Саббатай Цви

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Саббатай Цви

Brockhaus and Efron Jewish Encyclopedia e13 785-0.jpg



Дата рождения 1 августа 1626 года
Дата смерти 30 сентября 1676 года
Гражданство Османская империя


Род деятельности лжемессия







Саббатай Цви (Шабтай Цви, Саббатай Цеви, тур. Sabetay Sevi, ивр. שבתי צבי) — основатель мессианского движения (секты) дёнме, каббалист и лжемессия[1].

Содержание

[править] Биография Цви

[править] Происхождение

Родился в Шаббат (поэтому по старинной традиции получил имя Саббатай / Шабтай) 9 ава (1 августа) 1626 года в Измире, Османская империя.

Его семья переселилась в Измир из города Патры на территории современной Греции. Семья Саббатая не относилась ни к сефардским, ни к ашкеназийским евреям, а принадлежала к небольшой группе византийских евреев, живших в Греции со времён Вавилонского пленения. По другой версии, его отец, Мордехай Цви, хотя и был выходцем из Пелопоннеса, происходил из ашкеназской семьи. Мордехай был торговцем птицей и обладал обширными связями по всей Европе. Два брата Цви, Элияху и Иосеф, также были богатыми торговцами.

[править] Образование

Саббатай получил отличное религиозное образование у крупнейших раввинов Измира. В детстве Шабтай усердно изучал Талмуд и раввинскую литературу. Его учителем был измирский хахам Иосеф Эскапа.

Уже в юном возрасте Цви именовался «хахамом» и получил смиху.

К 16 годам прекратил занятия с учителями и стал заниматься самостоятельно, в полном уединении, соблюдая посты, ритуальные омовения и учась по ночам.

В 16 лет начал вести аскетический образ жизни и изучать книгу Зоар и традицию Каббалы Ицхака Луриа.

[править] Молодость

Ещё в школе Шаббтай больше интересовался мистикой и каббалой, нежели Талмудом, в возрасте 15 лет всецело посвятил себя изучению каббалы, увлекаясь и «практической каббалой». Несколько лет Цви провёл в уединении над изучением «Зогара» и книг Ари и р. Хаима Виталя. Вскоре он стал во главе кружка каббалистов. Часто Цви спускался со своими учениками-ровесниками к берегу моря, где совершал омовения и предавался страстной молитве под открытым небом.

Таким образом, в молодости Сабтай собрал вокруг себя кружок молодёжи, они вместе изучали Талмуд и каббалу, занимались молитвами и медитациями, ходили купаться в Средиземное море.

К 20 годам он успел уже дважды побывать женатым, но оба брака практически сразу же прекращались, из-за его аскетизма нетронутые девушки возвращались к родителям: первый раз отец женил его в 1646 году на красивой дочери богатого измирского купца, но Саббатай Цви избегал половой близости с ней, и её родители потребовали развода. В 1650 году Сабтая женили второй раз, но по той же причине он вновь развёлся.

[править] Начало ереси Шаббтая

Красивая наружность, мелодичность голоса, восторженность темперамента, глубокие каббалистические познания и удивительное аскетическое поведение Саббатая привлекали к нему толпы почитателей-единомышленников. В то время экономическое состояние Измира сильно улучшилось. Благодаря войне между Турцией и Венецианской республикой многие видные европейские фирмы перенесли свои торговые дела из Стамбула в Измир. Отец Цви устроился маклером британской фирмы и быстро разбогател. Многие приписали этот успех святости сына, и в доме родителей стали относиться с особым уважением к Шабтаю, который всё больше предавался созерцанию, проводил ночи в пении и молитве в окрестностях Измира.

Периодическими постами и самоистязанием Цви довёл себя до состояния экстаза. Каббалистическое учение школы Эрец-Исраэль было в то время проникнуто идеей мессианства: писали, что путём абсолютной нравственной безупречности, отказа от мирских сует и умерщвления плоти можно якобы достичь святости. Назначение же святого заключается в извлечении искр Божьего света, таящихся во всём, что существует, в освобождении их от оков материи и власти нечистой силы (סטרא אחרא‎) для соединения их с их источником, то есть в поднятии мира вещественного к миру духовному. После достижения этого нечистая сила будет уничтожена, Израиль будет возрождён на своей родине Эрец-Исраэль и царство Яхве наступит на Земле. Последний удар нечистой силе нанесёт Машиах, воплощающий высший идеал святости.

Этот период истории был очень тяжёлым для евреев в связи с еврейскими погромами, которые устраивал Богдан Хмельницкий на Украине. Некоторые христиане тогда ожидали с волнением наступления апокалиптического (по версиям отдельных трактовщиков) 1666 года, который должен был ознаменовать наступление «пятой монархии» и переход власти Христа в руки святых: евреи должны быть возвращены из изгнания и слиться с христианами в одной религии. Другие же верили, что еврейский Машиах восстановит еврейское государство.

У юного Саббатая эти события вызывали всплеск самоизбранности и видения себя спасителем Израиля.

Среди каббалистов получило широкое распространение основанное на пророчестве Зохара мнение[2], что 1648 году (5408 году по еврейскому летосчислению) должен стать годом пришествия Машиаха и освобождения евреев от тягот галута. Но 1648 год принёс не избавление, а еврейские погромы Хмельницкого на Украине, которые потрясли еврейский мир и были истолкованы как «муки, предшествующие приходу Мессии» (chewle maschiach, хевлей Машиах).

Рассуждения и слухи о Мессианском времени доходил до Саббатая через его отца, бывавшего в христианских торговых домах. Тогда в душе 24-летнего экзальтированного мистика, которого окружающая толпа уже давно привыкла считать святым, зарождается смелая, но пока ещё туманная мысль, не есть ли он тот самый всеми ожидаемый Машиах, о котором предсказывается в «Зогаре». В 5408 году началась кровавая резня евреев в Польше и на Украине, и Цви усмотрел в этих событиях наступление «предмессианских мук» Израиля.

В 1648 году Цви привиделись мистические откровения, убедившие его в том, что именно он и есть долгожданный Машиах. Определённую роль здесь сыграло семейное предание, возводившее род Цви к царю Давиду, а также тот факт, что Саббатай родился 9 ава, когда, по Агаде, должен родиться Мессия.

Цви открыл мнение о своём мессианстве своим ученикам, а те вполне с ним соглашаются. По-видимому, именно тогда Цви начал проповедовать открывшуюся ему «тайну Божества», многочисленные упоминания о которой в саббатианской литературе свидетельствуют о влиянии на Цви теологической концепции книги Зохар.

В 1648 году Цви объявил об этом в кругу своих приближённых, но не встретил особой поддержки. Тогда же у него стали появляться маниакально-депрессивные состояния, которые выражались в неординарных выходках — он совершал странные поступки, упоминал «табуированные имена», пробовал некошерную пищу; наиболее странно выглядела его церемония женитьбы на Торе. Так, Цви публично произносит четырехбуквенное наименование Бога, что разрешалось одному только первосвященнику при совершении богослужения в иерусалимском храме в Иом-Киппур. На недоумевающий вопрос раввинов Цви ответил, что мессия уже пришел и ему это разрешается. Возмущённые раввины, в том числе и Иосиф Искафа, предали Цви анафеме и вынудили его в 1651 году оставить Измир.

Израильтянка Орит Ашери воспринимает эту деятельность Цви как первый перформанс.

[править] Изгнание и скитания

В результате скандала Саббатая изгнали из местной еврейской общины.

С группой учеников и почитателей отправился в Салоники, старинный центр каббалы, где число его приверженцев очень быстро возросло. Именно здесь Цви и устроил свой свадебный пир и пошёл под венец со свитком Торы в руках, желая тем самым символически выразить вечный и неразрывный любовный союз между Машиахом и Тοрой. Раввины Салоник, узнав о измирском хереме, стали делать Цви неприятности, и он уехал в Стамбул.

В 1658 году Цви 9 месяцев жил в Стамбуле, где, как и в Салониках, приобрёл большое число друзей и почитателей, но был снова изгнан, так как не только отпраздновал Песах, Шавуот и Суккот в течение одной недели, но и провозгласил отмену мицвот, произнеся кощунственную бенедикцию маттир эт ха-иссурин («разрешающему запрещённое») вместо маттир асурим («освобождающему узников»).

В Стамбуле Саббатай сблизился с проповедником Авраамом Яхини, который начал пророчествовать о близком пришествии Мессии. Ему удалось получить поручение, с которым он направился в Египет через всю Османскую империю.

К чисто каббалистическому мессианству был примешан политический момент: некоторым близким ко двору евреям показалось, что при данном политическом положении можно было бы, при известной еврейской организованности, чего-нибудь достигнуть. Другие, сами не верующие, но знавшие про мессианские ожидания христиан, считали, что настроение последних может быть при удачном стечении обстоятельств использовано в интересах евреев. С этой целью Цви преподнесли старую еврейскую рукопись, якобы найденную Авраамом Яхини, в которой сообщалось:

И я Авраам, после того как уединялся в течение целого года, предавался созерцанию великого крокодила, наполняющего собою реку Египетскую, и размышлял, когда наступит чудесный конец, и я услышал голос моего друга: и родится сын у Мордехая Цеви, в 5386 г. (1626 год), и назовут его Саббатай Цеви, и он победит великого крокодила и лишит силы змею лютую. Он и есть истинный мессия. Воевать он будет не силою рук человеческих, пока не вознесется река. Его царство будет вечным, и кроме него нет избавителя у Израиля. Встань на ноги и услышь про силу сего человека, хотя он с виду слабый и исхудалый. Он любим мною, он мил мне… и он будет восседать на престоле моем». Затем следует туманно-запутанный фантастический рассказ о появившемся маленьком карлике, вышиной в локоть, который перевернул с корнем гору гигантскую, что должно было воочию показать, что не в материальном могуществе сила. Заканчивается это пророчество так: «И этот человек, о котором я говорил тебе, будет много трудиться над познанием Бога, и о нем пророчествовал Хабаккук[3]: «Праведник верой своею жить будет» (צדיק באמונתו יחיה‎, начальные буквы которых составляют צבי‎)… Современники его будут его преследовать и оскорблять, но их души происходят от смеси египетской черни (ערב רב‎[4]), хотя они раввины и вожди поколения. Он будет творить великие чудеса и пожертвует собою для прославления имени Господа.

Рукопись произвела на Цви ошеломляющее впечатление. Он утвердился во мнении о своём предназначении. С облегченным сердцем и глубокой верой в свою миссию гонимый раввинами Цви оставил Константинополь и уехал в Грецию, а оттуда в Каир.

Расстройство, которое переживал Саббатай, напоминало маниакально-депрессивный психоз — практически в течение всей жизни у Цви чередовались состояния глубокой депрессии с возвышенно-экзальтированным состоянием. Он тяжело переживал депрессивные периоды и искал лечения. Однако во время экзальтации он оказывал очень большое воздействие на окружающих, которым частично передавалось «пророческое» видение реальности. Последователи Саббатая называли периоды воодушевления «великим озарением», а депрессивные настроения — «падением» или «сокрытием Божественного Лика». Патологические проявления психики Цви — резкие и внезапные перемены настроения, постоянные переходы от состояния душевного подъема, экзальтации к тяжелой и болезненной меланхолии, депрессиям — отразились на характере его мистицизма и на идеологии и судьбе саббатианского движения.

Цви вернулся в Измир и оставался там до 1663 года.

В 16621663 годах совершил паломничество в Иерусалим, посетив по пути еврейские общины Родоса и Каира.

Саббатай ездил по еврейским общинам Османской империи, пока не попал в Египет, где был хорошо принят местной еврейской общиной.

С осени 1663 года до весны 1665 года жил в Каире.

В Каире в то время жил выходец из Алеппо, Сирия, каббалист, меценат, откупщик государственных пошлин Рефаэль бен Иосефом Хин, имевший титул Сарафа-баши, дом которого был центром египетских каббалистов. Наставником у него в доме был Самуил Примо. Сам Рафаил-Иосиф, несмотря на своё богатство и щедрость, вёл себя аскетом, часто постился и жил по строгим предписаниям Ари. Став одним из сподвижников Цви, он предоставил в его распоряжение всё своё состояние. А Самуил Примо стал личным секретарём Саббатая.

В марте 1664 года Каире Цви женился на Саре. Она узнала о Машиахе, будто бы из видения, и пришла к нему через всю Европу, из Амстердама в Ливорно. Шабтай, находившийся тогда в Каире, отправил за ней послов, которые привезли её в Каир. Противники Саббатая говорили, что она блудница. Саббатай провёл над Сарой церемонию очищения. Она стала его верной соратницей на долгие годы.

[править] Знакомство с Натаном Газзати

Затем Саббатай попал в Газу, где в 1665 году встретил Натана из Газы, молодого раввина, прославившегося исцелением душевных недугов. Натана тоже посещали видения, и после встречи с Шабтаем Цви он неожиданно уверовал в мессианское предназначение Саббатая и заявил, что тот не нуждается в лечении. Натан стал идеологом саббатиан и много сделал для распространения учения и влияния их движения. Натан поддержал Саббатая, усомнившегося в своей избранности, убеждал его принять великую роль, уготованную судьбой. Натан разослал послания всем еврейским общинам о своём откровении и призвал всех встать под знамя новоявленного мессии.

31 мая 1665 (17 сивана 5425) в Газе Саббатай Цви публично объявил себя Машиахом.

[править] Распространение движения

Весть о появлении мессии, распространившаяся благодаря деятельности Натана, вызвала волнения в еврейских общинах по всему тогдашнему миру. Были распространены десятки тысяч воззваний с восхвалением Саббатая, в котором заявлялось, что Машиах готовится к возвращению в Сион.

Натан остался в Газе, а Саббатай, взяв в сопровождение двенадцать учеников, с триумфом въехал в Иерусалим, где был с восторгом встречен еврейским населением.

В Эрец-Исраэль Саббатай часто навещал гробницы святых мужей, целые ночи проводил у памятников былой еврейской славы, омывая их слезами, а по утрам распевал трогательные еврейские и спаньольские романсы о неувядаемой любви Бога к Израилю, пел псалмы и Песнь Песней. В Хевроне и Газе собралось значительное количество почитателей Цви. Вскоре иерусалимская еврейская община была вынуждена прибегнуть к его услугам. Местный паша потребовал от общины большой суммы денег. Евреи решили обратиться за помощью к Рафаилу-Иосифу, а в качестве депутата к нему было решено послать Цви, который, давно уже стремясь проявить себя, охотно принял поручение. В доме Рафаила-Иосифа Цви встретили как давно признанного Машиаха. Миссия его, конечно, увенчалась успехом.

Специальные проповедники, ашкеназский еврей М. Блох и сефардский — Саббатай Рафаил, были посланы в Европу и Африку, чтобы объявить о Мессии. Во главе агитации в Азии стал проповедник Авраам Яхини.

Однако раввины Иерусалима отнеслись к Саббатаю с недоверием. Еврейское население Эрец-Исраэль, насчитывавшее всего 2 тысячи человек, в основном жило очень бедно и содержалось на средства, доставляемые диаспорой; разгром евреев Украины и Польши сильно уменьшил приток пожертвований; в Израиле царили нищета и крайняя зависимость от раввинов диаспоры. Узнав, что раввины Стамбула настроены против Саббатая, иерусалимские раввины старались избавиться от Цви. Кроме прочего они пожаловались турецким властям, что Саббатай агитировал против турецкого султана и мусульманства, и добились изгнания его из города.

[править] Измир, 1665 год

Саббатай направился в Стамбул на встречу с султаном через Цфат, Дамаск, Алеппо и Смирну. По дороге еврейские общины с восторгом встречали самозваного мессию. Особенно торжественно его встретили в Алеппо. Цви обосновался в Смирне, где поначалу столкнулся с враждой местных иудейских лидеров, но, сумев развеять их подозрения, с почётом был принят даже своими бывшими противниками.

Дело в том, что на родине Цви, в Измире, его братья, Илья и Иосиф Цеви, видные члены общины, усердно подготовляли почву для тожества Шабтая. Старый херем был постепенно предан забвению, раввин Иосиф Искафа к тому времени умер, так что в 1665 году Цви мог вернуться в Измир. Бедное население Имира — лавочники, разносчики, мелкие торговцы и коробейники, воспламененное речами Яхини и посланиями Натана, с радостью примкнуло к Саббатаю. За ним последовали и верхи общества. Глава местного раввината, старик Аарон Лапапа, был смещён с должности, а вместо него Шабтай назначил талмудиста, члена раввината Хаим Бенвенисте, который открыто перешёл в лагерь саббатианцев.

В праздник Рош-Хашана публично провозгласил себя в синагоге, при звуке рогов, ожидаемым Машиахом; толпа молящихся с ликованием приветствовала его — при трубных звуках шофара была устроена в синагоге грандиозная демонстрация с возгласами «Да здравствует мессия!» «Да здравствует царь еврейский Цви». Из разных городов Турции съехались «верующие». Подкупленная администрация смотрела на это сквозь пальцы. Иерусалимский кружок почитателей Цви прислал своих представителей в Смирну; приехали также делегаты из Алеппо. С особенным рвением народ предавался публичному покаянию и самобичеванию; последователи Цви занялись благотворительностью, постились по понедельникам и четвергам, а другие и по целым неделям, и свою преданность Цви выражали в шумных уличных демонстрациях с пением псалмов и специальных песен, наскоро сочиненных в честь Цви.

В субботу 12 декабря 1665 года Саббатая Цви, в том числе многие влиятельные раввины, заперлись в португальской синагоге Измира, опасаясь расправы со стороны сторонников лжемессии. Ещё в пятницу толпа в пятьсот человек собралась у дома богатого горожанина Хайима Пенья, выбила камнями стёкла, но с закатом солнца и наступлением кануна субботы толпа вынуждена была разойтись, а преследуемый смог спрятаться в Португальской синагоге. В субботу Саббатай Цви потребовал от раввинов Португальской синагоги выдать неверного для его изгнания, но синагогу заперли изнутри. Снаружи собралась толпа. Вопреки иудейским традициям субботнего покоя взяв топор, они разломали дверь и вломились вовнутрь, прервав субботнюю службу. Преследуемый успел скрыться через тайный выход, но о нём уже забыли. Вместо «расправы» над перепуганными раввинами Саббатай стал петь гимны сочным возвышенным голосом, а раввинов очень тепло приветствовал и прочёл большую проповедь о каббале. Такое поведение способствовало росту его популярности. Во время праздничных церемоний лжемессия принялся раздавать присутствующим (в том числе многим своим бывшим противникам) звания королей 26-и частей света, каждый перед вступлением «во владения» должен был произносить Имя (тетраграмматон). Раввины Португальской синагоги также получили высокие должности и звания.

Уверенность в победе Саббатая была столь велика, что все новоназначенные короли до конца жизни очень ценили свои звания, даже когда Саббатай принял ислам и движение заглохло. Даже нищий Авраам Рубио ни за что на свете не хотел продавать своего королевского звания богачам и предпочитал оставаться в нищете.

[править] Триумф Цви

Евреями Измира овладело какое-то мистическое беснование. Каждое действие Саббатая рассматривалось как чудо; деловые люди бросали свои занятия и готовились к наступлению царства Машиаха; многие подвергали себя телесным истязаниям, постились, не спали ночей, купались в сильные холода и пр.; другие предавались безграничному ликованию и устраивали празднества в честь Машиаха. Настроение передавалось и в другие города. Для этого только в одних Салониках совершили 700 свадеб мальчиков и девочек. Из разных мест доносились слухи о таинственном появлении «пророков» и «пророчиц», стариков и детей, а большей частью женщин, которые в припадках конвульсии говорили о пришествии мессии в лице Цви и о восстановлении храма в Иерусалиме. Все это сильно действовало на народ, исчезли сомнения даже у скептиков.

Некоторые каббалисты указали, что для облегчения наступления «геулы» надо «проявить души, имеющиеся в потенции», то есть надо дать телесную оболочку тому запасу душ, которые имеются еще на небе. По расчётам некоторых каббалистов, для приближения избавления следовало привлечь дополнительные души, имеющиеся в потенции, то есть предоставить тела для запаса душ, которые ещё находятся на небесах. Только в одних Салониках провели 700 свадеб малолетних мальчиков и девочек. Повсюду появилось множество пророков и пророчиц, которые в конвульсиях предрекали о пришествии Саббатая как Машиаха, который восстановит Иерусалимский Храм.

Известия о событиях в Измире произвели огромное впечатление и на проживших в Европе евреев. Повсеместно повторялись сцены, подобные тем, что происходили в Измире: появлялись люди, возвещавшие о появлении Машиаха; настроение умов повсюду было иступлённое. Почти все готовились к приходу Машиаха, бичевали плоть, раздавали имущество на милостыню. Очень сильно распространилась вера в явившегося Машиаха среди евреев Венеции, Ливорно и других городов Италии, в Амстердаме, где письма из Измира читали в сефардских синагогах, и Гамбурге. Еврейские общины раскололись на две враждебные партии: саббатианцев и их противников. Повсеместно саббатианцы брали верх: из многих городов слали посланников в Смирну. Депутации приветствовали Саббатая Цви царём евреев, осыпали его подарками. Саббатай провозгласил себя наместником Бога и даже самим Богом, так как он подписывался:

Я Господь ваш Бог Саббатай-Цеви.

Массовая эйфория при появлении Саббатая во многих городах была связана главным образом с надеждами евреев освободиться от многовекового унизительного существования в изгнании и ослабить многочисленные религиозные запреты, среди еврейских народных масс появилось множество доморощенных пророков, возрос интерес к мистике и каббале, появились особые обряды ритуального «нарушения» традиционных запретов и произнесения вслух Имён с целью почувствовать свободу и обрести уверенность.

Одновременно распространились многочисленные фантастические слухи, например об огромной еврейской армии десяти колен, которая будто бы движется освобождать Стамбул.

[править] Реакция в Европе

На события в Турции активно прореагировала Европа, по всем еврейским общинам посылались тысячи писем с изложением событий и каббалистическими прогнозами.

От имени «Единственного сына и первенца Господа, Бога Израиля, Цви, мессии Бога Якова и избавителя еврейского народа» Примо разослал циркулярное сообщение всем крупным еврейским общинам:

Всем сынам Израиля мир! После того как вы удостоились увидеть Великий день Господа и услышать слово Божие от пророков-рабов его, ваш плач превратился в ликование и день траура в день радости и веселья. Пост десятого Тевета да будет превращен в праздник, ибо ваш избавитель живёт и ваш царь-спаситель пришёл.

Во многих общинах предписание Примо свято исполнялось, несмотря на возмущение, которое это явное нарушение закона вызвало у раввинов.

Саббатианское движение уже давно перешло границы Турции и разлилось широкой волною, захватив Ливорно, Венецию и Амстердам, которые находились в постоянной торговой связи с Левантом, а отсюда прошло по Германии, Венгрии, Италии, Польше, а также другим странам диаспоры.

Тридцатилетняя война подорвала благосостояние многих еврейских общин Европы. В Австрии в царствование Леопольда I евреи стонали под игом иезуитов и мещан, евреи предчувствовали изгнания, в том числе из испанских владений Северной Африки. Правительство Гамбурга издевалось над евреями. Раввин и представители еврейской общины в Риме служили посмешищем для разгульной толпы. Амстердам был переполнен маранами, бежавшими из Испании и Португалии. К тому же произошёл страшный разгром евреев Польши и Литвы. Народ жаждал чудесного избавления. Менаше бен-Израиль, стараясь поддержать упавший дух народа, издал книгу «Надежду Израиля» (Mikweh-Israel), в которой доказывает близость еврейского возрождения.

Послы европейских держав в Османской державе, лидеры духовенства на востоке и представители европейских фирм своими подробными сообщениями подтверждали эти слухи и содействовали их распространению. Поэтому народ поверил. Бывшие марраны, выходцы из Португалии и Испании, и еврейские беглецы из Польши пошли в первые ряды саббатианского движения. Христианин Генрих Ольденбургский писал из Лондона в декабре 1665 году своему другу Спинозе:

Здесь все говорят ο возможности возвращения евреев на свою родину. Немногие этому верят, но многие этого желают. Я пожелал бы знать, что об этом говорят амстердамские евреи. Если эти надежды сбудутся, то это произведёт переворот.

Спиноза, вероятно, ответил осторожно, но сам допускал возможность восстановления еврейского царства.

В Амстердаме известие о Цви вызвала большую радость. Толпа собралась в синагоге португезов, свитки Торы были вынуты из ковчега, и люди под звуки музыки пустился в пляс. Раввин следил при этом, чтобы танцы происходили в определённом порядке, чтобы всем собравшимся дать возможность в них поучаствовать. Христианам евреи заявляли, что пришёл еврейский Машиах и и отныне они не рабы. В честь Цви были установлены синагогальные обряды, а вскоре получились от Натана и специальные молитвы, которые сейчас же вошли в новоизданные молитвенники. К саббатианскому движению примкнули не только народные массы, но и еврейская знать Амстердама, например раввины Исаак Абоаб и Моисей д’Агиляр, ректор иешибота Исаак Нагар и философ Вениамин Мусафия.

Из Амстердама весть перенеслась в Гамбург, где она вызвала не меньший восторг. Гликель из Гамельна, которая жила тогда в Гамбурге, пишет в своих мемуарах:

Когда вспоминаю «тешува», которой предавались старики и молодые, трудно становится писать. Но горе нам, что согрешили мы. О, Творец мира! все твои дети сильно настрадались покаянием, молитвой и благотворительностью. Радость, которая охватила всех нас при получении писем, не поддается описанию. Большинство писем получали сефардские евреи. Читались они в сефардской синагоге, куда приходили также и немецкие евреи. Молодые выходцы Португалии одевались в лучшие свои платья, опоясывались зелеными лентами, эмблемою Саббатая Цеви и, танцуя под звуки барабанов и цимбалов, отправлялись в свои синагоги. Некоторые легковерные (бедные!) продавали все свое имущество и дома и со дня на день ждали избавления. Мой тесть, мир ему, который жил тогда в Гамельне, оставил дом, двор и все свое хозяйство и переехал в Гильдесгейм, а к нам в Гамбург прислал он две большие бочки с холстом и всякими съестными припасами, потому что этот добрый человек попросту думал, что из Гамбурга поедут в Святую страну. Так простояли эти бочки запакованными больше года.

В Гамбурге христианские писатели охотно перепечатывали сенсационные вести, которые получались евреями с Востока, изменяли, искажали их и дополняли. Интерес, оказываемый этим слухам христианским обществом, служил для евреев лучшим доказательством верности их. «Покаяние» и бичевание происходили по определенному регламенту, выработанному Натаном и израильскими каббалистами (Tikkun). После окончания всех предписанных истязаний «очищенные» часто проводили время в плясках и оргиях, нередко переступая пределы общественной нравственности. То же самое происходило и в Венеции, Ливорно, Авиньоне и городах Марокко. В синагогах читалась в честь Цви молитва, установленная для царя, «Hanoten Teschua»:

Тот, Кто даёт спасение царям и власть сановникам… пусть охранит, благословит и возвеличит… нашего господина и царя, haraw hakadosch, Zadik wenoscha, Саббатай Цви, мессию Бога Якова, да возвеличит Он славу его и да возвысит Он его царство, да даст Он ему власть и почет, и народы всех стран да поклонятся ему. Его власть да будет вечной, его царство незыблемо… да увидят глаза ваши и возрадуются сердца наши восстановлением храма… и да будет таковой воля Его. Аминь.

Воскресла мессианская вера и в Австрии, Богемии, Венгрии, Моравии. Не отстала также и Восточная Европа. В записках игумена Ореста сообщается как «по действию обманщика Сапсая был страх в Польше и Литве по разным городам, и в Могилеве». Тревожное настроение западноевропейского духовенства передалось также и в эти страны, и архимандрит И. Голятовский счел нужным написать на южно-русском языке специальную книгу, в которой пространно доказывает невозможность пришествия еврейского мессии.

Число противников Цви было невелико. Гамбургский раввин Яков Саспортас, вождь антисаббатианцев в Европе, жаловался, что он остался один на поле битвы с еретиком. Другие противники Цви боялись выступить открыто и не реагировали на письма Саспортаса, призывавшего к беспощадной борьбе с саббатианством. Некоторые из них даже взяли саббатианское движение под свою защиту; другие полагали, что долю истины эти радостные слухи содержат; а третьи жаловались, что выступить и открыто бороться против «целого народа» невозможно и нецелесообразно. Но Саспортас завязал координацию с раввинами Стамбула, Измира и Иерусалима, чтобы объединёнными силами повести борьбу с еретиками.

[править] Мятеж Саббатая против Турции

В 1666 году Цви вместе со своими приближенными решил отправиться в Константинополь, чтобы низвергнуть турецкого султана с престола и стать царём Эрец-Исраэль. Весть об этом смелом намерении Цви пронеслась по диаспоре, и народ замер в ожидании чудес.

Перед отъездом Цви разделил весь земной шар между своими 26 приближенными. Предание рассказывает, что одним из кандидатов в цари оказался также некий нищий в Измире Авраам Рубио. Общая уверенность в победе Цви была настолько крепка, что многие богачи предлагали Рубио большие богатсва взамен его будущего царства, но нищий ни за что не соглашался уступить.

Еврейское население Константинополя восторженно встретило «царя и мессию», присоединились и мусульмане.

К огорчению Цви, султана не оказалось в Константинополе. Великий визирь Ахмет Кеприли, опасаясь мятежа, приказал заключить Цви в тюрьму для несостоятельных должников.

[править] В заключении

Саббатай в заключении в Абидосе.

Таким образом, в 1666 году Саббатай в сопровождении четырёх раввинов продолжил путь в Стамбул. Турецкий султан Мехмед IV вместо того, чтобы дать Саббатаю аудиенцию, приказал арестовать Саббатая.

В соответствии с пророческими письмами, которые рассылал Натан из Газы, Саббатай должен был без боя получить от султана трон, только за счёт своей святости и пения псалмов. Потом Натан предсказывал сложную череду событий (включая войны и несчастья), которая приводила к освобождению и спасению евреев и воскресению из мёртвых.

В начале февраля 1666 корабль Саббатая был остановлен в Мраморном море возле Стамбула. Саббатая препроводили с корабля на берег, где его приветствовала толпа евреев и любопытствующих мусульман. Султана в это время не было в городе, и суд провёл великий визирь Ахмед Кёпрюлю; в это время Великий Визирь практически вершил исполнительную власть в стране. Ахмед Кёпрюлю не решился казнить арестованного и заточил закованного в кандалы Цви в крепость Абидос, возле Дарданелльского пролива. Там ему была предоставлена частичная свобода. Он принимал у себя многочисленные делегации от еврейских общин, распространял постановления, помогал людям советом. К нему приходили тысячи паломников, представителей еврейских общин Амстердама, Гамбурга, Марокко, Испании, Италии, Польши и других стран. По многочисленным свидетельствам, он жил в достаточной роскоши под охраной турецких солдат, даже не стремясь покинуть место своего заточения. За право аудиенции у Машиаха охрана получала большие деньги.

Богачи-саббатианцы, подкупив стражу, украсили крепость, нарядили Цви в царские одеяния и воздвигли ему престол в темнице. Тысячами приезжали верующие лицезреть Саббатая. Крепость Абидоса была переименована «верующими» в мистическую башню могущества (מגדל עוז‎). С разных концов еврейской диаспоры получались адреса с выражением «верноподданнических чувств» Цви. Приехали делегаты от египетского еврейства (раввины Гондор и Иуда Шараф), проповедник из Польши Берахья, автор «Zera Berach», и представители евреев Германии, Голландии, Польши, Италии, Турции, Персии, Северной Африки и Израиля. Растерялись даже стамбульские раввины, которые осторожно предложили иерусалимскому раввину Аврааму Омего присоединиться к экспедиции, посылаемой ими в Газу для переговоров с Натаном, а непоколебимый Саспортас с «замиранием сердца» ждал известий из Турции. Раввинат в Венеции запросил константинопольских раввинов, верны ли слухи ο предстоящем спасении. Это письмо попало в руки саббатианцев, и Яхини ответил на него от имени раввинов в аллегорической форме:

Вы спрашиваете ο молодом ягненке, которого купил Израиль Иерусалимский, сын Авраама, и по поводу которого возникло разногласие между родственниками, выгодна ли сделка, — то знайте, что товар лучшего качества, имеет сбыт во всех странах, и горе тому, кто в этом сомневается. По мнению опытных купцов, прибыль предстоит огромная. Надо только ждать большой ярмарки.

[править] Реформы Цви

В это время Саббатай провозгласил реформы в религиозных обрядах: уничтожил посты, установил праздник «великой субботы»; день разрушения Иерусалимского храма (9 Ава), бывший днём рождения Саббатая, он предписал обратить в праздничный. От его имени были разосланы письма об упразднении поста 17 Таммуза. Среда 24 Таммуза была объявлена великой субботой, или субботой Мессии, и около 5 тысяч человек в одном Абидосе соблюдали её со всеми строгостями обычного Шаббата. Был также отменён пост в день национального траура — 9 Аба, день рождения Шаббатая и его сорокалетнего юбилея, по поводу чего был разослан циркуляр:

Мир вам от Творца мира и от сына возлюбленного Его, царя Соломона. Я приказываю вам наступающее Девятое Аба отпраздновать торжественно, дорогими яствами и приятными напитками, иллюминацией и пением, ибо это — день рождения Саббатая Цви, вашего царя, наивысшего из царей земли. Одевайте ваши лучшие платья, не нарушайте святости праздника работой и молитесь по-праздничному. В молитве «ותתן לנו‎» следует читать: «И Ты дал нам, Господь, Бог наш, любовью Твоей… Этот день — нашего утешения, время рождения нашего царя и мессии Саббатая-Цеви, Твоего раба и первенца.

Затем следовало подробное описание ритуала с указанием глав из Пятикнижия и пророков для чтения с амвона и соответствующих глав из Псалмов. В целом ряде еврейских общин соблюдали и это распоряжение, несмотря на протесты возмущённых раввинов.

«Ваад четырёх стран» отправил в Абидос двух представителей — делегатов от польского еврейства: Иешаю, сына львовского раввина Давида Галеви (авт. Ture Zahab — ט״ז‎) и двоюродного брата его Лейба-Герца. Радушный приём, оказанный делегатам, восторженное настроение пятитысячной толпы, богатое убранство «царского дворца» и, наконец, личность самого Цви очаровали их. Делегаты рассказали Цви ο бедственном положении евреев, пославших их, и об ужасах хмельничины. «Не рассказывайте, — ответил им Цви: — вы видите эту книгу «Zok haitim» (описание разгрома общин полчищами Хмельницкого); она не сходит с моего стола. Я одет в красное облачение и свитки Торы одеты в красное, ибо близок день мести, и мой год избавления настал. Сообщите эту радостную весть всем нашим братьям». Старику Давиду Галеви, отцу делегата, Цви послал рубаху в подарок и приложил письмецо: «Скоро я отомщу за вас и утешу вас, как утешает мать». Письмо было закреплено печатью, изображающею змею. На прощание Цви помолился, запел и горько заплакал. Растроганные делегаты по приезде на родину разослали копии письма во все концы «рассеяния» с приложением подробного изложения всего того, что узнали в Абидосе.

Каждая еврейская община раскололась на большинство «верующих» и меньшинство «отрицателей». Нашлись люди, объявившие, что «неверующие» в мессианство Саббатая отрицают основы иудаизма. В Венгрии столкновения между враждующими сторонами доходили до побоищ. В Венеции один «отрицатель» был даже убит «верующим» только за то, что тот не встал во время чтения молитвы за здравие Цви. В Моравии в подобную борьбу даже вмешалась местная власть.

[править] Беседы с Когэном

В 1666 его навестил каббалист Нехемия ха-Кохен из Львова, тоже считающий себя мессией. Беседа длилась 3 суток почти без перерывов на сон, еду и питьё и привела к полному непониманию и скандалу. После того как оба стали выкрикивать друг другу взаимные обвинения, Нехемия испугался, что его растерзают последователи Саббатая, и неожиданно обратился к охраннику, объяснив, что собирается принять ислам. Для евреев процедура принятия ислама была крайне упрощена, нужно было буквально заменить головной убор. 5 или 6 сентября 1666 года он совершил формальную процедуру принятия ислама перед галиопольским судьёй. В дальнейшем Нехемия направился в Адрианополь, где выступал с разоблачениями саббатианского «заговора».

[править] Обращение в мусульманство

Теперь после инцидента с Нехемией султан послал за Шабтаем.

15 Элула (в сентябре 1666 года) Цви был представлен султану в Адрианопольском дворце. Посредником между султаном и Цви, который не знал турецкий язык, был обращённый в ислам еврей, врач Гвидон. На вопрос султана, верно ли, что он — мессия, Саббатай ответил, что не он так говорит, но что так находят окружающие его люди. Султан приказал расстрелять Шабтая, однако на помощь растерявшемуся и перепуганному Цви пришёл Гвидон и предложил ему спасти свою жизнь принятием ислама, так как мессианская его затея все равно ведь не удалась. Шабтай согласился.

Так, в сентябре он предстал в Адрианополе перед судом. Ему предъявили обвинение в посягательстве на роль царя и предложили выбрать между смертной казнью и обращением в ислам. Он, не колеблясь, принимает второй вариант.

Цви принял ислам 16 сентября 1666 года и принял имя Мехмед Капуджу-баты. Вместе с ним приняла ислам его жена Сара и небольшое число близких.

Отчаяние охватило еврейский народ. Подавляющее большинство бывших приверженцев с ужасом отшатнулось от ренегата. Султан, узнав о революционных намерениях евреев, задумал произвести ряд репрессивных мер, собираясь казнить 50 турецких раввинов. После больших стараний удалось предотвратить готовившиеся гонения.

По некоторым данным, Цви относился к исламу достаточно серьёзно и проходил обучение у лучших суфийских мастеров того времени. Корану его обучал муфтий Ванни-Эфенди. При этом он не утрачивал иудаизма.

Султан пожаловал Саббатаю дополнительных жён для гарема, личного охранника, должность капиджи-баши (камергер) и большое жалование. В письме в Смирну Саббатай писал: «Бог сделал меня мусульманином, он приказал, а я выполнил. 9-й день моего восставления». Вероятно, Цви был связан с суфийским орденом Бекташи.

Принятие ислама привело к отмежеванию от него большинства последователей. Но оставшиеся немногочисленные его последователи (которые не принуждались к принятию ислама), и главным образом Натан из Газы, создали разные концепции, оправдывающие поступок Шабатая.

Хотя весть об отпадении Саббатая от иудейства сильнейшим образом поразила евреев, но спокойствие этим ещё не было восстановлено: ревностные приверженцы Саббатая утверждали, что не он сам принял ислам, а его тень, сам же он ушёл на небо и скоро явится снова для исполнения освободительного дела; другие говорили, что переход Саббатая в ислам есть каббалистическая тайна и что этим он лишь содействует установлению мессианского царства. В более отдалённых странах евреи вообще не хотели верить в измену Саббатая; почти повсюду продолжало существовать саббатианское движение, с которым не прекращали борьбу противники Саббатая с раввинами-талмудистами во главе. Примерно в 1670 году в Северной Африке появился новый агитатор, Авраам Мигель Кардозо, пропагандировавший мессианство Саббатая и приобретший множество приверженцев.

[править] Последующие события

В Европе о исламизацуии Цви узнали поздно. 24 Элула, то есть уже после принятия Цви ислама, воспитанники главного иешибота в Амстердаме, в честь Цви, переименованного в «Jeschuot Meschicho», послали торжественный адрес: «Нашему господину и царю, мессии праведному», а философ Мусафия вместе с воспитанниками иешибота «Keter Tora» отправили послание «царю царей, мессии Бога Якова, царю и освободителю. Просим сообщить нам, должны ли мы немедленно отправиться в дом Бога нашего или же ждать нам твоего распоряжения». В Гамбурге ещё в Иом-Киппур после «Kol Nidre» молились за здравие мессии, а из Италии приехали делегаты, с Самсоном Баки во главе, в начале Хешвана. Вскоре весть о ренегатстве Саббатая распространилась по Европе. Раввины и «неверующие» с гневом обрушились на саббатианцев. Некоторые из раввинов даже выступили против этой травли бывших саббатианцев, ибо «весь народ согрешил».

Но многие саббатианцы не могли примириться с неожиданной развязкой. Стали распространяться слухи, что не Цви принял ислам, а лишь тень его; сам же Цви вознесся на небо. Другие скептически относились ко всему рассказу. Стало известно послание Натана:

Я еду встретиться с нашим царём царей. Если до вас дошли странные вести о нашем господине — да увеличится слава его, — не бойтесь и крепитесь в вашей вере, ибо его деяния суть таинственные испытания и все это глубокая тайна, никто её не разгадает. Скоро все выяснится, и вы узнаете и поймете.

В лагере саббатианцев опять стало заметно оживление. В некоторых синагогах вновь начали читать молитвы за Цви. Каббалисты пытались найти в отступничестве Цви тайный смысл огромной важности.

Между тем Саббатай, живший в Адрианополе, вновь сблизился с евреями, заявляя, что на него вновь снизошёл Святой Дух и дал ему откровение; одновременно он написал брошюрку, где доказывал, что остаётся истинным Машиахом, несмотря на вероотступничество. Чтобы не возбуждать подозрения султана, Саббатай уверял его, что сближение с евреями имеет целью обращение их в ислам; и действительно многие из последователей Цви для вида приняли ислам.

Усилиями лидеров саббатианства, в основном Натана из Газы, который посетил Цви в Эдирне, была создана теория неисповедимости жизненных путей Мессии. Натан личным примером и проповедями удержал большинство верных последователей Саббатая Цви от перехода в ислам.

[править] Смерть

После принятия ислама Саббатай жил в Адрианополе.

В 1671 году Цви был назначен учителем к сыну султана Мехмеда IV — будущему султану Мустафе II. Вероятно, именно это стало причиной активизации его политических противников. В 1672 году, по доносу о тайном соблюдении еврейских обрядов, Цви был заключён в крепость в Дульциньо (в Албании, ныне Улцинь в Черногории).

В 1674 году умерла Сара, и Цви женился на Эсфири, дочери раввина из Салоников.

9 ава 1676 года Цви умер в день своего 50-летия (по другим данным скончался в Йом-Кипур, 30 сентября), вскоре после своего пятидесятилетия.

Среди оставшихся верными ему сторонников распространилась легенда (автором её был Натан из Газы), что Цви в действительности не умер, а живым был взят на небо и приобщился к «вышнему сиянию».

Хотя Цви 5 раз был женат, но детей у него по-видимому не было, из чего многие делают вывод о его гомосексуальности.

[править] Дальнейшая судьба учения Цви

Со смертью Саббатая саббатианское движение не прекратилось: его последователи продолжали проповедь о близком пришествии Машиаха; так действовали, кроме Кордозо, Мордохай Айзенштат, Нехемия Хайон, Хаим Малах, Иуда Хасид и др.

Саббатианское движение во второй половине XVIII века привело к распространению в Подолии и иных местах франкизма (по имени главы течения Якова Франка), также способствовало появлению хасидизма.

Секта саббатианцев дёнме возникла в Салониках в 1683, она существует и в настоящее время в Турции. Считаясь мусульманами, они тайно исповедовали еврейскую религию.

[править] Влияние Саббатая на еврейские общины

События в Османской империи имели огромный резонанс в еврейских общинах Европы. Различные течения, связанные с его именем, возникали и затихали долгое время. Образовывались саббатианские секты даже среди небольших групп жидовствующих российских крестьян. С именем Саббатая связано движение Якоба Франка, примерно через 100 лет, когда многие евреи стали принимать католичество.

Противодействие последователям Саббатаю Цви оказал Баал Шем Тов и активисты хасидского движения, которые нашли другое решение тех проблем, которые породили саббатианство. Позднее популярность Саббатая резко упала, практически все школы иудаизма относятся к его идеям крайне отрицательно.

В хасидских преданиях сохранилась следующая история:

Саббатай Цви, давно умерший лжемессия, однажды явился к Баал Шему и умолял снять с него грехи. Ибо хорошо известно, что искупление совершается через связь человека с человеком, ума с умом, души с душой. Поэтому Баал Шем начал связывать своё существо с существом пришельца, но делал это медленно и осторожно, боясь, что может ему повредить. Однажды, когда Баал Шем спал, к нему снова явился Саббатай Цви и стал соблазнять, говоря, что Баал Шему необходимо стать тем, кем был он. Поэтому Баал Шем выгнал его вон, сделав это с той же решимостью, с какой он сходил в самые глубины ада. С тех пор, когда Баал Шем говорил о Саббатае Цви, он всегда повторял: «Искра Божия была в нём, но Сатана поймал его в ловушку гордыни».

В Турции и частично Греции сохранилась община дёнме последователей Саббатая.

[править] Особенности учения Саббатая Цви

Саббатай Цви, 1669 год.

Сам Саббатай практически не оставил после себя ни книг, ни афоризмов, его учение известно благодаря в основном сочинениям Натана из Газы и других комментаторов. Во многом саббатианское учение и было сформулировано Натаном, почитателем Хаима Виталя.

Саббатай опирался на каббалу Ицхака Лурии и Хаима Виталя. По этому учению, целью существования душ является реализация «Гмар Тиккун» (ивр. גמר תיקון). Выполнение Цели Творения связано с объединением всех душ «нешама» (или Божественных искр), каждая из которых выполнила свою роль (то есть, была исправлена или реализована). Наличие любой, даже одной падшей души означает невозможность достижения цели творения. Целью Машиаха является спасение всех душ без исключения, и в особенности важно спасение падших душ. Для этого Машиах должен спускаться в самые низы и подбирать наиболее падшие души. Необходимостью спускаться в самые низы объясняются приливы тяжёлых депрессивных состояний у Саббатая. Подробно эта теория изложена в книге Натана из Газы «Друш-ха-танниним» («Трактат о крокодиле»), по которой бесформенное первопространство Эйн-соф заполнено плотскими силами «клиппот», которым нужно придать форму, иначе они превращаются в оплот тьмы и зла. Вслед за отдельными упадшими искрами в этот мир попадает и душа Машиаха, и Мессия, пребывая среди змей и крокодилов на самом дне, становится «святым змеем», нахаш (слово, имеющее то же численное значение, что и Машиах). По мере развития процесса «тиккун» эта душа освобождается и, покинув темницу, является миру. Эта картина описывала чередования великих депрессий и высшего озарения, которые испытывал Саббатай. Эта теория возникла ещё до отступничества Саббатая, и благодаря ей было подготовлено объяснение даже для таких поступков, как отречение.

Обращение в магометанство называется сторонниками Саббатая «Святое Отречение». При этом мотивация принятия ислама истолковывается по-разному и во времена Саббатая, и в наше время.

Турецкая традиция дёнме считает, что принятие ислама происходило под угрозой жизни, и это было сделано для того, чтобы предотвратить гонения на евреев; турецкая традиция также считает, что принятие ислама не было искренним. Идея отступничества Машиаха оказалась близка марранам, которые видели в этом оправдание своего отступничества во время преследования сефардов в Испании в 15 столетии.

По другим интерпретациям на Машиаха не распространяются никакие религиозные запреты, и принятие мусульманства было сознательным выбором, который был сделан с целью приблизить достижение Цели творения, поскольку для этого души неевреев также требуют спасения, и высший порядок не может иначе восстановиться.

По третьим интерпретациям Саббатай принёс жертву ещё большую, чем Иисус Христос — свою веру и еврейскую идентичность, ради высших целей освобождения евреев.

Саббатай активно ратовал за обновление образа жизни евреев и снятия ряда запретов, вызванных изгнанием. Организовывал в ритуальных целях намеренные нарушения запретов, а также не стеснялся, в частности, на открытое произнесение Имён.

В общем идеи саббатианства принято сводить к двум основным положениям:

  • Особое место Машиаха в исправлении (тиккун) миров. Машиах призван способствовать освобождению «Божественных искр» из-под власти клиппот (деструктивных сил мироздания). В процессе тиккун с приходом Машиаха миссия Израиля исчерпывается, а исправление миров начинает осуществлять душа Машиаха, спускающаяся за искрами в такие глубины клиппот, с которыми другие души Израиля не могут войти. Для выполнения этой задачи душа принимает очертания тех клиппот, исправлением которых она занимается. Этим объясняются парадоксы мессии и те его действия, которые воспринимаются как нарушение заповедей Торы. В этих особых случаях действует принцип «нарушение предписаний Торы — это выполнение их».

О Саббатае было издано много книг, в том числе написанных дёнме, как Эсин Эден.

[править] Примечания

  1. КЕЭ, том 7, кол. 573–584
  2. Bereschit, стр. 139
  3. 2, 4
  4. Исх., 12, 38


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты