Финикиеведение

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Археологические находки: финикийская посвятительная стела.
Археологические находки: финикийская надпись.

Финикиеведение[1] — изучение истории Финикии/Ханаана и её финикийских колоний, а также собственно финикийцев. Источниками знаний о них являются письменные первоисточники, археологические находки, включая надписи, а в последнее время и генетические исследования.

Несмотря на огромный вклад финикийцев в цивилизацию (изобретение алфавита, основание множества городов /включая несколько столиц современных государств/ существующих поныне, географические открытия и т. п.), с 19 века наблюдается тенденция замалчивать, игнорировать, преуменьшать их роль в истории, либо приписывать их достижения другим народам (грекам, а в последняя время и арабам).

Содержание

[править] Древние исследования

Огромная роль, которую уже в глубокой древности играли финикийцы, привлекало к ним внимание древнейших авторов: о них много говориться в Библии, их часто упоминают Гомер, Фукидид и Геродот, египетские памятники и т. д. Позднее о них писали Аристотель, Полибий, Диодор Сицилийский, Тит Ливий, Плиний Старший, Павсаний, Саллюстий и многие другие античные и римские авторы.

Библия, вслед за ней отцы церкви, создали образ распутства финикиянок, что было не критично воспринято более поздними авторами. В действительности же, с одной стороны «распутство» вообще было широко распространено в языческом мире, а не только в Финикии. С другой, Ливий, Диодор, Полибий, Геродот говоря о финикийцах вообще не фокусировались на данной теме, так что возможно, что распутное поведение финикиянок сильно преувеличено для дискредитации домонотеистической религии.

Писали о себе и сами финикийцы, до нас дошли отрывки финикийских историков — Санхунйатона, Феодота, Ипсикрата, Мохоса, Менандра Эфесского, Дия, Филона Библского и других (многие из этих отрывков сохранил Иосиф Флавий).

В отличие от европейских историков 19—20 века, древние авторы отнюдь не скрывали тот огромный вклад, который внесли финикийцы в создание цивилизации. Так, Геродот отмечал:

Фини­ки­яне, при­быв­шие в Элла­ду с Кад­мом (сре­ди них были и упо­мя­ну­тые Гефи­реи), посе­ли­лись в этой зем­ле и при­нес­ли элли­нам мно­го наук и искусств и, меж­ду про­чим, пись­мен­ность, ранее, как я думаю, неиз­вест­ную элли­нам
— Геродот. История. V, 58

Аналогично, например, писал и Плиний:

Народ финикиян стяжал громкую славу изобретением письменности, а также успехами в морском и военном деле.
— Плиний Старший. Евреи, XIII.67

Страбон говорит о том, что финикийцы познакомили греков с математикой:

Пре­да­ние изо­бра­жа­ет сидо­нян масте­ра­ми во мно­гих изящ­ных искус­ствах, как об этом гово­рит и Гомер. Они зани­ма­лись науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми в обла­сти аст­ро­но­мии и ариф­ме­ти­ки, начав со счет­но­го искус­ства и ноч­ных пла­ва­ний. Ведь каж­дая из этих отрас­лей зна­ния необ­хо­ди­ма куп­цу и корабле­вла­дель­цу. Гово­рят, что гео­мет­рия изо­бре­те­на егип­тя­на­ми и воз­ник­ла от изме­ре­ния земель­ных участ­ков, эта нау­ка, таким обра­зом, как дума­ют, пере­шла от егип­тян к гре­кам, а аст­ро­но­мия и ариф­ме­ти­ка — от фини­ки­ян. В насто­я­щее вре­мя, одна­ко, мож­но почерп­нуть от этих горо­дов гораздо более обшир­ный запас зна­ний в каж­дой науч­ной обла­сти. Уче­ние об ато­мах про­ис­хо­дит от сидо­ня­ни­на Моха. В наше вре­мя родом из Сидо­на были сле­дую­щие зна­ме­ни­тые фило­со­фы: Боеф, вме­сте с кото­рым мне при­шлось зани­мать­ся фило­со­фи­ей Ари­сто­те­ля, и Дио­дот, его брат. Из Тира — Анти­патр, а неза­дол­го до мое­го вре­ме­ни — Апол­ло­ний, кото­рый издал пере­чень фило­со­фов Зено­но­вой шко­лы со спис­ком их книг.
— Страбон. История, XVI.24

[править] Замалчивание роли финикийцев

Греческим и римским авторам не приходило в голову отрицать основание финикийцами колоний и городов, или замалчивать финикийские корни у тех знаменитых людей, у которых они были, таких как Зенон Китийский и Фалес Милетский (отрицать их финикийские корни стали только европейские учёные в конце 19 — 1-й половине 20 века).

Особенно, греков и римлян интересовали те финикийцы, с которыми они имели дело, — в первую очередь, с которыми воевали. Именно грекам принадлежит заслуга сохранения известия о финикийской колонизации Греции. По их преданиям, вначале на Крит переселялась финикиянка Европа (от еврейского «эрев» — «закат»). Затем в Грецию с финикийским войском отправился её брат Кадм (от еврейского «кедем» — «восток»). Он основал Фивы в Греции, кроме того, финикийцы захватили ряд островов Эгейского моря (Фасос, Киферу, Мелос, Тирас, Анафи, Родос).

В конце 19 века в Европе появилось идея антагонизма арийской и семитской расы, что положило начало постепенному отрицанию роли финикийцев в истории. Так, немецкие учёные Эдуард Целлер и Герман Дильс пытались доказать несемитское происхождение Фалеса:

У Геродота мы находим утверждение, что Фалес был по происхождению финикийцем. Милет, как и другие греческие города Малой Азии, был связан с финикийцами традиционными торговыми отношениями. Многие финикийцы оставались жить в Милете, брали себе в жены гречанок, и их дети уже ничем не отличались от коренных жителей города. Из такой смешанной семьи и мог выйти Фалес. Но это обстоятельство показалось скандальным не современникам и соотечественникам Фалеса, а германским филологам конца прошлого и начала нынешнего столетия[2].

Европейские, а вслед за ними и советские историки стали вообще отрицать финикийскую колонизацию Родоса, Беотии и прочих частей Греции, основание ими Фив и т. п.:

Никаких элементов финикийской колонизации в Беотии нет... Однако мы считаем необходимым еще раз подчеркнуть, самый факт связи Родоса с вышеперечисленными районами лишний раз свидетельствует о том, что здесь не было места ни финикийским факториям, ни финикийскому влиянию[3].

В действительности же, археология подтверждает античную традицию. Так, были найдены остатки семитической культуры на почве Фив (святилище кабиров).

Впрочем, наряду с этим, в 20 веке были и вполне добросовестные исследователи финикийцев, в том числе и в СССР (Борис Александрович Тураев, Михаил Львович Гельцер, Илья Шолеймович Шифман, Юлий Беркович Циркин и др.).

Но в целом, негласная политика замалчивания продолжается. В учебниках, а нередко и в научной литературе забывают написать о финикийских корнях тех или иных деятелей (но указывают, что они греки), на всех картах финикийских колоний Фивы и прочие колонии в Греции почему-то игнорируются и т. д. Вообще особенно тщательно скрывается вклад финикийцев в греческую цивилизацию.

В первую очередь игнорируется сам факт колонизации Греции финикийцами. Между тем, финикийцы основали в Греции один из важнейших городов Фивы, считавшиеся одной из колоний Тира, столицы Финикии:

Тир, город, достойный памяти у потомства как по своей древности, так и по превратности судьбы. Он был основан Агенором и долго господствовал не только в ближайших морях, но везде, куда только заходили его флотилии. Его колонии расселились почти по всему свету: Карфаген в Африке, Фивы в Беотии, Гадес у океана. Город этот испытал много падений, после которых вновь возрождался[4].

Они заселили многие острова, например ост­ров Ана­фэ был засе­лен фини­кий­ца­ми[5]. Жите­ли Фасо­са име­ли фини­кий­ское про­ис­хож­де­ние[6] и т. д.

Диодор Сицилийский пишет, что финикийцы поселились на Родосе, и смешались с местным населением:

На Родос прибыл Кадм. Он основал на острове святилище бога, а для присмотра за ним оставил и часть финикийцев. Эти финикийцы смешались с жителями Ялиса, став их согражданами. Говорят, что от них и происходит род жрецов, совершающих священные обряды[7].

Указание про оставленную охрану говорит не только, что эти финикийцы были мужчинами, но и говорит о оккупации. Более поздние предания говорят о том, что финикийцы там имели собственный укрепленный город Ахею[8].

Из этого и подобных сообщений видно, что финикийские поселенцы в Греции вступали в браки с гречанками.

Указание о том, что из финикийцев на Родосе вышел род жрецов является важным доказательством влияние финикийской религии на Грецию. Так, по Геродоту и Павсанию финикийцы привнесли в Грецию культ Астарты-Афродиты, простоев ей храм на Кифере.

Финикийские корни знаменитых греческих учёных также как правило игнорируются. Так, Клеанф (в V книге «Мифических повествований») говорит, будто Мнесарх, отец математика Пифагора, был купцом из финикийского города Тир. Естественно, упоминаний об этом не найти в БСЭ, ЭСБЕ и в большинстве прочих статей о Пифагоре.

Между тем, потомками финикийцев были самые разные люди, от спартанских царей до поэта Пиндара.

Таким образом, финикийцы внесли большой и разнообразный вклад в греческую цивилизацию (в том числе культуру) и даже в самих греков, так как многочисленные финикийские переселенцы постепенно ассимилировались в греках.

Рождаемость в Финикии была высока, и как пишет Квинт Курций Руф, финикийские власти отправляли свою «многочисленную молодежь» в колонии, включая Фивы. Но и финикийские купцы, прибывавшие в Грецию для торговли вступали с гречанками в отношения, заканчивавшиеся беременностью, как отмечает Геродот. Современные генетические исследования показывают, что среди греков преобладают Y-гаплогруппы E1b1b1 и J2, указывающие на сильное смешение с выходцами с Ближнего Востока (Y-хромосомные гаплогруппы передаются строго по мужской линии).

Если почитать античных авторов, например Ахилла Татия, то среди элиты было немало потомков греко-финикийских браков. Так, он пишет, что у одного финикийца было две жены, одна из которых богатая визан­ти­ян­ка, сын от которой Состра­т не только получил в наслед­ство от мате­ри боль­шое состо­я­ние, но и стал стратегом. Другой стратег Хере­фон, тоже был финикийцем по отцу. Наконец, существовало в Греции и такое явление, привнесённое финикийцами, как оргиастический культ Диониса, очень популярный у греческих девушек и женщин.

Другая сторона состояла в развитии хозяйства Греции: финикийцы добывали металлы на греческих островах, торговали, среди торговцев Делоса упоминаются финикийцы-судовладельцы и т. д.

Также делаются попытки замалчивать или отрицать путешествие финикийцев вокруг Африки, возможное открытие ими Америки и т. д.

[править] Возрождение интереса к финикийцам

После заката римской и античной цивилизации финикийцев надолго забыли. Лишь в 1646 году в книге «Священная география» С. Бохарта они вновь стали предметом изучения.

В 1835 году немецкий филолог и богослов, профессор Ф.Г.В. Гезениус выпустил исследование о финикийском письме, заложившее основы финикийской палеографии. Год спустя он опубликовал все известные тогда памятники, написанные финикийским письмом на финикийском языке. Этим было положено начало финикийской филологии как самостоятельной отрасли филологии семитской. У истоков изучения истории и религии финикийцев стоял другой немецкий профессор — Франц Карл Моверс. В 1841—1856 годах вышли 4 тома его капитального труда «Финикийцы» («Die Phonizier»), в котором были собраны и на уровне науки того времени исследованы сведения греко-римских авторов и Библии о финикийцах и их религии.

В 1860 году французский император Наполеон III отправил в Финикию экспедицию во главе с Ж.-Э. Ренаном. Эта экспедиция продолжалась целый год. Ренан обработал полученные материалы и опубликовал результаты своих исследований в 1864 году. Позже Ренан опубликовал «Корпус семитских надписей», 1-й том которого содержал финикийские надписи. Его работы в области финикийской эпиграфики продолжили немецкий ученый Э. Лидзбарский и французский — Ш. Клермон-Ганно. Клермон-Ганно стал также изучать и финикийское искусство. Ещё раньше началось исследование финикийских колоний, особенно Карфагена, чья история тесно связана с историей Рима. В 1817 году обнаружились первые карфагенские надписи, а в 1833 году датский консул в Тунисе Кристиан Туксен Фальбе нанес на карту план карфагенских развалин и положил начало археологическому изучению Карфагена. В 1862 году появляется роман Г. Флобера «Саламбо». Таким образом, появились разные направления в изучении финикийской цивилизации: история, история религии, история искусства, археология, эпиграфика, филология, а также отображение этой цивилизации в искусстве.

Попытку объединить эти направления и дать общую картину финикийской цивилизации предпринял Э. Контано, опубликовавший свой труд в 1929 году.

В начале 20 века огромную работу по изучению финикийцев провели германские учёные Отто Мельцер и Ульрих Карштедт, а также французский исследователь С. Гзелль.

Пробуждение еврейского интереса к финикийцам связано с деятельностью Нахума Слуща.

Во второй половине 20 века финикийцев изучал Сабатино Москати.

Продолжались интенсивные археологические и эпиграфические исследования.

В 1979 году вышла монография бельгийского ученого Г. Бюнненса «Финикийская экспансия в Средиземноморье».

В 1968 году испанский учёный Х.М. Бласкес выпустил труд «Тартесс и начало финикийской колонизации на Западе». Его ученики, Э.Г. Вагнер, X. Альвар и многие другие, продолжили его работу. Относительно недавно в Мадриде под руководством Вагнера был создан специальный центр финикийских штудий. Другим центром исследований в этой области в Испании является Барселона (основанная, к слову, финикийцами), где работают такие учёные, как Г. Ольмо Лете и М.Э. Аубет. Труд последней «Тир и финикийская колонизация на Западе» вышел в 1994 году.

[править] Современность

Вырос интерес к Карфагену у берберов Магриба, в Ливане, менее в Израиле. Из современных авторов можно назвать не мало французов, например Сержа Ланселя и Эди Дриди.

Новшеством последних десятилетий стали генетические исследования. Выяснилось, что в Леванте и в Магрибе проживает огромное число арабизированных и исламизированных (в Ливане христианизированных) потомков финикийцев.

[править] См. также

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты