Война Карфагена с Диоклом

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Греко-Карфагенские войны

Военный конфликт


Конфликт Война Карфагена с Диоклом
Дата 410-409 гг. до н. э.
Место Сицилия
Итог Победа Карфагена
Стороны
Греческие города Сицилии
Командующие
Силы
100 тысяч воинов,
4 тысячи всадников,
60 военных кораблей,
1 500 транспортов
неизвестно
Потери
неизвестно
неизвестно

Война Карфагена с Диоклом — война между Карфагенской державой и сицилийскими греками, во главе которых стоял сиракузкий политический и военный лидер Диокл[1].

Содержание

[править] Предыстория

В 415−413 гг. до н. э. в ходе Пелопоннесской войны афинский флот предпринял попытку захватить Сиракузы, окончившуюся поражением афинян[2].

Во время этой войны жители города Эгеста (Сегеста, Εγεστα, Αίγεστα) на северном берегу Сицилии, лежавшим между Дрепаном и Панормом, заключили союз с афинянами против сиракузян[3].

Когда же сицилийский поход афинян провалился, эгестенцы пребывали в страхе, что остальные сицилийские греки заставят их выплатить денежный штраф. Действительно, на Эгесту из‑за спора за землю пошли войной жители города Селинунт (Σελινοΰς, Selinunte), располагавшимся на южном берегу Сицилии[3].

Эгестинцы, боясь вторжения также и сиракузцев, отступили, но когда селинунтцы вторглись дальше оговоренных территорий, эгестинцы отправили послов в Карфаген, просить там помощи и защиты для своего города[3].

Когда послы прибыли в Карфаген и передали «Собранию» (по-видимому, Миат) свою просьбу о помощи, карфагеняне несколько колебались, — они горели желанием занять столь удобно расположенный город, но в то же время пребывали опасались сиракузянами, которые только что уничтожили сильную афинскую армию[3].

Ганнибал бен Гисгон, тогда «первейший из граждан», «главный судья» (то есть суффет), высказался за то чтобы занять город Эгесту. Послам обещали помощь. Самого Ганнибала бен Гисгона карфагеняне избрали «стратегом» (то есть рабмаханатом)[3].

Этот Ганнибал бен Гисгон был внуком Гамилькара бен Магона, который потерпел поражение от греков и погиб в битве при Гимере, и сыном Гескона бен Гамилькара, который, из‑за того, что хотел убить своего отца был изгнан и закончил свою жизнь в Селинунте. Всё это сделало Ганнибала бен Гисгона ненавистником греков, жаждущего реванша и реабилитации через славную победу[3].

Ганнибал бен Гисгон отправил вместе с эгестинцами послов к сиракузянам и, ссылаясь на решение спора, хотел сделать вид, что ищет справедливости. На самом же деле он надеялся, что после того, как селинунтцы откажутся от предлагаемых условий, сиракузяне не присоединятся к ним в качестве союзников. Но когда селинунтцы так же, отправив послов, отклонили предложение и выступили против заявлений послов, как эгестинских, так и карфагенских, сиракузяне проголосовали за сохранение союза с селинунтцами и за мир с карфагенянами[3].

[править] Ход войны

[править] Битва у Эгесты

 → Битва при Эгесте (410 г. до н. э.)

После возвращения своих послов, карфагеняне направили эгестинцам 5 тысяч ливийцев и 800 компанцев. Карфагеняне купили этих наёмников лошадей и, дав высокую плату, послали в Эгесту[3].

Селинунтцы, чей город в то время «процветал» и был «густо населён», относились к эгестинцам с презрением. Сначала они, развернув боевым порядком армию, опустошили прилегающие к границе территории, а затем, видя превосходство своей армии и презирая своих противников, разбрелись по всей стране. Стратеги эгестинцев, наблюдая за их действиями, атаковали их совместно с карфагенянами (точнее, с посланными ими наёмниками из Ливии) и кампанцами. Так как атака была произведена неожиданно, союзники легко обратили селинунтцев в бегство, убив около 1 тысячи солдат и захватив весь их обоз[3].

После этого сражения обе стороны отправили послов, селинунтцы — к сиракузянам, а эгестинцы — к карфагенянам, прося о помощи и защите. Обе стороны пообещали свою помощь и это положило начало к так называемой «Карфагенской войне», которую мы называем «Войной Карфагена с Диоклом». Карфагеняне, предвидя величие войны возложили ответственность за её ведение на Ганнибала бен Гисгона, дав ему полномочие на её организацию[3].

[править] Вторжение карфагенян в Сицилию

Ганнибал бен Гисгон в течении всего лета и последующей зимы навербовал множество наёмников в Испании и зачислил в армию большое число граждан Карфагена. Он так же посетил Ливию, выбирая наиболее стойких мужчин из каждого города и приготовил корабли, намереваясь с началом весны переправить армию[3].

В 409 г. до н. э. карфагенский военачальник Ганнибал бен Гисгон объединил солдат, прибывших из Испании и Ливии, и приготовил 60 военных кораблей и 1 500 транспортов. На транспорты Ганнибал бен Гисгон погрузил «войско, осадные машины, снаряды и всё прочее вооружение»[3].

Армия Ганнибала бен Гисгона, по свидетельствам Эфора, насчитывала 200 тысяч пехоты и 4 тысяч кавалерии, а по сообщению Тимея, она не превышала 100 тысяч воинов[3]. Иногда войско Ганнибала бен Гисгона оценивают в 60 тысяч человек[4].

После того, как с этим флотом Ганнибал бен Гисгон пересёк «Ливийское море», он начал высаживаться в Сицилии, на мысе Лилибей, противоположном Африке[3].

Высадку карфагенян заметили несколько селинунтских всадников. Они сообщили своим гражданам о появлении неприятеля, и селинунтцы сразу же отправили сиракузянам послание с просьбой о помощи[3].

Между тем Ганнибал бен Гисгон высадил войска и разбил лагерь рядом с шахтой, называемой Лилибей (спустя многие годы это название перешло к городу, основанному в этом месте, — этот был построен карфагенянами после разрушения Дионисием Старшим их города Мотия). Свои корабли Ганнибал бен Гисгон перетащил по земле в бухту Мотии, чтобы заставить сиракузян поверить в то, что он не собирается плыть вдоль берега со своим флотом и армией против Сиракуз[3].

[править] Захват Селинунта

 → Осада Селинунта (409 г. до н. э.)

После того, как карфагенская армия пополнилась эгестинскими солдатами и другими союзниками, Ганнибал бен Гисгон снял лагерь у Лилибея и подошёл к Селинунту[3].

Прибыв к реке Мазара, Ганнибал бен Гисгон захватил находившиеся на ней склады. Затем, приблизившись к городу Селинунту, разделил свою армию на две части, расположившись вокруг города и, выдвинув машины, принялся совершать энергичные нападения. Он установил 6 осадных башен исключительной высоты и бросил против стен равное число окованных железом таранов, кроме того, использовав лучников в большем количестве, прогнал солдат, защищавших стены[3].

Селинунтцы на протяжении многих лет, не испытывавшие осад, единственные из сицилийцев, сражавшиеся на стороне карфагенян против Гелона, никогда не думали, что будут находиться в осаде людьми, с которыми некогда дружили (недаром, в Селинунте жил и сам Ганнибал бен Гисгон, и его отец Гисгон бен Гамилькар). Когда селинунтцы увидели размеры военных машин и множество врагов, то были наполнены страхом[3].

Селинунтцы не отчаялись ещё полностью в надежде на спасение, ожидая, что сиракузяне и другие их союзники скоро прибудут, и всё население города сражалось на стенах с неприятелем. Все мужчины, бывшие в расцвете лет, взявшись за оружие, отчаянно сражались, в то время, как пожилые снабжали их всем необходимым. Женщины и девушки приносили еду и оружие мужчинам, боровшимся на стенах. Страх был настолько велик, что к помощи призывали даже женщин[3].

Ганнибал бен Гисгон, обещавший своим воинам отдать город на разграбление, придвигал свои машины к стенам и заставлял своих лучших солдат атаковать волна за волной. Трубачи одновременно дали сигнал к атаке, и вся армия карфагенян одновременно поднялась, издав военный клич, тараны, потрясали стены, а находящиеся на осадных башнях воины, убили многих селинунтцев. В течение длительного мирного периода, которым они наслаждались, осаждённые не проявляли ни какой заботы о ремонте своих стен, поэтому деревянные башни далеко превосходили их стены по высоте, и защитники были легко подавлены неприятелем. Когда образовалась брешь, наёмники карфагенян — кампанцы, желая проявить отвагу, ринулись в город. Первым делом их поразило малое число защитников, которых они встретили. Но затем, когда к оборонявшимся подошла многочисленная помощь, они были изгнаны, потеряв большое количество своих солдат, так как брешь не была очищена от обломков, и они, застревая в развалинах, были очень уязвимы для селинунтцев. С наступлением темноты карфагеняне прекратили штурм[3].

Селинунтцы, выбрав лучших своих всадников, отправили их в Акрагант, Гелу и Сиракузы, чтобы те как можно быстрее, те оказали им помощь, так как город не мог более противостоять силе врагов. Акрагантцы и гелийцы ожидали сиракузян, чтобы идти против карфагенян одним целым войском. Сиракузяне, узнав об осаде, первым делом прекратили войну, которую вели с халкидийцами, затем провели некоторое время в сборе войска из окружающих местностей, думая, что город может быт принуждён к сдаче осадой, но ни как не взят штурмом[3].

Тем временем Ганнибал бен Гисгон, на рассвете, начал наступление со всех сторон и машинами разрушил смежный с проломом участок стены. Затем, очистив от обломков брешь, отправил вперёд лучшую часть войска, поспешно оттесняя селинунтцев с их позиций, но ему не удалось полностью сломить людей, боровшихся за свою жизнь. Обе стороны несли большие потери, но к карфагенянам подходили свежие войска, а у селинунтцев не было резерва, который пришёл бы на помощь. Осада продолжалась в течении 9 дней, с большим упорством, — карфагеняне также несли большие потери. Когда их наёмники испанцы преодолели обрушившуюся стену, женщины, находившиеся на крышах домов, подняли сильный крик, от чего селинунтцы, думая, что город взят, оставили стены, пытаясь занять узкие проулки и улицы, чем задержали врага на долгое время. В то время, как карфагеняне пробивались через преграды, женщины и дети, нашедшие убежище на крышах зданий, бросали в них черепицей и камнями. Так, что в течение длительного времени карфагеняне пребывали в невыгодном положении, не имея возможности, либо из‑за стен домов, либо из‑за тех, кто бросал в них с крыш, окружить противника и бороться с ним в равных условиях. Так продолжалось до полудня, пока снаряды у находящихся на зданиях, не закончились, и карфагеняне продолжали наступление, меняя уставших свежими войсками. Наконец, силы осаждённых были исчерпаны, и карфагеняне стали безостановочно проникать в город с всё возрастающей силой, так, что селинунтцы были вынуждены оставить улицы[3].

Город был взят, разграблен, жители были подвергнуты насилию и резне, в которой погибло 16 тысяч человек. Оставшиеся в живых жители города были частью обращены в рабство, остальные обязались платить Карфагену дань. Стены города были разрушены[3].

[править] Захват Гимеры

 → Осада Гимеры

Затем, Ганнибал бен Гисгон со всей своей армией направился к Гимере, желая разрушить этот город, при котором погиб его дед Гамилькар бен Магон. По словам Диодора Сицилийского, Ганнибал бен Гисгон «горел местью»[3].

Ганнибал бен Гисгон расположил лагерем недалеко от Гимеры 40 тысяч солдат, а с остальной частью армии, к которой присоединились сикулы и сиканы, числом в 20 тысяч, он окружил город со всех сторон.

Придвинув машины, Ганнибал бен Гисгон стал потрясать стены одновременно в нескольких местах и, побуждая солдат идти на штурм колонну за колонной, сильно утомил осаждённых. Затем он приказал подрывать стены, укрепляя их деревянными балками; когда балки были подожжены, большей участок стены неожиданно рухнул[3].

Вслед за этим последовало кровопролитное сражение: одна сторона пыталась прорваться внутрь стены, другие пребывали в страхе, что их постигнет та же участь, что и селинунтцев. Жители осаждённого города отчаянно сражались за своих детей, родителей и отечество, отогнали карфагенян и быстро восстановили стену. К тому же им подоспели на помощь прибывшие из Акраганта отряд сиракузян и некоторые другие союзники, в количестве 4 тысяч, под общим командованием сиракузянина Диокла[3].

На следующий день гимерцы решили, что не будут прятаться за стенами как селинунтцы и, разместив защиту на стенах, остальными силами, совместно с союзниками, общим числом в 10 тысяч человек, совершили вылазку против карфагенян. Неожиданная атака греков опрокинула передовые ряды карфагенян, которые столпившись в беспорядке в числе 80 тысяч человек оказались в тяжёлом положении. Погибло около 6 тысяч карфагенских солдат[3].

Видя это, Ганнибал бен Гисгон спустил стоявшие на холмах войска и, усилив ими своих отступавших солдат, атаковал наступавших в беспорядке гимерцев. В произошедшем сразу же жестоком сражении, часть гимерцев пустилась в бегство, кроме 3 тысяч человек, которые пытались противостоять карфагенской армии, и погибли[3].

Бой уже подошёл к концу, когда к Гимере прибыли 25 триер, ранее отправленных сицилийцами в помощь спартанцам. В городе быстро распространился слух о том, что сиракузяне, совместно с их союзниками, движутся на помощь гимерцам[3].

Тем временем Ганнибал бен Гисгон посадил своих лучших людей в триеры, стоящие в Мотии для того, чтобы они прибыли в Сиракузы и напугали её жителей, лишённых защитников, возможностью захвата[3].

Тогда Диокл, возглавлявший оборону Гимеры, посоветовал наварху с поспешностью отплыть в Сиракузы, чтобы предотвратить взятие города штурмом, в то время, как его лучшие люди сражаются за рубежом. Он добавил, что считает полезным половину населения города погрузить на триеры, которые отвезут её за приделы гимерской области, а другую половину оставить для защиты, пока не вернется подмога. Гимерцы, огорченные этим предложением, всё же последовали ему, так как не в их власти было сделать иначе, наспех загрузили триеры женщинами, детьми и другими жителями для того, чтобы отправить в Мессану[3].

Диокл же, взяв с собой своих солдат и оставив тех, кто пал в боях, направился домой в Сиракузы. И многие гимерцы с детьми и жёнами отправились вместе с Диоклом, так как триеры не могли сместить всех жителей[3].

Те, кто остался в Гимере, провели ночь на стенах с оружием в руках[3].

С восходом Солнца карфагеняне, плотно окружив город, начали неоднократные атаки. Все гимерцы сражались, ожидая скорого возвращения кораблей. Поэтому в этот день они продолжали держаться, но на следующий, даже, если бы триеры и показались в поле зрения, осадные машины пробили широкую брешь, и наёмники карфагенян из Испании всей массой проникли в город. Часть испанцев оттеснила гимерцев, спешивших на помощь, другие стали занимать стены, облегчив проход своим товарищам[3].

Когда город был взят приступом, карфагеняне без сострадания в течении длительного времени продолжали убивать всех на своём пути. Но, когда Ганнибал бен Гисгон приказал брать пленных, резня прекратилась, но жилища продолжали быть объектом для грабежа. Ганнибал бен Гисгон, после того, как ограбил храмы и вывел оттуда всех укрывшихся. Приказал всё поджечь, — город был стёрт с лица земли[3].

Пленных женщин и детей Ганнибал бен Гисгон отвёл в лагерь, но мужчин, числом 3 тысячи, привёл к тому месту, где, когда‑то его дед Гамилькар был убит Гелоном и, после пыток всех предал смерти[3].

[править] Итоги

Таким образом, карфагеняне сумели захватить два важных греческих города на Сицилии — Селинунт и Гимеру.

После этого Ганнибал бен Гисгон распустил свою армию и отправил сицилийских союзников назад, к своим очагам, а с ними кампанцев, сильно жалующихся на несправедливость карфагенян, которые достойно не вознаградили их, больше всех способствовавших их успехам. Затем Ганнибал погрузил свою армию на военные корабли и транспортные суда и, оставив достаточно солдат для нужд своих союзников, отплыл из Сицилии[3].

Когда Ганнибал бен Гисгон прибыл в Карфаген с огромной добычей, «весь город вышел ему на встречу, воздавая почести, как тому, кто за такое короткое время совершил больше дел, чем кто‑либо из главнокомандующих до него»[3].

Неизвестно, почему карфагенский командующий прекратил войну и не пошёл на Сиракузы. Возможно, кончались его полномочия, возможно, как говорит Диодор, не был уверен в наёмниках, среди которых кампанцы, по-видимому, проявляли недовольство. Возможно, Ганнибал бен Гисгон считал, что у него недостаточно сил для войны с Сиракузами.

Так или иначе, карфагенская армия практически полностью покинула Сицилию, что однако, способствовало новой войне — греческий стратег Гермократ Сиракузский, воспользовавшись уходом карфагенян, в 408 г. до н. э. возобновил войну Карфагегна с Сиракузами.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты