Иргун и Лехи в Войне Израиля за независимость

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Or-50268.jpg
Pal3-542x768.jpg
Менахем Бегин, 1948 год.
Иргун в Иерусалиме, 1948 год.
Иргун, 1947 год.
Лехи, 1948 год.
Лехи, 1948 год.

Иргун и Лехи в Войне Израиля за независимость — операции Иргуна и Лехи в ходе 1-й арабо-израильской войны.

Содержание

[править] Общие сведения

К началу войны у Израиля не было единой армии. Руководство Ишува, придерживающееся левых взглядов, опиралась на военные части Пальмаха и Хаганы. Они и стали как-бы официальной израильской армией. Но наряду с ними действовали правые военизированные отряды — Иргун и Лехи.

В зависимости от различных обстоятельств, обе эти боевые группировки действовали то независимо друг от друга, то сообща, то враждовали друг с другом, ярким примером чему стал расстрел «Альталены».

[править] Ход событий

[править] После принятия плана ООН по разделу Палестины

После принятия Плана ООН о разделе Палестины 29 ноября 1947 года, в ещё подмандатной Палестине начались столкновения между арабами и евреями.

Иногда эти столкновения называют «1947–1948 Civil War in Mandatory Palestine», выделяя из Войны Израиля за независимость, так как Израиль возник позже (см. ниже).

11 декабря 1947 года бойцы Иргуна сумели уничтожить 11 арабов при нападение на селение Эль-Тира около Хайфы.

На следующий день иргуновцы эффективно применили бочковую бомбу в Иерусалиме убив и ранив десятки арабов.

13 декабря 1947 года иргуновцами было 7 человек убито и 10 серьёзно ранено при атаке на деревню Yehudieh.

[править] Начало 1947 года

1 января 1948 года 2 человека погибло и 9 ранено в ходе нападения иргуновцев с огнестрельным оружием на кафе в Яффо.

4 января 1948 года в Яффо бойцами Лехи нанесли новый удар по арабам — 14 арабов убито, 100 ранено в результате в результате взрыва штаба «Арабского национального комитета».

10 февраля 1948 года иргуновцы уничтожили 10 арабов у Рас-эль-Айна.

Историк Ури Мильштейн так описывал действия Иргуна (Эцеля) и Лехи в Иерусалиме:

В рядах ЭЦЕЛя в Иерусалиме было около 120 вооруженных бойцов. В начале войны ЭЦЕЛЬ провел в Иерусалиме несколько террористических операций. Последние из них были неудачны, и организация временно прекратила активные действия. Наравне с Хаганой подразделения ЭЦЕЛя занимали позиции вдоль "границы", патрулировали на улицах и т.п. Более активны и удачливы были боевики ЛЕХИ. В январе-феврале они произвели серию взрывов в арабских кварталах Лифта, Шейх-Бадер (ныне территория Кнессета) и Ромема, после чего арабы бежали оттуда. Так был установлен абсолютный еврейский контроль над въездом тель-авивского шоссе. Считалось, что ЛЕХИ насчитывали всего 80 активных бойцов, но и этого количества было достаточно для ведения диверсионной войны[1].

Действия этих групп в какой-то степени курировались и согласовывались с официальным командующим Давидом Шальтиелем, о чём командир иерусалимского Иргуна Мордехай Раанан говорил так:

Шалтиэль предложил определенное согласование. Наши люди будут участвовать в обороне Иерусалима и оперативно будут подчинены Хагане, однако сохранят самостоятельные формации. Хагана обеспечит нас оружием, продуктами и военной формой. Я отверг это предложение, отметив, что действия Хаганы в Иерусалиме определяются указаниями из Тель-Авива, причем, официальное руководство ишува согласилось на раздел страны и на интернационализацию Иерусалима. Тогда Шалтиэль спросил, что я предлагаю. Я предложил иное оперативное согласование, при котором военные действия будут определяться конечной целью, т.е. освобождением всего Иерусалима и присоединением его к Еврейскому государству. Для этого, прежде всего, требовалось улучшить связь с приморским районом, т.е. расширить "коридор" вдоль шоссе, а так же захватить квартал Шейх-Джарах и укрепить базу на горе Скопус, чтобы контролировать коммуникации с Йерихоном и Шхемом. Я заявил, что мы будем готовы принять участие в осуществлении этого плана.

Командир Лехи Йехошуа Залтер (Иегошуа Залтер) также говорит о взаимодействии с Шалтиэлем:

Шалтиэль предложил, чтобы наши люди действовали против арабских деревень в горах Иудеи. Я ответил: «Есть более насущные проблемы в Иерусалиме. Захват этих деревень не даст нам ничего. Мы хотим действовать в Иерусалиме: в Старом городе, кварталах Катамон и Шейх-Джарах. Если ты хочешь удалить нас от города, это тебе не удастся». Но я не хотел полностью прервать связи. Поэтому каждый раз, действуя в квартале Катамон или в других местах, мы согласовывали операцию с Хаганой.

В марте 1948 года Шалтиэль доложил Давиду Бен-Гуриону о достижении «локального соглашения» с Иргуном и Лехи. Бен-Гурион передал это известие Исраэлю Галили, а тот немедленно телеграфировал Шалтиэлю: «У локальных соглашений есть „нелокальные“ последствия. Ты не имеешь права заключать соглашения с „сектантами“ без согласия центра». Йехошуа Ариэли, офицер штаба Шалтиэля, свидетельствовал, что «до Дир-Ясина было сотрудничество с ЭЦЕЛем». Известно, что ЭЦЕЛЬ участвовал в операции «Килшон», следовательно, сотрудничество имело место и после Дир-Ясина.

Шалтиэль пытался привлечь силы группировок к бою за Кастель, но затем поручил им захват Дейр-Ясина. Хотя формально Дейр-Ясин считался нейтральной (мирной по мнению оперативного офицера бригады «Эциони») деревней, а её мухтар (староста) был осведомителем Хаганы, но клан эль-Хусейни оказывал давление на жителей деревни. По данным еврейской разведки, в деревне стали появляться люди в иракской военной форме. Известно письмо Шалтиэля от апреля 1948 года, адресованное командирам Иргуна и Лехи:

Мне стало известно, что вы собираетесь осуществить операцию в Дир-Ясине. Я хочу напомнить вам, что взятие и удержание Дир-Ясина является частью нашего общего плана. У меня нет никаких возражений, при условии, что вы будете в состоянии удержать затем деревню.

Командир батальона «Михмас» передал просьбу Шалтиэля: атаковать на рассвете 9 апреля, чтобы помочь захватить Кастель и провести конвой.

9 апреля 1948 года была осуществлена контртеррористическая операция в Дейр-Ясине. Иргун зачищал деревню с востока, Лехи — с севера. Дополнительный расчет Иргуна (отделение Иехуды Трейбиша) занял холм Хушраф и блокировал связь с арабским кварталом Эйн-Карем. В операции участвовало 60 бойцов Лехи и 72 бойца Иргуна, но далеко не все имели с собой оружие, так как его не хватало. Было очень мало патронов. Сами бойцы были плохо обучены. К операции плохо готовились, сопротивления не ожидали.

Но в действительности, в деревне были иракские солдаты, открывшие огонь по идущим евреям. Местные жители-арабы, вопреки всяким ожиданиям еврейских бойцов, стали вести по ним огонь с крыш домов, из окон, с балконов и окрестных холмов. Евреи стали нести потери убитыми и ранеными. Разгорелся многочасовой бой, который лишь с помощью подкрепления Хаганы был выигран.

Арабы Дейр-Ясина поплатились за предательство — террористы были убиты, некоторых, судя по всему сжигали нефтью или чем-то горючим, остальные также понесли возмездие. Англичане составили доклад по свидетельствам выживших убежавших арабов:

Нет сомнений, что евреи совершили много сексуальных ужасов. Много школьниц были изнасилованы и затем зарезаны. Насиловали и старых женщин. Ходит рассказ о девушке, которую буквально разорвали пополам. Младенцев резали и убивали. Отрезали уши ради серег.

Не лучше описывает блестящую победу израильтянин Меир Паиль:

Я видел расчеты людей ЭЦЕЛя и ЛЕХИ, переходящие из дома в дом и стреляющие из томиганов (американский автомат) во всех, кто находился там. Я не чувствовал разницы в поведении ЭЦЕЛя и ЛЕХИ. Мужчин (арабов) я почти не видел - я полагаю, что большинство бежало в начале боя - в основном там были женщины, старики и дети. Их убивали группами. Загоняли в угол комнаты и выпускали очередь. Около полудня они захватили 15 или 20 мужчин, которые, насколько я видел, были без оружия, посадили их на грузовик и повезли в сторону Иерусалима. Я слышал потом, что их возили по улицам, вроде парада победы. Были крики, распаляющие страсти. Из публики кричали: "Возьми 10 лир и дай мне убить одного!" Но они не дали. Они вернули арабов в деревню и убили их в карьере между деревней и кварталом Гиват-Шауль. Их я видел собственными глазами в полдень. Резня в деревне продолжалась несколько часов.

Шалтиэль послал в Дир-Ясин Мордехая Гихона с заданием убедить атакующих прекратить резню арабов и похоронить убитых: «Возьми взвод и установи порядок в Дир-Ясине. У нас говорят, что там режут. Если это правда, мы хотим, чтобы не осталось трупов. Пусть похоронят. Пусть ведут себя, как цивилизованные солдаты».

Утром 11 апреля Дир-Ясин посетил Жан де Ренье, глава делегации Красного Креста в Иерусалиме, он был недоволен тем, что евреям удалось победить. Самих победителей, он описывал так:

Бойцы все были молоды - юноши и девушки, увешанные оружием. Пистолеты, автоматы, гранаты, а также большие ножи с пятнами крови. Девушка, юная и красивая, с глазами преступницы, показала мне нож, с которого капала кровь.

К счастью, все эти сведения быстро разлетелись по арабам, что привело к панике и бегству огромного их числа из Палестины в другие страны.

25 апреля 1948 года Иргун развернул широкое наступление на Яффу, захват которой был, однако, завершён Хаганой.

[править] После создания Государства Израиль

После провозглашения Израилем независимости начался 2-й этап первой арабо-израильской войны. 15 мая 1948 года Египет, Сирия, Ливан, Трансиордания, Саудовская Аравия, Ирак и Йемен напали на только что провозглашённый Израиль.

14 июля 1948 года иргуновцы захватили Малху.

29 мая 1948 года Лехи влились в Армию обороны Израиля, но в Иерусалиме, который тогда формально не входил в состав Государства Израиль, Лехи, подобно Иргуну, ещё некоторое время продолжала существовать и бороться с арабами.

21 сентября 1948 года по приказу временного правительства отряды Иргун слились с Армией обороны Израиля.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты