Абсолютизм

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
"Просвещенный абсолютизм" Екатерины II — Александр Каменский // ПостНаука [13:40]
Час истины - Выпуск 0645. Абсолютизм по-французски // 365 Дней

Абсолютизм (от лат. absolutus — безусловный, неограниченный) — форма государственного правления, при которой верховная власть полностью принадлежит монарху (царю, императору, королю) и осуществляется без представительных учреждений и конституционных ограничений. Термин «абсолютизм» возник на рубеже XVIII—XIX вв. в учёной среде (впервые употреблён во Франции около 1796 года). В широком смысле он используется для обозначения неограниченной власти (тирания, деспотия, диктатура, тоталитаризм и др.), в узком — для характеристики государств раннего модерна XVI—XVIII вв. и имеет выраженный европоцентричный акцент. Применение термина «абсолютизм» к тем или иным современным социополитическим явлениям подчёркивает присутствие в них элемента (реального или воображаемого) атавизма.

[править] Абсолютизм как социополитическое явление

Становление абсолютизма как социополитического явления тесно связано с разрушением традиционного средневекового общества, его сословного строя «вечных» социальных ролей, и формированием нового типа исторической общности людей — нации.

В раннемодерную эпоху средневековое сознание было заменено идеей естественного права и общечеловеческих ценностей. Результатом этого стала, в частности, мифологема суверена как первоисточника политической власти. Сначала идею поддержали только сторонники римского права и крайние паписты (см. Папство), развивавшие теорию богопомазаности римского папы, впоследствии она получила общее признание.

В общественном сознания монархи (или им подобные «вожди» государственных образований) приобретали новые знаковые черты: они уже не считались «помазанниками» Божьими, а стали символами национального единства. Гордиться неместным происхождением становится для «национальной монархии» дурным тоном. В общественном сознании монархия всё больше приобретает признаки важнейшего института национального государства. Но в целом раннемодерные государственные образования оставались «смесью традиционной харизматической монархии и современной организации» (Ф. Бродель).

Среди теоретиков абсолютизма было немало выдающихся интеллектуалов Нового времени — Никколо Макиавелли, Жан Боден, Томас Гоббс и другие. Классическим примером реализации абсолютистских принципов в политике считается Франция Людовика XIV (автора известного выражения «Государство — это я»). В XVIII веке абсолютизм обретает респектабельность по всей Европе как просвещенный абсолютизм.

Многие историки сомневаются в уместности употребления термина «абсолютизм» по окраинам «евроатлантического» мира, в частности стран Центральной и Восточной Европы. Абсолютистские реформы здесь происходили позже и менее черпали силу из «национального» источника (тяготея к откровенному волюнтаризму). В частности, абсолютизм в Польше не прижился (его «крестным отцом» здесь традиционно считается итальянский эмигрант Ф. Буонакорси-Каллимах, конец XV века). Беспорядок на королевском престоле после угасания Ягеллонов и торжество «шляхетской демократии» способствовали утверждению в Речи Посполитой комплекса сословных прав, известного как «золотые польские вольности». Враждебность к абсолютизму стала специфическим признаком польской политической традиции. «Лоскутная монархия» Габсбургов также длительное время относилась к абсолютистским принципам прохладно. В целях легитимации эта империя предпочла полагаться на политическое наследие «Священной Римской империи германской нации» и папской курии. Только успехи новых абсолютистских конкурентов, в частности Пруссии, подтолкнули австрийское правительство во 2-й половине XVIII века к реформам «вдогонку» (связанных с именами Марии-Терезии и Иосифа II.

Наиболее дискуссионным является применение термина «абсолютизм» к общественным процессам в России. Российские учёные предпочитают термин «самодержавие». Этим они, в частности, подчёркивают «параллелизм» историй России и Западной Европы (по В. Ключевскому) и якобы избегают чёткой хронологической привязанности абсолютизма к традиционной границе эпохи раннего модерна. Есть также попытки хронологически «сместить» русский ранний модерн, например на период 1725—1850 гг. (Е. Кинан). Некоторые исследователи пользуются выражением «восточная деспотия» (что для западной традиции всегда имело оценочный характер), особенно это касается авторов, пытающихся подчеркнуть дистанцию ​​между Россией и Европой. Впрочем, параллельное существование терминов «абсолютизм» и «просвещенная деспотия» в дискурсе о государственных процессах на Востоке, в частности в Турции, даёт основание говорить об определённой «надуманности» противопоставления локальных вариантов одного и того же феномена.

Украинский опыт абсолютизма тесно связан с историей запорожского казачества. Милитаристское происхождение казачества и его «невписываемость» в структуры сословного общества Речи Посполитой обусловили его союз со сторонниками абсолютистских притязаний польской королевской власти. Польские короли с абсолютистскими амбициями (Стефан Баторий, Владислав IV Ваза) в казацких кругах приобрели хорошую репутацию. Симпатии к российскому абсолютизму вождя национальной революции 1648—1676 гг. Бориса Хмельницкого хорошо известны. Наконец, именно те обладатели гетманской булавы, которые выражали «монархические» амбиции, добились определённой стабилизации режима. Только после ограничения суверенитета гетманов Украины, когда их возможности проведения абсолютистской политики резко сузились, украинские гетманы стали в оппозицию к абсолютизму (чужому), тормозя этим и некоторые собственно украинские модернизационные процессы. Многие украинские сторонники абсолютизма происходили из кругов православной иерархии. Теократическая тенденция «могилянских реформ» легитимизовала абсолютистские практики в «обновленном православии». А такие воспитанники Киево-Могилянской коллегии (см. Киево-Могилянская академия), как Симеон Полоцкий и Феофан Прокопович, немало сделали для идеологического обоснования российского самодержавия. Впоследствии украинские «кадры» много способствовали успехам Российской империи.

Исследователи феномена абсолютизма преимущественно едины в том, что абсолютистским режимам Европы так и не удалось освободиться от ограничений традиционных практик. Национальная «верхушка» существенно сдерживала «врождённых» (универсальных) государей, а Французская революция конца XVIII века, начавшись в стране победившего абсолютизма, наконец, дала миру пример развития нации «без монархов» как тенденции дальнейшей истории мира.

[править] См. также

[править] Литература

  • (англ.) Filmer R., Patriarcha and other political works (1647—52). Oxford, 1949;
  • (англ.) Bodin J., The Six Books of a Commonwealth (1576). Cambridge, 1962;
  • Абсолютизм в России (ХVII—ХVIII вв.): Сборник статей к 70-летию со дня рождения и 45-летия научной и педагогической деятельности Б. Б. Кафенгауза. М., 1964;
  • (англ.) Locke J., Two Treatises of Government (1689). New York, 1965;
  • (англ.) Hobbes T., Leviathan (1651). Harmondsworth, 1968;
  • Просина А. Б., Апология абсолютизма в учении Феофана Прокоповича о государстве и праве. «Вестник Московского университета», 1969, № 2;
  • (англ.) Rowen H.H., Louis XIV and absolutism. В кн.: Louis XIV and the Craft of Rulership. Columbus, 1969;
  • (англ.) Vierhaus R., Absolutism. В кн.: Marxism, Communist and Western Society. New York, 1972;
  • (англ.) Franldin J., Jean Bodin and the Rise of Absolutist Theory in France. Cambridge, 1973;
  • (англ.) Durand G., What is absolutism? В кн.: Louis XIV and Absolutism. Columbus, 1976;
  • (англ.) Daly J., The idea of absolute monarchy in seventeenth-century England. «Historical Journal», 1978, N 21;
  • (англ.) Keohane N., Philosophy of the State in France. Princeton, 1980;
  • Ерошкин Н. П., Крепостническое самодержавие и его политические институты: Первая половина ХIХ в. М., 1981;
  • Проблемы истории абсолютизма: Сборник научных трудов. М., 1983;
  • Грацианский П. С., Политическая и правовая мысль России второй половины ХVIII в. М., 1984;
  • Рогожин А. И., Ярмыш А. Н., Государство и право России в период становления и развития абсолютизма (вторая половина ХVII — конец ХVIII в.). К., 1989;
  • Медушевский А. Н., Абсолютизм ХVI—ХVIII вв. в современной западной историографии. «Новая и новейшая история», 1991, № 3;
  • Козлова Н. В., Российский абсолютизм и купечество в ХVIII веке (20-е — начало 60-х годов). М., 1999.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты