Осада Гимеры

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Война Карфагена с Диоклом

Военный конфликт
1Him409.jpg
Вторая битва Гимере 409 г. до н. э.
Конфликт Осада Гимеры
Дата 409 г. до н. э.
Место Сицилия
Итог Победа Карфагена
Стороны
Греческие города Сицилии
Командующие
Силы
60-100 тысяч воинов,
осадные машины
16 тысяч воинов
Потери
более 6 тысяч воинов погибло
более 6 тысяч человек погибло

Осада Гимеры (Битва при Гимере) — сражение в ходе Войны Карфагена с сицилийскими греками между Карфагенской державой и сицилийскими греками[1], во главе которых стоял сиракузкий политический и военный лидер Диокл[2].

Содержание

[править] Предыстория

В 410 г. до н. э. жители города Эгеста заключили союз с афинянами против сиракузян[3].

Когда же сицилийский поход афинян провалился, эгестенцы пребывали в страхе, что остальные сицилийские греки заставят их выплатить денежный штраф. Действительно, на Эгесту из‑за спора за землю пошли войной жители города Селинунт[3].

Эгестинцы, боясь вторжения также и сиракузцев, отступили, но когда селинунтцы вторглись дальше оговоренных территорий, эгестинцы отправили послов в Карфаген, просить там помощи и защиты для своего города[3].

Когда послы прибыли в Карфаген и передали «Собранию» (по-видимому, Миат) свою просьбу о помощи, Суффет Карфагена Ганнибал бен Гисгон согласился помочь. Ганнибала бен Гисгона карфагеняне избрали «стратегом» (то есть рабмаханатом)[3].

Этот Ганнибал бен Гисгон был внуком Гамилькара бен Магона, который потерпел поражение от греков и погиб в битве при Гимере, и сыном Гескона бен Гамилькара, который, из‑за того, что хотел убить своего отца был изгнан и закончил свою жизнь в Селинунте. Всё это сделало Ганнибала бен Гисгона ненавистником греков, жаждущего реванша и реабилитации через славную победу[3].

После возвращения своих послов, карфагеняне направили эгестинцам 5 тысяч ливийцев и 800 компанцев. Карфагеняне купили этих наёмников лошадей и, дав высокую плату, послали в Эгесту[3].

Произошла битва при Эгесте, которую выиграли наёмники Карфагена, селинунтцы потеряли 1 тысячу воинов[3].

Ганнибал бен Гисгон в течении всего лета и последующей зимы навербовал множество наёмников в Испании и зачислил в армию большое число граждан Карфагена. Он так же посетил Ливию, выбирая наиболее стойких мужчин из каждого города и приготовил корабли, намереваясь с началом весны переправить армию[3].

В 409 г. до н. э. карфагенский военачальник Ганнибал бен Гисгон объединил солдат, прибывших из Испании и Ливии, и приготовил 60 военных кораблей и 1 500 транспортов. На транспорты Ганнибал бен Гисгон погрузил «войско, осадные машины, снаряды и всё прочее вооружение»[3].

Армия Ганнибала бен Гисгона, по свидетельствам Эфора, насчитывала 200 тысяч пехоты и 4 тысяч кавалерии, а по сообщению Тимея, она не превышала 100 тысяч воинов[3]. Иногда войско Ганнибала бен Гисгона оценивают в 60 тысяч человек[4].

После того, как с этим флотом Ганнибал бен Гисгон пересёк «Ливийское море», он начал высаживаться в Сицилии, на мысе Лилибей, противоположном Африке[3].

Затем Ганнибал бен Гисгон захватил Селинунт[3].

Сиракузы послали в помощь Селинунту всего 3 тысячи воинов во главе с Диоклом, но когда этот отряд прибыл в Акрагант, оказалось, Селинунт был уже взят карфагенянами[3].

[править] Осада и штурм Гимеры

После взятия Селинунта, Ганнибал бен Гисгон «горя местью» со всей своей армией направился к Гимере, желая разрушить этот город, при котором погиб его дед Гамилькар бен Магон[3].

Ганнибал бен Гисгон расположил лагерем недалеко от Гимеры 40 тысяч солдат, а с остальной частью армии, к которой присоединились сикулы и сиканы, числом в 20 тысяч, он окружил город со всех сторон[3].

Придвинув машины, Ганнибал бен Гисгон стал потрясать стены одновременно в нескольких местах и, побуждая солдат идти на штурм колонну за колонной, сильно утомил осаждённых. Затем он приказал подрывать стены, укрепляя их деревянными балками; когда балки были подожжены, большей участок стены неожиданно рухнул[3].

Вслед за этим последовало кровопролитное сражение: одна сторона пыталась прорваться внутрь стены, другие пребывали в страхе, что их постигнет та же участь, что и селинунтцев. Жители осаждённого города отчаянно сражались за своих детей, родителей и отечество, отогнали карфагенян и быстро восстановили стену. К тому же им подоспели на помощь прибывшие из Акраганта отряд сиракузян и некоторые другие союзники, в количестве 4 тысяч, под общим командованием сиракузянина Диокла[3].

На следующий день гимерцы решили, что не будут прятаться за стенами как селинунтцы и, разместив защиту на стенах, остальными силами, совместно с союзниками, общим числом в 10 тысяч человек, совершили вылазку против карфагенян. Неожиданная атака греков опрокинула передовые ряды карфагенян, которые столпившись в беспорядке в числе 80 тысяч человек оказались в тяжёлом положении. К тому же гимерцы вели отчаянную атаку на глазах своих детей и жён, столпившихся на стенах города. Погибло, по Тимею, около 6 тысяч карфагенских солдат, по Эфору — 20 тысяч[3].

Видя это, Ганнибал бен Гисгон спустил стоявшие на холмах войска и, усилив ими своих отступавших солдат, атаковал наступавших в беспорядке гимерцев. В произошедшем сразу же жестоком сражении, часть гимерцев пустилась в бегство, кроме 3 тысяч человек, которые пытались противостоять карфагенской армии, и погибли[3].

Бой уже подошёл к концу, когда к Гимере прибыли 25 триер, ранее отправленных сицилийцами в помощь спартанцам. В городе быстро распространился слух о том, что сиракузяне, совместно с их союзниками, движутся на помощь гимерцам[3].

Тем временем Ганнибал бен Гисгон посадил своих лучших людей в триеры, стоящие в Мотии для того, чтобы они прибыли в Сиракузы и напугали её жителей, лишённых защитников, возможностью захвата[3].

Тогда Диокл, возглавлявший оборону Гимеры, посоветовал наварху с поспешностью отплыть в Сиракузы, чтобы предотвратить взятие города штурмом, в то время, как его лучшие люди сражаются за рубежом. Он добавил, что считает полезным половину населения города погрузить на триеры, которые отвезут её за приделы гимерской области, а другую половину оставить для защиты, пока не вернется подмога. Гимерцы, огорченные этим предложением, всё же последовали ему, так как не в их власти было сделать иначе, наспех загрузили триеры женщинами, детьми и другими жителями для того, чтобы отправить в Мессану[3].

Диокл же, взяв с собой своих солдат и оставив тех, кто пал в боях, направился домой в Сиракузы. И многие гимерцы с детьми и жёнами отправились вместе с Диоклом, так как триеры не могли сместить всех жителей[3].

Те, кто остался в Гимере, провели ночь на стенах с оружием в руках[3].

С восходом Солнца карфагеняне, плотно окружив город, начали неоднократные атаки. Все гимерцы сражались, ожидая скорого возвращения кораблей. Поэтому в этот день они продолжали держаться, но на следующий, даже, если бы триеры и показались в поле зрения, осадные машины пробили широкую брешь, и наёмники карфагенян из Испании всей массой проникли в город. Часть испанцев оттеснила гимерцев, спешивших на помощь, другие стали занимать стены, облегчив проход своим товарищам[3].

[править] Резня

Когда город был взят приступом, карфагеняне без сострадания в течении длительного времени продолжали убивать всех на своём пути. Но, когда Ганнибал бен Гисгон приказал брать пленных, резня прекратилась, но жилища продолжали быть объектом для грабежа. Ганнибал бен Гисгон, после того, как ограбил храмы и вывел оттуда всех укрывшихся. Приказал всё поджечь, — город был стёрт с лица земли[3].

Пленных женщин и детей Ганнибал бен Гисгон отвёл в лагерь, но мужчин, числом 3 тысячи, привёл к тому месту, где, когда‑то его дед Гамилькар был убит Гелоном и, после пыток всех предал смерти[3].

[править] Итоги

Таким образом, карфагенянам удалось захватить и разрушить Гимеру — важный греческий город на Сицилии.

Сиракузцам же даже не удалось похоронить своих солдат, погибших при Гимере, что привело к падению власти Диокла и возвышению Гермократа Сиракузского, который начал с карфагенянами новую войну.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты