Осип Осипович Прохоров

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Карикатура Виталия Пескова

Осип Осипович Прохоров (настоящая фамилия Дальмаз[1], время и место рождения и смерти не установлены) — драматический артист Петербургской императорской труппы в 1830 — 1840-х годах.

[править] Биография

По воспоминаниям драматического актера А. А. Алексеева, Прохоров был французом по происхождению, из обрусевшей семьи[1].

Про артиста Прохорова почти ничего неизвестно. Но его имя увековечено навсегда и приобрело народную известность. Прохоров вошел в историю русской классической литературы и обессмертен Гоголем в комедии «Ревизор».

Премьера «Ревизора» была назначена и прошла 19 апреля [1 мая] 1836 года в Александринском театре Петербургской императорской труппы.

Выходу спектакля, как водится, предшествовали репетиции. На небольшую роль полицейского был назначен артист труппы Прохоров. Однако артист Прохоров при всем желании не мог принять участия в репетиции этого бессмертного произведения по причине того, что был мертвецки пьян. На вопрос «Где Прохоров?» следовал незамедлительный ответ: «Прохоров пьян». Так продолжалось несколько дней. В конце концов Гоголю это надоело, и он вычеркнул роль полицейского из своего произведения (надо сказать, что «Ревизор», прежде чем появиться на сцене, еще в период репетиций, вообще претерпел множество авторских изменений в угоду исполнителям и по их советам — в первую очередь, Сосницкого и Щепкина[2]), но сам образ Прохорова так захватил автора и показался ему столь полным национального колорита, что Гоголь включил напоминания о нем в пьесу[3], и любой желающий может прочитать (Н. В. Гоголь. Ревизор; действие 1, явление 4):

ГОРОДНИЧИЙ. … да другие-то где? Неужели ты только один? Ведь я приказывал, чтобы и Прохоров был здесь. Где Прохоров?
КВАРТАЛЬНЫЙ. Прохоров в частном доме, да только к делу не может быть употреблен.
ГОРОДНИЧИЙ. Как так?
КВАРТАЛЬНЫЙ. Да так: привезли его поутру мертвецки. Вот уже два ушата воды вылили, до сих пор не протрезвился.

Продолжение темы — действие 1, явление 5:

ГОРОДНИЧИЙ. А Прохоров пьян?
ЧАСТНЫЙ ПРИСТАВ. Пьян.
ГОРОДНИЧИЙ. Как же вы это допустили?
ЧАСТНЫЙ ПРИСТАВ. Да бог его знает. Вчерашнего дня случилась за городом драка, — поехал туда для порядка, а возвратился пьян.

Эти слова из сценки «Ревизора», когда Городничий ищет полицейского Прохорова, чтобы послать для спешных работ по благоустройству города ввиду приезда «ревизора»[4][5][6][7].

По первоначальному авторскому замыслу полицейский носил «говорящую фамилию» Кнут, но весь образ Прохорова — вместе с его фамилией — показался Гоголю персонажем более совершенным и соответствующим духу его комедии. Кстати, при первичном распределении ролей Осип Осипович Прохоров (Дальмаз) должен был играть Бобчинского, но, очевидно, из-за пьянства был заменен актером Поповым[8].

Из воспоминаний сослуживца Осипа Осиповича, артиста драматического отделения Петербургской императорской труппы Александра Алексеевича Алексеева, посвятившего артисту Прохорову несколько абзацев, можно узнать, что проживал тот в Петербурге на Фонтанке «у живорыбного садка» и объяснял это так: «Доктор прописал ехать на воды, а средств нет. Вот я и переехал сюда… на дешевые воды…»[1]. По воспоминаниям того же А. А. Алексеева, Осип Осипович был человеком весьма неглупым, прекрасно образованным и остроумным, но — всё это погубило в нем пристрастие к спиртным напиткам[1].

Тем не менее, несмотря на свое постоянно нерабочее состояние, артисту Прохорову удавалось сыграть роли на сценах Александринского, Михайловского и других театров Петербургской труппы; среди его репертуара:

Впрочем, пристрастием этим страдал не один Осипов — среди его собутыльников были и такие выдающиеся артисты, соратники его по сцене, как Максимов 1 и Мартынов, но тем явно симпатизировал император Николай Павлович и они находились как бы под его патронажем, а вот у Осипа Осиповича защитников не оказалось. В силу чего Прохоров неоднократно находился под арестом (существовала специальная комната для подобных арестантов — без мебели, только с одной скамьей без матраса, подушки и одеяла, где держали сутки — а то и больше — взаперти проштрафившихся) и даже бывал уволен[1]. Однако крайняя материальная нужна заставляла его вновь возвращаться на подмостки. Директор императорской труппы Александр Михайлович Гедеонов, видя его поиздержавшееся положение, только вздыхал, и его доброе директорское сердце отзывалось на эти множественные просьбы: артист Прохоров вновь поступал на императорскую сцену[1].

Прохоров в конце концов был навсегда уволен из императорской труппы[3]. О том, как сложилась его дальнейшая судьба, есть некоторые сведения. Тот же Алексеев писал в мемуарах, что в свою бытность работы в Харькове в провинциальной театральной труппе встретил там Прохорова — совсем спившегося, отовсюду уволенного. Пытаясь помочь бывшему сослуживцу, он привел его в труппу антрепренера Дмитрия Яковлевича Петровского, где тогда работал: «Петровский принял его к себе в труппу, но он недолго продержался в ней, благодаря своей пагубной страсти, доводившей его до беспамятства. <…> Долго ли он после этого жил и где умер, я не знаю, да и вряд ли кто другой знает. Так бесследно и погиб этот способный актер»[1].

Выдающийся русский драматический артист Фёдор Петрович Горев уверял некоторых своих знакомых, что к нему, семилетнему мальчику из состоятельной семьи, этот самый уволенный из театров Прохоров был приглашен в качестве воспитателя-гувернера и проработал гувернером, пока ребенку не исполнилось 11 лет. Судя по образовательному уровню самого Горева, гувернер довольно плохо справлялся со своими обязанностями, зато читал своему юному подопечному монологи из репертуара императорских театров, а рассказами о театральной жизни заронил в душу своего подопечного ученика неизгладимую любовь к сцене, в результате чего русские подмостки получили выдающегося артиста Ф. П. Горева[3][11]. Правда, надо заметить, что Ф. П. Горев давал слишком противоречивые сведения о себе разным людям в разное время. Так что точных данных о дальнейшей жизни Прохорова пока найти не удалось.

Увековеченный Гоголем Прохоров стал символом российского беспробудного пьянства: он и рад бы чего сделать и даже принести пользу — но не в состоянии по причине полнейшей алкогольной невменяемости, а фразы «Где Прохоров?» и «Поехал для порядка, а возвратился пьян» вошли в русский язык как крылатые выражения: первая ассоциируется с непосредственным действием принятия спиртных напитков, вторая цитируется в качестве иронического комментария по поводу чьих-либо неосуществившихся намерений по той же причине[4][5].

[править] Источники

  1. 1,0 1,1 1,2 1,3 1,4 1,5 1,6 Воспоминания артиста императорских театров А. А. Алексеева. Записал М. В. Шевляков
  2. A. A. Нильский. Актер с. — петербургских императорских театров. Закулисная хроника. 1856—1894. Издание Товарищества «Общественная Польза», Большая Подьяческая, д. № 39. Дозволено цензурою. С.-Петербург, 24 февраля 1900 г.
  3. 3,0 3,1 3,2 Т. Л. Щепкина-Куперник. «Из воспоминаний об актерах Малого театра». Федор Петрович Горев.
  4. 4,0 4,1 Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. Автор-составитель Вадим Серов. Поехал для порядка, а возвратился пьян
  5. 5,0 5,1 Энциклопедический словарь крылатых слов и выражений. — М.: «Локид-Пресс». Вадим Серов. 2003. Поехал для порядка, а возвратился пьян
  6. Крылатые фразы и выражения в комедии Гоголя «Ревизор»
  7. Cловари по русскому языку. Что такое «Поехал для порядка, а возвратился пьян»?
  8. Публицистика " Б Соколов " ← Гоголь (страница 123)
  9. Театральная мастерская (стр. 81)
  10. Театральная мастерская (стр. 785)
  11. ФЕДОР ПЕТРОВИЧ ГОРЕВ. Из книги С. Г. Кара-Мурзы «Малый театр. Очерки и впечатления». М., 1924


  1. REDIRECT Шаблон:Nav
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты