Евреи-ростовщики

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
1fdb6711f96dd400583d2da15a4e4dc7.jpg

Евреи-ростовщики — распространённый в Средние века среди евреев вид деятельности, заключающийся даче в рост денежных средств[1].

Содержание

[править] История

[править] Древние времена

Библия запрещает брать проценты с «ближнего» (то есть с евреев): «Если дашь деньги взаймы кому-нибудь из народа Моего, бедному при тебе, то не будь притеснителем его, не налагай на него роста»[2]; «Если брат твой обеднеет и придет в упадок у тебя, то поддержи его, пришелец ли он или поселенец, чтобы он жил с тобой. Не бери от него роста и прибыли... серебра не давай ему твоего в рост, и хлеба твоего не отдавай для прибыли»[3]. За такую эксплуатацию «ближнего» могла последовать даже смертная казнь[4]. Упоминание в Библии казни за ростовщичество позднее интерпретировалось как Божье наказание за неумеренное корыстолюбие[5].

С нееврея Библия разрешает брать проценты: «Не отдавай в рост брату твоему ни серебра, ни хлеба, ни чего-либо другого... иноземцу отдавай в рост, а брату твоему не отдавай в рост»[6].

Однако, запрет на дачу в рост «ближнему» строго не соблюдался. Библия нередко повествует о кредиторе (ноше), неумолимо взыскивающем долг[7]; Иехезкель говорит о таких заимодавцах как о людях, забывших Бога[8]. Нехемия упрекает «знатнейших и начальствующих» за то, что они берут «лихву с братьев своих»[9]. Папирусы Элефантины свидетельствуют, что в V веке до н. э. дача евреями денег в рост друг другу была обычным явлением.

Талмуд расширил понятие роста, включив в него не только денежный или иной процент, но всякую выгоду, которую заимодавец мог бы получить (например, подарки[10]). Эти и другие талмудические понятия известны как авак риббит («пыль процента») в отличие от риббит кцуца, то есть процента[11].

Мишна устанавливает, что еврею разрешается ссужать нееврею деньги под процент[12].

Однако, насущная необходимость заставляла искать евреев искать способы обходить запрет на ссуду единоверцам. Талмуд признал законной сделку, когда еврей ссужает деньги нееврею с тем, чтобы тот ссудил их другому еврею[13].

Еврей-ростовщик зафиксирован в Египте Птолемеев около 310 г. до н. э.

В одном александрийском папирусе адресат письма в больших долгах; его главный кредитор грозит крайними мерами. Пишущий письмо увещевает угождать кредитору — еврею-ростовщику: «может быть, он сжалится над тобой; если же нет, то берегись, как и все, евреев».

[править] Средние века

Европа

В период правления Меровингов (с 481 года) евреи занимались в Галлии налоговыми откупами и ссужали часть доходов сановникам двора. В конце V века правитель Турского графства во Франции был должен еврею Арментарию. В эпоху правления Каролингов (с середины VIII века) евреи вернулись в Рейнскую область, оставленную перед падением Западной Римской империи (476), и некоторые из них занимались выдачей ссуд под обязательства или под участие в будущих доходах торговцев-христиан. Займы у евреев получали кельнский архиепископ Ано (X век) и император Генрих IV (XI век).

В 1179 году церковь постановила, что взимание процента на ссуду запрещено Священным Писанием. Так как каноническое право не распространялось на евреев, вскоре ростовщичество стало в Западной и Центральной Европе преимущественно еврейским занятием.

Флорентийские банкиры-евреи изобрели переводной вексель. Монтескье отмечает: «они (евреи) изобрели вексель, посредством которого торговля ограждалась от насилия и могла держаться повсюду, так как благодаря ему имущество богатейших торговцев принимало неуловимую форму»[14].

С XIII по XV века доходы от денежных ссуд являлись основным источником доходов евреев Европы. У ряда христианских авторов того времени (Бертольд из Регенсбурга, миннезингер Вальтер фон дер Фогельвейде, Ульрих фон Лихтенштейн) слова «ростовщик» и «еврей» выступают как синонимы. Аналогично и во французском и английском языках. В крупных еврейских общинах той эпохи — Бахарахе (1146), Мюнценберге (1188) — ссудное дело стало главным занятием евреев. Первая привилегия, предоставленная евреям в Польше в 1264 году, рассматривала их в основном как ростовщиков. В западной Германии был распространён заклад земельных владений, в результате чего в собственность евреев нередко переходили дома, виноградники, замки, города и даже сеньории. Ставка по кредитам не превышала 36%, но ставка за просроченный кредит могла доходить до 100% и более.

Еврейские учёные, например Герсонид, раввины и лидеры, как Исаак Абрабанель, часто обсуждали тему ростовщичества.

Нежелание отдавать евреям долги было частой причиной еврейских погромов. Так, в 1113 году киевляне разграбили евреев по мнению Карамзина из-за их ростовщичества:

Причиною Киевского мятежа было, кажется, лихоимство Евреев: вероятно, что они, пользуясь тогдашнею редкостию денег, угнетали должников неумеренными ростами[15].

Впрочем, Бернар Клервоский, настоятель монашеской общины в Клерво, который первый употребил слово «ростовщичество» в связи с евреями, отмечал, что там, где евреев нет, ростовщики-христиане гораздо хуже евреев. С ним согласен экономист Жером Адольф Бланки, который отмечал:

Всё говорит в пользу того, что евреи оказали весьма значительное влияние на развитие политической экономии в Европе. Повсеместному гонению против них мы обязаны первыми опытами кредита и рационального денежного обращения. Быть может, евреям мы обязаны и великим денежным переворотом, который был завершен открытием американских рудников и учреждением европейских банков.

Власти зачастую покровительствовали евреям-ростовщикам. Нередко евреи считались собственностью короля. Так, в 1253 году вышел указ Генриха III о принадлежности евреев английской короне. Ещё ранее, в 1194 году Ричард I повелел, чтобы займы у евреев производились во всех городах только в присутствии двух христиан, двух евреев и двух лиц из духовенства. Долговое обязательство составлялось в двух экземплярах. Один вручался еврею-кредитору, второй клали в сундук или ящик под охраной вышеупомянутых лиц. Только в их присутствии можно было внести изменения в договор. При уплате должником долга кредитор давал ему расписку, которую тот относил хранителям ящика и получал от них копию с хранившегося в сундуке долгового обязательства. Такие сундуки существовали в 25 городах. В те же годы в Вестминстере было учреждено особое Еврейское казначейство в виде отделения Главного казначейства (Exchequer) с особыми судьями и чиновниками, которые разбирали все тяжбы между христианами и евреями. Периодически король облагал евреев тяжелыми поборами.

Священник Нигринус выступал против евреев-ростовщиков и обвинял власти в том, что они им покровительствуют. Он предлагает либо изгнать евреев, либо заставить их заниматься полезными ремеслами:

Они [евреи] — величайшие хулители Господа нашего Иисуса Христа, к тому же заведомые и непримиримые враги христиан и, напротив, друзья и союзники турок, кроме того, воры и обманщики, занимающиеся ростовщичеством и фабрикацией фальшивой монеты.

Ему вторил проповедник Иодокус Эргардт в 1558 году:

Если кто хочет знать, по каким причинам они [евреи] находят покровительство и предпочтение у столь многих князей, графов и дворян, несмотря на выжимание соков из народа, то далеко не последняя и даже, можно сказать, одна из важнейших причин состоит в том, что такие высокопоставленные господа сильно задолжены евреям и без последних не в состоянии были бы удержаться на поверхности; это всем известно, и можно было бы (я почтительно умалчиваю о королях и князьях) назвать по имени многих из высшего и мелкого дворянства, которых это, как каждому известно, постыднейшим образом касается. Разве бедным христианам не приходится делать для проклятых евреев почти все, что те от них потребуют? И это по той лишь причине, что они так задолжали евреям с обременительными, ростовщическими процентами и процентами на проценты, что часто ничего или только очень немногое из своего имущества могут считать своей собственностью. Как часто полевые плоды переходят к евреям задолго до жатвы и как мало остается бедному крестьянину с женой и детьми! Скажи мне: многие ли простые крестьяне имеют еще свой скот в местах, где живут евреи? Не принадлежит ли он весь или большая его часть евреям? И представители дворянства, которые сами находятся в зависимости от евреев и являются их друзьями и посредниками, оставляют все это безнаказанным и в своих владениях не защищают бедного человека против дьявольских ростовщиков — что они должны бы делать по справедливости — и даже более того: когда высшая власть страны повелевает изгнать евреев, доставляют им убежище и защиту.

Однако, отношения ростовщиков и правителей не были столь уж сердечными. Например, чтобы профинансировать свою войну по завоеванию Уэльса, Эдуард I обложил налогом еврейских ростовщиков в Англии. Когда евреи больше не могли платить, были арестованы главы еврейских семей, более 300 из них доставлены в лондонский Тауэр и казнены, а другие были убиты в своих домах.

Арабские страны

Коран (4:161) обвиняет евреев в лихоимстве.

С развитием торговли и городов в Багдадском халифате большинство евреев, живших там, занялись торговлей, ремеслами, денежными операциями и т. д. Денежными операциями стали заниматься представители высших слоев городского еврейства в Багдаде, а позднее, при Фатимидах, — и в Египте. Деятельность евреев в финансовой сфере (джабадхия) была формой депонирования денежных средств: в богатейшей семье хранились излишки средств других еврейских семей, и средства богатых мусульман, нередко приближенных халифа. Часто средства министров двора, впавших в немилость (в особенности деньги, полученные в форме взяток), при смене фаворитов конфисковывались у такого еврея-депозитора, и заодно изымались средства и из других источников. Возможность вести финансовую деятельность, благосостояние и сама жизнь еврейского финансиста в мусульманском мире зависели от его близости к двору халифа или местного правителя, положения в еврейской общине (обычно он был главой или одним из самых уважаемых членов общины) и наличия собственного первоначального капитала.

С X века известны крупные еврейские финансисты, снабжавшие ссудами под процент арабских правителей.

[править] Новое время

К концу XVI веку развитие еврейской торговли потребовало капитал больший, чем был в руках самих евреев, поэтому и для преодоления запрета давать в рост соплеменника была выработана стандартная форма легализации процента хеттер иска (`разрешение на сделку`) и означавшая разрешение на участие в деле в качестве компаньона. Документ, называемый штар иска (`деловой документ`), заверяемый двумя свидетелями, оговаривает, что заимодавец обязуется обеспечить определенную сумму денег для совместного предприятия; получатель денег берет на себя ведение дела, ограждает заимодавца от возможных убытков и обещает ему установленную часть минимальной прибыли.

Запрет на процентные ссуды потерял всякое практическое значение в области коммерции.

Наполеон I намеревался вести борьбу против ростовщиков-евреев, выпустив закон, в силу которого взыскания еврейских кредиторов не должны быть исполняемы судебным порядком в течение года.

Постепенно, еврейское ростовщичество переросло в банковское дело.

[править] В искусстве

Для средневековых Европы еврей был синонимом ростовщика как и торговца.

В немецкой литературе евреи представлены или в виде бессовестных ростовщиков (Ehrental Pinkus), опасных жуликов (Veitel Itzig), гешефтмахеров (Minzeies). У Иоганна Шерра в романе «Porkeles und Porkelessa» (1882) «Porkeles» представляет собой еврейского ростовщик, а «Porkelessa» еврейскую анархистку.

Венгерская народная поэзия нередко выставляет еврея в виде ростовщика, от которого крестьянину приходится терпеть почти столько же, сколько от помещика.

В «Жизнеописания папы Сикста V» повествуется о любопытном пари между ростовщиком евреем Самсоном Сенеда и купцом-христианином.

Самый узнаваемый литературный образ еврея-ростовщика — Шейлок Шекспира.

«Скупой рыцарь» Пушкина содержит персонаж ростовщика-еврея Соломона.

В романе «Айвенго» Вальтера Скотта выведен ростовщик — Исаак из Йорка, отец героини Ревекки.

Польский писатель Коржениовский в своем произведении «Zydzi» выводит «честного, правдивого ростовщика Арона Леве», человека, который, занимаясь ради денег своей профессией, тем не менее, выгодно отличается на общем фоне своими положительными чертами.

Непривлекательно был изображен еврей в драме Габриэля Аннунцио «Più che l’amore» («Больше, чем любовь»; 1907); но когда еврейское происхождение героя-ростовщика вызвало в обществе подозрение, что автор склонен к антисемитизму, Аннунцио переделал самую драму, которая теперь не содержит уже в себе прежнего еврея-ростовщика.

Достоевский в описании своего товарища по каторге Исая Фомича Бумштейна отмечает:

Нашего жидка… любили… арестанты, хотя решительно все без исключения смеялись над ним… Это был человек уже не молодой, лет около шестидесяти, маленький ростом и слабосильный, хитренький и в то же время решительно глупый. Он был дерзок и заносчив и в то же время ужасно труслив… Он всегда был в превосходнейшем расположении духа. В каторге жить ему было легко; он был по ремеслу ювелир, был завален работой из города, в котором не было ювелира. Разумеется, он в то же время был ростовщиком и снабжал под проценты и залоги всю каторгу деньгами[16].

Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин признавая, что из евреев вербуется значительный контингент ростовщиков и эксплуататоров, спрашивает, «кому же приходило в голову указывать на Разуваева, как на определяющий тип русского человека? А Разуваева-еврея непременно навяжут всему еврейскому племени и будут при этом на все племя кричать: ату!»

[править] См. также

[править] Источники

  1. КЕЭ, том: 8. Кол.: 568–571.
  2. Исх. 22:24
  3. Лев. 25:35–38
  4. Иехезкель 18:11–13
  5. М. 61б
  6. Втор. 23:20–21
  7. I Сам. 2:2; II Ц. 4:1; Ис. 50:1 и др.
  8. Иехезкель 22:12
  9. Нех. 5:7
  10. БМ. 75б; Тосеф., БМ. 6:17
  11. БМ. 61б; Ш. Ар., ИД., 161:1–2
  12. БМ. 5:6
  13. БМ. 61б
  14. Дух законов, кн. XXI, гл. 20, русск. перев. 1900, стр. 374
  15. Н. М. Карамзин. История государства Российского, т. I.
  16. «Записки из мертвого дома», 1861


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты