Ганнибал бен Гисгон Магонид

Материал из Циклопедии
(перенаправлено с «Ганнибал I»)
Перейти к: навигация, поиск

Ганнибал бен Гисгон Магонид




Дата рождения до 425 г. до н. э.
Дата смерти ок. 406 г. до н. э.
Гражданство 210px-Carthage standard.svg.png Карфаген


Род деятельности полководец







Античная Сицилия.

Ганнибал бен Гисгон Магонид (Ганнибал Магон, Ганнибал Магонид) — карфагенский полководец. Известен тем, что ненавидел греков, захватил и уничтожил Гимеру и Селинунт, разорил их окрестности; убил многих греков в захваченных городах, остальных продал в рабство. Лишь одному другу детства Эмпедиону он позволил остаться на пепелищах.

Содержание

[править] Происхождение

 → Магониды

Этот Ганнибал был сыном Гисгона, внуком Гамилькара I, правнуком Магона Великого[1].

[править] Битвы Ганнибала

[править] Повод к войне

Во время Пелопонесской войны (431404 гг. до н. э.) эгестинцы (жители Сегесты) отправили послов в Карфаген, просить там помощи и защиты для своего города. Когда послы прибыли в Карфаген и передали Собранию порученное им народом, карфагеняне оказались в затруднительном положении, не зная, как им быть; они горели желанием занять столь удобно расположенный город, но в то же время пребывали в страхе перед сиракузянами, которые только что уничтожили столь сильную армию афинян. Когда Ганнибал, «первейший из граждан» (по словам Диодора Сицилийского), посоветовал карфагенянам занять город, Собрание Карфагена ответило послам, что направят им помощь, а для управления этим предприятием, если дело дойдет до войны, они избрали стратегом Ганнибала, который в то время исполнял обязанности главного «судьи» Карфагена, то есть был суффетом, правителем Карфагена[2].

[править] Поход в Сицилию

Таким образом, в 409 г. до н. э. карфагенская армия (якобы в 200 тысяч человек, по Ксенофонту в 100 тысяч человек[3]) по приглашению жителей Сегеста, воевавшего с Селинунтом, высадилась на западе Сицилии вблизи финикийского Мотия. Карфагеняне направили эгестинцам 5 тысяч ливийцев и 800 компанцев.

Диодор Сицилийский пишет, что Ганнибал лично собирал армию:

Ганнибал в течении всего лета и последующей зимы навербовал множество наёмников в Иберии и зачислил большое число граждан. Он так же посетил Ливию, выбирая наиболее стойких мужчин из каждого города и приготовил корабли, намереваясь с началом весны переправить армию.

Ганнибал на 60 военных кораблях и 1 500 транспортных судах переправил армию на Сицилию. На них он погрузил войско, осадные машины, снаряды и всё прочее вооружение. Армия высадилась на мысе Лилибей. Свои корабли он перетащил по земле в бухту Мотии, чтобы заставить сиракузян поверить в то, что он не собирается идти против них войной, или плыть вдоль берега со своим флотом против Сиракуз.

По примеру ассирийцев Ганнибал возводил осадные башни, где размещались лучники и пращники.

[править] Взятие Селинунта

После того, как пунийская армия пополнилась эгестинскими солдатами и другими союзниками, Ганнибал снял лагерь у Лилибея и подошёл к Селинунту. Прибыв к реке Мазара, он первым делом захватил находившиеся на ней склады. Затем, приблизившись к городу, разделил свою армию на две части, расположившись вокруг города и, выдвинув машины, принялся совершать энергичные нападения.

Ганнибал установил шесть башен большой высоты и бросил против стен равное число окованных железом таранов, кроме того, использовав в большем количестве лучников, прогнал солдат, защищавших стены.

Всё население осаждённого города, как один человек, сражалось на стенах с карфагенянами. Даже женщины и старики помогали мужчинам отражать нападения пунийцев.

Ганнибал, пообещал своим воинам отдать город на разграбление, подвигал свои осадные машины к стенам и направлял своих лучших солдат атаковать осаждённых снова и снова. Наконец, трубачи одновременно дали сигнал к атаке, и вся карфагенская армия одновременно поднялась в атаку, издав военный клич, тараны потрясали стены, а находящиеся на башнях воины убили многих селинунтцев. Воины Ганнибала ворвались в город через образовавшиеся бреши, но атака захлебнулась, и с наступлением темноты карфагеняне прекратили штурм.

Селинунтцы, выбрав лучших своих всадников, отправили их в Акрагант, Гелу и Сиракузы, умалять их быстрее оказать помощь. Акрагантцы и гелийцы ожидали сиракузян, чтобы идти против карфагенян одним целым войском. Сиракузяне, узнав об осаде, прекратили войну, которую вели с халкидийцами, затем стали собирать армию.

Тем временем Ганнибал, на рассвете нового дня, начал наступление со всех сторон города и осадными машинами разрушил смежный с имеющимся проломом участок стены. Затем, очистив от обломков брешь, отправил вперед лучшую часть войска, поспешно оттесняя селинунтцев с их позиций, но ему не удалось полностью сломить людей, боровшихся за своё существование. Обе стороны несли большие потери, но к карфагенянам подходили свежие войска, а у селинунтцев не было резерва. Осада продолжалась с большим упорством в течении 9 дней.

Когда карфагеняне преодолели обрушившуюся стену, селинунтские женщины, находившиеся на крышах домов, подняли сильный крик, от чего селинунтцы, думая, что город взят, оставили стены и заняли узкие проулки и улицы, чем задержали карфагенян на долгое время. В то время, как карфагеняне пробивались через преграды, женщины и дети, нашедшие убежище на крышах зданий, бросали в них черепицей и камнями. Так, что в течение длительного времени карфагеняне пребывали в невыгодном положении, не имея возможности, либо из-за стен домов, либо из-за тех, кто бросал в них с крыш, окружить противника и воевать с ним в равных условиях. Так продолжалось до полудня, пока снаряды у находящихся на зданиях, не закончились, а карфагеняне продолжали наступление, меняя уставших свежими войсками. Наконец, силы осажденных были исчерпаны, и карфагеняне стали в большом количестве проникать в город, а селинунтцы были вынуждены оставить улицы.

Диодор пишет:

Когда город был, таким образом, взят, слышны были только плач и стенания греков, смешанные с криками радости варваров. Первые, видя величие поразившего их несчастья, были охвачены ужасом, последние, воодушевленные своим успехом, понуждали своих товарищей к резне.

Селинунтцы собрались на рыночной площади и все, кто мог достичь её, погибли, сражаясь там.

Диодор говорит о жестокости победивших карфагенян:

Варвары рассеялись повсюду; одни грабили здания, сжигая их вместе с застигнутыми там жителями, другие шли по улицами и без всякого уважения к возрасту или полу, были ли то женщины или дети, молодые или старики, без малейшей жалости или сочувствия, поднимали всех на меч. И, следуя варварским обычаям своей страны, они уродовали даже мёртвых, одни несли связки рук вокруг своего тела, другие головы, насаженные на свои мечи и копья.

Остатки населения прятались в храмах, которых карфагеняне не стали уничтожать, но не из жалости к скрывавшемся в них женщинам и детям, а из опасения, что в огне погибнут и сокровища храмов.

После грабежа, город был сожжён. 16 тысяч жителей были убиты, а более 5 тысяч были взяты в плен. Храмы были осквернены. Женщины и дети, из числа не убитых, подверглись изнасилованиям[4].

Спаслись лишь 2 600 селинунецев из числа тех, кто сумел бежать в Акрагант. Эти беженцы прислали к Ганнибалу Эмпедиона, который всегда выступал в поддержку карфагенян и до осады советовал гражданам не начинать войну против них. Ганнибал любезно вернул ему его родных, бывших среди пленных и разрешил бежавшим в Агригент селинунтцам жить в городе и возделывать свои поля после уплаты дани карфагенянам.

Таким образом, Ганнибалом был покорён сицилийский город Селинунт спустя 242 года после его основания.

[править] Взятие Гимеры

Разрушив стены Селинунта, Ганнибал со всей своей армией направился к Гимере, страстно желая его разрушить, так как именно этот город явился причиной ссылки его отца Гисгона, и именно при этом городе его дед Гамилькар I был разбит и погиб в битве при Гимере.

Ганнибал расположил лагерем, не далеко от Гимеры якобы в 40 тысяч солдат (правдоподобные цифры получаются только если уменьшить цифры Диодора примерно в 5 раз), а с остальной частью армии, к которой присоединились сикулы и сиканы (народности Сицилии), числом якобы в 20 тысяч, он окружил город со всех сторон.

Придвинув машины, Ганнибал стал потрясать стены одновременно в нескольких местах и, приказал своим солдатам идти на штурм колонну за колонной. Затем Ганнибал приказал подрывать стены, укрепляя их деревянными балками; когда балки были подожжены, большей участок стены неожиданно рухнул. Диодор пишет:

Вслед за этим последовало кровопролитное сражение: одна сторона пыталась прорваться внутрь стены, другие пребывали в страхе, что их постигнет та же участь, что и селинунтцев. Они отчаянно сражались за своих детей, родителей и отечество, отогнали варваров и быстро восстановили стену. К тому же им подоспели на помощь прибывшие из Акраганта сиракузяне и некоторые другие союзники, в количестве четырёх тысяч, под общим командованием сиракузянина Диокла.

На следующее утро часть осаждённых жителей Гимер сделали вылазку и, совместно с союзниками, общим числом в 10 тысяч воинов, врага неожиданно атаковали пунийцев. Последние пришли в замешательство, и передовые ряды карфагенского войска были опрокинуты греками. Карфагеняне потеряли в этом бою, по данным Тимея, 6 тысяч человек. Однако, Ганнибал, видя, что его люди отступают, направил резервы стоявшие на холмах, и, усилив ими своих отступавших солдат, атаковал наступавших в беспорядке греков. В произошедшем сражении, часть греков принуждено было отступить, а 3 тысячи греков погибло.

Бой уже подошёл к концу, когда к Гимере прибыли 25 сицилийских триер. В ответ на это, Ганнибал посадил своих лучших людей в триеры, стоящие в Мотии для того, чтобы они прибыли в Сиракузы и напугали её жителей. Тогда Диокл, возглавлявший оборону Гимеры, посоветовал наварху (начальнику флота) отплыть в Сиракузы, чтобы предотвратить штурма города, пока его армия сражается у Гимеры. По совету Диокла, половина жителей из числа небоеспособных отправилась из осаждённого города на кораблях в Мессану.

Диокл, после этого, с остатками своей армии отступил от Гимер в Сиракузы.

На следующий день карфагеняне начали новые атаки, но гимерцы продолжали отчаянно обороняться, надеясь на скорое возвращения кораблей союзников. На следующий день, осадные машины пунийцев пробили широкую брешь, и карфагеняне проникли в город. Часть пунийцев оттеснила гимерцев, другие стали занимать стены, облегчив проход своим товарищам. Диодор пишет:

Когда город был взят приступом, варвары без сострадания в течении длительного времени продолжали убивать всех на своём пути.

Однако, Ганнибал приказал брать пленных, и резня прекратилась. Пунийцы ограбили храмы и дома гимерцев, после чего Ганнибал приказал всё поджечь, и город Гимеры, спустя 240 лет после своего основания, был стёрт с лица земли.

Затем, Ганнибал отвёл пленных женщин и детей в свой лагерь, а 3 тысячи мужчин-греков привёл к месту, где погиб его дед Гамилькар, и, после пыток всех предал смерти — принёс пленных в жертву Баал-Хаммону. Однако, не смотря на это, в его войске началась эпидемия. И всё-таки он продолжал наступать.

После взятия Гимер, Ганнибал погрузил свою армию на военные корабли и транспортные суда и, оставив достаточно солдат для нужд своих союзников, отплыл из Сицилии. Когда он прибыл в Карфаген с огромной добычей, весь город вышел ему на встречу, воздавая почести, ведь греки оказались бессильны перед гением противника. Так, Диокл, посланный из Сиракуз в Гиммеру с 4 тысячами солдат был разбит и позорно бежал оставив трупы своих солдат без погребения и раненных на глумление врагу.

[править] Осада Акраганта

 → Первая война Карфагена с Акрагантом

В 408 г. до н. э. греческий полководец Гермократ Сиракузский, вернувшийся из Азии с персидскими деньгами, нанял солдат и стал беспокоить карфагенские провинции. Понадобился новый поход, который прибавил к завоеваниям Карфагена Акрагант, Белу, Камарин и основанную на месте разрушенной Гимеры Ферму.

Карфагеняне постановили подготовить большую армию и избрать главнокомандующим Ганнибала и наделили его всеми полномочиями для ведения войны. Когда же он попросил освободить его от этого, ссылаясь на почтенный возраст, ему придали в помощь Гимилькона, сына Ганнона, выходца из семьи Магонидов. Ганнибал и Гимилькон, посовещавшись, отправили почтенных карфагенян с большими деньгами в Испанию и на Балеарские острова с приказом навербовать там как можно больше наёмников. В Ливии так же они навербовали солдат из ливийцев и финикийцев. Кроме этого, они призвали солдат от народов, чьи цари были союзниками Карфагена: маврусиев, нубийцев и области Кирены. Кроме того, карфагеняне в Италии наняли кампанцев. Эта армия, насчитывающая, по явно преувеличенному мнению Тимея, 120 тысяч человек, прибыла в Карфаген.

Для доставки этой армии карфагеняне вывели в море все свои триеры и, кроме этого, более тысячи транспортных кораблей. Когда пунийцы отправили на Сицилию авангард из 40 триерах, сиракузяне вышли к ним на встречу с равным числом кораблей в районе Эрикса. В последовавшим за этим длительном морском сражении 15 карфагенских судов были уничтожены, а остальные, при наступлении ночи, бежали в открытое море.

Когда весть об этом поражении дошла до карфагенян, командующий Ганнибал вышел в море с 50 кораблями, стремясь лишить сиракузян их преимущества и обеспечить беспрепятственную высадку своей армии. Тем временем сиракузяне обратились за помощью к италийским грекам, Спарте, грекам Сицилии и стали собирать армию.

Карфагеняне, высадив свою армию на Сицилии, двинулись к городу Акраганту и разбили два лагеря: один на холмах, расположив там около якобы 40 тысяч человек, другой на небольшом расстоянии от города, окружив его глубоким рвом и частоколом. Первым делом пунийцы отправили послов в Акрагант с просьбой стать их союзниками, или,хотя бы, оставаться нейтральными. Когда эти предложения были отклонены, то немедленно началась осада. Акрагантцы зачислили в армию всех, достигших призывного возраста и, разделив на две части, одну поместили на стены, другую оставили в резерве, для замены уставших солдат. В войне им помогал спартанец Дексипп, прибывший незадолго до этого из Гелы с 1 500 наёмников. В это же время кампанцы, которые ранее сражались на стороне Ганнибала, перебежали к грекам и заняли высокий холм Афенеон, возвышавшийся над городом и имевший стратегическое значение.

Ганнибал и Гимилькон, осмотрев стены, обнаружили, что в одном месте в город можно проникнуть наиболее легко. Тогда они построили две башни невероятных размеров и подвели к городским стенам. В первый день они начали штурм с помощью этих башен и, нанеся большей урон противнику, отвели своих солдат. С наступлением ночи защитники, совершив неожиданную вылазку, сожгли машины.

Ганнибал, желая произвести на город атаку в нескольких местах одновременно, приказал своим солдатам разобрать могильные памятники и заполнить им проходящие вдоль стен рвы. Но, когда эта работа была быстро завершена, вся армия оказалась охвачена суеверным страхом, так как предсказатели посоветовали не сносить этот памятник. Сразу же в армии разразилась чума, и многие умерли от этой болезни.

От этой болезни в 406 г. до н. э. умер и сам Ганнибал[5][6].

Ганнибала сменил его двоюродный брат Гимилькон бен Ганнон Магонид, который помогал Ганнибалу в этой войне[7].

[править] Источники

  1. Диодор Сицилийский. XIII 43, 5
  2. The Cambridge ancient history, Vol 6, p128
  3. Ксенофонт. Греческая история
  4. Осады, проводимые Карфагеном
  5. Диодор Сицилийский. XIII 43, 5−6 − 44, 6; 54, 1−62, 6; 80, 1−7; 85, 4−86, 3
  6. Ксенофонт. Греческая история I 1, 37
  7. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога XIX 2, 7


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты