Евреи в Крымском ханстве

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Карасубазар в 1794 году на гравюре К. Гейслера из книги П. С. Палласа
Чуфут Кале. Вид на караимские кенасы XVI—XVIII вв.
Караимское надгробие, Мангуп.
Караимы Феодосии. Огюст Раффе, 1837

Евреи в Крымском ханствееврейская община Крымского ханства и её история.

Содержание

[править] Евреи/крымчаки в Крымском ханстве

Путешественник Иоанн Шильтбергер (XV век) сообщает, что «в Кафе есть два рода евреев, которые имеют две синагоги в городе и 4 000 домов в предместье».

В конце XV века еврейское население Крыма увеличилось благодаря притоку еврейских изгнанников из Киева и Литвы. Новые поселенцы, среди которых, между прочим, были р. Ашер га-Коген, р. Калман Ашкенази и другие выдающиеся талмудисты, не хотели следовать старинным обрядам и обычаям крымских евреев и не хотели признавать их литургии. Это привело к тому, что среди евреев образовались три группы; одни признавали вавилонскую литургию (Сиддур р. Амрам с некоторыми изменениями), другие — романскую литургию, а третьи — ашкеназскую литургию. Для устранения этого нежелательного явления р. Моисей га-Гола из Киева созвал народное собрание в Кафе, на котором было установлено следовать романской литургии, а в законах о запрещенной и кошерной пище и в семейном праве следовать ашкеназим.

Польский дипломат Мартин Броневский, бывший послом в Крыму, в своем «Описании Татарии» (Tartariae descriptio, 1595) сообщает, что евреи живут в окрестностях Ингерманя (ныне Инкерман — урочище севастопольского градоначальства близ устья Черной речки), где они владеют превосходными виноградниками, в Ямбольце (Балаклава), в Манкопе (Мангуп), в Кафе (Феодосия), где они возделывают сады и виноградники и занимаются торговлей.

Ходжа Бикеш Кёккёз (Хозя Кокос) — еврей из Каффы — был влиятельным крымским сановником, ханским послом, откупщиком монетного двора, посредником в переговорах между Иваном III и ханом Менгли Гиреем. Их переписка шла через него, вплоть до того, что он писал на еврейском языке.

О Хози Кокозе и шурине его Юсупе, живших в Каффе и оказавших услуги русскому послу в Крымском Ханстве Никите Биклемишеву упоминал Н.М.Карамзин. Известны также ханские чиновники-крымчаки, которых в середине XVI века подкупал посол Афанасий Нагой.

Также известна переписка Ивана III с Захарией де Гвизольфи, князем Таманским.

Литовский автор Михаил Литвин (середина XVI века) сообщает, что начальник таможни в городе Ор (Перекопе) был евреем. Видя бесчисленные толпы ввозимых в Крым невольников из России, он поинтересовался у Литвина, «все так же ли наши земли изобилуют людьми»[1].

Карасубазар был главным центром проживания крымских евреев-раввинистов.

Ярлык от Селямет Гирей хана. Дарован 1585 года упоменает 10 крымчаков, которые объявляются тарханами (освобожденными от повинностей и налогов) и указывается на преемственность и системность их пожалования.

Тапким образом, 1595 или 1597 году Селямет Гирей хан освободил евреев от необходимости платить десятину хлебом, предоставлять лошадей, размещать на постой проезжающих татарских чиновников; с них не должны были взимать таможенные пошлины и коммерческие повинности.

Турецкий путешественник Эвлия Челеби (1611—1682) так пишет о Карасубазаре:

В этом городе есть 2 тысячи армянской реаййи, платящей харадж, 500 греческих неверных, платящих харадж, и 300 иудеев, платящих харадж. Все неверные реаййа носят колпаки под названием шепертма, похожие на татарские колпаки. На голубых и фиолетовых колпаках греческие и армянские неверные носят значок из голубой парчи размером с монету в 1 куруш. А иудеи прицепляют на колпаки кусочки желтой парчи. Все иудеи — караимы, то есть иудейские кызылбаши. В бане иудеи, армяне и греки не имеют права носить банные башмаки, привязывают к лодыжкам колокольчики и моются в укромном месте. По этим знакам видно, что они — неверные и иудеи.

Ярлык Селима-Герай-хана от 1728 года, данный на имя евреев-крымчаков города Карасубазара, поименно обозначенных в данном ярлыке, подтверждает исконные их права собственности на земли в городе Карасубазаре и привилегии от государственных налогов, от торговых пошлин и т. д.

В XVIII веке еврейскую общину Карасубазара возглавлял Давид бен Элиэзер Лехно (умер в 1735 году), автор введения к «молитвеннику ритуала Кафы» и сочинения «Мишкан Давид» («Обитель Давида»), посвящённого грамматике иврита. Он также является автором монументальной исторической хроники «Девар сефатаим» («Речение уст») на иврите, посвящённой истории Крымского ханства.

В 1769 году с карасубазарскими евреями общался австрийский коммерсант Николаус Клееманн, назвавший их «самыми отъявленными плутами во всем Крыму».

Османские податные документы XVI века сообщают о проживании небольших еврейских (yahudiler, не ясно имеются ли ввиду крымчаки или караимы) общин в таких населенных пунктах, как Судак, Отузы, Алушта и Балаклава.

Некоторые крымчаки жили в Мангупе и Чуфут-Кале. Так, о их пребывании в Чуфут-Кале свидетельствует ряд надгробий на кладбище в Иосафатовой долине. В 1669 году там был похоронен Йосеф бен Моше Меворах, о котором Авраам Фиркович писал, что «он был из крымских раввинистов, учитель Пятикнижия (меламед Тора) в Кале». В 1793 году в общине Чуфут-Кале проживал крымчак Моше Ашкенази, Йешуа Ашкенази, сын Давида Ашкенази, и другой сын Давида, Элияу Ашкенази[2]. Всписке учеников караимского мидраша (школы) в Чуфут-Кале в 1751—1753 годах находились пятеро юношей из раввинистов: Давид, Иосиф, Исаак бен Аарон, Яаков бен Шломо и Давид бен Авраам.

Как писал советский довоенный историк П.В. Никольский в своей работе: «От Крымского ханства до наших дней (историко-экономический очерк)», что «в руках караимов сосредоточивалась, главным образом, торговля, крымчаки, как и ныне, были преимущественно ремесленниками».

В середине XVIII века крымские евреи занимали должности казначеев, откупщиков налогов и государственных имуществ, откупщиков монетного двора и пр. Так, в 1760-х годах государственным казначеем Крымского Ханства был еврей Яков Нееман, а содержателем монетного двора при хане Шагин Гирее был еврей Иосиф. В XVIII веке евреи фигурируют также как откупщики соляных озер на севере Крымского Ханства.

[править] Караимы в Крымском ханстве

Гереи — династия, правившая Крымским ханством — в своём имени созвучно с этнонимом караи.

Чуфут-Кале был 1-й столицей Крымского ханства. Управление ханским монетным двором и казной было в руках караимского клана Челеби-Синани.

Серая Маркович Шапшал, ссылаясь на караимского историка XVIII века по имени Дауд Ага, пишет, что вождь караимов князь Элизар явился в Старый Крым к Хаджи Гирею и «отдался под его высокую руку». Хан, — говорится далее, — обласкал его, сказав, что и впредь будет признавать Элизара начальником над караимами и поручи ему в то же время команду над крепостью, куда будет переведен и ханский монетный двор, и всем караимам пожаловал тарханский титул. Слова этого историографа и пожалование всех караимов тарханством подтверждается, как в упомянутых источниках, так и в отчеканенных монетах. О. Ретовский — исследователь крымскотатарской нумизматики свидетельствует, что с 1462 по 1550 годы монеты крымских ханов чеканились исключительно в Чуфут-Кале. Караимской крепости придавалось особо важное значение и в виду того, что здесь в трудные моменты междоусобиц искали убежища и сами ханы Крыма, которых здесь укрывали и защищали все те же караимы[3].

Татары иногда называли караимов зюлюфсюз чуфутлар (`евреи без пейсов`), либо просто яхуди (евреи).

Караимские сановники часто занимали ответственные посты в Крымском ханстве. Ханская администрация также нередко выделяла караимов, предоставляя им привилегии и назначая на важные административные посты[4].

Представители знатных родов караев занимали высокие должности в ханстве, были членами дивана, выполняли дипломатические миссии. Так, Синан-Челеби-бей-Ходжа, чиновник высшего ранга, с 1500 года служил последовательно Менгли Гераю, Мехмед Гераю, Гази Гераю и Саадет Гераю. Высокие должности занимали и «его сын Юсуф, а затем и все его потомство… вплоть до половины XVIII в. верно служили ханам, имели охранный, в то время, титул ага и на протяжении свыше 200 лет оказывали значительные услуги своим соплеменникам. Муса-бей (1501), Исай-Ходжаки-бей (1590), Шемая-Дуван (1667), Садых-Челеби (1669) и другие караи выполняли дипломатические поручения ханов в Москве. Высокие должности занимал Муса Челеби. Его сын Исаак Челеби бей Синан (XVII век) был Эмином, членом Ханского Дивана, хранителем головного убора хана (дюльбентар).

Караимы, как и прочие немусульмане, занимали особое юридическое положение и облагались налогами и повинностями, вместе с тем они имели и ряд привилегий. В частности, они были освобождены от участия в общественных работах и от дополнительного налогообложения[4].

Около 1500 года в Крым из Персии переехал просветитель-караим Синан Бей-Ходжа.

С XVII века имеются свидетельства о караимах, назначавшихся казначеями (эмин) ханского монетного двора (дарабхане) в Бахчисарае.

Ярлык Джаны-Бек-Герай-хана от 1610 годаподтверждает исключительные права караимов Чуфут-Кале на пользование выгонами в исконных границах, точно обозначенных в данном ярлыке, и приписывает, чтобы впредь в них ни один из ханских слуг, беков и мурз не производил посевов и в собственность не присваивал.

Так, в 1644 году некий «еврей Берека» (скорее всего караим из Чуфут-Кале) занимал должность казнодара у калги Казы Гирея и нуреддина. Из документов явствует, что оба татарских сановника были у него в долгах. Этот предприимчивый караим участвовал даже в политической жизни страны, одалживая деньги московским послам и сообщая тайные сведения посланникам Неронову и Головнину, томившимся в Чуфут-Кале в июле 1644 года[4].

В 1653 году «возник спор между татарами, греками и караимами из-за пахотных земельных участков…». После работы комиссии экспертов (адуль) с выездом на места «караимы были восстановлены в своих правах, что и записано в актах; им выданы на руки подтвердительные документы».

Территория караимов в границах их древнего княжества именовалась в ханских ярлыках Кырк Йер. Здесь выделяли нагорье и долинную часть. С севера граница проходила по Ашлама дере, а с других сторон была более причудливой. В ярлыке Инайет-Герай-хана I (1635) указана граница «от Тэпэ-Кермана с южной стороны Кемаль-Чокраком до Кале и до источника Сары-Бия, а с запада до пограничного столба Рамазан-Саласы, до нагорья Папас-Чокрака — до Кальена и входом Кыз-Керман, до Кале, и до передней стороны реки Качи — Бешик Дага и Юсуф-чокрака»[5].

Согласно ярлыку Мюрад-Гирея-хана от 1682 года, караимы Чуфут-Кале имели право собственности на землю в окрестностях ханской столицы Бахчисарая.

Француз Обри де ля Мотрэ, посетивший в 1711 году Бахчисарай, писал об иудее Аврааме как о главе ханского монетного двора. Это был Авраам бен Иосия, автор теологического трактата «Эмуна Омен» (1712). Авраам бен Иосия был отцом Шмуэля (Самуила) бен Авраама, упомянутого в ярлыке Крым Гирея от 1768 года, где говорится о назначении «купца Шамуила» главой ханского монетного двора. Этот караимский купец, полное имя которого было Шмуэль бен Авраам бен Иосия (1716—1769), член знатного караимского клана Челеби-Синани, получил от хана титул аги, который он позднее передал своим сыновьям. Один из них, Биньямин бен Шмуэль Ага, тоже был назначен финансовым советником и главой монетного двора при последнем крымскотатарском хане Шагин Гирее. Таким образом, можно сделать вывод, что как минимум в течение всего XVIII века, вплоть до присоединения Крыма к России, управление ханским монетным двором и казной было в руках караимского семейства Челеби-Синани, а точнее его ветви, носившей титул «Ага». Принимая во внимание, что первый ханский монетный двор находился еще в средневековом Кырк-Йере, можно предположить, что караимы занимались чеканкой монет и заведовали финансовыми делами ханов уже в позднесредневековый период[4].

Исаак Челеби бей Синан (XVII век) — эммин (начальник монетного двора), член Ханского Дивана, хранитель головного убора хана.

В 1731 году была основана караимская типография в Чуфут-Кале — 1-я типография во всём Крымском ханстве.

Клод де Пейссонель в 1753 году писал о том, что караимы находились под покровительством старшей жены хана. Этот путешественник объяснял дарование привилегий караимам тем, что один из караимских врачей излечил от смертельной болезни родственницу хана.

Но в правление хана Крым (или Къырым) Гирея (1758—1769) отношение к караимам ухудшилось. Так, в 1764 году Крым Гирей вымогал у иудеев (караимов) «немалые суммы» и заставлял бесплатно работать при строительстве дворца в Ашлама-дере. Бывший одним из глав караимской общины Чуфут-Кале, распорядитель ханского монетного двора Шмуэль Ага был на 3 месяца посажен Крым Гиреем в тюрьму. Хан принуждал его перейти в ислам, но видя твёрдость того в своей вере, хан сохранил его в звании при своем дворе. Архивный документ рассказывает, что Крым Гирей приказал насильно забрать в группу придворных танцовщиков юного Иосифа Сиракджи. П.С. Паллас упомянул о том, что, желая получить от караимов «добровольные» воздаяния, ханы угрожали вырубкой священных деревьев, растущих в Иосафатовой долине около Чуфут-Кале[4].

Сообщается также, что османские власти требовали с караимов мальчиков в корпус янычаров[4].

В 1777 году хан наложил на караимов чрезвычайный налог в 1200 гурушей.

По распоряжению хана караим Юсуф Ага устроил монетный двор в Кефе (Феодосии).

Богатые караимы сильно пострадали в ходе междоусобной войны между Девлет и Шагин Гиреями. Так, напавшие на село Биюк Озен-Баш татары «поймали несколько человек из караимов, в числе которых были женщины и дети, и мучили их разными истязаниями, требуя выдачи золота, серебра и показать те домы, где находится добыча». Позднее нападению подвергся и Кючюк Озен-Баш. По словам караимского хрониста Азарии бен Элияху, в результате нападения несколько десятков караимов было убито, а остальные вынуждены были оставить своё имущество и бежать в Чуфут-Кале: «Посланные из Чуфут-Кале, для отыскания погибших в упомянутом нападении на Узен-Баш, привезли их мертвые останки; весь наш народ зарыдал, плач и стоны были всеобщие, потому что эти несчастные жертвы были люди честные и благонамеренные». Еще позднее двое караимов были повешены ханом в Гёзлёве и Бахчисарае по доносу местных армян. Азария печально пишет: «Они погибли безвинно. Да рассудит Господь между ними и виновниками их безвинной смерти».

Последним эмином монетного двора Крымского ханства был Беньямин Ага.

Эвлия Челеби говоря о Мангупе, увидел 7 иудейских кварталов и тысячу крытых черепицей иудейских домов, а также 80 лавок. Все иудеи выделывают телячьи и козьи шкуры, в Крыму знаменита телячья кожа с Магнупа:

Все здешние иудеи принадлежат к караимскому толку, остальные не любят иудеев этого толка. Они совершенно не знают, что такое кошерное, а что такое трефное. Мясо едят какое угодно, невзирая на то, кто его продает и даже приготовленное на масле и не очищенное от жил. Они как бы кызылбаши среди иудеев. Кызылбаши относятся к шиитам. В день страшного суда они не будут сидеть верхом. Ведь говорят, что израильские иудеи в день страшного суда оседлают кызылбашей... Они читают Тору и Псалтырь, но еврейского языка совсем не знают, все разговаривают по татарски.

Описал Эвлия Челеби и Чуфут-Кале:

С двух сторон от дороги вырублены пещеры, в них живут бедняки-иудеи. Всего в крепости находится 1350 покрытых черепицей и каменной кладкой прекрасно благоустроенных еврейских домов. А мусульман совсем нет, даже комендант крепости, и стражники, и дозорные, и привратники: все евреи. В промежутке между крепостными воротами много оружия и военной техники.

В целом караимы составляли большинство населения Мангупа и Чуфут-Кале в XVII—XVIII веках (уже после установления российской власти на полуострове, в 1792/1793 году татары изгнали караимскую общину с Мангупа). Доминиканец Жан де Люк в своём «Описании перекопских и ногайских татар, черкесов, мингрелов и грузин» (1625) сообщает, что Мангуп населён евреями. Эвлия Челеби пишет, что в Мангупе 1 мусульманский и 7 караимских кварталов:

Вниз от этого места есть 7 иудейских кварталов. И всего 1000 крытых черепицей злосчастных иудейских домов, поганых и грязных. А также 80 соответствующих лавок. Все иудеи выделывают телячьи и козьи шкуры. В Крыму знаменита телячья кожа с Мангупа. У этой горной крепости есть двое ворот. Первые из них - это маленькие ворота этих иудеев, они выходят на север.

Иоганн Тунманн в труде 1777 года «Крымское ханство» сообщал, что Мангуп представлял собой небольшое местечко из 50 домов, жителями которого были евреи (караимы) и только несколько татар.

Многие путешественники сообщали о караимах как об торговцах и искусных ремесленниках — ювелиров, оружейников, каменщиков. Они занимались кожевенным ремеслом, обработкой телячьих и козьих шкур, виноделием, садоводством, пчеловодством и добычей соли[6].

[править] См. также

[править] Источники

Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты