботливо наряжал и обеспечивал, чтобы они могли легче выйти замуж[29].

Ввиду количественного уменьшения народа в период после разрушения Иерусалима и адриановских гонений он вообще всячески поощрял брачные союзы; в одном месте он говорит: «С тех пор как над нами тяготеет римское иго и нам даже запрещается совершать обрезание над своими детьми, следовало бы совершенно отказаться от вступления в брак и рождения детей, но тогда потомство Авраама само собою прекратилось бы»[30]. Особенно р. Ишмаэль рекомендовал при этих обстоятельствах ранние браки. Он говорит: «Моисей предписал нам: «и поведай о них (обо всем, виденном и слышанном на горе Хореб) сынам твоим и сынам сынов твоих»[31]; как можно при жизни учить своих внуков, если не жениться рано?»[32]

Рабби Ишмаэлю приписываются многочисленные высказывания мистического характера, и его имя часто упоминается в литературе хехалот.

Ему приписывается несколько мистических сочинений, включая ряд произведений направления Ма'асей Берешит («деяния Творения») и некоторые работы жанра Ма'асей Меркава («деяния Колесницы»; подразумевается Божественная Колесница, видение которой описывается в книге пророка Иезекиила, гл. I). В сочинениях направления Ма'асей Берешит рассматриваются проблемы мистической космологии и космогонии; произведения Ма'асей Меркава заложили основы еврейского мистицизма той эпохи.

Основал талмудическую школу «Дом Исмаила»; ей приписывают создание Мехилты (букв. «Мера») — Мидраша, или Комментария, на книгу Исхода, Сифре (разновидность комментария) на книгу Чисел и часть Сифре на книгу Второзакония.

[править] Частная жизнь

Жил в Кфар-‘Азизе[33], близ Хеврона.

Два его сына умерли при жизни отца[34]. Известно, что была и как минимум одна дочь.

Некоторые аггадот говорят о необыкновенной красоте р. Ишмаэля и причисляют его к «семи красавцам мира». Тема красоты Ишмаэля в детстве наводят некоторые подозрения из-за их двусмысленности и эротичности описания.

На его похоронах «особенно горько плакали бедные невесты Израиля»[35].

[править] Участие в Восстании Бар-Кохбы

Мнение, что р. Ишмаэль умер незадолго до восстания Бар-Кохбы противоречит описанию его смерти.

Ведь Аггада, где р. Ишмаэль иногда (возможно, из-за его происхождения) именуется первосвященником, причисляет его к 10 мученикам, казнённых по приказу Адриана[36], прибавляя, что по просьбе товарищей, приговоренных вместе с ним к казни, р. Ишмаэль, владевший тайной имени Бога, вознесся на небо, где архангел сообщил ему, что их мученическая смерть предопределена Всевышним.

Согласно одной из многих аггадот, танна Шмуэль ха-Катан, умирая, предсказал гибель р. Ишмаэля от руки римского палача[37].

Таким образом, он был среди мучеников Бейтара[38].

Его казнили почти одновременно с тем, как погиб р. Шимон бен Гамлиель.

Очевидно, что р. Ишмаэля казнили как активного участника восстания, видимо он был одним из военных раввинов, духовных вождей мятежников. Судя по его жестокой казни, он и сам убил немало римлян.

[править] Романтичные отношения с римлянкой

Хотя р. Ишмаэль участвовал в войне с римлянами, и вероятно лично жестоко убивал их, так как подвергся жестокой казни, тем не менее, это не мешало ему очаровать римских девушек.

Причём, согласно Агаде в него влюбилась дочь императора, которая даже оставила себе кожу его лица[39]:

Он был необычайно красивым человеком. Когда дочь римского императора услышала о красоте рабби Ишмаеля и что он осужден на смерть как один из вождей еврейского народа, она попросила своего отца пощадить его. Но даже ее мольбы не смягчили жестокое сердце отца ее. Когда же она попросила отдать ей прекрасный кожный покров лица рабби Ишмаеля, царь охотно согласился и приказал снять эту кожу с казненного живьем.
(Рабби Ишмаэль бен Элиша был необыкновенно красив. Дочь римского императора увидела его через окно и попросила отца сохранить ему жизнь. Император отказал ей в этом и тогда его жестокая дочь предложила содрать кожу с лица р. Ишмаэля чтобы любоваться его красотой и после его смерти).
(Его увидела дочь римского императора. Она попросила палача отложить казнь и побежала к отцу с просьбой оставить в живых раби Ишмаэля.)
(Дочь тирана остановилась от рыдания рабби Ишмаэля. Красота его пленила сердце ее, и стала она просить отца пощадить его жизнь. Вознегодовал тиран на просьбу ее.)

Тем не менее, она пыталась защитить р. Ишмаэля:

Пока р. Исмаил горевал так, выглянула в окно дочь кесаря и остановилась, очарованная красотой его, ибо р. Исмаил был одним из семи красивейших мужей на свете, и сияло лицо его подобно лику ангельскому. Преисполнилось сердце царевны жалостью к нему, и посылает она просить кесаря:
— Отец, обещай исполнить одну мою просьбу.
Отвечает кесарь:
— Исполню всякую просьбу твою, дочь моя; не проси только за р. Исмаила и его товарищей.
Посылает снова она просить отца:
— Молю тебя, подари ему жизнь!
— Это невозможно, — отвечает кесарь, — я поклялся казнить его[40].

Конечно, не следует считать, что это буквально дочь римского императора — тот опасался лично участвовать в подавлении восстания, и речь идёт скорее всего о наместнике Севере, который и подавил мятеж, и его дочери.

Трудно сказать, чем так понравился по меньшей мере 65 летний мужчина (если даже он родился в 70 году, то на момент казни в 135 году, ему было 65 лет) дочери этого римского полководца. Вероятно, она была совсем юной, молодой и незамужней девушкой, так как находилась в походе при отце.

Как они могли познакомиться? Возможно, р. Ишмаэль, в детстве живший в Риме, пытался вести переговоры с Севером, и заметил, что при нём находится его дочь, которая видимо ему понравилась, как уж дошло до любви сказать сложно, так как талмудисты считали отношения с язычницами грехом, и данную тему обошли.

Логично предположить, что имевший фактический титул первосвященника, знавший латынь р. Ишмаэль вполне мог участвовать в каких-то переговорах с Севером.

Может быть, р. Ишмаэль умудрился сблизиться с дочерью Севера уже будучи в плену, подобно тому, как развлекался с женой тюремщика пленный р. Акиба.

То, что увиденная дочка Севера понравилась р. Ишмаэлю понятно, но вот как та полюбила р. Ишмаэля, и почему она посчитала его красавцем, хотя ему было 65 лет, непонятно.

Некоторые могут подумать, так может Север и казнил р. Ишмаэля, потому что тот посягнул на его дочь, но похоже по преданиям, что на любовь его дочери к р. Ишмаэлю римский военачальник реагировал равнодушно, он казнил лидеров мятежа, и р. Ишмаэля в числе мятежников, а не за то, что тот развратничал с его дочерью.

Возможно, р. Ишмаэль и правда казался дочери Севера красивым, возможно, что ей двигало желание блуда (в описании по английски «covets», то есть она хотела его), может быть ей нравилась смелость еврейских повстанцев, сказать сложно.

Также странно, конечно, как умудрился р. Ишмуэль окрутить дочь вражеского полководца во время войны. Вероятно, он не в силах был сдерживаться, когда увидел её, и как-то сумел покорить её сердце. Видимо, в то время семейные узы римлян были очень слабы, и р. Ишмаэль поэтому мог спокойно заниматься дочерью Севера, так что та успела влюбиться, на что нужно время, и что вряд ли было бы возможно без телесной близости. Причём тот факт, что её отец воюет с евреями не помешал ей влюбиться в еврея.

Успеху р. Ишмаэля с дочерью Севера наверное способствовало и то, что ей было скучно в римском лагере, и знаки внимания, которые ей стал уделять еврейский мудрец показались ей достойным её внимания; то есть его мужское внимание импонировало и было приятно ей. Судя по контексту, у ней не было мужа или любовника, и чувственность требовала появления поклонника, который и появился в виде р. Ишмаэля. Видимо, р. Ишмаэль был умным и темпераментным мужчиной, хотя последняя его победа над римлянкой ему не помогла спастись.

Как бы там ни было, похоже, что подобные отношения евреев с римлянками были частым явлением, и римско-еврейские войны этому почему-то не мешали.

Вообще складывается впечатление, что в то время евреи были какими-то героями-любовниками, потому что друг и товарищ р. Ишмаэля — р. Акива тоже, будучи немолодым, сумел увести молодую жену римского наместника Руфа. Несомненно, евреями двигали не только сексуальные мотивы, но и желание хоть как-то отомстить римлянам. С точки зрения восточного менталитета, эта была месть и позор (римлянам). Эта дополнительная мотивация евреев вероятно помогала им покорять сердца римских женщин, как, возможно, и в случае с дочкой Севера.

Что касается могла ли дочь римского императора заинтересоваться евреем, то если учесть отношения с дочками римских императоров таких рабби, как Иехошуа бен Ханания и Шимон Бар Иохай, то похоже и до этого дошло. Во всяком случае, некоторые римские императрицы, как Поппея Сабина и Антония Младшая «иудействовали», в чём трудно не увидеть сексуальный мотив, потому, что верующие евреи того времени считали грехом отношения с язычницей, она считалась «ритуально нечистой» для вагинального секса (но с язычницей, однако, разрешался оральный секс и «случайный» вагинальный секс, «случайный», «нерегулярный» секс, в смысле без открытой совместной жизни). То есть обращение в иудейство женщины в то время означает, что у неё был любовник или муж еврей, с которым она соблюдает иудейские правила половой жизни. Поэтому, история р. Ишмаэля с дочкой «кесаря» (на самом деле, видимо, римского наместника Севера), похоже вообще была типичной, так как римляне, которые могли разбить Шимона Бар-Кохбу, почему-то не могли «защитить» от евреев ни собственную жену, ни дочь, во всяком случае такое создаётся впечатление, и оказались на любовном фронте с евреями беспомощными, чем те не преминули воспользоваться, желая унизить (по менталитету евреев) врага, отбивая у него их женщин, причём теперь нет римского народа.

Возможно, что р. Ишмаэлю вообще нравились римлянки, еврейки казались ему во всяком случае не сильно красивыми, так как он сказал: «Прекрасны дочери Израиля, но бедность уродует их» («Прекрасны дочери Израиля, но бедность безобразит их»). Видимо, римлянки, более богатые, были здоровее и красивее евреек. Римлянки, по мнению мудрецов, считались пленницами, которых было дозволено насиловать и брать в жёны.

Возможен и военный аспект действий р. Ишмаэля: во время войны, он, будучи активным участником, оказывается любовью дочери военачальника врага. Это подозрительное совпадение. Возможно, р. Ишмаэль намеренно соблазнил дочку Севера, например, чтобы она рассказывала ему о планах и силах римлян. Характерно, что по преданию она просит пощады евреям, возможно это говорит о том, что она как бы перешла на сторону евреев, то есть стала как бы участницей войны на их стороне. И похоже, что это вообще была распространённая тактика, так как и Поппея также помогала евреям-мятежникам, видимо зная слабость римлянок к распутству, евреи этим пользовались для войны с Римом.

Возможно, эта же девушка навещала Бейтар, последнее убежище р. Ишмаэля, так как сохранилось следующее предание:

Однажды через Бетар проезжала дочь императора, и сломалась ось в ее колеснице. слуги срубили первый попавшийся кедр и сделали новую ось[41].

Хотя текст этой агады непонятен, но возможно это та же самая девушка. К сожалению, агада не говорит зачем она поехала в Бейтар к мятежникам-евреям, и не связано ли это с её чувствами к р. Ишмаэлю. Вероятно, агадисты исходили из того, что всем и без объяснений понятно, зачем римлянка поехала в Бейтар. Трудно представить что-то кроме поехала к любовнику, как Руфина уехала туда же к р. Акибе.

Из этого же рассказа видно, что евреи перебили слуг этой девушки: «Напали на них иудеи и побили их» (но не её саму). То, что её не убили или не захватили в плен явно говорит о том, что у неё в Бейтаре был влиятельный любовник. К тому же, если бы у неё не было любовника в Бейтаре, её приняли бы за шпионку. Если бы её пленили и получили выкуп, Агада сообщила бы об этом, но она говорит лишь о том, что были убиты римляне, сопровождавшие девушку.

Римляне, видимо, докатились до такого разложения, что дочь не побоялась гнева отца, и отправилась к евреям в Бейтар.

Та же самая ли это девушка, тот же это любовник — р. Ишмаэль — по сути мало что меняет. Очевидно, воюя с римлянами, евреи Бейтара находились в отношениях с римлянками, дочерьми и жёнами римских чиновников и военных, которые решили оставить блуд и разврат, бросили мужей, и ушли искать Бога к евреям. Это придаёт истории осады Бейтара неожиданный пикантный оттенок.

С другой стороны, агадические предания носят очень неопределённый и путанный характер. Наиболее неправдоподобно выглядит история, что эта девушка настолько безумно влюбилась в р. Ишмаэля, что оставила себе бальзамированную маску кожи его лица. Несомненно, вся эта история испорченна позднейшим фольклором и переработкой. Ясно более менее лишь то, что р. Ишмаэль имел любовницу римлянку, по-видимому дочь наместника Севера. Та пыталась его защитить, но её отец жестоко казнил мудреца, ссылаясь на то, что не может поступить иначе (видимо, список казнённых был утверждён императором), следовательно, р. Ишмаэль был активным мятежником, воевавшим с римлянами, совершившим какие-то злодейства с точки зрения римлян, может быть он лично убивал пленных римлян. Также возможно, что эта же девушка посещала Бейтар (если это так, то р. Ишмаэль мог быть казнён за то, что были перебиты римляне, слуги этой девушки, несмотря на то, что ей это было безразлично, и она требовала пощадить мудреца).

[править] См. также


[править] Источники

  1. КЕЭ, том: 3. Кол.: 995–998.
  2. Toc. Халла, I, 10; Б. К., 80а; ср. Хул., 49а
  3. Тосеф., Хал. 1:10
  4. Гит. 58а
  5. Шебуот, 26а
  6. Аб. Зара, V, 5; Toc. Пара, X [IX], 3
  7. Ядаим, IV, 3; Санг., 51б
  8. Тосефта Гор., II, 5; Гит, 68а
  9. Кр. 11а и др.
  10. Эдуиот, II, 4
  11. Б. Б., 28б
  12. Санх. 51б
  13. ТИ., Ав. Зар. 5:12, 45б
  14. МК. 28б
  15. Мид. Пс. 104:12
  16. ТИ., РхШ. 1:1, 56г
  17. Нег. 2:1
  18. Авот 3:12
  19. ББ. 60б
  20. ИбН. 1:8
  21. Втор. 11:14
  22. Втор. 30:19
  23. ТИ., Пеа 1:1, 15в
  24. Шаб. 116а
  25. Ав. Зар. 27б; Тосеф., Хул. 2:22
  26. Сифра, Ахарей мот 13:13
  27. Абот, III, 12
  28. Иер. Бер., VIII, 12в; Ber. r., LXVI, 6
  29. Недарим, IX, 10, 66а
  30. Тос. Сота, XV, 10; Баба Батра, 60б
  31. Втор., 4, 9
  32. Иер. Кид., I, 61а
  33. Килаим, VI, 5
  34. МК. 28б
  35. Недарим66аб
  36. АдрН. 38:3
  37. Тосеф., Сота 13:4
  38. ср. Абот р. Нат., XXXVIII
  39. Ayleh Ezkerah
  40. Казнь двух ребе. Хасидская притча
  41. Еха-Р; Иеруш. Таан., 4; Гит., 57


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты