Осада Гамалы (67)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Осада Гамалы

Военный конфликт
800px-Break gamla.jpg
Развалины Гамалы
Конфликт Первая Иудейская война
Дата Сентябрьоктябрь 67 года
Место Гамала, Голанские высоты
Итог Победа римлян
Стороны
Командующие
Силы
9 тысяч человек (включая мирных жителей)
Легион X Fretensis,
Легион XV Apollinaris
Легион V Macedonica
Потери
9 тысяч погибших
неизвестно
Макет римского орудия у Гамалы.
Развалины Гамалы.
Еврейские повставнцы[1].

Осада Гамалы — ожесточённая осада и сражение в ходе Первой Иудейской войны. Город Гамала подвергался обстрелу ядрами с горящей смолой, выпущенными из римских баллист и катапульт с соседних холмов. Эта осада, наряду с осадой Масады, стала символом героизма еврейского народа.

Содержание

[править] Предыстория

Город Гамала в начале еврейского восстания занимала проримскую позицию, пока некий Иосиф не поднял в ней мятеж.

Иудейский царь Агриппа II, вассал и союзник Римской империи, в течении 7 месяцев осаждал Гамлу, но потерпел поражение.

В городе, население которого составляло около 4 тысяч человек, обосновались зелоты. Иосиф Флавий, командующий Галилеей, дополнительно укрепил город:

С боков и спереди мест­ность окружена недоступными пропастями, только сзади недоступность уменьшается, так как с этой стороны Гамала соединена с горой. Жи­тели, однако, прокопав здесь поперечный ров, постарались и с этой стороны отрезать город и сделать его недоступным. Дома, построенные на отвесном боковом склоне холма, лепились и громоздились друг к другу, так что казалось, что город висит в воздухе и вследствие своей покатости готов каждую минуту обрушиться; его наклон был к югу. Такой же точно холм на юге достигает неимоверной высоты и, служа городу как бы крепостью, оканчивается крутым неогороженным никакой стеной обрывом, ниспадающим в глубокую пропасть. Внутри стен, на самой окраине города, находится водяной источник. Таким образом сама природа сделала город почти неприступным. Но Иосиф укрепил его ещё больше подземными ходами и окопами.

После взятия Иодфата, Тивериады, Тарихеи и разгрома еврейского флота на Тивериадском озере, римский командующий Веспасиан, а также его сын Тит и царь Агриппа II направились к Гамале.

В это время в Галилее было только три форпоста еврейских повстанцев — Гамала, гора Тавор и Гисхала. Остальные города Гилелеи были захвачены римлянами.

В это время (67 год, реже битва датируется 68 годом) в Гамале находилось около 9 тысяч евреев, включая женщин, стариков и детей.

Римская же армия включала в себя три легиона — X Fretensis, XV Apollinaris и XV Macedonica, общей численностью в 60 тысяч солдат и офицеров. Римская армия располагала осадной техникой и военными машинами.

Армия Веспасиана встала лагерем на виду города Ти­вериада. Положение Гамалы не давало возможности атаковать её со всех сторон, но на тех местах, где было возможно, Веспасиан расставил посты и приказал также за­нять гору, господствовавшую над городом. После того, как легионы обычным образом построили лагерь на этой горе, он начал возводить насыпь на задней её стороне, точно также и на востоке, где на самом высшем пункте города находилась башня, против которой расположились лагерем V и X легионы. V легион действовал отсюда на центр города, в то время как X сравнивал окопы и природные углубления.

Царь Агриппа II, приблизившись в это время к стене с намерением завязать переговоры со стоявшими на ней повстанцами относительно передачи города, был ранен в правый локоть камнем, брошенным в него пращником. Негодование по поводу происшествия с царём, а также страх за самих себя сделали римлян ещё более настойчивыми в осаде: они полагали, что люди, которые так ожесточены против единоверца и доброжелательного советника, перейдут всякие пределы жестокости по отношению к римлянам.

[править] Ход осады

[править] Первый штурм

Осада началась 24 Элула (сентябрь) 67 года.

Когда насыпи, благодаря обилию рук и опытности римлян в подобных работах, были окончены, они перевезли туда свои машины.

Лидеры еврейских повстанцев, оборонявших город, — Харес и Иосиф, выстроили в порядок своих вооружённых бойцов. Последние не проявляли особенной твёрдости духа ввиду того, что, не будучи снабжены в достаточной мере ни водой, ни другими жизненными припасами, не надеялись выдержать продолжи­тельную осаду; однако, предводители внушили им мужество и повели их к стене.

И действительно, долгое время евреи отбивали назад римских сол­дат, устанавливавших машины, но, обданные стрельбой катапульт и баллист, евреи вынуждены были всё-таки отступить назад в город.

Римляне в трёх местах установили тараны и проломали стену. Чрез образовавшиеся бреши, под оглушительные звуки труб, бряцание оружия и воинские клики они вторглись в город и вступили в ру­копашный бой с находившимися внутри него еврейскими повстанцами.

Евреи выдержали первый натиск римлян, остановили их дальнейшее наступательное движение и храбро отбили их назад; но теснимые более многочисленным римским войском, нападавшим на них со всех сторон, они отступили в выше лежав­шую часть города.

Так как римляне напирали и туда, евреи обернулись, бросились на них и стеснили их всех против крутого обрыва, где римляне, приведённые в узкой неудобной местности в замешательство, были перебиты.

Не будучи в состоянии сопротивляться против нападавших на них сверху и не находя выхода, так как они были теснимы ещё своими собственными людьми, стремившимися все вперёд, римляне взлезли на крыши неприятельских домов, которые были очень низки, но последние не могли выдержать тяжести солдат и мгновен­но рухнули. Каждый обвалившийся дом опрокидывал многих римлян, стоявших внизу, а эти последние развалили других, стоявших ещё ни­же. Такое явление могло произойти потому, что город был расположен на склоне горы. Это стоило жизни множеству римлян; в своей беспомощности они вскакивали на крыши даже тогда, когда видели их уже обрушиваю­щимися.

Таким образом многие римляне были похоронены под развалинами, многие изувечены в бегстве, большинство, однако, погибли в уду­шливой пыли.

Евреи видели в этом помощь Яхве и, невзирая на собственный урон, с ещё большей настойчивостью напирали на римлян, искавших убежища на крышах, и с верху расстреливали тех, которые падали, сбиваясь на крутых улицах. Развалившиеся дома доставили им кучи камней, а оружие — убитые римляне: у павших они сры­вали мечи и обращали их против других римлян, боровшихся ещё со смертью.

Многие римляне, которым грозила опасность упасть вместе с крышами, бросались с них и таким образом сами убивали себя. Даже бежавшим римлянам не было так легко спасаться: не зная выходов и бегая по пыльным улочкам незнакомого города, они не узнавали своих, сталкивались между собой и резали друг друга.

Кто только из римских солдат отыскивал выход, тот спешил прочь из города ища спасение в малодушном бегстве.

Как подобострастно пишет Иосиф Флавий, Веспасиан всё время оставался при своём терпящем поражение войске:

Сердце его дрогнуло при виде как город обрушился над его солдатами; не думая о личной безопасности, сам того не замечая, он протеснился чуть ли не до самой возвышенной части города, где среди величайшей опасности очутился один лишь с очень немногими; при нем не было даже сына его, Тита, находившегося тогда в командировке у Муциана в Сирии. Считая обратное возвращение ни безопасным, ни достойным для себя, он, собрав всё своё мужество и вспомнив о пережитых им от самой молодости опасностях, точно охваченный божественным вдохновением, приказал сопровождавшим его сомкнуться телом и оружием в одну массу. Таким образом он оборонялся против устремившихся сверху масс неприятеля и, не страшась ни численности его, ни его стрел, держался до тех пор, пока враг, усмотрев в его мужестве нечто сверхъестественное, умерил нападение.

Благодаря ослаблению натиска, римлянам удалось в порядке отступить за стену города.

Множество римлян пало в этой битве, между ними также декурион Эбуций — человек, который не только в том сражении, где он погиб, но и прежде, при каждом случае, выказывал себя истым героем и наносил евреям много вреда.

Центурион Галл во время свалки был оцеплен вместе с 10 солдатами; но ему удалось скрыться в какой-то дом. Ночью он услышал, как обитатели этого дома говорили за ужином о том, что жители намерены предпринять в свою защиту против римлян (он с его людьми были по происхождению сирийцы), тогда он бросился на них, убил и спасся вместе с солдатами к римлянам.

После битвы Веспасиан пожурил армию, что оставили его одного в опасности, и объяснил, что не столько храбрость евреев, сколько выгодная для противника позиция обусловила досадное поражение.

[править] Осада

ГАМЛА.

Радость евреев была не долгой — убив многих римлян жители Гамалы не могли надеяться на пощаду, кроме того в городе заканчивалось продовольствие.

Храбрейшие из еврейских повстанцев заняли стенные бреши, а остальные охраняли уцелевшие ещё части стены. Но когда римляне возвысили свои валы и сделали вторую попытку штурма, очень многие бежали из города частью через непроходимые ущелья, где не были расставлены караулы, частью по подземным ходам. Те же, которые страшась плена остались, терзались голодом, так как съестные припасы для одних только бойцов приходилось собирать отовсюду.

Но и в этом столь тяжёлом положении, евреи всё-таки оставались твёрдыми и продолжали борьбу.

Веспасиан же тем временем, предпринял поход против гарнизона на горе Итавирионе.

Голод в Гамале усиливался, и многим пришлось бежать из города по тайным и не охраняемым тропам.

[править] Падение Гамалы

Тем не менее, боевая осада 22 Тишри (октябрь), когда три римских солдата XV легиона перед началом рассвета подкрались в самую высшую башню, стоявшую напротив их лагеря, и тихо подкопали её, между тем как находив­шаяся на ней стража не заметила ни их приближения (так как это случилось ночью), ни их присутствия внутри башни. Римские солдаты бесшумно сдвинули с места 5 огромных камней и быстро отскочили прочь, после чего башня с грохотом рухнула; вместе с ней свалились и стражи. Находившиеся на других постах караулы бежали в смятении.

Многих евреев, которые пытались пробиваться, уничтожили римляне; в их числе пал от выстрела Иосиф в ту минуту, когда он хотел проскочить чрез брешь в стене. Среди жителей города, переполошенных гулом, про­изошли смятение и паника, как будто все вражеское войско уже ворвалось в Гамалу. Харес лежавший как раз больным, тогда же умер. Римляне, впрочем, проученные своим прежним поражением, вступили в город только 23 Тишри.

Возвратившийся в это время Тит, раздражённый ударом, понесённым римлянами в его отсутствии, во главе 200 отборных всадников и части пехоты, соблюдая полнейшую тишину, вступил в город. Караульщики, впрочем, заметили его приближение и с криком броси­лись к оружию.

Вскоре вторжение Тита сделалось известным внутри го­рода; одни тогда схватили своих детей и потащили их вместе с жёнами с воплем и воем в крепость; другие стали против Тита, но один за другим падали пред ним. Те, которым не удалось спастись на высоту крепости, очутились, в своём безвыходном положении, лицом к лицу с римлянами. Со всех сторон раздавались стоны убиваемых; кровь лилась ручьями по спускам города.

Против бежавших в крепость Веспасиан между тем повел всё войско. Вершина, обрамлённая кругом скалами и едва доступная, подымавшаяся на ужасную высоту и окружённая пропастями, была наполнена людьми. Евреи оттуда убивали тех, которые хотели залезть наверх, других они пора­жала стрелами и камнями, между тем как их самих, вследствие высокой позиции, занятой ими, стрелы не достигали.

Но вдруг, на гибель евреев поднялся противный им ветер, подымавший против них стрелы римлян и уклонявший от цели их собственные стрелы, давая последним косое направление. Гонимые этой бурей, евреи не могли устоять на лишенном всякой опоры краю обрыва и не могли также уследить за взбиравшимися вверх врагами.

Таким образом римляне взлезли и окружили их прежде, чем они успели ока­зать сопротивление или просить о пощаде. Воспоминание о павших при первом штурме усилило ярость римлян против всех. Многие в от­чаянии, обняв своих жён и детей, бросались с ними в бездонную пропасть, зиявшую под крепостью. Других перебили римляне.

Так пала Гамала 23 Тишри 67 года.

[править] Итоги

Таким образом, в ходе боёв погибло около 4 тысяч защитников города и мирных жителей, а остальные горожане, оттеснённые на гребень холма, числом около 5 тысяч человек, предпочли плену смерть и бросились в пропасть.

Никто из евреев города не остался в живых, кроме двух женщин. Это были дочери сестры Филиппа, сына Иакима. Они спаслись тем, что скрылись от ярости римлян, так как последние не щадили даже грудных детей: многих таких младенцев они хватали и швыряли с высоты крепости вниз.

[править] Литература

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты