Римлянки и евреи

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Римлянка
Самуил помазывает Давида на царство, фреска из синагоги в Дура-Европосе, середина III века.
Сцена бросания пророка Ионы в море, Рим, катакомбы Присциллы, III век
Фаустина Младшая, дочь императора Антонина Пия, благодаря ей были отменены законы Адриана против иудейской религии
Антония Младшая, мать императора Клавдия, много одаривала деньгами Агриппу I, существуют данные, что она стала иудейкой
Поппея Сабина, жена императора Нерона. Иоисф Флавий называет её Θεοσεβής — богобоязненной. При её дворе многие евреи нашли благосклонный приём, а сама она часто заступалась за евреев пред Нероном, и, благодаря её покровительству, Иосифу удалось освободить многих пленных евреев-мятежников.

Римлянки и евреи — совокупность генетических и литературных данных, говорящих о сексуальных отношениях мужчин-евреев с римскими женщинами (жительницами Древнего Рима). Жившие в Риме евреи смешивались с римлянками, имеется немало упоминаний подобных отношений. Процесс остановился в 339 году, когда император Констанций II под страхом смертной казни запретил браки между евреями и христианками, а в 388 году евреям под страхом смертной казни было запрещено жениться на христианках и обращать христианок в иудейство[1].

Римский поэт Ювенал фиксировал, что римлянки рожали детей от «почитателей субботы». Новые жители Рима, дети римлянок от евреев по Ювеналу, стали исповедовать иудаизм, но затем бо́льшая часть еврее-римлян и греко-евреев перешла в христианство.

Согласно современным генетическим исследованиям, 80 % женщин-евреек европейского происхождения — прямые потомки римлянок по женской линии.

Содержание

[править] Генетические данные

В 2013 году вышли исследования наследуемой по материнской линии митохондриальной ДНК европейских евреев — ашкеназов, возводящие их происхождение практически исключительно к исходному женскому пулу на территории северной Италии[2].

Для определения генетической истории ашкенази было проанализировано 2500 полных и 28 тысяч частично прочитанных митохондриальных геномов от неевреев и 836 частично прочитанных мтДНК ашкенази (митохондриальную ДНК хранит генетическую информацию не в ядре клетки, а в митохондриях, которые всегда наследуются по материнской линии, так как достаются эмбриону исключительно из яйцеклетки). Результат анализа позволил сделать вывод о том, что наибольшее соответствие наблюдается между ашкеназской мтДНК и митохондриальными генами современного населения Италии.

Cовременные женщины-ашкеназы, то есть европейские еврейки на более чем 80 %[3][4] (лишь 8 % европейских евреек имеют ближневосточную родословную[5]) — это потомки римских женщин:

2 тыс. лет назад часть еврейского населения Палестины покинула эту территорию, отправившись в Европу, в частности на Апеннинский полуостров. Действительно, еще до нашей эры еврейские сообщества появились во многих городах Средиземноморья… (Еврейская) община Рима насчитывала на пике от 30 тыс. до 50 тыс. евреев. Однако среди переселенцев… почти не было женщин. Женами приезжих с Ближнего Востока становились местные уроженки, переходившие в иудаизм[6].

Но и те 8 % которые есть у ашкеназок с Ближнего Востока могли быть привнесены в Италию вне всякой связи с евреями и уже в Риме смешаться с евреями:

Суммарный женский ближневосточный вклад составляет 8,3 %, тогда как европейско-средиземноморский — 81 %. Более того, они считают, что женские ближневосточные маркеры в древности (послеледниковый период), имели широкое распространение вдоль северного средиземноморья и были там ассимилированы. В частности, одна из основных гаплогрупп К1а зародилась еще примерно 20 тыс. лет назад на Ближнем Востоке, а затем уже появилась и в Европе. Сказанное не отрицает того, что нынешние еврейские мужчины и женщины имели разную миграционную историю. Авторы прямо говорят, что такой перекос может быть просто результатом прозелитизма, особенно среди женщин, а мужчины-первопроходцы («основатели») сохраняют ближневосточные маркеры в своей Y-хромосоме[7].

Генетические исследования израильского генетика из Тель-Авивского университета Авшалома Зусмана-Дискина показали, что смешение происходило по линии еврей-мужчина — итальянка-женщина[8].

Другими словами, предки ашкеназов по прямой мужской линии прибыли с Ближнего Востока, но предками ашкеназов по прямой женской линии были европейские женщины, в основном итальянки[9][10][11]:

Основатели отцовских линий ашкеназов действительно жили на Ближнем Востоке, а появление более древней европейской материнской линии в родословной объясняется тем, что выходцы с востока перебрались в Европу и взяли в жёны местных красавиц[12].

[править] Данные авторов римской эпохи

Евреи переселялись в Рим практически без женщин. Естественно, эти мужчины-евреи вступали в отношения с римлянками. Овидий (I в. до н. э.) отмечал, что синагоги по субботам привлекают много римских девиц, в «Науке любви» Овидий советует отводить любовным утехам субботу, как делают «сирийские евреи»; субботу «сирийских палестинцев» (то есть евреев) он упоминает и в «Средствах от любви».

Иосиф Флавий сообщает, что во времена императора Тиберия одна знатная и замужняя римлянка Фульвия, обратилась в иудаизм, и передала каким-то проходимцам все свои ценности. В результате Тиберий приказал депортировать из Рима 4 тысячи евреев-мужчин на Сардинию, и «в том же году были изда­ны стро­гие ука­зы сена­та про­тив рас­пут­но­го поведе­ния жен­щин». Это довольно любопытный пример сексуального навета и попытки избавиться от конкуренции с евреями за женщин.

Чем руководствовались евреи вступавшие в связи с римлянками? По-видимому, это было частью военной стратегии, которая используется разными семитскими народами. Можно вспомнить, что и в борьбе с мадианитянами и другими народностями, да и для захвата Иерихона евреи использовали местных женщин (Рахав, Я‘эль). То, что это была военная стратегия говорит и тот факт, что в аггадических сказаниях много преданий о связях законоучителей с римлянками, так что этот процесс очевидно происходил под их управлением. Смысл этой военной стратегии прост: римляне победили нас оружием, мы победим их через их женщин. Эта стратегия и поныне открыто декларируется например у арабов, родственников евреев, в отношении иноверцев, как средство ассимиляции и исламизации. Очевидно, в давние времена и евреи применяли такую же тактику, так как примеров тому в Библии много, например у Самсона, воевавшего с филистимлянами было три жены филистимлянки. Именно женщины рожают детей, в этом заключается их ценность для продолжения нации, соответственно если отбить у враждебного народа женщин, это может привести к его исчезновению. Такой способ войны и поныне имеет место у восточных народов. Евреи не могли победить римскую армию, но они нашли у римлян слабое место.

Могла быть и другая, естественная мотивация тяги евреев к римлянкам — их красота. Но красивые женщины были и в Иудее и рядом с ней. Похоже одной красотой нельзя объяснить произошедшее, так как сложно поверить, что во время бесчисленных войн в Иудее не хватало женщин, и евреи отправились за ними в Рим. Видимо, евреи считали, что отняв римлянок у римлян, победят их.

То, что римлянки принимали иудаизм известно и по литературным и археологическим данным. Известны даже имена многих таких прозелиток: Поппея Сабина, Антония Младшая, Клавдия Прокула, Флавия Домицилла, Паулина Бетурия, Фульвия, Сатурния, Прискилла, жена сенатора Сатурния, Ветурия Паула основала две синагоги («мать синагог Марсова поля и Волумниуса») и после обращения в иудаизм приняла имя Сара. Помпония Грецина, жена военачальника Авла Плавтия, покорившего Британию, была предана суду и изгнана мужем за приверженность иудейской религии. Прозелиткой стала дочь консула-суффекта Авла Плавция и т. д. Одна римская женщина была «mater» двух синагог. Другая, в Фокее, пользовалась преимуществом proedria, то есть сидения на первой скамье[13]. Возможно, что дочь римского полководца Литория была прозелиткой, так как сам он был язычником.

Чем объяснить успех евреев у римлянок? Можно предполагать разные версии. Возможно, многие мужчины-римляне находились в походах и в провинциях, там они наверняка женились на местных уроженках. Соответственно, римлянки вступали в контакты с евреями (впрочем, такой же успех у евреев был и в Дамаске, где «преимущественно все женщины» соблюдали еврейские обычаи, для местных евреев это закончилось плачевно, сирийцы в тайне от жён побили их[14]).

Римский поэт Марк Валерий Марциал упрекает римлянок «не бежишь никуда от обрезанных ты иудеев», при этом отмечая:

Как же понять, если ты насто­я­щая рим­лян­ка родом,
Что ника­кие тебе рим­ские лас­ки не всласть?[15]

Хотя римляне (Марциал) отрицательно относились к отношениям римлянок с евреями, но лишь при Тиберии и то частично и то временно прогнали некоторых евреев из города. Это объясняется тем, что многие влиятельные римлянки имели любовников-евреев и заступались за еврейскую общину, как заступалась жена императора Нерона Поппея Сабина, одарившая подарками Иосифа Флавия, будущего видного командира в войне с Римом.

Римлянки были очень свободны, римские мужчины не могли запрещать им отношения с евреями. В раввинистических преданиях римлянки свободно общались с «рабби», римские мужчины этому не мешали.

[править] Возможная роль в распространении христианства

 → Распространение иудаизма и иудео-христианства в Римской империи

Казалось бы, евреи были врагами Римской империи, римляне были врагами евреев, а те их ненавидели как завоевателей и разрушителей Храма. Но тот факт, что произошёл процесс массового распространения отколовшегося от иудаизма христианства народами Римской империи, говорит о том, что отношения евреев с империей не укладываются в одни только римско-еврейские войны. Этнографы отмечают большое сходство итальянцев с евреями, так как в эпоху империи итальянские женщины увлекались ксенофилией (свойственной женщинам общества упадка или традиций гостеприимной проституции), и отдавались евреям, которые были в те времена очень активны).

Видимо, распространение в Римской империи иудаизма — иудео-христианства — именно связанно с этим явлением, так как иудаизм запрещал евреям сожительство с язычницей и женитьбу на ней, а поэтому евреи склоняли римлянок в свою религию, в противном случае их наказывали за отпадение в язычество, и могли убить:

Кто… женится (сожительствует) на римлянке, того убивают ревнители[16].
Когда пришел Р. Дими, он сказал: Суд (бет дин) Хасмонеев постановил, что тот, кто сожительствует с языческой женщиной, виновен и подлежит наказанию за nashga, то есть, за сожительство с ниддой (niddah), шивхой (shifhah), гойкой (goyyah) и зоной (zonah)[17].
Если кто-то… сожительстует с языческой [сирийской] женщиной, он наказывается ревнителями (зилотами)[18].

То есть, нужно было (для законного сожительства по иудейскому закону), чтобы римлянки отказывались от язычества и соблюдали законы половой жизни, законы нидды (ритуальной чистоты), кашрута и т. д., то есть перенимали иудаизм.

Поэтому, произошёл массовый переход римлянок в синкретический иудаизм, за которым последовал переход в иудео-христианство, и наконец, христианство.

Вряд ли распространение иудаизма и отколовшегося от него христианства в Римской империи было следствием каких-то проповедей, оно явно указывает на массовые сексуально-семейные личные близкие отношения между евреями и римлянками и греческим женщинам (в незначительной степени евреек с греками и римлянами).

Христианство лишь с трудом победило, иудаизм ещё немного и мог стать государственной религией Римской империи (Нерон от жены его возможно принял, Северы исповедовали синкретический иудаизм и т. д., характерно, что мать Константина Великого по одному преданию уговаривала его принять иудаизм, а не христианство). Христианство, видимо, лучше подходило смешанным еврейско-римским и еврейско-греческим парам и их детям.

[править] Талмудические предания

В раввинистических рассказах множество историй о взаимоотношениях римлянок с еврейскими священниками, благодаря этим влиятельным римлянкам часто удавалось облегчить общее положение евреев, как например, Иуда бен-Шамуй через влиятельную римлянку добился многих послаблений для евреев от императора Антония Пия[19].

«Одна матрона» — типичный персонаж Талмуда. Обычно это богатые и знатные матроны, с которыми общались «рабби», они жертвовали на синагоги, и помогали евреям. Но были и римлянки, жаждущие не истины, а похоти от уважаемых «рабби»[20].

В «Тосефте» говорится о массовой женитьбе на прозелитках:

Почему все спешат жениться на прозелитке, но не все спешат жениться на освобожденной рабыне? Ибо предполагается, что прозелитка себя блюла, а освобожденная рабыня вовсе нет.

Римлянки помогали учёным евреям:

Одна римская матрона задала вопрос р. Элиэзеру:
 — Справедливо ли было за один грех поклонения золотому тельцу покарать народ тремя родами казни?
 — Вся мудрость женщины не идёт дальше прялки, — проговорил, вместо ответа, р. Элиэзер.
 — Отец, — заметил ему сын его Гиркан, — благодаря твоему отказу ответить на её вопрос мы лишимся ежегодного поступления от неё десятинного сбора в количестве целых трёхсот коров.

Рассказывается о некой знатной римлянке, сочувствовавшей судьбе р. Ктия бар Шалома:

Талмуд рассказывает, что один римский император ненавидел евреев и хотел их уничтожить. Однажды он обратился к своим советникам с вопросом: «Скажите, если у человека нога поражена гангреной, следует ли ему ампутировать ее и продолжать жить дальше без ноги, или сохранить ногу и страдать?» Советники ответили: ему следует ампутировать ее и жить. Но нашелся среди них один, который встал на защиту евреев. Человек по имени Ктия бар Шалом сказал им: во-первых, вы не сумеете одержать над ними победу, ибо мир не может существовать без Израиля; во-вторых, люди станут называть вашу империю «ампутированной». Император ответил: «Ты говорил хорошо; однако всякий, кто побеждает императора в споре, должен быть погребен заживо». Когда бар Шалома вели на казнь, одна знатная римлянка сказала ему: «Горе кораблю, который плывет, не уплатив сбора!» (Раши объясняет: «Тебя убивают из-за Израиля, как жаль, что ты еще не уплатил сбора…» — то есть, не обрезан и не можешь разделить их судьбу). Пока его вели, он сумел сделать себе обрезание и сказал: «Я уплатил свой сбор, переправился и ушел». Перед казнью он завещал все свое состояние рабби Акиве и его друзьям[21].

Акиба бен-Йосеф, воевавший с римлянами, и который был идеологом войны в римлянами, получил много денег на эту войну от богатой римлянки (взял взаймы крупную сумму у знатной римской матроны, но та простила долг, затем даже получил сокровища дочери императора)[22]. Более того, Акиба, враг римлян, в прямом смысле этого слова, участник вероятно двух войн с ними, женился на римлянке:

Рабби Акива, овдовев, женился на римской матроне. Но эта женщина и многие другие вошли в еврейство, приняли на себя 613 заповедей, захотели разделить нашу нелегкую судьбу[23].

Очевидно, что для Акибы отношения с римлянками были частью войны с римлянами, он увёл жену у римского наместника Руфуса (вряд ли дело только в её красоте, скорее Акибе хотелось отомстить Руфусу, который был его вдвое моложе, за его антиеврейскую политику):

Подобную историю рассказывают и о раби Акиве (величайший Учитель Мишны, 2-й век). Когда к нему пришла римская матрона, жена Турнуса Руфуса, губернатора Иудеи, чтобы убедить его в превосходстве философии над еврейской верой, этот очень старый уже человек засмеялся, плюнул и заплакал.
Она спросила — почему он так реагирует на ее слова. И он ответил. Я засмеялся, потому что увидел, что ты выйдешь за меня замуж. Плюнул — потому что вспомнил, из какой «грязи» ты пришла. И заплакал — когда осознал, что и такая красота должна исчезнуть[24].

Звали эту знатную и богатую молодую «невероятной красоты»[25] римлянку Анджела (Руфина), сначала она была антисемиткой как и её муж, притеснитель евреев, а затем приняла еврейство, став женой р. Акибы[26]:

Анджела — это душа римской матроны, принявшей иудаизм, жены антисемита Турнусруфуса. В хрониках она известна как Эшет Турнусруфус. История рассказывает, что она хотела опозорить престарелого раби Акиву и заставить согрешить, но вышло так, что она сама поддалась его обаянию, отказалась от злодейского плана, приняла еврейство и стала его официальной последней женой…
Ибо она в итоге оказалась той самой Эшет Турнусруфус, ставшей последней женой рабби Акивы. Она принесла ему великое богатство, которое он потратил на йешивы. Ему уже было около ста лет, и вдруг молодая матрона ради него бросает свой прежний римский изысканно-развратный образ жизни[27].

На самом деле, у р. Акибы была жена на момент женитьбы на Анджеле-Руфине (но к тому времени умерла его любимая жена, Рахель), это видно из того, что споря с Руфусом, он поручил своей жене приготовить булку из муки, масла и приправ. Акиба был многоженцем. Женой тогдашней р. Акибы была дочь Калбы Савуа. Анджела согласилась стать второй женой, так как Руфус с ней, единственной женой не был горяч, как женатый р. Акиба:

Сам рабби Акива имел нескольких жен, внебрачные связи, среди них с римлянкой Руфиной, отбитой у императорского наместника. Ей влюбленный Акива обещал «Золотой Иерусалим». Именно отсюда название знаменитой песни Наоми Шемер, ставшей неофициальным гимном израильской столицы[28].

По преданиям, Анджела-Руфина отправилась с разрешения Руфуса к р. Акибе, чтобы заставить его с ней согрешить, возможно, это какой-то сексуально-религиозный обряд, возможно дефлорация. К Руфусу она не вернулась, став женой р. Акибы.

«Большие богатства», которые Анджела принесла Акибе, «были использованы на благо Израиля»[29].

В тюрьме р. Акибу вероятно её начальник или другой чиновник пытался обратить в язычество, но неудачно. Жена этого тюремщика, красивая молодая женщина придумала обольщением заставить р. Акибу принять их веру, но тот сам обратил её иудаизм, и она покинула мужа[30].

Из той же эпохи сохранился двусмысленный рассказ про главу Сангедрина Шимона бен Гамлиэля, когда Адриан запретил обрезание, Шимон бен Гамлиэль показывал сына римлянки, необрезанного (согласно легенде, он стал императором Антонием), вместо сына от еврейки, который бал обрезан[31]. Этот же рабби восхвалял красоту неевреек:

Раббан Шимон бен Гамлиэль, увидев нееврейку, которая была чрезвычайно хороша собой, похвалил ее и сказал: «Как велики твои дела, Господь!»[32].

Таннай Иуда бен-Илаи имел «знакомых среди римских матрон», как и р. Элиэзер, рабби Йосии, р. Иоханан, р. Кетиа б. Шалом и р. Иосе бен-Халафта, он не просто поддерживал с ними интимные отношения, но и обращал в иудаизм ("Римская матрона послала за рабби Йоси и сказала ему: «Твоя Тора права, и то, что ты мне сказал — истина»).

Вообще в талмудической литературе немало историй, начинающихся примерно так:

Одна римская матрона позвала рабби Цадока погрешить с ней…
Когда р. Цадок — знаменитейший в своем поколении — был отвезен пленником в Рим, одна матрона взяла его и прислала к нему красивую рабыню…
Рабби Кахана продавал корзины. Увидела его матрона и предложила согрешить…
Другая матрона склоняла рабби Ханину бен Паппи согреться с ней…
Нескольким рабби предстояло совершить некую сделку с римской кокоткой, вращавшейся в высших кругах. «Кто же к ней из нас пойдет?» — задумались они. Вызвался Рабби Иошуа, и вместе с учениками направился к римлянке. Подойдя к ее дому, он снял с себя филактерии, толкнул дверь и закрыл ее за собой…
А еще была в Риме матрона, которую посещала вся знать. Решили мудрецы попросить ее о помощи, чтобы она заступилась за Израиль. Пошел к ней раби Иошуа с учениками. Перед входом он снял тфилин, вошел и дверь перед носом учеников закрыл. А когда вышел, пошел в микву, окунулся и вернулся к ученикам…

Однако, позднейшие предания утверждали, что якобы евреи не поддавались чарам римлянок, так как в эпоху составления Талмуда под влиянием персидской религии у евреев появилась зороастрийская идея о том, что нужно держаться именно своих женщин, однако генетические данные безусловно говорят о том, что евреи активно вступали в подобные отношения, да и бесчисленное число таких историй в Агаде и Талмуде тому доказательство, недаром там можно прочесть про святых мудрецов и такое:

Говорили о нем, о раввине Элиэзере бен Дордия, что не пропустил ни одной блудницы на свете[33].

Впрочем, в Авот рабби Натан (версия А, гл. 16), рабби Цадок якобы был против отношений с женщиной из Рима, поскольку боялся, что это «умножит мамзеров в Израиле». Но есть основания сомневаться, что он не согрешил, так как описывается её красота и т. д.

В другой притче приводится беседа мудрецов со знатной римлянкой, в которой обсуждались размеры еврейского мужского члена[34].

Подобные рассказы о законоучителях и римских женщинах явно указывают, что евреи старались обратить римлянок в иудаизм, так как описываются разного рода споры и диспуты между римлянками и этими «рабби», в которых видно, что «рабби» убеждали римлянок в истинности иудаизма. Значительная часть этих «рабби» — участники войны с римлянами, и ненавистники римлян. Следовательно, это была не просто миссионерская пропаганда иудаизма, а какая-то военная стратегия, направленная на то, чтобы привести римлян к исчезновению, лишая их женщин. Это было частью войны с Римом.

Для пропаганды иудаизма среди язычниц евреи сочинили апокриф «Иосиф и Асенет», где рассказывается история обращения язычницы Асенат, супруги Иосифа, в иудаизм[35].

[править] Рабби и женщины из семей императоров

Имеются примеры, что даже женщины из императорских фамилий, такие как Антония Младшая и Поппея Сабина, принимали иудаизм.

Так, Иосиф Флавий ясно указывает, что добился от Поппеи, жены императора Нерона, с которой некоторое время прожил под видом заложника, не только освобождения еврейских мятежников, но и неких финансовых благ:

Добравшись до Дикеархии, которую италийцы зовут Путеолы, я, подружившись с Алитиром (это был мимический актер, родом иудей, который чрезвычайно нравился Нерону), а через него познакомившись с женой Цезаря Поппеей, упросил ее и устроил так, чтобы священники были как можно скорее освобождены. И получив от Поппеи, помимо этого благодеяния, великие дары, я вернулся на родину[36].

В другом месте Иосиф Флавий называет Поппею «богобоязненной», из чего видно не только то, что он хорошо её узнал, но возможно это было написано для оправдания отношений с ней со стороны оппонентов, так как она больше не считалась язычницей. По Тациту мы также знаем, что Поппея изменяла мужу.

Трудно сказать насколько достоверны рассказы об отношениях дочерей императоров с евреями, например с рабби Иошуа бен Хананця, как и непонятно считала ли дочка императора этого рабби, который был ей по возрасту как отец, просто философом, или приняла иудаизм, сам этот рабби был уродлив, но дочь императора покорил его интеллект «Как же это твой Бог допустил, чтобы великая мудрость покоилась в отвратительном сосуде?»[37] Существуют и другие подобные рассказы, например, что дочери «кесаря» нравился рабби Ишма‘эль бен Элиша:

Когда дочь римского императора услышала о красоте рабби Ишмаеля и что он осужден на смерть как один из вождей еврейского народа, она попросила своего отца пощадить его. Но даже ее мольбы не смягчили жестокое сердце отца ее[38].

Таким образом, предания говорят о том, что дочь императора (или скорее, дочь римского полководца, непосредственно подавлявшего мятеж, любила одного из мятежников:

Пока р. Исмаил горевал так, выглянула в окно дочь кесаря и остановилась, очарованная красотой его, ибо р. Исмаил был одним из семи красивейших мужей на свете, и сияло лицо его подобно лику ангельскому. Преисполнилось сердце царевны жалостью к нему, и посылает она просить кесаря. — Отец, обещай исполнить одну мою просьбу. Отвечает кесарь — Исполню всякую просьбу твою, дочь моя; не проси только за р. Исмаила и его товарищей. Посылает снова она просить отца — Молю тебя, подари ему жизнь! — Это невозможно, — отвечает кесарь, — я поклялся казнить его.

Шимон бар Иохай якобы «лечил» (хотя не был врачом) дочь императора (у которого были настоящие врачи):

Рабби Шим’он, отправившись в Рим и изгнав из дочери императора вселившегося в нее демона (Меи. 17б), добился отмены запретов на обрезание, соблюдение субботы и мицвот, связанных с половой жизнью[39].

Этот рабби Шимон бар Йохай был непримиримым врагом Рима, и к тому времени стар. Но юная дочь императора заявила отцу, что он её излечил от вселившегося в неё беса, и император позволил р. Шимону разорвать антиеврейские указы. Если это Фаустина Младшая, то ей было лет 10—13. Р. Шимон в те годы (138—140) отправился к новому императору Антонину Пию уговорить его отменить антиеврейские законы. При этом пожилой р. Шимон и познакомился с «дочкой кесаря», видимо лечил её от бесов несколько лет. Антонин Пий отменил антиеврейские законы (Талмуд, Мегила, 17). Кстати, евреи получили аудиенцию у императора только благодаря другой знатной римлянки (Мегил. Таанит, XII).

Талмуд туманно рассказывает о некой «Юстинии, дочери императора Севера, сына Антония», которая спросила некоего «рабби» в каком возрасте женщина может выйти замуж:

Наши Раввины учили: Этот случай связан с Юстинией, дочерью Aсеверуса сына Антония, когда она как-то оказалась перед Рабби «Учителем». Учитель, — сказала она ему, — в каком возрасте женщина может выходить замуж? В возрасте трех лет и одного дня, сказал он ей. А в каком возрасте она является способной к зачатию? В возрасте двенадцати лет и одного дня, — ответил он. Я, — сказала она ему, — замужем с шести лет и имела ребенка в возрасте семи лет; мне жаль тех трех лет, которые я потеряла в моем отчем доме[40].

Видимо, евреи вступали в отношения с римлянками-девочками, так как по этому поводу возник спор, разрешено ли это. Школы Шаммая и Гиллела считали это греховным, утверждая, что «дочери (язычника) — нидда — от колыбели» AvodahZarah36b. Существовали и иные мнения.

То, что евреи явно оказались близки с женщинами из императорского дома говорят и другие факты: так, после принятия христианства вышло запрещение, под страхом смертной казни, евреям жениться на христианках[41] и даже иметь какие бы то ни было сношения с женщинами императорского гинекея[42].

[править] Политика римлян в отношении детей от евреев

Как отмечалось выше, в рассказах о «рабби» и римлянках не упоминается, чтобы римляне ревновали бы их к евреям.

Не всем римлянам, конечно, нравились такие отношения, но огородить римлянок от евреев (не считая позднейшего запрета на смешанные браки с иудеями) попытался только Тиберий.

Возможно, у этой толерантности был некоторый демографический мотив, хотя по словам Ювенала, не было ни одного храма, в котором женщины не предавались бы разврату, но рождаемость в Риме падала, становилось всё больше иностранцев, а ведь нужно было пополнять легионы солдатами.

Позднее император Каракалла просто раздал всем варварам римское гражданство, но численность римлян падала, и империей труднее было управлять.

Судя по сатирам Ювенала, римляне не видели проблемы в том, что римлянки рожают от евреев, проблемой они считали, то что дети римлянок от евреев становятся евреями, а не римлянами, так как их отцы-евреи учат детей в иудаизме и безмерной ненависти к римлянам:

Выпал по жребью иным отец — почитатель субботы:
Лишь к облакам их молитвы идут и к небесному своду;
Так же запретна свинина для них, как и мясо людское,
Ради завета отцов; они крайнюю плоть обрезают
С детства, они презирать приучились обычаи римлян,
Учат, и чтут, и хранят лишь свое иудейское право, —
Что бы им там ни дано в Моисеевом тайном писанье, —
Право указывать путь лишь поклоннику той же святыни
Иль отводить к роднику лишь обрезанных, но не неверных.
Здесь виноват их отец, для которого каждый субботний
День — без забот, огражденный от всяких житейских занятий[43].

Этот текст удивителен тем, что написан до 127 года, то есть после двух гигантских кровавых войн римлян с евреями, в которых погибли сотни тысяч римлян, римлянки рожали детей от евреев (а не от иудейских прозелитов, как некоторые толкуют, например, ясно, что фраза «ради завета отцов они крайнюю плоть обрезают» не может относится к недавним прозелитам, кроме того, Ювенал ясно говорит, что их отцы-евреи растят их евреями, матерями являются римлянки), Ювенал осуждает, не то, что римлянки рожают от евреев, а то, что их дети растут евреями и презирают римлян (то есть впитали в себя ненависть к Риму своих отцов). Ювенал не винил в этом римлянок, признавая, что детей так воспитывали их отцы-евреи. И это не критика прозелитизма, как часто толкуют, в сатире вообще нет слов про обращение в иудаизм, говорится про детей римлянок от «почитателей субботы», последние Ювеналом римлянами не считались, и он о них и не говорил, он говорит о детях, которых их отцы не обращают, а воспитывают евреями («с детства, они презирать приучились обычаи римлян»), начиная с обрезания. Ювенал бы выразителем тех римских кругов, которые видели решение «проблемы» в запрещении обрезания/иудаизма. В целом Ювенал считал детей римлянок от евреев природными римлянами, лишь «неправильно» воспитанными их еврейскими отцами. Вероятно, эти еврейские дети по праву матери включались в разные римские трибы (семейства), кроме того, их матери — римские гражданки, поэтому, Ювенал и считал их детей римлянами.

Тот же Ювенал, обличая (6 сатира) повальный блуд римлянок, упоминает и их общение с евреями, видимо купцами и моряками, и о том, что римлянки заставляли своих мужей римлян, которым изменяли с «варварами», покупать у евреев разный хлам, и что они ещё и приобщаются к еврейским культам или гаданиям:

Блудная эта Августа бежала от спящего мужа…
…Все еще зуд в ней пылал и упорное бешенство матки;
Так, утомленная лаской мужчин, уходила несытой,
Гнусная, с темным лицом, закопченная дымом светильни,
Вонь лупанара неся на подушки царского ложа…
…В зимний же месяц, когда купец Язон загорожен
И моряков снаряженных палатки белые держат, —
Им доставляется крупный хрусталь, сосуды из мурры
Больше еще да алмаз драгоценный, тем знаменитый,
Что красовался на пальце самой Береники: когда-то
Дал его варвар блуднице, — сестре он подарен Агриппой
Там, где цари обнажением ног соблюдают субботу
И по старинке еще доживают до старости свиньи…
…Будет подачка и ей, но поменьше: торгуют евреи
Бреднями всякого рода за самую низкую плату.

Тацит[44] и другие римские авторы негодовали из-за распространения иудаизма. Сенека считал евреев проклятием, поскольку их обычаи «приобрели огромное влияние и распространились по всему миру; побежденные навязали свои законы победителям». Поэт Марциал в своих «Эпиграммах» насмехался над римлянками, соблюдающими Шаббат. В эпиграфических материалах из еврейских катакомб Рима упоминается много женщин-прозелиток, но были и мужчины-прозелиты (дети евреев?), в основном именно женщины принимали иудаизм.

Именно иудейская религия рассматривалась римлянами как опасность, так как она давала детям евреев от римлянок еврейскую (иудейскую) идентичность. Но похоже далеко не все рождённые итальянками от евреев дети вырастали в иудаизме, так как большинство отношений «рабби» с матронами по контексту происходили без брака этих «рабби» с матронами, то есть довольно часто римлянки и итальянки и без брака с евреями поддерживали с ними отношения, вряд ли дети от этих неофициальных отношений подвергались обрезанию.

Чтобы дети евреев становились римлянами, император Адриан вообще запретил обрезание детей.

Следующий император, Антонин Пий всё же разрешил из-за своей дочери, «природным евреям» совершать обрезание, но запретил обрезать младенцев нееврейского происхождения, тем самым очевидно желая, чтобы дети римлянок от евреев оставались необрезанными.

Характерно, что даже Траян, Адриан и другие императоры, при которых шли войны с евреями не выгоняли евреев из Рима. Одним из способов борьбы с обрезанием был особый налог — иудейский фиск, так как Светоний писал, что налог брался с обрезанных, очевидно, что эта мера была направлена на то, чтобы детей не обрезали.

[править] Противодействие римлян

Всё же нельзя сказать, что римлян лишь радовало сближение римлянок с евреями. Как указано выше, была произведена попытка выселить евреев из Рима императором Тиберием именно из-за того, что даже замужние римлянки стали гулять с евреями. Правда, затем долгое время подобных нападок на евреев не было, вероятно потому, что имелся консенсус на повышение рождаемости, либо римлян просто не волновало происходящее.

Римляне, однако, стремились воспитывать детей евреев как римлян: император Антоний Пий запретил обрезать младенцев нееврейского происхождения.

Негодование вызывало и обращение римлянок в иудаизм. Так, Тацит пишет:

Самые низ­кие него­дяи, пре­зрев­шие веру отцов, издав­на при­но­си­ли им цен­но­сти и день­ги, отче­го и вырос­ло могу­ще­ство это­го наро­да… Те, что сами пере­шли к ним, тоже соблюда­ют все эти зако­ны, но счи­та­ют­ся при­ня­ты­ми в чис­ло иуде­ев лишь после того, как испол­нят­ся пре­зре­ния к сво­им богам, отре­кут­ся от роди­ны, отка­жут­ся от роди­те­лей, детей и бра­тьев[45].

(Скорее всего, Тацит имеет ввиду именно римлянок, так как он говорит, что те предают своих бра­тьев и других родственников-мужчин, но не сестёр.) Ювенал пишет негативно о иудейской религии римских детей.

В 285 году Конституция Диоклетиана и Максимиана запретила многожёнство для всех подданных империи без исключения. Но евреи проигнорировали этот запрет.

После принятия христианства Римской империи, в 339 году браки евреев с христианками были запрещены[46] — в 339 году император Констанций II запретил браки между евреями и христианками, для евреев — под страхом смертной казни.

Более того, Констанций II запретил прохождение женщинами-прозелитками обряда омовения, то есть запретил прозелиткам окунаться в микву, без чего нельзя было вести половую жизнь с евреем.

В 393 году Феодосий запретил евреям многоженство, сохранявшееся у них в это время[47].

В Законе о запрете браков особо следует выделить следующий момент. Иудеям под страхом смерти запрещалось жениться на христианках и пытаться обращать христианок в иудаизм[48].

Эти запреты в дальнейшем отразились в законодательстве и мировоззрении европейских государств, возникших уже после падения Римской империи.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Cod. Just., I, 9, 6; Cod. Theod., III, 7, 2; IX, 7, 5
  2. Genetic studies on Jewish DNA is not 6,000 years old but has origin links to about 20,000 to 30,000 years ago?
  3. Italian Ancestry of Ashkenazi Jews
  4. A substantial prehistoric European ancestry amongst Ashkenazi maternal lineages
  5. Genes Suggest European Women at Root of Ashkenazi Family Tree
  6. Евреи — европейцы по матери
  7. ОТКУДА РОДОМ АШКЕНАЗИ
  8. Евреи-ашкеназы — потомки итальянцев
  9. Ashkenazi Jewish women descended mostly from Italian converts, new study asserts
  10. Did Modern Jews Originate in Italy?
  11. Предки современных евреев расселились из Италии
  12. Современные евреи — итальянцы?
  13. Bull. Corr. Hell., X, 327; R. E. J., XII, 237
  14. «Иуд. войн.», , I, 20, § 2
  15. Эпиграммы, VII, 30
  16. Трактат «Санhедрин», глава 9, Мишна 6
  17. Sanhedrin 82a, «When R. Dimi came, he said…»
  18. Sanhedrin 81a, «If one steals the kiswah…»
  19. Иеруш. Таанит, IV, 69а; Таанит, 31а
  20. Ruth Calderon. A Bride for One Night: Talmud Tales
  21. трактат «Авойдо зоро», 10б
  22. комментарий к Нед., 50а
  23. Урок матроны
  24. Гедалия Спинадель. ГЛАВА «Вайеце»
  25. Вавилонский Талмуд, трактат Лвода Зара 20а—20б
  26. Rashi on Ned. 50b
  27. Эстер Кей. Сны раби Хаима Виталя
  28. Введение в Талмуд от Михаэля Дорфмана
  29. Меир Леман. Акива.
  30. «Book of Tales» compiled and edited by M. Gester, Lipsia and London, 1924
  31. История раби Йегуды гаНаси
  32. Daf Shevui to Avodah Zarah 20a
  33. Авода Зара 17а
  34. Бава мециа, 84:1
  35. Joseph etAséneth. Introduction, texte critique, traduction et notes par Marc Philonenko. Leiden, 1968. О миссионерском характере этого произведения см. с. 53-61 издания М. Филоненко.
  36. Жизнеописание § 3
  37. Таанит, 7а
  38. ПЕРВЫЕ ТАННАИМ
  39. КЕЭ, том: 10. Кол.: 204—206.
  40. Вавилонский талмуд: трактат Нидда, 45а.
  41. Cod. Just., I, 9, 6 в 388 г.; Cod. Theod., III, 7, 2; IX, 7, 5
  42. Cod. Theod., XVI, 8, 6, в 339 г.
  43. Сатиры, XIV, 96-120
  44. Hist., IV, 5
  45. История, V, 5
  46. Cod. Theod., XVI, 8, 6
  47. Cod. Just., I, 9, 7
  48. А. Г. Грушевой. Иудеи и иудаизм в истории Римской республики и Римской империи


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты