Осада Иерусалима (70 год)

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
← другие значения

Осада Иерусалима

Военный конфликт
800px-.jpg
Бой в Иерусалиме
Конфликт Первая Иудейская война
Дата мартсентябрь 70 года
Место Иерусалим
Итог Победа римлян
Стороны
Командующие
Силы
60 тысяч человек
70−80 тысяч солдат
Потери
60 тысяч убитых
неизвестно

Осада Иерусалима — решающее сражение Первой Иудейской войны, закончившееся после 5-месячной осады разрушением римлянами Иерусалима и Храма, главной святыни иудаизма. Жители города в основном погибли, выжившие были проданы в рабство.

Содержание

[править] Предыстория

В 69 году в Иудее началась Гражданская война. В то же время, Веспасиан, занимавший должность главнокомандующего в войне с евреями, стал римским императором и уехал в Рим. Завершение войны с евреями Веспасиан доверил своему сыну Титу.

Римляне захватили почти всю Иудею, кроме Иерусалима и нескольких крепостей. Один из лидеров мятежников — Иоханан Гисхальский — употребил даже священный лес для постройка военных машин. Но растратив время на братоубийственную войну, евреи не успели изготовить машины, так как римляне наконец приступили к осада — Тит в месяце нисан (март-апрель) 70 года с четырьмя легионами (V Macedonica, XII Fulminata, XV Apollinaris, X Fretensis) вышел из Кесарии и подступил к Иерусалиму.

Эти легионы были усилены: к ним добавили 2 тысячи солдат из Александрии и 3 тысячи солдат из гарнизонов на Евфрате.

Кроме римских легионов, к войску Тита примкнули вспомогательные войска вассальных царей, и «ещё много союзников из Сирии». Всего, таким образом, римская армия при осаде Иерусалима насчитывала около 60−80 тысяч воинов.

Военными советниками Тита при осаде были: Тиберий Юлий Александр (начальник штаба), Агриппа II (царь Иудеи), Иосиф Флавий (пленник, которого римляне использовали как источник информации, переводчика при допросах и в качестве посла для предложения сдаться) и др.

[править] Ход осады

[править] Первые стычки у города

Перед осадой, Тит решил выступить в разведку с конным отрядом, но был разбит.

На следующий день, Тит, собрав войска построил лагерь под Скопом, в 7 стадиях (1 стадий = 185 м) от Иерусалима. Здесь расположились основные силы римлян. Ещё один легион Тит расположиться лагерем в 6 стадиях от Иеру­салима на Елеонской горе.

Только теперь, увидев римскую армию у своей столице, евреи прекратили Гражданскую войну. Взявшись за оружие, евреи сделали вылазку и напали на Десятый легион. «С ужасающими кликами грянули евреи через долину и бросились на римлян, работавших над укреплениями», — писал Иосиф Флавий.

Так как римляне к этому времени разделились по своим работам и большинство из них сложило с себя оружие (римляне почему-то даже не предполагали, что евреи осмелятся на вылазку), то внезапное нападение привело их в замешательство: часть римлян бросив работу и сейчас же отступила назад, многие побежали за своим оружием, но были убиты ещё прежде, чем могли встать против евреев.

К атакующим отрядам евреям примыкали ободренные их победой всё новые и новые бойцы. Так как римские солдаты не привыкли воевать без строя, без сомкнутых рядов и команды, их охватила паника:

Поэтому отступили теперь пред нападением застигнутые врасплох римляне. Всякий раз однако, когда преследуемые оборачивались, они удерживали напор иудеев и наносили раны тем, которые в своей стреми­тельности были менее осторожны. Но по мере того, как масса нападающих все более возрастала, увеличивалось смятение римлян, которые, наконец, были отброшены от своего лагеря.

Дело приняло такой оборот, что всему легиону стало угрожать уничтожение и разгром; но в этот момент Тит, уведомленный об опасном положении, быстро поспешил на помощь с основными силами. Громко негодуя против трусости бежавших, он заставил их повернуть назад, сам во главе прибывшего с ним отборного войска набросился на еврейский фланг, многих смял, ещё больше ранил, а остальных обратил в бегство, и оттеснил в самую лощину.

Евреи, однако, после большого урона, вскоре выбились из этой местности и, поднявшись на противо­положную возвышенность, обернулись лицом и сражались через лощину. До полудня продолжался бой в таком положении; но когда Солнце на­чало клониться к западу, Тит оставил на месте против неприятеля только то войско, с которым он прибыл на помощь, и ещё несколько других когорт; остальную же часть легиона он отправил для возобновления работ на вершине горы.

В этих действиях евреи усмотрели бегство римлян, и так как поставленный ими на стене вестник возвестил об этом иерусалимцев, то свежая многочисленная толпа мятежников бро­силась на римлян с такой стремительностью, что их наступление походило на «бег свирепейших зверей».

И действительно, никто из построенных в боевом порядке римлян не выдержал их удара: строевая линия, как под напором тяжелого орудия, была прорвана, и все пустилось бежать вверх по горе. Как подобострастно пишет Иосиф Флавий, один только Тит с немногими остался посреди склона горы. Его свита, которая из уважения к полководцу, пренебрегая опасностью, осталась при нём, настойчиво умоляла его удалиться от евреев, ищущих смерти. Но Тит делал вид, будто ничего не слышит, и продолжал бой, останавливая и убивая тех, которые силой хотели овладеть доступом вверх, бросился по крутому склону на тесно сплотившуюся массу евреев и отбросил её назад.

Но евреи, как они ни были смущены твёрдым и стремительным нападением Тита, и теперь ещё не бежали в город, а расступившись по обеим сторонам, преследовали бегущих кверху. Этот новый натиск Тит останавливал нападением на фланги. Но между тем солдаты, работавшие на верху, увидев, что их товарищи внизу раз­бежались, были вновь охвачены ужасом и отчаянием. Весь легион рассеялся, так как все считали, что против набега евреев противостоять невозможно, и что Тит также находится в бегстве, ибо, думали они, если бы он удержался на месте, то другие не побежали бы, не бросили бы главнокомандующего.

В паническом страхе бежали римляне по всем направлениям, пока, наконец, некоторые не увидели полководца в самом водовороте сражения и, полные опасения за его жизнь возвестили криками всему легиону о его опасном положении. Стыд заставил всех возвратиться: осыпая друг друга упреками за бегство, а ещё больше за то, что покинули Тита. Солдаты со всей силой бросились на евреев, и как только последние начали отступать, окончательно отте­снили их в долину. Евреи хотя боролись ещё и при отступлении, но римляне, благодаря занятому ими возвышению, находились в более выгодном положении, вследствие чего они опрокинули неприятеля в самую пропасть.

Теперь Тит преследовал тех, которые раньше на него на­падали; легион он опять послал к его работам, а для отражения неприятеля остался сам с теми отрядами, которые прежде сра­жались вместе с ним. Чтобы сказать правду, не вдаваясь в преуве­личение из лести и не умаляя из зависти, — Тит один дважды спас угрожаемый легион и доставил ему возможность спокойно укрепить свой лагерь.

[править] Возобновление междоусобицы в Иерусалиме

Война с римлянами на время приостановилась, но внутренняя междоусобица в Иерусалиме вспыхнула вновь. Так как с 14 Нисана при­ближался праздник опресноков, к которому иудеи относят начало своего избавления от египтян, партия Элеазара открыла храмовые ворота, чтобы впустить народ, собравшийся на молитву; Иоанн же воспользовался праздником для прикрытия своих замыслов. Он снабдил тайным оружием менее известных из его людей, и приказал им смешаться с толпой для того, чтобы овладеть Храмом. Проникнув во внутрь, они сейчас сбросили с себя верхнее платье и вдруг предстали перед всеми в полном вооружении. В Храме поднялась сумятица; непричастный к партийной борьбе народ думал, что нападение готовится на всех без различия; но зелоты поняли, что оно направлено только против них и поэтому покинули ворота, соскочили со стенных зубцов и, избегая всякого столкновения, скрылись в подземные ходы Храма, народ же, робко тес­нившийся у алтаря и кругом в Храме, был растоптан и умерщвлён палками и мечами. Много спокойных граждан пало от рук своих личных врагов, как сторонники противной партии; кто только был узнан кем-нибудь из мятежников, которого он раньше оскорбил, был теперь убит им как зелот. Совершив много зверских насилий над невинными, они после этого объявили прощение виновным, и когда последние вышли из подземелья, дали им свободно разойтись. Сделав­шись сами обладателями внутреннего Храма и всех его запасов, они по­чувствовали себя ещё сильнее для сопротивления Шимону. Таким образом существовавшие до сих пор три враждебных партии распались на две — приверженцы Элеазара вместе со своим вождем подчинились Иоанну и слились с партией последнего.

[править] Итоги

[править] Литература


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты