Земледелие у евреев

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Israel HalfLira 1958 Obverse & Reverse.jpg

Земледелие у евреев — занятие евреев земледельческим трудом[1].

Содержание

[править] Предыстория

Родоначальники еврейского народа — патриархи, пришедшие в Ханаан в начале II тысячелетия до н. э., были кочевниками, не имевшими постоянных селений. В эту эпоху Ханаан был густо населен, и цена земельных угодий была значительной[2].

Страна славилась «семью видами» плодов земли[3] — пшеницей, ячменем, виноградом, смоквами, гранатами, оливами и медом (по-видимому, финиковым соком). Кочевники пасли скот на невозделываемых полосах между полями, а иногда и засевали эти участки[4].

Живший в Ханаане народ — хананеи — были земледельцами (израильтяне явились в страну, уже обладавшую высокоразвитым земледелием, «в страну с высеченными колодцами, с виноградниками и маслинами»[5]), чем вообще отличались от семитских племён, в те времена ещё бывших кочевниками-скотоводами. Само по себе ранее земледелие у хананеев представляет определённую загадку, так как географические условия Ханаана характеризуются тем, что страна не представляет широких равнин, удобных для развития крупного землевладения. Наоборот, благодаря своим горам она чрезвычайно изрезана. Имеется только одна широкая долина — Изреельская.

Исаак «занимался земледелием»[6], но здесь идет речь о земледелии, которое наблюдается у кочующих бедуинов, временно засиживающихся на одном определенном месте.

Когда древние израильтяне после длительных скитаний по пустыне вступили в Ханаан, они обнаружили там процветающее земледелие (Библия неоднократно предостерегает против слишком быстрого захвата страны во избежание разрушения земледелия и запустения земли[7]).

Характерно, что ханаанеи не были изгнаны из плодородных долин[8], что указывает на то, что израильтяне не стремились к данному труду, переложив его на хананеев.

Будучи пришлыми кочевниками, израильтяне не обладали земледельческими навыками и знанием условий ведения оседлого сельского хозяйства в Ханаане. По этой причине кочевое скотоводство продолжало на первых порах оставаться основной отраслью хозяйства израильтян[9]. С течением времени, однако, израильтяне, перенимая навыки и опыт местного населения, начали осваивать земледелие.

То, что израильтяне переняли земледелие у хананеев объясняет и распространение хананейских культов плодородия, которые носили эротический характер, и были чужды исконному израильскому культу Яхве. Любопытно, что по мере того, как израильтяне стали земледельцами, собственно хананеи таковыми быть перестали, возможно в силу того, что израильтяне отняли у них лучшие земли: пророк Осия называет хананеев торговцами.

[править] Эпоха судей

Завоевав Ханаан, израильтяне разделили земли между коленами, кланами и семействами[10]: «И разделите землю по жребию на уделы племенам вашим; многочисленному дайте больший удел, малочисленному же — меньший удел». Земля находилась в частностей собственности.

Само по себе распределение земли между коленами заставило израильтян как бы оседать на определённой территории, что неизбежно вело их к земледелию.

То что израильтяне довольно быстро стали земледельческим народом доказывают праздники, как они предписаны в особенно древних частях Библии[11]. Эти праздники носят чисто земледельческий характер и соответствуют трём моментам в годичном цикле земледельческих работ: началу жатвы, концу жатвы и сбору всех других плодов. 1-й праздник — Пейсах — происходит в месяце Абиб, то есть колосьев, когда впервые созревает ячмень, из первых колосьев которого приносилась первая жертва Богу. Что Пасха прежде всего земледельческий праздник, это явствует из определения её срока[12]: «Когда впервые появится серп на жатве». Следующий праздник называется просто קציר חטים‎, то есть пшеничной жатвой. Третий праздник (Кущи) именуется חג האםיף‎ — праздником сбора плодов[13]. Последний праздник считался самым важным у древнего Израиля, что уже следует из его названия החג‎ — определенный праздник, происходивший «в исходе года», то есть по окончании всех земледельческих работ. Ему-то было присвоено имя «праздника Бога»[14].

Основными культурами были виноград, плодовые и масличные деревья.

[править] Израильское царство

Уже Саул был крупным земельным собственником. Более многочисленные семьи, забирая в свои руки собственность семей вымирающих, но принадлежащих к тому же роду, становились крупными землевладельцами. Этот процесс концентрации земли усилился со времен Соломона, с появлением военной аристократии и гражданской бюрократии.

Писание увековечило память о расцвете земледелия в царствование Соломона: «И жили Иехуда и Исраэль спокойно, каждый под виноградником своим и под смоковницею своею»[15].

С созданием внешнего рынка для вывозимого хлеба и оливкового масла экономические причины ещё больше ускоряют сосредоточение земли в руках отдельных лиц. Это вызывает социальные требования пророков, экономический идеал которых выражается в благоденствии еврейского земледельца — мелкого собственника. Все их стрелы направлены против «торговца хлебом», в котором они видят главного виновника обезземеления массы, и их увещевания направлены против грабежа мелкой собственности[16].

Для сельского хозяйства использовались горные террасы, а также искусственное орошение, на что указывают упоминаемые в Библии каналы[17]. Главным образом орошались горные склоны и вообще гористые местности, где дождевые осадки не могли проникнуть глубоко в почву, причем орошение производилось двумя способами: 1) посредством каналов и рвов, куда спускалась вода из естественного источника, или же из искусственного резервуара; иногда устраивались целые искусственные озера[18]; 2) водочерпательный метод состоял в устройстве колодца или резервуара, из которого вода вычерпывалась людьми или животными посредством ведер. Вероятно, что второй метод применялся, главным образом, на горных террасах и в садах. Впрочем, вокруг виноградников и оливковых рощ устраивались искусственные углубления, наполняемые водой. Но главным образом плодородие страны зависело от дождей, ибо резервуары и каналы получали воду не из постоянных рек, а от дождевых осадков. Поэтому молитва о дожде (и росе) занимает весьма видное место в религиозном культе древнего Израиля.

На первом месте стояло производство хлебных злаков דגן‎, Dagan, или תבואה‎, Tebuah:

  • Пшеница (חטה‎, Chitah) служила главным образом для печения хлеба, но иногда употреблялась в пищу и в виде печеных зерон (קלי‎, Kali). Страна производила несколько сортов пшеницы, из коих особенно славилась пшеница из Миннит, по всей вероятности находившейся в южной части Гилеада. Евреи вывозили эту пшеницу в Финики, точнее, в Тир[19]. Впоследствии различали белую и темную пшеницу.
  • Полба (כםמת‎, Kussemet). Под этим названием некоторые (Gesenius) предполагали так называемый журавлиный горох, однако сопоставление этого продукта с пшеницей[20] как «продукта позднего» с другими библейскими данными доказывает, что под этим термином надо понимать особый вид пшеницы, известный в ботанике под именем Triticum spelta и дающий чрезвычайно белую муку. Это растение сеяли по краям полей[21]. Но большого значения этот продукт вообще не имел.
  • Ячмень (שערה‎, Seorah), который служил для приготовления хлеба для бедных[22] и кормом для скота[23]. Употреблялся в пищу и в виде жареных зерен[24]. Впоследствии славилась ячменем Иудея. Ячмень имел и религиозное значение: в первый день праздника священнику приносили сноп от первых плодов, то есть из ячменя (עומר‎, Omer[25]). Ячмень никогда не служил предметом вывоза.
  • в Мишне упоминаются еще два вида, между прочим овес.

Стручковые растения:

  • Бобы (פול‎, Pul) употреблялись в пищу в вареном и жареном виде, но иногда ими пользовались и для печения хлеба[26].
  • Чечевица (עדשים‎, Adaschim)[27]. В неурожайные времена её употребляли для печения хлеба. Целые поля засевались чечевицей[28].

Мука производилась исключительно из пшеницы и ячменя[29]. Упоминается также пшено (דחן‎, Dochan)[30], и поныне называемое арабами dokhan. В незрелом виде оно служит кормом для скота, а в зрелом оно служило, как видно из Иезекиила, даже для приготовления хлеба.

Выращивались и другие растения (лук, чеснок, арбузы, дыни и т. д.).

Из растений, важных для изготовления одежды, был известен лен (פשתה‎, Pischta), который употреблялся исключительно для тканья материи (а не для производства масла).

Громадное значение в земледелии играли и играют виноград и оливковое дерево, а в древности — также смоковница и гранатовое дерево. Библия так и характеризует страну: «И Я приведу тебя… в землю пшеницы, ячменя, виноградных лоз, смоковниц и гранатовых деревьев, в землю масличных деревьев и меда»[31].

Оливковое масло имело значение для экспорта[32] и для собственного употребления.

Целый ряд других плодовых деревьев, упоминается в Библии — финиковое, фисташковое, миндальное, яблоня, сикомора и другие.

Подготовкой служило очищение почвы от камней[33]. Особенно много труда тратилось на превращение горных скал в плодородные поля посредством устройства террас, следы которых видны до сих пор. Для этой цели делали из больших камней стены, постепенно поднимавшиеся снизу до верхних частей горы. Террасы покрывались подходящей землей. Здесь сеяли пшеницу, ячмень, овощи; главным же образом тут разводили виноградники. Хотя предписаний об удобрении почвы мы в Библии не находим, но она дает очень ценные указания об этом предмете в виде сравнений[34]. Удобрение, דמ‎, получалось путем смешения навоза с размельченной соломой (תבן‎, Teben)[35]. Другим методом удобрения служило сжигание жнива — недокошенной соломы и разных сорных трав, терна и чертополоха[36].

Земле давали отдых каждый седьмой год[37], хотя этот закон не особенно строго применялся в эпоху первого храма[38].

Обработка земли для хлебных злаков начиналась вспахиванием ее после того, как ранний дождь в конце октября немного смягчал почву. Плуг отличался примитивностью, сохранившейся до сих пор у местных арабов. С нижней стороны он имел железное острие, которое от времени до времени оттачивалось (מחרשת‎, Machareschet)[39]. В плуг обычно впрягалась пара волов[40]. Поэтому мерой земли принималась צמד שדה‎, Zemed sade, т. е. пространство земли, вспаханное парой волов[41] в один день, дневная вспашка. На более легкой почве работали ослы[42]. Хлебопашец погонял животных во время пашни особой палкой, заканчивавшейся железным острием (מלמד‎, Malmod)[43]. Видимо, эта палка служила в то же время для раздробления глыб земли и для очистки плуга. Были известны два рода плугов: את‎, Et, и מחרשת‎, Machareschet (последнее слово обозначает железную часть на плуге), хотя את‎ обычно переводится словом «заступ». Оба орудия имели железные части, нуждавшиеся в оттачивании[44].

Земля перепахивалась иногда по нескольку раз или же вспахивалась сразу несколькими плугами, следующими один за другим. Пророк Элиша «орал двенадцатью парами, а сам он при двенадцатой»[45].

Землю боронили[46]. Боронили при помощи животных и что работа была не из легких[47].

Засеивание поля производилось различным образом, смотря по тому, что засеивали: стручковые плоды просто разбрасывались рукой, а более ценные злаки, как пшеница, рожь и полба, засеивались в борозды, чтобы скрыть их поглубже в земле[48] для защиты семени от муравьев, птиц и засухи. Посевы продолжались два месяца, и все зависело от дождей. До покоса созревающие колосья подвергались различным опасностям: прежде всего, со стороны саранчи, опустошающее действие которой изображено много раз в Библии[49], муравьев, грызунов и т. д. Особенно боялись саранчи, в которой видели признак «Божьей кары». Атмосферические условия иногда подвергали посевы опасности; особенно дурно было влияние юго-восточного ветра, קדים‎, Kadim, который сжигал зеленые колосья, наконец, часто встречающиеся в Библии שדפון‎, Schidafon, обожжение, и ירקון‎, Jerakon, пожелтение[50]. Когда появлялись пожелтение и обожжение, в стране наступал голод.

Уборка хлеба начиналась жатвой со второго дня Пасхи, что подтверждается также Мишной. Прежде всего начинали с уборки ячменя[51], из первых колосьев которого приносилась жертва Богу, после чего всякий мог есть из нового урожая хлеб в форме опресноков или жареных колосьев[52]. Само собой понятно, что благодаря разнице в климате страны уборка ячменя не всюду начиналась в один и тот же день; поэтому первые определения о праздниках не фиксированы в определенный день месяца[53]. Всё время жатвы Израиль радовался[54].

Жатва производилась серпом, для которого имеются два выражения: חרמש‎, Chermesch[55], и מגל‎, Magal[56].

За косарем ходил «собиратель», מאםף‎, Meassef[57], или сноповязальщик, מעמר‎, Meamer[58], который связывал отдельные укосы в снопы, עמר‎, Omer, или אלמה‎, Alumah[59]. Из снопов составлялись копны и стога (גדיש‎, Gadisch[60]), или же снопы складывались на возы[61] для перевозки на ток. Края полей, разбросанные колосья и забытые снопы оставались нетронутыми и принадлежали беднякам[62], «пришельцу, вдове и сироте».

Иногда зерно молотили на открытом поле[63], но обычно молотьба осуществлялась на току (גרן‎, Goren[64]), куда привозился весь скошенный хлеб. Ток устраивался под открытым небом, на каменистой почве[65]. Молотьба продолжалась все лето вплоть до осенних дождей, а в особенно урожайные годы затягивалась до следующего посева[66]. Производилась молотьба тремя различными способами: 1) незначительные количества хлеба, а также укроп, тмин и стручковые плоды выколачивались палкой[67]; 2) самый элементарный способ, применявшийся и у многих других народов древности, состоял в следующем: по разостланным на току пучкам колосьев гнали скот — волов[68], коров и телят[69], вообще рогатый скот[70] и лошадей[71], и животные своими копытами отделяли зерно от соломы; 3) употреблялась молотилка без колес, которая с нижней стороны имела острия из камней или железа, как доказывается самим названием этого орудия, חרוץ‎, Choruz, что, собственно, означает нечто заостренное[72], По библейскому предписанию[73] нельзя было «заграждать рта волу, когда он молотит».

Смолоченный хлеб провеивался для отделения зерна от мякины. Для этого вымолоченный хлеб собирали в кучу. Затем граблями, מזרה‎, Misreh[74], или особою вогнутой лопатой подбрасывали зерна вверх. Эта процедура происходила обычно вечером или ночью[75], когда дул морской ветер[76]. Иногда же зерна очищались от примесей посредством просеивания через сито[77], каковую работу исполняли женщины. Провеивали по нескольку раз, пока вся мякина удалялась. Очищенные зерна собирались лопатой, רחת‎, Rachat, в кучки, около которых на ночь оставлялась стража[78]. Затем, до наступления дождей, вся жатва убиралась. Вымолоченный хлеб сохранялся в корзинах, мешках, цистернах, погребах и специальных подземельях[79] или же в амбарах, носивших разные названия: אוצרות‎, Ozaroth, מגורה‎, Megurah. В позднейшее время эти амбары устраивались с окнами, закрытыми густыми железными решетками для того, чтобы воздух мог проникнуть внутрь. Иногда такие амбары принадлежали нескольким владельцам. При храме также был склад зерна.

Важной отраслью древнееврейского земледелия было производство оливкового масла (שמן‎, Schemen), так часто упоминающегося в Библии[80]. Израиль характеризуется как страна, богатая «произведениями полей», «медом (пальмовым) из камня» и «елеем из скалы кремнистой». Оливковое дерево (זית‎, Sait) было очень распространено в Палестине, особенно в юго-западной ее части, в долине Шфела и вокруг Иерусалима[81], равно как в области Ашера, который по благословению Моисея «окунет в елей ногу свою»[82]. Если оливковое дерево растет очень медленно, зато оно может существовать, постоянно давая плоды, до 200 лет, причем впоследствии почти не требует ухода. Оно может расти на песчаной и каменистой почве, но лучше всего процветает у морского берега, доставляющего ему необходимую влагу. Зрелые маслины дают больше масла, но зато не совсем зрелые дают масло лучшее. Поэтому плоды сбивались с дерева палкой раньше, чем они вполне созревали[83]. Собранные маслины складывались в корзины и выжимались, причем это масло, наилучшее по качеству, собиралось в сосуды[84] или же выдавливались в давильня[85]. Оливковое масло служило не только для собственного употребления, но было важным продуктом вывоза[86] и было непосредственным объектом товарообмена[87], или ценным подарком иностранным царским дворам[88].

Садоводство также было очень распространено[89]; в связи с ним стояло пчеловодство; страна имела мед не только для собственного употребления, но и для вывоза[90].

Существовало и огородничество[91].

[править] Иудейское царство

В Иудее особенно славились пшеницей области Вениамина и Эфраима[92]. Во время римского владычества палестинская пшеница славилась во всем мире, как отмечал Плиний.

Когда Навуходоносор II разрушил Иерусалим (586 г. до н. э.), он оставил «только несколько из бедного народа работниками в виноградниках и землепашцами»[93].

Согласно посланию Аристея, «страна густо усажена оливковыми деревьями и богата зерном и овощами, виноградом и медом».

Восстание Хасмонеев (167–135 гг. до н. э.) опиралось, в первую очередь, на земледельцев, и после победы они были вознаграждены, получив значительные земельные угодья, отнятые у неевреев. При Александре Яннае еврейская колонизация превратила Галилею в область цветущего земледелия; позднее там «каждый клочок земли обрабатывается ее жителями»[94].

С развитием во времена Хасмонеев и Иродов военной и чиновной аристократии земля мало-помалу концентрировалась в руках крупных капиталистов и обрабатывалась арендаторами и съемщиками, אריםים‎, которые вместе с незначительным контингентом мелких собственников образовали земледельческий класс населения. Положение арендаторов и мелких землевладельцев было далеко не завидное. Они жили в крайней нужде, им часто не хватало средств для посева, так что они были вынуждены прибегать к займам в счет будущего урожая или к предварительной запродаже за низкую цену, что, конечно, в свою очередь очень неблагоприятно отражалось на их состоянии. Р. Гамлиил, как крупный помещик, ежегодно ссуживал съемщиков своих земель деньгами для покупки семян[95]. Поэтому Мишна и Талмуд подробно и всесторонне разбирают подобные явления в земледельческом быту и рассматривают разные виды таких займов и запродаж с точки зрения закона, запрещающего взимать проценты по займам[96].

Среди плодовых насаждений первое место занимали оливковые деревья, произраставшие почти во всех населенных евреями районах — в Иудее, Заиорданье и — в особенном изобилии — в Галилее. Оливковое масло служило предметом вывоза из Иудеи уже в эллинистическую эпоху, особенно славилось масло из Регева в Заиорданье. Наряду с маслинами широко культивировались виноград, финиковые пальмы и фиговые деревья (фиги были одним из основных продуктов питания); иерихонские финики славились во всем Средиземноморье. Из других сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ных продуктов Эрец-Исраэль особой известностью пользовался целебный сок бальзамовых и родственных им деревьев.

Иосиф Флавий говорит о жителях Иудеи: «Мы занимаемся главным образом обрабатыванием нашей превосходной земли»[97]. Флавий также пишет, что борцы за иудейскую независимость рекрутировались главным образом среди крестьян — мелких земледельцев и фермеров.

Землю оставляли под пар даже каждый 2-й год или же обрабатывали её несколько лет подряд и затем пускали под пар на несколько лет. Мишна регулирует все отношения, вытекающие из этого факта, особенно при аренде земли.

Во времена Мишны полагали, что повторное вспахивание земли необходимо для хорошего урожая. Обыкновенно в эту эпоху поступали следующим образом: еще до дождей, в горячее время, землю вспахивали густо, но поверхностно, для того чтобы вырвать корни куколя и вообще сорных трав. Это называлось הפך‎ — перевертывать. После первого дождя вспахивали во второй раз — редко, но глубже, причем особенно старательно раздробляли глыбы (פתיח‎ — раскрывание); в третий раз пахали при сеянии: наконец, после сеяния поле перепахивали в четвертый раз для зарытия семени вглубь (חפר‎ = закрывание), причем проводились канавки для отвода дождевой воды. Понятно, что этот метод применялся не везде: все зависело от почвы и от многих условий. Так, например, террасы обрабатывались не плугом, а заступом.

Чтобы доставить пищу многочисленному народонаселению[98] в такой сравнительно малой стране со слабо развитой торговлей, очевидно, необходимо было широкое развитие земледелия при значительной доходности его.

Разгром Иудеи римлянами нанёс тяжелейший удар по еврейскому сельскому хозяйству. Тит издал декрет об экспроприации еврейских земельных угодий и их продаже или сдаче в аренду. Чтобы облегчить возвращение земель в еврейские руки, законоучители Талмуда приняли постановления, запрещающие конкуренцию и спекуляцию при продаже земли. В этот период появился слой латифундистов, приобретавших у римского правительства земли, оставшиеся без владельца. Восстание Бар-Кохбы привело к тому, что крупные области страны были совершенно разорены, а земли убитых в ходе войны экспроприированы римскими властями.

Также тяжелы были подати, называвшиеся «арнона», ארנונא‎, взыскивались под страхом смертной казни[99]; подати становились еще более тягостными, когда императорами назначались особые сборщики. Последние выколачивали последнюю копейку и незаконно взимали налоги свыше таксы[100]. Р. Иегуда I, как глава народа, видя тяжелое положение еврейской земледельческой массы, угнетенной и обремененной высокими земельными податями, желал облегчить ее участь, причем имел намерение отменить закон о Седмице[101], но задуманная им мера проведена была лишь впоследствии р. Яннаем, который разрешил обрабатывать землю в седьмой год, если это нужно было для уплаты подати; для этой цели разрешалось даже иметь в запасе продукты урожая этого года и торговать ими[102]. Не лучше обстояло дело с земельными податями в Вавилонии. Благодаря деспотизму персидских правителей подати взыскивались с сугубой строгостью. Многие, не выдерживая тяжести высоких податей, бежали, оставив свои поля необработанными; тем не менее, их подати ложились бременем на односельчан ввиду установленной правительством круговой поруки[103]. Часто правительственные чиновники продавали земли с аукциона за неплатеж подати[104]. Вообще персидское правительство смотрело на землю как на свою собственность и даже издало постановление о том, что право на пользование землею имеет тот, кто уплатил следуемую за неё подать[105]; это постановление опять-таки являлось исключительной привилегией крупных капиталистов.

К концу III века в результате налоговой политики римских властей и постоянного уменьшения участков вследствие естественного роста населения начался процесс массового переселения из деревень в города. Оставленные земледельцами участки переходили в руки новых владельцев, не обладавших ни опытом своих предшественников, ни их привязанностью к земле; начался упадок еврейского земледелия, который продолжался и при власти Византии.

[править] Колонии

Иудейский царь Агриппа I сообщает о колонизации евреями, судя по русскому переводу, земледельцами, Греции и других стран.

[править] Талмудическая эпоха

Что земледелие занимало видное место в жизни евреев, видно уже из того, что законам, связанным с земледелием, исключительно посвящен один из шести отделов Талмуда, Зераим, в котором попутно разбирается много деталей земледельческого хозяйства. Кроме того, в других отделах Талмуда уделяется также много внимания законам о купле-продаже и аренде полей, о найме рабочих для полевых работ; много говорится и о «хазаке» при возбуждении спора о праве собственности на поле, и все это разрабатывается в связи с целесообразным ведением земледельческого хозяйства. Впоследствии, после падения Иерусалима, для урегулирования землевладения было необходимо издание так называемой «lex sicaria» םיקריקון‎, которая с течением времени претерпела некоторые изменения, вызванные требованиями жизни, что с несомненностью доказывает, насколько были важны для народного хозяйства землевладение и земледелие[106]. Понятно поэтому то значение, которое придавали в эпоху создания Талмуда молитвам и постам по случаю бездождия, о чем подробно изложено в первой главе трактата Таанит, так как от урожая зависело все благополучие населения страны.

Многие амораи занимались земледелием, лично обрабатывая свою землю в часы, свободные от занятий[107]. В Талмуде есть изречения наставительного характера о земледелии, в частности: «Кто служит земле своей, тот наедается хлеба досыта»[108]. Особенно выдвигается преимущество занятия земледелием как более обеспечивающее и устойчивое, хотя и менее выгодное перед непрочным, но гораздо более прибыльным торговым промыслом. Рав завещал своему сыну: «Лучше иметь «каб» (малая мера) из земли, чем целый «кор» (большая мера) от чердака», т. е. от торговли[109]. Позднее в Вавилонии под влиянием усиленного развития торговли взгляды, по-видимому, изменились. Рава говорит: «Сто «зуз» в торговле дают на весь день мясо и вино, сто «зуз» же в земле дают хлеб и соль, заставляют спать на земле, причиняют постоянные споры и ссоры»[110]. Противоречивые изречения аморая р. Элеазара о земледелии, по всей вероятности, были им высказаны в разное время при различных условиях. Как указано выше, жители Вавилонии были менее склонны к земледелию, чем палестинцы, следовательно, возможно, что взгляд вавилонского аморая на земледелие изменился после того, как он поселился в Палестине. Живя в Вавилонии, р. Элеазар говорил: «Нет ремесла хуже земледелия»[111]; «Землю может купить только крутой и сильный человек»[112]; но, переехав в Иудею, под влиянием господствовавших в этой стране взглядов он утверждал совершенно другое: «Человек, лишенный земельной собственности, не может быть назван человеком». «Все рабочие и люди мастеровые возвратятся впоследствии к земледелию»[113]. В Талмуде имеется указание, что садоводство ставилось выше полеводства[114].

В талмудическую эпоху существовало полеводство, садоводство, луговодство, огородничество и лесоводство; скотоводство не пользовалось сочувствием законоучителей и потому было развито в меньшей степени, особенно в Палестине, где почва отличалась особым плодородием; так как производительность почвы есть главный фактор преуспеяния земледелия, то жалко было занимать значительные площади земли для разведения скота. Вот почему законоучители для поощрения земледелия издали даже специальный закон, запрещавший разведение мелкого скота в Иудее[115], кроме пустынных местностей, хотя обыкновенно этот закон мотивируется тем, что мелкий скот производит потраву засеянных полей, а это равносильно грабежу. Что грабеж является, однако, только внешней мотивировкой закона, а не главной его причиной, видно из того, что вне Иудеи, напр. в Сирии, разведение мелкого скота отнюдь не запрещается. В Вавилонии этот закон был введен только со времен Раба[116], хотя сам Раб и держал для себя мелкий скот. Поэтому мы встречаем в Вавилонии, в городе Махуза, пастбищную систему, при которой продукты земледелия предназначены только для доставления подножного корма скоту[117]. Вероятно, земля сосредоточивалась в руках немногих лиц и преобладала крупная поземельная собственность. Владельцы обширнейших полей раздавали землю в аренду мелким фермерам. Поэтому в Талмуде очень подробно разбираются различные формы аренды полей. Там же, в Вавилонии, был установлен закон о смежном владельце, «бар мецра», דינא דבר מצרא‎, по которому при продаже полевого участка сосед, желающий купить его, пользуется преимуществом перед другими. Ссылаясь на указание Библии «И делай все справедливое и доброе»[118], законоучители установили упомянутый закон во имя улучшения народного хозяйства и для избежания чересполосицы. — С особенной тщательностью был разработан в Мишне библейский закон о Килаим в целях предупреждения истощения почвы, которое может произойти вследствие одновременного посева разнородных культур; но благодаря тому, что в Иудее земля часто нуждалась в искусственном орошении и вообще уходе, у евреев практиковались и системы интенсивного хозяйства. Из них отметим следующие: переложная система, т. е. после одногодичного или двухгодичного посева поле оставляется под паром и его только вспахивают[119]; плодосменная, т. е. чередование разного рода культур[120]; вольная система как высшая степень интенсивного хозяйства, состоящая в свободном выборе посева, практиковалась только в Вавилонии при более благоприятной почве, но не в Иудее[121]. Под культурой находилась вся площадь земли в Иудее, как равнины, так и склоны гор[122].

Для обработки земли требовалось приложение усиленного личного труда в мелком хозяйстве и много рабочих сил в крупном. Такой труд не всегда в должной степени вознаграждался, особенно при дроблении хозяйства. В Иудее, почва которой достигает весьма высокой производительности, труд земледельца окупается при наименьшей единице земледельческого хозяйства, именно при площади размером в 9 «кабин»[123]; в Вавилонии же, с менее производительной почвой, минимальной единицей хозяйства, которая может вознаградить затраченный на нее труд, считается площадь такой величины, что для засева или запашки ее требуется целый день работы[124]. Хотя в климатическом отношении Вавилония имела преимущество перед Иудеей и её поля не нуждались в дожде[125], но зато большинство палестинских полей напаивались естественным дождевым орошением («бет габаал» в Мишне[126]), между тем как вавилонские поля требовали искусственного орошения, связанного с личным трудом (эти поля называются в Мишне «бет гашалхин»)[127].

Предварительно поле очищалось от всяких терниев и камней[128], каменистые места и твердая горная почва разрыхлялись бороздниками[129], затем для удобрения полей пользовались навозом, который привозили в готовом виде, предварительно выставив его в публичном месте, дабы его растоптали прохожие и животные[130], или же полученным от скота, нарочно для этой цели оставленного на поле[131]. В кучу навоза обычно вливали воду, чтобы куча вздулась, и разрыхляли её с тем, чтобы навоз разлетелся по всему полю[132]. В навоз превращали также оставшуюся от прошлой жатвы солому[133]; в качестве удобрения иногда служила и соль[134]. По сообщению Плиния[135], земледелец держал рукоятку плуга, не имевшего колес, и для того, чтобы не осталось невспаханных мест, должен был идти наклонившись вперед и постоянно смотреть за плугом[136]. Запашка в Сирии и Палестине была неглубокая, посев же производился во время боронения[137]. В Иудее ввиду каменистой почвы требовалась после сеяния вторичная вспашка, для того чтобы покрыть землею брошенное семя[138].

Для искусственного орошения полей воду приносили из ближайших источников или колодца, который либо принадлежал одному владельцу, либо являлся собственностью всей долины и все одинаково пользовались им. Второй прием орошения заключался в том, что от ближайшей реки к полю проводили искусственные канавы, по которым вода непосредственно спускалась к месту надобности[139]. Засеивание поля и жатва производились в разное время, смотря по тому, что было посеяно, напр. пшеницу и рожь сеяли в месяце Хешвоне (приблизительно октябрь), а ячмень и горох в Адаре (приблизительно февраль). В общем Барайта устанавливает следующие сроки для сеяния и жатвы: общий посев производится в течение месяцев Хешвона и Кислева, а общая жатва — в течение месяцев Иара и Сивана[140]; но имеется и более поздний посев. Уборка полей не производится одновременно, даже одно и то же поле убирается полосами по мере созревания растений, которое в разных частях одного и того же поля наступает то раньше, то позже, в зависимости от производительности почвы[141].

В Вавилонии, видимо, уборка полей совершалась в другое время. Так, Талмуд сообщает, что не назначали судебных разбирательств на месяцы Нисан и Тишри, так как в продолжение этих месяцев производилась уборка полей[142]. Равва просил своих учеников не являться к нему в течение Нисана и Адара, чтобы им потом не приходилось нуждаться целый год, т. е. чтобы они получше в это время убирали свои поля[143]. Всё это является доказательством, что большинство (или во всяком случае, заметная часть) евреев в Вавилонии занималось земледелием.

Арабские завоевания привели к исчезновению широкого еврейского крестьянства.

[править] В Средние века

Ещё в римское время существовали евреи-декурионы, каковыми обычно были землевладельцы.

Евреи-землевладельцы отмечены и на Балеарских островах.

С появлением колоната (форма крепостной зависимости), встречаются и евреи-колоны. Папа Григорий I обещал еврейским колонам, сидевшим на церковных землях на о. Сицилия, облегчение податного бремени, если они перейдут в христианство. Из писем папы мы также знаем, что чаще всего встречался еврейский землевладелец, обрабатывавший свои земли при помощи рабов, не только в Ломбардии, но и в других областях Италии. Григорий I требует, чтобы еврейским помещикам запретили держать христианских рабов; евреям не запрещается владеть землей; им лишь предписывается, чтобы они сдавали землю в аренду своим христианским рабам.

Многочисленные церковные соборы повторяют запрещение евреям держать христианских рабов, однако это требование игнорировалось, так как еврейский крупный землевладелец представлял тогда очень доходную статью для государства. К тому же евреи пользовались всеми правами римских граждан и таковыми они оставались очень долго, как это видно из кодекса Феодосия Великого.

В Испании в продолжение всей эпохи вестготского владычества евреи обладали земельной собственностью, которую они обрабатывали сами или же при помощи рабов, имели виноградники и оливковые рощи. То же самое было и в Галлии. Указывалось на то, что в Южной Франции около Нарбонны существовала гора, называвшаяся Mons Judaicus, а около Лиона была особая Terra Ebreorum. Что в Испании евреи часто лично обрабатывали землю, доказывается законом вестготского короля Эрвига, строго запретившего евреям совершать какие-либо земледельческие работы по воскресеньям и христианским праздникам.

Ликвидация еврейского землевладения началась ранее всего в стране франков (во 2-й половине VI века), где прежде всего укрепился католицизм; в Италии, где арианство удержалось дольше, эта ликвидация началась в VII веке. В Испании лишь в 694 году король Эгика издал закон, запретивший евреям обладать земельной собственностью; при этом он обязал казну уплатить евреям стоимость конфискованной у них земли. Впрочем, этот закон не имел особого значения, потому что скоро после его издания вестготское королевство было разрушено арабами (711); евреи Испании снова могли свободно пользоваться своей землей и продолжали заниматься земледелием.

Во времена Карла Великого и его ближайших потомков, вплоть до конца X века, нарбоннские евреи владели землей, виноградниками, мельницами и вообще земледельческим хозяйством. Вениамин Тудельский сообщает, что в Греции у подошвы Парнаса евреи были земледельцами, лично обрабатывавшими свои угодья. В Германии евреи рейнских областей обладали виноградниками, а в восточных частях Германии, Австрии и Силезии мы встречаем сельское землевладение ещё в XIII веке. Точно так же в Испании в эпоху христианских королей, во второй половине Средних веков, евреи владеют землями и виноградниками. В Аравии евреи долго продолжали заниматься земледелием и скотоводством, что подтверждается, между прочим, и Кораном.

Хазарский каганат: хазарский царь Иосиф пишет: «С месяца Нисана мы выходим из города и идем каждый к своему винограднику и своему полю и к своей (полевой) работе».

В X веке на северном побережье Чёрного моря еврейские земледельцы применяли передовую технику пахоты и занимались выращиванием риса.

Лев Гумилёв пишет:

В 768-772 гг. евреи в Нарбонне являются крупными землевладельцами, а на полях и виноградниках работают крепостные-христиане. Через 70 лет, после окончательного объединения Западной Европы Карлом Великим, ту же картину мы видим в Лионе (849). Таким образом, в наиболее богатых областях Священной Римской империя евреи составляют господствующий класс, диктующий свои порядки[144].

В Северной Африке в IX веке существовали значительные группы евреев-земледельцев, занимавшихся садоводством, виноградарством и пчеловодством. Еврейские садоводы (бустанаим) упоминаются, в частности, в документах Каирской генизы.

В Италии шелковичное дерево впервые начало культивироваться евреями, которые фактически монополизировали эту отрасль земледелия в стране, в особенности в Сицилии в XII веке, где евреи занимались также рыболовством.

Но затем евреям окончательно запретили иметь христиан-рабов, отобрали землю, так что им пришлось переключиться на торговлю и финансы. Евреи-земледельцы ещё впрочем оставались на Кавказе.

[править] В колониальной Америке

Вернер Зомбарт пишет:

Уже в 1492 г. португальские евреи поселяются на острове Св. Фомы и начинают здесь вести в крупных размерах плантаторское хозяйство; они основывают многочисленные сахароварни, и у них работают 3000 негров-рабов.

В 1624 г. многочисленные американские евреи объединяются и основывают в Бразилии колонию, в которую переселяется 600 именитых евреев из Голландии. В этой первой половине XVII в. все крупные сахарные плантации находятся в руках евреев.

Это господство еврейских элементов в плантаторских предприятиях пережило эпизод политического господства Голландии над Бразилией; оно тянулось -- несмотря на "изгнание" евреев в 1654 г. -- вплоть до XVIII в.

Из 344 суринамских плантаций, на которых, главным образом, производилась культура сахарного тростника, евреям в 1730 г. принадлежало 115.

На Мартинике первая большая плантация и сахароварня были основаны в 1655 г. Беньямином Дакостой, бежавшим туда из Бразилии с 900 единоверцами и 1100 рабами (в 1655 г.).

И в Южных Штатах союза евреи играют отчасти ту же самую роль, как и в других штатах, -- роль торговцев среди колонистов-земледельцев. Но рядом с этим они уже в довольно раннюю эпоху (как и в Средней и Южной Америке) являются богатыми владельцами плантаций. В Южной Каролине, например, "еврейская земля" ("Jews Land") служит синонимом крупных плантаций. Здесь, между прочим, сосредоточилась широкая деятельность Мозеса Линдо, который, как мы уже упоминали раньше, особенно содействовал добыванию индиго[145].

Особенно известна колония Йоденсаванна, где на еврейских плантациях трудились тысячи рабов, нередко поднимавших восстания.

[править] 19-20 века

В XIX веке евреи, как будто разбуженные от долгого сна, стали проявлять ранее невиданную активность по всем направлениям, в том числе восстановили еврейское земледелие, притом сразу в Галиции, России, Палестине и Америке, как в Северной (США, Канада), так и в Южной, но особенно многочисленными были еврейские земледельческие колонии в Аргентине (чему помогал Мозес де Гирш) и Российской империи.

Так, после 1807 года в Новороссии возник ряд еврейских колоний.

Царское правительство, исходя из своей системы ценностей, считало, что привлечение евреев к сельскому хозяйству является благим начинанием, и помогало этому, давало евреям казённые земли и т. д. Так, изданием Положения 1835 года льготы поселенцам были расширены: им дано право селиться, покупать и арендовать земли, были отведены казенные земли, сложены недоимки, было дано освобождение от рекрутской повинности (на 25 и 50 лет).

В 1833—1853 годах были основаны также 9 колоний в Бессарабскской губернии, но уже на частной и арендованной земле. Тогда же правительство начало делать опыты привлечения евреев к земледелию во всем Западном крае, где после 1835 года стали основываться колонии, преимущественно более состоятельными элементами, на купленной и арендованной земле.

В 1836 году возник план колонизации евреями-земледельцами Сибири (Тобольская, Омская область), куда вскоре по собственному почину стали направляться массы еврейских переселенцев (откликнулось до 2 тысяч семей), но в начале 1837 года неожиданно переселение в Сибирь велено было прекратить и переселенцев направить снова в Новороссию; переселенцев стали ловить в пути и по этапу отсылать в херсонские еврейские колонии.

В 1846 году появляются первые колонисты в Екатеринославской губернии.

В 1847 году был основан переселенческий капитал для помощи колонистам и установлена норма казенной земли по 30 десятин на каждую семью и 10 десятин в запас (в Новороссии) и по 20 десятин без запаса (в остальных местах).

В правление Александра II евреям стал затрудняться доступ к земледелию. В 1859 году было прекращено поселение евреев на казенных землях Западных губерниях, а в 1864 году — ограничено и на частных землях; в 1865 году разрешен переход еврейских земледельцев в другие сословия; в 1866 году прекращены отчисление сумм коробочного сбора на земледелие и перечисление евреев в земледельцы. С введением воинского устава 1874 года отпала льгота по военной службе. В 1872 году люстрационные комиссии, производившие нарезку земли крестьянам, проверяя число действительных еврейских земледельцев, произвели разгром еврейских земледельческих поселений в Юго-Западном крае, лишив их большинства земель: в Волынской, Подольской и Киевской губерний из 39 тысяч десятин осталось только 4.082 десятин (в Балтском уезде уменьшилось в 16 раз).

Изучением евреев-крестьян занимался Виктор Никитич Никитин, который также отмечал, что раввины не одобряли этой деятельности: «поддерживали своих единоверцев в мысли, что они, как народ избранный, – не предназначены судьбой на тяжкий труд земледельца, ибо это горький удел гоя».

К концу века, по данным ЕКО, еврейских земледельцев было 149 тысяч человек; а по данным переписи 1897 года — 157 820 (3,29% еврейского населения).

Некоторые из этих поселений получили названия на иврите: Нахар-Тов (Нагартов), Сде-Менуха (Седеменуха) и другие. В 1913 году в этих деревнях было 7 тысяч угодий и 42 тысячи жителей.

Еврейские поселения сильно пострадали от погромов в ходе Гражданской войны.

К концу 1920-х годов в этих и возникших позднее поселениях насчитывалось до 5,5 тысяч семей; основной культурой был табак, и до 90% всех табаководов Бессарабии составляли евреи.

В СССР в первые десятилетия еврейское сельское хозяйство активно развивалось в УССР, Крыму, на Кавказе и в Средней Азии, а затем и в ЕАО. Этим хозяйствам помогал Джойнт. В начале 1930-х годов свыше 10% еврейского населения СССР было занято земледелием, но затем власти подавили эту деятельность, взяв курс на ассимиляцию евреев.

В середине 1930-х годов в северо-восточной Польше было около 2,9 тысяч еврейских хозяйств, располагавших 23 тысяч га сельхо­з угодий. На Волыни евреи обрабатывали еще четыре тысячи га угодий, составлявших 940 хозяйств. В Закарпатском Марамуреше, частью принадлежавшем Румынии, частью Чехословакии, примерно 60 тысяч евреев занимались садоводством, пчеловодством и скотоводством.

В ходе Холокоста население еврейских колхозов в СССР было истреблено, после чего уже они не восстанавливались.

[править] В Израиле

Евреи стали возвращаться к сельскому хозяйству.

В 1870 году в Эрец-Исраэль была основана сель­ско­хо­зяй­ст­вен­ная школа Микве Исраэль, немного позднее — первые еврейские фермы и земледельческие поселения: Моца, Петах-Тиква и Гей-Они. В 1881 году в Палестине насчитывалось около тысячи еврейских семей, занятых в земледелии.

Сельское хозяйство Израиля довольно развито, активно используются израильская сельскохозяйственная техника и технология. Симха Бласс придумал капельное орошение.

Впрочем, в последние десятилетия, особенно после укрепления шекеля, в том числе и после ликвидации развитых еврейских ферм Гуш-Катифа, происходит постепенный упадок сельского хозяйства Израиля, вызванный в том числе и популистскими решениями правительства Израиля по либерализации импорта, что по теории должно снижать цены на продукты питания (на практике это может быть далеко не так), но вредит местным производителям. Председатель фермерского лобби в Кнессете, депутат «Сионистского лагеря» Эйтан Броши отметил историю с импортом промыслового тунца, на котором нажились только торговцы.

В результате, израильское сельское хозяйство сократилось до 2% экспорта товаров к 2020 году с пикового уровня выше 40% в 1950-х годах. Лишь 1% израильтян в настоящее время заняты в сельском хозяйстве, по сравнению с 18% в 1958 году.

«Земля здесь, в центре Израиля, очень дорогая, большинство садов было вырублено», – рассказывает цитрусовод в третьем поколении Идан Зехави. Карнит Флуг, бывшая управляющая Центральным банком страны, ныне вице-президент исследовательского центра «Израильской институт демократии», отмечает: «У Израиля нет сравнительных преимуществ в сельском хозяйстве. Воды здесь мало. Земли здесь мало». У региональных конкурентов Израиля, таких как Египет, Турция и Марокко, «рабочая сила очень дешевая, вода очень дешевая, а валюта лучше для экспортеров», – говорит Ницан Роттман, курирующий работу по цитрусовым в израильском министерстве сельского хозяйства. «Мы не можем соревноваться с ними».

По большому счёту, не так и много евреев в Израиле занято сельским хозяйством, и там часто работают гастарбайтеры, а также арабы, таким образом, данная деятельность скорее вредит Израилю. Делаются попытки роботизировать отрасль, чтобы избавиться от этих иностранных работников.

Этот вред усиливается из-за того, что широко используются импортные ГМО-культуры, такие как кукуруза, соя и рапс. В некоторых израильских овощах новых сортов мало витаминов. Вообще, о крайне нездоровом питании израильтян (в том числе детей) говорит факт широкого распространения среди них людей с ожирением и избыточным весом.

Стоит отметить, что в Израиле насчитывается более 200 стартапов в области сельского хозяйства, причем венчурные капиталисты за последние 5 лет увеличили ежегодные инвестиции более чем вдвое, достигнув 100 миллионов долларов в 2019 году, по данным «Start-Up Nation Central».

[править] Источники

  1. КЕЭ, том: 2. Кол.: 547–554.
  2. ср. Быт. 23:16; 33:19
  3. Втор. 8:8
  4. Быт. 26:12
  5. Второзак., 6, 10—11
  6. Быт., 26, 12
  7. Исх. 23:29; Втор. 7:22
  8. см. Суд. 1:19, 27–36
  9. см. Чис. 32; Втор. 3:19; ИбН. 1:14
  10. Числа, 26, 54—56; ibid., 33, 54
  11. Исход, 23, 14—17 и 34, 18—23
  12. Второзак., 16, 9
  13. Исх., 16, 23
  14. Суд., 21, 19; I Цар., 8, 2; 12, 32; даже у Иезек., 45, 25; Зехар., 14, 16 и Нехем., 8, 14
  15. I Ц. 5:5
  16. Исаия, 5, 8; Миха, 2, 1—2; Амос, 8, 5—6 и далее; Нехемия, 10, 32; 13, 15
  17. Ис., 30, 25; 32, 2 — Palge Maïm; Псалм., 1, 3 и т. д.
  18. Экклез., 2, 6
  19. Иезекиил 27, 17
  20. Исход, 9, 32
  21. Исаия 28, 25
  22. Суд., 7, 13; II Цар., 4, 42
  23. I Цар., 5, 8
  24. Руфь, 2, 14
  25. Лев., 23, 10—12
  26. Иезек., 4, 9
  27. Бытие, 25, 29—34
  28. II кн. Сам., 23, 11
  29. II Сам., 17, 28
  30. Иезек., 4, 9
  31. Второзак., 8, 8
  32. Иезекиил, 27, 17 и II Хрон., 2, 9
  33. Исаия, 5, 2
  34. II Цар., 9, 37; Исаия, 25, 10; Иерем., 8, 2; 9, 21; 16, 4; 25, 33; Псалм., 83, 11
  35. Исаии, 25, 10
  36. Исаия, 10, 17; 5, 24; 47, 14; Иоиль, 2, 5
  37. Исх., 23, 10—11
  38. Левит, 26, 34 — 35; Иерем., 34; II Хрон., 36, 21
  39. I Сам., 13, 20—21
  40. I Сам., 11, 7; I Цар. 19, 19; Амос 6, 12
  41. I Сам., 14, 14; Исаия, 5, 10
  42. Исаия, 30, 24; 32, 20
  43. Суд., 3, 31
  44. I кн. Сам., 13, 21
  45. I Цар., 19, 19
  46. Исаия, 28, 24, еще точнее у Гошеи, 10, 11: «Иуда будет пахать, Яков — боронить, שדד
  47. Иов, 39, 10
  48. Исаия, 28, 25
  49. Суд., 6, 5; 7, 12; Иерем., 46, 23; Псалм., 78, 4
  50. Второзак, 28, 22; Амос, 4, 9; I кн. Цар., 8, 37; Хаггай, 2, 17
  51. Исх., 9, 31
  52. Лев., 23, 10
  53. Исх., 23, 14—17; 34, 18 и 22
  54. Исаия, 9, 2
  55. Второзак., 16, 9
  56. Иеремия, 50, 16
  57. Иерем., 9, 21
  58. Псалм., 129, 7
  59. Руфь, 3, 7; Быт., 37, 7; Псал., 129, 7
  60. Исход, 22, 5
  61. Амос, 2, 13
  62. Левит, 19, 9; Второз., 24, 19
  63. I Сам., 12, 16—17
  64. Числ., 15, 20; 18, 27
  65. Суд., 6, 37
  66. Лев., 26, 5
  67. Руфь, 2, 17; Суд., 6, 11; Исаия, 28, 27
  68. Второз., 25, 4
  69. Гошеа, 10, 11
  70. Миха, 4, 13
  71. Иошуа, 27, 28
  72. ІІсаия, 28, 27; повозка называлась מורג‎, Morag, Исаия, 41, 5 или מרג‎, Morig, II Сам., 24, 22; Амос, 1, 3
  73. Второзак., 25, 4
  74. Исаия, 30, 24; Иеремия, 15, 7
  75. Руфь, 3, 2
  76. Иер., 4, 11; 51, 2
  77. Анос, 9, 9
  78. Руфь, 3, 7
  79. Иеремия, 41, 8
  80. Второзак., 8, 8; 32, 13
  81. I Хрон., 1, 27, 28
  82. Второзак., 33, 24
  83. Второзак., 24, 20
  84. Исх., 27, 20 и 29, 40
  85. Миха, 6, 15
  86. Иезек., 27, 17
  87. I кн. Цар., 5—25 и II Хрон., 2—9
  88. Гошеа, 12, 2
  89. Песнь, Песн., 2, 3, 4, 13—16
  90. Иезек., 27, 17
  91. Амос, 4, 9; Второзак., 11, 10
  92. II Хрон., 13
  93. II Цар. 25:12
  94. Флавий. Война 3:42–43
  95. М. Б. Мец., VII, 9
  96. Левит, 25, 36—37; Мишна, Баба Меция, V
  97. «Против Апиона», кн. I, гл. 12
  98. «Иуд. войн.», 6, 9, 3
  99. Иер. Санг., III, 21б; ср. Тосафот Санг., 26а
  100. Санг., 25б
  101. Иер. Демай, I, 3, 22а
  102. М. Санг., III, 6
  103. Б. Кама, 113б; Гит., 58б; Баб. Мец., 73б
  104. Б. Бат., 55а
  105. Б. Мец., 73б
  106. М. Гит., 5, 6—7; Иер. Гитт., V, 47б
  107. Гит., 60б; Хул., 105а
  108. Сангедр., 58б
  109. Пес., 113а
  110. Иеб., 63а
  111. Иеб., ib.
  112. Санг., 58б
  113. Иеб., 63а
  114. Б. Батр., 7а
  115. Мишна, Баба Кама, VΙΙ, 10
  116. Баба Кама, 80а
  117. Баба Батра, 36а
  118. Второзак., 6, 18; Б. Меция, 108а
  119. Баба Батра, 36б
  120. Б. Мец., 107а; ср. Б. Батра, 56б
  121. Б. Мец., 107а
  122. Пеа, II, 2
  123. М. Б. Батра, I, 7
  124. Б. Батр., 12а
  125. Таанит, 10
  126. Б. Батр., 19а
  127. Б. Мец., 107б; Гитт., 60б
  128. М. Шебиит, II, 3, ІV, 1; Моэд Катан, 10б
  129. Шеб., ib.; Пеа, II, 2
  130. М. Баба Мец., X, 7; Б. Мец., 118б
  131. М. Шебиит, III, 4
  132. Toc. Шеб., II, 4
  133. Баба Мец., 103б
  134. Лук., ХІV, 34, 35
  135. Hist. natural., XVII, 49, 42
  136. ср. Лук., IX, 62
  137. Плиний, ib., 3; ср. Баб. Батр., 19а
  138. Шаб., 73б; ср. Б. Батра, 12а
  139. Гитт., V, 9; Моэд Катан, I, 1, 2 и др.
  140. Б. Мец., 106б
  141. Пеа, III, 2; ср. ib., I, 2
  142. Баба Кама, 113а
  143. Берахот, 35б
  144. Л. Н. Гумилёв. Древняя Русь и Великая степь. М.: Мысль, 1989.
  145. Евреи и хозяйственная жизнь


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты