Евреи в философии

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Парадоксы средневековой еврейской философии
Еврейская философия и Каббала
Философские заметки. Филон Александрийский. Христианство и иудаизм
Каббалист Михаэль Лайтман.
Иегуда Галеви, КУЗАРИ 5777
Андрей Зубов. История Западной философии. Лекция №23. «Спиноза и его философия»

Евреи в философии — вклад евреев в философию[1].

Содержание

[править] Античная эпоха

О том, что евреи в древности любили пофилософствовать известно из разных источников.

Авторы Библии были людьми образованными, в ней упоминаются мудрецы Египта[2], Эдома[3]; Финикии[4] и Персии[5]. Притчи[6] обнаруживают сходство с произведением древнеегипетской дидактической литературы «Поучения Аменемопе». Мудрость считается даром Божьим; мудрец (хахам) занимал в сознании народа место рядом с кохеном ( и пророком, непосредственно вдохновленным Богом. Мудрец считался «исполнен духом Божьим»[7]. Наиболее типичной формой литературы мудрости является притча (машал) — краткое поучительное изречение. Мудростью славился царь Соломон.

Мудрец Ахикар, один из израильских изгнанников, был героем популярной на Востоке книги, которая, между прочем, обнаружена среди документов еврейской общины Элефантины, что говорит о определённом культурном уровне египетских евреев в то время.

«Иудеи суть отпрыски индийских философов, — утверждает Клеарх из Сол, ученик Аристотеля, — по слухам, философы именуются у индийцев Каланами, у сирийцев же иудеями». Так во всяком случае цитирует Иосиф Флавий.

Феофраст в «De Pietate»[8] говорит о евреях как о сообществе или народе философов, а их философию описывает как физическую: «И они совершают это (жертвоприношение), проводя в посте предшествующие ему дни. И все это время — так как родом они философы — говорят друг с другом о божественном, а ночью ведут наблюдение за звёздами, смотря на них и в молитвах призывая бога».

Агадическая, новозаветная и талмудическая литература также полны рассказами о беседах и рассуждениях «рабби», в том числе и их спорах с неевреями — греками и римлянами.

В Александрии было несколько крупных еврейских философов — Филон Александрийский, Аристобул Александрийский, Артапан Александрийский, Димитрий, Псевдо-Аристей, возможно, что александрийцем был Евполем. Другими еврейскими философами были Марин Неаполитанский и Домнин из Лариссы.

Александрийская религиозная философия (иудейско-эллинская философия) представляла собой синкретическое смешение иудаизма и эллинизма.

Довольно любопытно, что александрийцы утверждали, что греческая философия покоится на учении Моисея[9]. Так, Филон Александрийский говорит о непосредственной зави­симости греческих философов от Моисея. В частности, Гераклит Эфесский, по его словам, заимствовал у Моисея мысль о том, что противоположности происходят из одного и того же целого (Her. 214) и что жизнь в теле есть смерть (LA 1. 108). Зенон Китийский будто бы обязан Моисею своими представлениями о рабстве (Prob. 53-57). Киник Антисфен будто бы следует за Моисеем в понимании мудрости и глупости (Рrob. 28-29). Аристобул уверял: «Очевидно, что Платон последовал нашему законодательству, и очевидно, что он обрабатывает все, что в нем есть», он это сделал по образцу Пифагора (см. Еврейский вклад в эллинистическую культуру).

В Александрийской философии прослеживаются следующие особенности: 1) сглаживалось резкое разделение школ и всё сильнее распространялось убеждение, что все они (исключая эпикурейской) учат, по существу, одному и тому же, различаясь только в мелочах. Наряду с этим самостоятельная разработка проблем философами стала заменяться эклектическим методом, нередко совершенно беспринципным и механическим; 2) границы между философскими учениями и религиозными никогда не были резко проведены в греческой философии: Зороастр, Моисей, индийские брамины и т. д. были для грека «мудрецами варваров», теми же философами; в рассматриваемый же период понятия философской и религиозной мудрости слились совершенно; проявился особый интерес к восточным религиям и мифам, в которых искали тайной мудрости; сама эклектическая философия того времени стремилась стать как бы религиозной системой; 3) к этому присоединилось ослабление веры во всемогущество разума как источника познания и руководителя жизни; веру в разум заменила вера в Откровение; явилось стремление обосновать свое учение либо на авторитете древнего Откровения, либо на Откровении в настоящем, мистическом восприятии. Иудеи-эллинисты, знакомившиеся с понимаемой таким образом философией, ещё менее могли отличить её от чисто религиозных учений. Мировоззрение Моисея в Пятикнижии, — думали они, — есть именно то, что у греков называется философией; Моисеево учение и есть философия истинная, данная в истинном Откровении.

Целью александрийцев было доказать превосходство иудаизма над язычеством, так как, по мнению александрийцев, греческие учения заимствованы у Моисея.

Философия Филона была первой религиозно-философской системой. В трактате «О вечности мира» (12-19) изображены две линии зависимости: 1) Моисей — (Гесиод) — Платон-Аристотель и 2) пифагорейцы — Аристотель. В трактате «О том, что всякий добродетельный свободен» (2.13) в один круг объединяются Моисей, пифагорейцы и Платон. Следуя за Платоном, Филон различает три вида знания: ощущение, или мнение, разумное знание, получаемое из ощущений, и знание идей.

Аристобул, будучи «перипатетиком», убеждён, что греки почерпнули свою мудрость из древнего откровения Моисея, и в доказательство приводит ранее подделанные цитаты из Орфея, Гомера и других, из которых явствует, что Орфей говорил об Аврааме и Моисее, Гомер почитал седьмой день недели и т. п. Для устранения антропоморфизма из Пятикнижия Аристобул употребляет аллегорический метод, в духе стоиков. Бог, по его учению, превыше мира и постижим только разумом (νους); мир — творение божественной премудрости; между миром и Богом есть посредствующие существа — силы (δυνάμεις), добрые и злые, как бы составляющие свиту Бога; сам Бог творить зла не может; большое значение придается числу 7 и пр.

IV книга Маккавеев написана человеком, знакомым с греческой философией, в частности, с учением стоика Посидония. Автор цитирует стоическое определение мудрости и отождествляет мудрость с Законом.

Иисус Бен-Сира, относительно близкий к александрийцам, написал «Книгу Премудрости Иисуса, сына Сирахова».

Неким александрийцем написана и «Книга премудрости Соломона». В ней олицетворение Мудрости — иудейское, но характер описания стоический: приданы материальные черты стоическому πνεύμα. Логос тожествен, по-видимому, с ρήμα θεού, но играет небольшую роль (IX, I; XII, 9, 12; XVIII, 15). Мир образован из предсуществовавшей бесформенной материи; тело — бремя для души; душа существует до рождения в теле (VIII, 19, 20). Критика многобожия проведена в духе эвгемеризма. Любопытно изложение эпикурейских взглядов («жизнь наша пройдет, как след облака… увенчаемся цветами роз, прежде чем они увянут… будем наслаждаться» и т. п.).

Некоторые учёные (Cohn, Freudenthal) допускают существование особого эллинистического Мидраша.

Существует скептическая точка зрения, которая гласит, что еврейское влияние на античную мысль была выдумкой вышеназванных александрийцев. Однако, во-первых, многие античные и римские авторы упоминают евреев и их учение, одни, как Страбон, Нумений из Апамеи и Псевдо-Лонгин (автор трактата «О возвышенном»), положительно, другие, как Тацит, Апион, Сенека и Цельс, отрицательно. Плутарх связывает евреев с Дионисиями и т. д., так что нельзя не заметить еврейского влияния, особенно учитывая распространение в римской и греческой среде иудаизма, иудеохристианства и христианства. С другой стороны, греческая культура во многом базируется на финикийской, а Финикия географически и культурно связана с Иудеей. Влияние же финикийцев на греческую культуру и религию отмечалось от Геродота, до отцов церкви. Так, Евсевий Кесарийский утверждал, что греческие мистерии произошли от финикийских. Между тем, и иудейская религия, и финикийская происходят их общей ханаанской западносемитской.

Так, например, Пифагор, который по некоторым преданиям, был финикийцем, является одним из первых греческих мудрецов. Между тем, перипатетик Гермипп возводил учение Пифагора к иудеям (C.Ар. 1.164-5). Ориген пишет (Cels. 1. 15): «Говорят, что и Гермипп в первой книге «О законодателях» сообщает, что Пифагор привез свою философию в Гре­цию от иудеев». Порфирий также пишет, что Порфирий учился у евреев.

Гекатей Абдерский (точнее, цитирующей его Диодор Сицилийский), прославлявший мудрость Моисея, связывает евреев и финикийцев Кадма, тем самым подтверждая давние греко-еврейские культурные связи.

Также в Александрии существовали евреи-алхимики.

Иосиф Флавий сообщает о разнообразии взглядов в Иудее: «У иудеев с давних пор существовали три философских школы, основывавшиеся на толковании древних законов: школы ессеев, саддукеев и фарисеев».

Позднее было много мыслителей («мудрецов Израиля»), таких как рабби Акива, Шмуэль Ярхинаи и др. Переполняемые мудростью, многие рабби устремились даже в Рим, где вступали в диспуты с римскими женщинами: «в супертексте Талмуда и Мидрашей появляются анонимные римские матроны, которые атакуют раввинов дерзкими вопросами и втягивают последних в спор»[10]. Шломо Занд отмечает, что необычайное распространение иудаизма в античном мире шло за счёт женщин[11].

Учитывая рассказы о римских матронах, можно решить, что евреи в Риме нередко были преподавателями, обучали римских девушек, которых пытались убедить в истинности иудейского учения. В Греции в синагоги послушать проповеди также приходили греки и эллинские женщины. Особый выбор в пользу учения женщин мудрецами имеет сходство и с финикийскими учёными, такими как Пифагор и Фалес Милетский, которые также имели учениц, некоторые из которых тоже стали им жёнами. Любопытно, что обучая язычниц, мудрецы запрещали учение еврейкам — «Торе лучше сгореть, чем попасть в руки к женщинам» (И. Т., Сота 16а).

Но были и евреи, наоборот, отпавшие в язычество, ставшие эллинистами, например те, кто был на стороне греков в Маккавейскую войну — Ясон и Менелай[12], или рабби Элиша бен Абуя, который изучал греческую мудрость (философию). Возможно, таким был Плотин. По-видимому, язычниками стали Тиберий Юлий Александр и Литорий и т. д.

Но в целом, иудейско-христианская доктрина в конце концов сокрушила римское и греческое язычество.

[править] Средние века

В Средние века отметились Саадия Гаон, Бахья бен-Иосиф ибн-Пакуда, Иегуда Галеви, Авраам ибн-Дауд, Маймонид, Герсонид, Хасдай Крескас, Шломо Ибн Габироль, Моше Ибн-Эзра, Хуан Уарте, Мигель Сервет, Хуан Луис Вивес, Ибн ар-Раванди, Хиви ха-Балхи, Ибн Каммуна, Мишель де Монтень, Мишель де Нострадамус и др.

Арабо-еврейская философия имела 4 направления:

  1. Раввинский калам (теология или наука о слове). Возникает в лице Саадии, достигает своего апогея в Маймониде (в смысле литературного развития) и в Хасдае Крескасе (в спекулятивном отношении), а при Иосифе Альбо опускается до уровня простой риторики. Научными прототипами этой школы были у арабских философов мотазилиты (отрицавшие все ограничительные атрибуты Божества и отстаивавшие Его единичность и справедливость), а у греков Порфирий и так наз. аристотелевская теология, т. е. Эннеады Плотина. Но лишь только стали известны подлинные сочинения Аристотеля, сначала при посредстве арабских обработок, а позже из еврейских переводов, разбавленный неоплатониками настоящий аристотелизм постепенно стал прокладывать себе путь, и были сделаны попытки насадить его в более чистой форме. Подобно тому, как у христианских схоластиков Боэций именуется просто «автором», так и Аристотель получил название הפילוסוף‎, философа par excellence, у мыслителей арабских и еврейских. Это тяготение к Аристотелю сказалось не менее в области византийской и латино-христианской схоластики, чем в философских системах арабской и еврейской, причем последняя приспособилась к арабским образцам. Аристотель оставался образцом и вершителем.
  2. Караимские последователи калама. Среди них наблюдается аналогичный ход развития. В то время как Давид бен-Мерван аль-Мокаммец (около 900 года) и специально Иосиф Басрийский основали свою систему исключительно на каламе мотазилитов, последний эпигон их, философствующий караим Аарон бен-Илия из Никомедии (XIV век), возвратился, в своем «Εz Chajim», к Аристотелю.
  3. Авицеброн (Соломон ибн-Гебироль). Ибн-Гебироль находился под влиянием Платона совершенно в такой же мере, в какой на Маймониде отразилось учение Аристотеля. В сочинении Гебироля «Mekor Chajim» Платон — единственный философ, цитируемый по имени; между тем в «Moreh Nebuchim» Маймонида Платон упоминается только четыре раза на протяжении всего сочинения, причем однажды цитируется его «Тимей» (II, гл. 13; Munk, II, ch. 109), по-видимому, единственное сочинение Платона, несколько знакомое Маймониду. Напротив, Аристотель, которого Маймонид знает основательнейшим образом, именуется «началом» (I, 5), דאש הפילוסוים‎ («главой философов»), а в II, 17 (Мунк, II, XXII, 179) встречается совершенно неосновательное заявление, «что все, чему учит Аристотель относительно подлунных предметов, безусловная истина».
  4. Каббала, еврейский мистицизм, Зогар, «Sefer Jezirah» («Книга творения»). С философской стороны каббала находится под влиянием Пифагора или, точнее, неоплатонической школы.

Саадия Гаон в своем сочинении «Emunoth we-Deoth» (אמזנות זדעזת‎) выдвигает рациональный характер еврейского вероучения, с оговоркой, впрочем, что разуму приходится уступать, если он оказывается в противоречии с традицией. Догме принадлежит преимущество перед разумом.

Первым представителем неоплатонизма в средневековой еврейской философии был Ицхак бен Шломо Исраэли.

Авраам бар-Хия был первым, кто начал писать философские сочинения на иврите. Его философские идеи, отражающие влияние неоплатонизма и аристотелизма, изложены в сочинении «Хегйон ха-нефеш ха-‘ацува» («Размышления опечаленной души») и мессианском трактате «Мегиллат ха-мегалле» («Свиток избавителя»).

Авраам Ибн Эзра испытал сильное влияние неоплатонизма.

Иосеф Ибн Цаддик из г. Кордова был автором «Сефер ха-‘олам ха-катан» («Книга микрокосма»), эклектического неоплатоновского сочинения со следами влияния аристотелизма и калама, написанного, по-видимому, как учебник для начинающих изучение философии.

Бахья бен-Иосиф в своей книге «Choboth ha-Lebaboth» занимает весьма враждебное положение относительно рационализма и удовлетворяется лишь академическим морализированием.

Хибат Алла Абу Баракат ал-Багдади был автором комментария к книге Экклесиаст и философскому сочинению «Китаб ал-му‘табар» («Книга о том, что было установлено личным размышлением»).

Нетан’эль ал-Фаюми написал сочинение «Бустан ал-укул» («Сад умов»), в котором попытался ввести в еврейскую мысль учение исламской секты исмаэлитов.

Иегуда Галеви резко выступает в своем религиозно-философском сочинении «Cusari» против всякого философствования.

Маймонид в сочинение «Moreh Nebuchim» заложил основу арабско-еврейского аристотелизма. Комментарии к ней все были написаны по-еврейски (Фалакера, Ибн-Каспи, Моисей Нарбони, Исаак Абрабанель) и захватывали поле значительно более обширное, чем то, на котором работали арабско-еврейские философы; такими мыслителями оказались, впрочем, уже не испанские, но провансальские или португальские евреи. Аристотелик Лев бен-Гершон (Ралбаг), живший от 1288 до 1345 года написал «Milchamoth Adonai» («Войны Господни»). Маймонид, вопреки Аристотелю, цепко держится учения о миросотворении ex nihilo. Бог не только первоначальный двигатель, основная форма, как полагает Аристотель, но сам творец материи. В этом пункте Маймонид ближе подходит к «Тимею» Платона, чем к учению Аристотеля. В своей «Этике» Маймонид следует Аристотелю, постоянно настаивая на «золотой середине» (μεσότης), а также ставя интеллектуальные добродетели выше этических.

Герсонид ставил разум выше традиции и восстал против теории миросотворения ex nihilo.

Хасдай Крескас опровергал догмат иудаизма — учение о свободе воли. Его «Or Adonai» («Свет Божий») несомненно одно из наиболее оригинальных и независимых сочинений схоластики и притом общей, а не только одной еврейской. Помимо смелости в открытом и безусловном опровержении заявления Маймонида о непогрешимости Аристотеля во всех вопросах, касающихся подлунного мира, Хасдай Крескас имеет за собой еще ту заслугу, что поставил проблему об основных причинах всего существующего на первый план философской спекуляции. Духовная высота, на которую вознесся Хасдай, далеко не была достигнута его учеником Иосифом Альбо, последним еврейским схоластиком на Пиренейском полуострове. В своем сочинении «Ikkarim» Альбо опускается до уровня обычного философствующего ритора и моралиста.

Иехуда Абраванель (Леоне Эбрео) написал под влиянием платонизма эпохи Возрождения философский труд «Диалоги любви».

Элияху Дельмедиго написал ряд философских трудов, в том числе «Бхинат ха-дат» («Исследование религии»).

Философами-караимами были Иосеф бен Аврахам ал-Башир и его ученик Иехошуа бен Иехуда (XI век). В позднем Средневековье видным философом-караимом был Ахарон бен Элияху из Никомедии, чей труд «Эц хаим» («Древо жизни», 1346) представляет собой своего рода критику главных философских произведений Маймонида с позиций калама.

[править] Новое время

Проблемой познания занимался Махараль из Праги.

Франциско Санчес, профессор философии университета Тулузы, оставил глубокий след в истории европейской мысли, создав новую и оригинальную концепцию философского скептицизма (изложена в 1581 году в его главном философском труде «Трактат о весьма благородной и первой науке, заключающейся в том, что ничто не познаваемо»). Отстаивая тезис о непостижимости для человека истинной природы вещей, Санчес не ограничивался обычной для скептицизма ссылкой на ненадежность и обманчивость чувственных представлений, но почти так же низко оценивал познавательные возможности аристотелевской силлогистики. Он отвергал восходящую к платонизму идею, по которой математика является надежным средством проникновения собственно в сущность вещей. Санчес был одним из первых, кто подверг критике безоглядное доверие к абстракциям и обобщениям, которые, по его словам, вполне могут оказаться фикциями, неприменимыми ни в каком опыте. Сам же опыт Санчес отнюдь не отвергал, считал его полезным для ориентирования в мире вещей, настаивал на тщательной подготовке эксперимента и непредвзятом отношении к его результатам. Отрицая вместе с тем наличие в результатах опыта достоверного знания, Санчес был первым в европейской философии, кто высказал идею о неустранимо вероятностном характере любых свидетельств опыта. Сильное непосредственное влияние концепция «конструктивного скептицизма» Санчеса оказала на Р. Декарта, П. Гассенди и Ф. Бэкона.

Исаак Оробио де Кастро, профессор метафизики в университете Саламанки, написал философские трактаты, в которых искусно и схоластически изощрённо обосновывал совместимость еврейской религиозной веры с требованиями разума (свои доказательства он часто облекал в форму теорем).

Также известны Франсиско Суарес и Диего Матео Сапата.

Но самыми знаменитыми евреями-философами того времени стали Уриэль Акоста и Бенедикт де Спиноза.

[править] Германия и Австрия

Первыми крупными немецкими евреями-философами стали Мозес Мендельсон и Шломо Маймон. Карл Маркс сформулировал философские основы критики капитализма и поставил перед философией задачу изменения мира. Значительным философом признавали Фердинанда Лассаля. Зачинателем неокантианства в Германии, первым выступившим с призывом «назад к Канту», был Отто Либман, профессор университетов Страсбурга и Йены, автор работ «Кант и эпигоны» (1865), «К анализу действительности» (1876), «Идеи и факты» (1882) и т. д.

В дальнейшем развитии неокантианства, одного из наиболее влиятельных направлений в немецкой философии 2-й половины XIX — начала XX века, ведущую роль сыграли Герман Коген и Эрнст Кассирер, лидеры Марбургской школы. К этой же школе примыкали: И. Кон, профессор Фрайбургского и Бреславского университетов, получивший известность работами в области эстетики; Р. Хёниксвальд, профессор университетов Бреслау и Мюнхена, сыгравший видную роль в становлении когнитивной психологии; А. Либерт, профессор Берлинского университета, который первым указал на отсутствие пропасти между кантовским критицизмом и спекулятивным идеализмом Фихте, Шеллинга и Гегеля и в своей концепции «критической метафизики» продемонстрировал возможность их синтеза; Л. Нельсон, профессор Геттингенского университета, основатель психологического течения в неокантианстве (неофризская школа); Ф. Хейнеман, профессор университета во Франкфурте-на-Майне.

Одной из центральных фигур Баденской школы неокантианства был Эмиль Ласк, профессор Гейдельбергского университета, который положил начало переистолкованию кантовского критицизма в духе феноменологии. В теории Ласка проводится кардинальное различие между транссубъективными и субъективными ценностями, причем именно первые оказываются первичными и определяющими по отношению ко вторым.

Эдмунд Гуссерль основал феноменологию. В развитие и углубление феноменологических установок важный вклад внесли: М. Гейгер, профессор университетов Мюнхена и Геттингена, которому обязана своим становлением феноменологическая эстетика; А. Рейнах, заложивший основы феноменологических школ в философии права, философии религии, в этике, логике и философии математики, и ряд других евреев-мыслителей.

К другому влиятельному в Германии философскому течению — философии жизни — принадлежали Георг Миш, профессор Марбургского и Геттингенского университетов; Георг Зиммель, усматривавший противоречие между потоком жизни и застывшими объективированными формами культуры, и др. Близок к философии жизни был Макс Фердинанд Шелер.

Ведущей была роль евреев в создании неопозитивизма (шире — аналитической философии), в рамках которого или отталкиваясь от которого выросли логический позитивизм, логический эмпиризм, лингвистическая философия, постпозитивизм, критический рационализм и другие течения, то есть почти вся современная философия и методология науки. Основателями в 1920-х годах Венского кружка, положившего начало этому движению, были (в числе евреев) Ф. Вайсман и Х. Фейгль, который с 1930 года продолжал активно работать в США в области обоснования основных принципов логического эмпиризма, особенно тезиса о возможности эмпирической верификации высказываний как необходимом признаке их научной осмысленности. Видными членами Венского кружка были также Отто Нейрат, отрицавший возможность метафизики, социолог и экономист, сформулировавший идею унифицированного языка науки и др.; Ф. Кауфман, в отличие от Нейрата — наименее ортодоксальный приверженец логического позитивизма, который занимался сравнительными исследованиями методологии социальных и физических наук. Близко примыкали к Венскому кружку и разделяли многие его важные установки Ф. Франк и Г. Рейхенбах, профессор Берлинского университета, чьи исследования философских оснований теории относительности, проблемы причинности, статистической интерпретации вероятности, а также работы в области многозначных логик стали классическими в философии и методологии науки XX века.

Близким к философии было и учение Зигмунда Фрейда.

В 1934 году гитлеровцами была разгромлена прославленная франкфуртская школа (основанный в 1923 году Институт социальных исследований при университете во Франкфурте-на-Майне), почти все ведущие ученые которой были евреями (Макс Хоркхаймер, Герберт Маркузе, Эрих Фромм, Теодор Адорно, Фридрих Поллок, Лео Лёвенталь, Вальтер Беньямин).

Широкую известность в Германии и за её пределами приобрели также Э. Блох, К. Иоэль, профессор Базельского университета, создатель концепции «нового идеализма», в которой, в частности, отстаивается целостность философии и постулируется пагубность её дифференциации, и другие.

[править] Франция

Во Франции Адольф Франк стал первым евреем, занявшим кафедру философии в Коллеж де Франс.

На стиль, характер и направление философских поисков заметное влияние оказали Люсьен Леви-Брюль и Эмиль Дюркгейм.

Анри-Луи Бергсон выдвинул учение о творческой эволюции и творческом порыве, преодолевающем возникшую по вине абстрактного разума и науки пропасть между субъектом и объектом, влияло на духовную атмосферу Франции и других европейских стран в течение нескольких десятилетий. Его оппонентом А. Бергсона был философ-эссеист Ж. Бенда, тоже еврей, который, отстаивая идеалы Просвещения, особенно доверие к способности разума открывать не искаженную никакими пристрастиями истину, подверг резкой критике интуитивизм, иррационализм и мистику.

Зачинателем современной логики и методологии науки во Франции был Эмиль Мейерсон.

Один из лидеров неокантианства и антипозитивизма во Франции К. Леон основал и редактировал философский журнал «Ревю де метафизик де мораль», и стал организатором международных философских конгрессов в Париже, создателем Французского общества философии.

Создателем новой разновидности философского идеализма (критического идеализма) был Леон Брюнсвик.

Профессору Сорбонны и президенту Французского общества Ф. Ж. Валю принадлежала своеобразная версия экзистенциальной философии.

В философии и истории науки самую обоснованную и влиятельную альтернативу неопозитивизму во всех его видах предложил Александру Койре, положивший начало «интернализму», ориентирующему исследователей на выявление тех устойчивых структур мышления, смена которых вызывает научные революции. Накануне и особенно после Второй мировой войны одной из центральных фигур во французской философии и социологии был Жорж Гурвич. Оригинальную философию времени развивал Владимир Янкелевич. Французскую школу феноменологии основал и возглавил Эммануэль Левинас.

Глубокое и непреходящее влияние не только на всю французскую и западную философию, но и социологию, антропологию, историю и многое другое оказал структурализм Клода Леви-Стросса. Одним из самых оригинальных мыслителей века была Симона Вейль. Заметным событием в интеллектуальной жизни Франции стала концепция генетического структурализма неомарксиста Л. Гольдмана. Одним из самых оригинальных вариантов постструктурализма стал деконструктивизм Жак Деррида. Мировая известность «новых философов» во Франции во многом является заслугой Бернар-Анри Леви и Андре Глюксмана. Из более современных философов можно назвать Шмуэля Тригано.

[править] Англия

Первым евреем в Британии, умножившим славу английской философии, стал Сэмюэл Александер, один из создателей спекулятивной космологии и теории эмерджентной (то есть скачкообразной, непредсказуемой и научно необъяснимой) эволюции.

В Англии работали такие классики мировой философии, как Людвиг Витгенштейн, Майкл Полани, Карл Раймунд Поппер, И. Берлин (ему принадлежат концепции положительной и отрицательной свободы и антимонизма; он также внес вклад в аналитическую философию, в частности, философию бытового языка) и Имре Лакатос.

В английской философии глава логического позитивизма А. Д. Айер дал обоснование аналитического (то есть априорного, тавтологического) характера всех предложений логики и математики в отличие от синтетического (то есть расширяющего знание) характера предложений естествознания, уточнил и модифицировал принцип верификации, отстаивал концепцию эмотивизма в этике и многое другое.

Лоуренс Джонатан Коэн внёс наиболе заметный после Дж. Ст. Милля вклад в развитие индуктивной логики, разработал теорию доказуемости в вероятностной логике, доказательство нетривиального характера выводов в модальной логике и т. д., а с 1987 года он был президентом Международного союза истории и философии науки.

В Британии работал также уроженец Канады Джеральд Аллан Коэн, один из основателей так называемого аналитического марксизма, в рамках которого концепции отчуждения, эксплуатации, классовой борьбы и пр. были переведены на язык англо-американской аналитической философии, что позволило придать марксистской доктрине форму, открытую для логического анализа.

[править] Прочие страны Европы

В Бельгии выдвинулся Хаим Перельман, мировое признание которому принесли исследования в области философии математики, особенно проблемы бесконечности и парадоксов теории множеств; теория обоснования базисных понятий этики, права и политики (так называемая теория аргументации, которая по значимости сопоставляется с общей теорией систем Л. Берталамфи и генетической эпистемологией Ж. Пиаже), и другие.

В Голландии был известен Л. Полак (погиб в концлагере Заксенхаузен), крупный авторитет в области философии знания, философии права и морали; Х. Фройденталь, выдающийся математик, которому принадлежит также решение ряда философски значимых проблем, в частности, создание линкоса — языка для общения с представителями инопланетных цивилизаций.

В Венгрии работали Дьёрдь Лукач и А. Кольнаи, представитель феноменологии и философии здравого смысла.

Из Польши родом К. Леви, ставший видным представителем Кембриджской школы аналитической философии.

[править] США

Старейшим философом еврейского происхождения в США считается А. Б Джонсон (1786—1867), уроженец Англии, который стал в Америке не только банкиром, но и зачинателем лингвистической философии (в своей главной работе «Трактат о языке», выпущенной в 1836 году, обосновал концепцию контекстуального смысла языковых единиц).

Ф. Адлер (1851—1933) возглавил первую в стране кафедру социальной и политической этики в Колумбийском университете. Адлер — создатель оригинальной концепции человека как нравственной личности — стал основателем Международного журнала по проблемам этики, Нью-Йоркского философского клуба, председателем Американской философской ассоциации.

М. Р. Коэн (1880—1947) заложил основы философии права как университетской дисциплины в США, а также был общепризнанным авторитетом в области метафизики, логики, философии науки, философии истории и социальной философии.

Эдуард Сепир внёс вклад в философию языка и философию культуры.

Эрнест Нагель трудился в философии, логике и методологии науки.

Феноменологическому направлению в американской философии положил начало М. Фарбер, профессор Пенсильванского и Нью-Йоркского университетов, основатель международной феноменологической ассоциации и журнала «Философи энд феноменолоджикал рисерч».

А. Гурвич, профессор Гарварда, сыграл заметную роль в укреплении феноменологии в американской философии и культуре, обосновав в своих работах плодотворность идей Гуссерля (см. выше) не только в различных областях самой философии, но и в организмической биологии, генетической психологии, социологии и пр.

В США работал Альфред Тарский, которому принадлежат фундаментальные результаты в математической логике, лингвистической философии и методологии науки.

В области социальной и политической философии в течение нескольких десятилетий было велико влияние С. Хука, профессора Нью-Йоркского и Станфордского университетов, создавшего своеобразный синтез марксизма и прагматизма Дж Дьюи и отстаивавшего с этих позиций идеалы свободы и демократии.

Г. Н. Гудмен, профессором Гарварда, основал новое направление в философской семантике и логике. Его концепции конструктивного номинализма, подтверждения индукции, диспозиционных предикатов, требование простоты и многое другое стимулировали поиски целого поколения исследователей.

Профессор Гарварда М. Лазерович попытался построить систему метафилософии, в рамках которой оказалось бы возможным если не устранить, то хотя бы объяснить извечное отсутствие взаимопонимания между философами (предложенная им конкретная семантическая модель такого объяснения до сих пор не нашла применения).

Абрахам Маслоу выдвинул теории личности, мотивизационных структур и иерархий, в которых проводится фундаментальное различение познавательных процессов, определяемых нуждой, и познавательных процессов, стимулируемых потребностью в самореализации.

М. Блэк, профессор Корнеллского университета, продолжил в США европейскую традицию философской эссеистики; в этом жанре он решал многие крупные проблемы логики и методологии науки (принцип активного скептицизма, содержательная теория истины, парадоксы в математике, индуктивной логике, теории неопределенности, метафористике и пр.).

Анатоль Рапопорт создал общую теорию систем.

Заметное влияние на философию истории оказала теория стадий экономического роста Уолта Уитмена Ростоу.

Экономист и социолог Х. Саймон обогатил теорию эвристики.

Особое место в философии и методологии науки занимает Д. Бом — ему принадлежит самая неортодоксальная, онтологическая интерпретация квантовой механики, которая, в отличие от основанной на принципе картезианского атомизма копенгагенской, исходит из идеи целостности квантовых феноменов. В интерпретации Бома квантовый объект рассматривается по аналогии с лейбницевской монадой как носитель свойств и характеристик универсума. Эта интерпретация нашла понимание у физиков после создания нелокальной квантовой теории поля.

Приоритет в построении ряда систем модальной логики принадлежал Рут Баркан Маркус, профессору Йельского университета.

Одним из крупнейших событий в современной философии и методологии науки стала книга «Структура научных революций» (1963) Томаса Сэмюэла Куна.

Известность получило неожиданное и неортодоксальное истолкование истоков новоевропейской философии, предложенное профессором Вашингтонского университета Р. Х. Попкином, который видел в философии Декарта прямой продукт кризиса скептицизма в послереформационную эпоху и считал, что на интеллектуальное развитие в Европе значительно больше повлияли Роттердамский и Монтень, чем Коперник и Галилей.

Ценный вклад в философию и методологию науки внес Адольф Грюнбаум, которому принадлежит иное, чем у Ньютона, представление о метрике пространства-времени, теоретико-множественный подход к апориям Зенона, альтернативное попперовскому обоснование критериев научности и многое другое (был избран президентом Американской ассоциации философии науки и Американской философской ассоциации).

В философии науки, философии воспитания, эпистемологии, философии языка работал признан Израиль Шеффлер, профессор Гарвардского университета.

Концепция «здорового релятивизма» профессора университета Темпла Джозефа Марголиса в области философии истории, культуры и искусства, отнюдь не сводясь к радикальному субъективизму, утверждает правомерность всякого осмысленного толкования художественного текста.

С концепцией эпистемологического анархизма и требованием отделения науки от государства выступил П. Фейерабенд.

В области философии свободы, ответственности и права работал профессор Принстонского университета Дж. Фейнбург.

В философии языка и мышления работал Ноам Хомский.

В области метафизики работал профессор Принстона Х. Г. Франкфуртера, особенно известно его истолкование им картезианской теории истины, нетривиальное решение таких ключевых проблем этики, как свобода воли, моральная ответственность и т. д.

Вклад в философию права внёс Рональд Дворкин, профессора Йеля и Оксфорда.

Известно истолкование в духе крайнего платонизма центральных проблем философии языка и семантики профессора Нью-Йоркского университета Джеролда Каца.

Вклад в интенсиональную логику внёс профессор Калифорнийского университета Давид Биньямин Каплан.

Философским анализом науки с позиций феминизма внесла профессор МИТ Эвелин Фокс-Келлер.

Новые подходы к решению актуальных проблем эпистемологии предложил профессор университета Аризоны Элвин Голдмэн.

Профессор Принстона Гилберт Харман (предложил ряд недогматических решений некоторых важных проблем эпистемологии, философии языка, этики.

В философии языка, логической семантики и математической логики работал Сол Аарон Крипке.

Книга «Хрупкость добра» (1986) профессора Гарварда Марты Нуссбаум, специалиста в области античной философии и философии искусства, — новый этап в философии морали.

Более четверти членов Американского философского общества — евреи.

[править] Россия

До революции выдвинулись Семён Людвигович Франк, Лев Шестов, Михаил Осипович Гершензон, Любовь Исааковна Аксельрод.

В советское время — Владимир Соломонович Библер, Семён Яковлевич Вольфсон, Борис Михайлович Гессен, Абрам Моисеевич Деборин, Лев Наумович Коган, Эрнест Яромирович Кольман, Михаил Александрович Лифшиц, Юрий Михайлович Лотман, Лия Самойловна Мерзон, Марк Борисович Митин, Теодор Ильич Ойзерман, Вадим Захарович Роговин, Михаил Николаевич Руткевич, Семён Юльевич Семковский, Юлий Анатольевич Шрейдер, Софья Александровна Яновская и мн. др.

Вениамин Богуславский, профессор ряда московских вузов, а затем Института философии АН СССР, внёс вклад в реабилитацию философского скептицизма как формы плодотворного свободомыслия.

З. А. Каменский был заведующим философской редакцией издательства «Советская энциклопедия» и старшим научным сотрудником Института философии АН СССР.

Один из ведущих ученых Института философии АН Украины Сергей Крымский — автор оригинальных и основательных построений в области логики и методологии науки (в частности, анализа принципа соответствия).

Работы по информационному подходу к проблемам сознания и мозга, ценностно-смысловой структуры субъективной реальности и т. д. принадлежат старшему научному сотруднику Института философии АН СССР Давиду Дубровскому.

[править] Израиль

В Израиле работали/работают Мартин Бубер, Йосеф Бен-Шломо, Менахем Бринкер, Хави Карел, Авишай Маргалит, Шломо Пинес, Михаэль Лайтман, Натан Ротенштрайх, Моше Хальберталь, Гершом Шолем и др.

Ханна Арендт, работавшая, правда, в США, занималась и изучением сионизма, но более всего она известна как создатель теории генезиса массового общества, тоталитаризма и насилия, которые она выводила из неспособности абстрактного мышления постичь подлинное бытие. Ей также принадлежит концепция мышления как формы эгоизма, изолирующего индивида от других людей.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Философия — статья из Электронной еврейской энциклопедии
  2. Быт. 41:8 8 Утром смутился дух его, и послал он, и призвал всех волхвов Египта и всех мудрецов его, и рассказал им фараон сон свой; но не было никого, кто бы истолковал его фараону.; Ис. 7:11-12 И призвал фараон мудрецов [Египетских] и чародеев; и эти волхвы Египетские сделали то же своими чарами. каждый из них бросил свой жезл, и они сделались змеями, но жезл Ааронов поглотил их жезлы.
  3. Иер. 49:7; Ов. 1:8
  4. Иех. 27:8, 9; 28:3–5
  5. Эсф. 1:13
  6. Пр. 22:17–24:12
  7. Исх. 31:3
  8. Porph. De Abst. 11. 26
  9. Филон Александрийский и греческая доксография
  10. Не умножай беседы с женщиной
  11. Прозелитизм в тени Рима
  12. II Макк., V, 8, 15


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты