Процент раскрываемости

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Процент раскрываемости, показатель раскрываемости или просто раскрываемость — отчётный показатель советской, а впоследствии российской милиции (ныне — полиции).

Процент раскрываемости равен отношению количества раскрытых данным отделом или управлением милиции преступлений к общему количеству преступлений, зарегистрированных на территории данного отдела/управления.

В числитель показателя раскрываемости шли дела, направленные в суд.

Для управлений и отделов милиции (в том числе для территориальных) были установлены нормы процента раскрываемости по каждой статье Уголовного кодекса, и отделы и управления должны были обеспечить выполнение этих нормативов (уложиться в эти нормы).

Содержание

[править] Сопутствующая терминология

«Глухарь», он же «вися́к», «вися́чка» — так сотрудники милиции (теперь полиции) на своём жаргоне называют преступление, уголовное дело, про которое ожидается, что его никогда не удастся раскрыть. Глухари (висяки) — нежелательное для милиции явление, ибо из-за них снижается процент раскрываемости.

[править] Должностные правонарушения сотрудников милиции

Стремление сотрудников милиции повысить свой процент раскрываемости (уложиться в нормы процента раскрываемости) побуждало сотрудников милиции совершать должностные правонарушения и преступления. Эти должностные правонарушения можно разделить на две группы:

  • Способы увеличения числителя — то есть количества преступлений, которые в отчётности можно отнести к раскрытым;
  • Способы уменьшения знаменателя — то есть количества зарегистрированных сообщений о преступлениях (в том числе жалоб на преступления).

По данным, которые приводит В. В. Лунеев, за последние 40 лет каждый министр внутренних дел в год вступления в должность «пытался» объективировать регистрацию преступлений, но на следующий год, судя по статистике, его политика менялась и процент раскрываемости снова рос.[1]

[править] Способы увеличения числителя

К способам увеличения числителя, то есть увеличения количества раскрытых или «раскрытых» преступлений, относятся следующие:

  • Ужесточение тяжести раскрытого преступления:

Проиллюстрирую примером. Ночью двое подвыпивших парней у коммерческого киоска шумели, требуя продать им бутылку водки и две пачки сигарет. «Бабла» у них немножко не хватало, а давать товар им в долг ларёшник, естественно, отказался. Тогда они со злости разбили два стекла в киоске валяющимся невдалеке на асфальте куском арматуры, но сделать больше ничего не успели: на шум прибежал милицейский патруль и задержал их.

Обоих доставили в райотдел, где они переночевали в «обезьяннике». А утром ими занялся я. Налицо были рапорт патрульных о задержании, объяснения ларёшника о произошедшем, «сознанка» обоих парней о том, что бедокурили и били стёкла… Мне осталось только определить, в какую сторону повернуть общее течение набирающего постепенно скорость бумажного потока.

Можно без особых укоров совести оформить всё как заурядную хулиганку: парнишкам по имеющимся уже материалам суд автоматом влепит от 10 до 15 суток, плюс к этому ещё и стоимость разбитых стёкол после освобождения им придется возместить. В общем-то, это — пустяк.

Но можно — сконцентрировать внимание на том, что требуемый парнями товар не был оплачен ими сполна, то есть имел место как бы даже и грабёж, а если разобраться досконально — то именно грабёж, без всяких оговорок! Внагляк, ночью, два негодяя пытались «взять на гоп» несчастного продавца — нарисуй я такое в своём материале, и тотчас будет возбуждено уголовное дело. Этих двоих — в СИЗО, где они, как миленькие, отсидят несколько месяцев, пока длится следствие и готовится суд. (Впрочем, некоторых угораздило дожидаться суда и по несколько лет!) А там — и приговор. Минимум по этой статье — четыре года, но могут дать им и пять, и шесть лет…

Но и это ещё не всё. Начни я копать совсем глубоко — чем стёкла-то били? Ломиком! Тем же ломиком они вполне могли и голову ларёчнику разбить. Отсюда вывод: грабёж был осуществлён опасным для здоровья и жизни пострадавшего способом, то есть это — самый что ни на есть стопроцентный разбой! Двое озверевших маньяков замыслили убить торговца и забрать его выручку, что и случилось бы непременно, кабы патруль не подоспел… Слава нашей доблестной милиции, предотвратившей очередную жестокую мокруху!

А разбой, братцы, это уж — особо тяжкое преступление! За него сроки дают — будь здоров, и при данном раскладе восемь лет усиленного режима каждому — это минимум светящего им. При неблагоприятном же настроении судей могут влепить и полновесный «червонец»! На моей памяти было даже два случая, когда в такой же ситуации давали и по двенадцать лет…

Отсидеть 10 суток в изоляторе временного содержания или 12 лет в «зоне» усиленного режима — есть разница? Есть! Да ещё какая! (..из "Записок районного опера" В.Куземко)

— с точки зрения раскрываемости, для органов важнее увеличить количество раскрытых грабежей чем количество раскрытых «хулиганок». См. также «Занижение тяжести нераскрытых преступлений» в главе «Способы уменьшения знаменателя».


  • Введение в дело дополнительных фигурантов — свидетелей или подозреваемых — способствует при достаточно активной позиции следствия появлению «фиктивного обвиняемого», согласно дилемме заключённых при разнящихся показаниях; кроме того, дополнительные фигуранты в деле дают следствию возможность ужесточения тяжести преступления за счёт появления фиктивной «преступной группы лиц» (многие статьи УК значительно ужесточаются этим пунктом):


Возле одной из 9-этажек Коля попросил Витю обождать маленько, сам зашёл в подъезд, и вышел оттуда через 15 минут со стареньким телевизором «Рекорд» в ещё не утомлённых годами работы на производстве ручонках. Оный «Рекорд» не без содействия приятеля Коля отволок к себе домой, мол: давал дружбану на недельку попользоваться, а теперь забрал обратно…

Назавтра выяснилось, что Коля грабанул чужую хату, да ещё и оставил там по неопытности массу уличающих его отпечатков, следов и улик. Злые дяденьки-опера схватили его за жабры и уволокли в СИЗО, впереди — тюремная баланда, суд и «зона»…

Теперь деликатный вопрос: ну а как на языке закона квалифицируется поведение Витеньки?.. Является ли он пассивным свидетелем преступления (ничего не знал, не понимал, только присутствовал), или же он — деятельный соучастник (помогал уносить краденное!), и обязан нести свою часть ответственности за содеянное?.. Во многих злодеяниях грань между свидетелем и соучастником — тонка и неуловима, и от меня, опера, целиком и полностью зависит, нарисуется ли в материалах следствия Витенька просто присутствующим и ничего не ведающим (во что, по правде, поверить трудно, однако при желании за версию — сойдёт), либо же выводы будут совсем другими, суд сочтёт Витеньку «стоящим на стрёме», а следовательно — достойным приговора и срока…

…но стоит только мне шепнуть пару слов усталому следователю — и тогда не то что соучастником, а и главарём шайки при желании можно Витеньку изобразить: послал-де свою «шестёрку»-Коляна на адрес, а сам в стороне ждал результатов…
  • Принуждение или поощрение задержанных к взятию на себя дополнительных преступлений, которые ими не совершены. Например, если задержанный преступник сознаётся в ограблении квартиры и убийстве её хозяина, следствию часто бывает выгодно записать на счёт задержанного также и другие квартирные кражи, произошедшие в том же районе. Такая позиция бывает выгодна не только следствию, повышающему за счёт преступника количество раскрытых преступлений, но и задержанному: так как фактически совершённое убийство в любом случае «перевесит» в суде по тяжести совершённые или не совершённые квартирные кражи, для преступника наличие дополнительных эпизодов такого рода незначительно — судить его в любом случае будут именно за убийство. Сознающийся часто поощряется следствием в СИЗО так называемым «подогревом», поэтому случаи взятия на себя дополнительной вины нередки. Поглощение наказания применяемо в некоторых случаях при сложении наказаний - статья 69 УК РФ[2]).



  • В девяностых годах распространённым методом давления на подследственных с целью повышения процента раскрываемости преступлений за счёт принуждения подследственных к даче показаний являлся широкоизвестный приём милицейской «подставы» (подбрасывание подозреваемому или его родным и близким наркотиков, оружия или других компрометирующих/запрещённых предметов) — подробно метод «милицейской подставы» показан в кинофильмах «Место встречи изменить нельзя» (после выхода которого этот метод стал набирать стремительную популярность в нашей стране) и в одном из эпизодов кинофильма «Красная жара».



  • Введение в дело фиктивных обвиняемых — данный способ также имел место в девяностые годы, иногда (в основном при лёгких или средней тяжести преступлениях) используется и сейчас: следователь или оперуполномоченный находят бомжа с целью списать на него уголовное дело, получив признательные показания за обещание помощи в благоустройстве в тёплый следственный изолятор с последующим «взгревом» продуктами питания и сигаретами.

[править] Способы уменьшения знаменателя

Nuvola apps kview.png Внешние изображения
Image-silk.png Талон-уведомление о принятии заявления. ФИО заявителя и причины обращения на талоне не указаны.
Image-silk.png Талон-уведомление о принятии заявления. другой тип бланка — с ФИО заявителя.

Принимая заявление от гражданина, территориальный отдел милиции должен зарегистрировать это обращение в журнале регистрации обращений граждан и вручить гражданину расписку в принятии от него заявления (корешок записи в журнале регистрации обращений граждан).
Стремление уменьшить знаменатель побуждало сотрудников милиции:


  • Не регистрировать поступившие жалобы о преступлениях. При этом, либо расследование проводилось неофициально, и заявление регистрировалось после поимки преступников; либо — что более вероятно — никакого расследования не проводилось, и заявление выбрасывалось (иногда не сразу: хранить заявления оперуполномоченным имело смысл на случай возникновения в поле зрения органов подходящего на роль подозреваемого в совершённом преступлении кандидата, нередко действительно совершившего это преступление — в таком выгодном для органов случае у оперуполномоченного на руках находилось бы не только заявление, позволяющее завести уголовное дело, повысив тем самым уровень преступности, но и лицо, позволяющее это уголовное дело закрыть, повысив тем самым процент раскрываемости). Следует отметить, что храня незарегистрированные заявления, сотрудники милиции рискуют тем, что эти заявления могут быть обнаружены при Прокурорской проверке, или при оперативно-следственных мероприятиях, проводимых Департаментом собственной безопасности МВД России (отделом внутренних расследований, занимающимся расследованием правонарушений, совершённых сотрудниками милиции).
  • Если гражданин пришёл без написанного заявления, то, выслушав его жалобу устно, вместо того, чтобы продиктовать ему текст заявления, устно пообещать провести расследование, и спровадить жалобщика. Вообще, в любое учреждение — не только в милицию/полицию, но и в любое иное учреждение — рекомендуется приходить не с устной жалобой, а с готовым к подаче письменно оформленным заявлением, ибо устные беседы с должностными лицами — не только с сотрудником милиции/полиции, но и с чиновником любого другого учреждения, — зачастую так и остаются лишь устными разговорами и не влекут за собой действий должностных лиц по реагированию на обращение гражданина.
  • Если всё же пришлось диктовать гражданину текст заявления, то вместо просьбы провести расследование, найти и покарать преступников, вернуть украденные или отобранные преступниками материальные ценности, защитить от преступных посягательств — вместо всего этого продиктовать какую-нибудь ни к чему не обязывающую просьбу — например: «прошу разъяснить мне мои права по поводу того что…».
  • Отказать под любым предлогом в возбуждении уголовного дела. О липовости (зачастую явной) таких отказов ходят легенды. «Отказы» являются наиболее применимым на практике методом увеличения процента раскрываемости за счёт «сокращения знаменателя», поскольку позволяют сотрудникам правоохранительных органов сокращать количество заявлений официально, действуя в соответствии с законом и УПК, в отличие от других вышеперечисленных методов. Следует особо отметить, что отказ в возбуждении уголовного дела должен быть обоснованным: любой необоснованный отказ может всплыть при Прокурорской проверке с последующими неприятными для отказавшего последствиями, поэтому на роль сотрудников, регистрирующих заявления граждан, нередко назначают наиболее способных и сообразительных оперуполномоченных, а отказы в возбуждении уголовных дел часто бывают довольно остроумными:


Во, тётка из частного сектора заявилась и жалуется: неизвестные-де лица спёрли с верёвки во дворе сушащееся там бельё!.. Ну и где ж ты тех лиц искать теперь?.. Подумаешь — пару трусиков — комбинашек оприходовали… Тут вон «мерсы» со двора угоняют, и то!.. Исхитряюсь я,, опер, и бац — справку из метеослужбы: в тот день и час, оказывается, в вышеуказанном районе дул сильный прерывистый ветер. Мог этот ветруган сорвать вышеуказанное тряпьё с верёвки, утащить в сторону близлежащего водоёма и бесследно утопить в нём?.. Мог!.. А значит — и утопил… Бездоказательно?.. Ну а где доказательства обратного?!. Нет их!.. Так в «отказухе» и пишу: «…ввиду п р е д п о л о ж и т е л ь н о г о утопления белья в водоёме и невозможности засвидетельствовать обратное…» На ветер многое свалить можно, и что характерно — он моих утверждений никогда не опровергал и от своей виновности не отрекался…

но бывают и такие отказы:

…гр. Погребковская имеет в своём хозяйстве три поросёнка в возрасте 4 месяцев, одну свиноматку в возрасте 3 лет и одного кабана в возрасте 6 месяцев.17 сентября 1979 г. 1 поросёнок в возрасте 3 месяцев по кличке Боря не вернулся вместе с остальными поросятами. Мною было установлено, что Погребковская проживает на краю пос. Малая Бича и поросята паслись на берегу р. Ягодка, которая впадает в р.Иртыш. Отбившись от основного стада, поросёнок Боря пасся один вдоль берега р. Ягодка. На противоположном берегу колхозниками был посажен овёс, который к этому времени уже вырос и выглядел аппетитным. Отказавшись кормиться травой, Боря решил переплыть реку и попробовать овёс, но долго не решался, так как на противоположном берегу ходили колхозники и могли его побить. В 12 часов колхозники ушли на обед и Боря решился плыть. Но он не учёл направления ветра и силу течения,.и так как р. Ягодка впадает в р. Иртыш, Борю течением вынесло в р. Иртыш, где неразумное животное продолжало плыть против течения, надеясь, что выплывет, но не рассчитало свои силы и возможности. Стадо поросят видело, что Боря погибает, но оказать действенную помощь не смогло и, громко визжа, бегало вдоль берега, пытаясь таким образом привлечь внимание людей. Поросёнок Боря длительное время барахтался в воде, при этом оглашая громким визгом окрестности пос. Малая Бича и, после того, как изнемог, покорился участи и тихо утонул. Данную смерть поросёнка Бори видели колхозники, которые убирали урожай и о чем подтверждают в своих показаниях. Таким образом кражи не было.

Руководствуясь ст.113 УПК и ст.5 п.1 УПК

- ПОСТАНОВИЛ:

В возбуждении уголовного делапо факту кражи поросёнка Бори у гр. Погребковской отказать, о чём её уведомить.


Рассуждения оперуполномоченного из очерка «Записки районного опера» по поводу заявлений о возбуждении уголовных дел:

моя, опера, задача на данном этапе — определиться, что за человек перед тобою, и в какую сторону с ним целесообразнее всего работать: уговорить ли его всё же не подавать заяву, либо принять заяву и накатать по ней потом отказной материал, либо же, наконец, принять заяву и честно ею заняться… Первое — предпочтительней. Культурно послал гражданина на хрен, вытолкал в шею из кабинета, забыл про его существование. Но это же и чревато: начнёт жаловаться, слюной во все инстанции брызгать, оно мне надо?!. Нельзя перегибать палку, лучше лишнее отработать, чем лишнюю оплеуху от начальства получить… Поэтому первым делом обращаю пристальное внимание на личность и характер заявителя, — как себя ведёт, что из себя представляет, чего хочет, что с ним случилось, наконец?.. В зависимости от этого применяю те или иные методы воздействия в нужную мне сторону, чутко улавливая .реакцию собеседника и быстренько перестраиваясь на ходу, начни ситуация обостряться…

Идеальный вариант — когда собеседник интеллигентен, легко внушаем и сам толком не знает, чего хочет. Это вернейший признак того, что вопросик у него пустяшный, и его с чистой душой можно похерить. «Вы знаете, я даже не могу сообразить, как мне поступить. Вот, пришёл к вам посоветоваться…» — мямлит он. А совет у меня может быть только один: пошёл в жoпу!.. Но я это не сразу говорю, и не в лоб, сперва выслушиваю его внимательно (многим легче становится уж от одного того, что кто-то их терпеливо дослушивает до конца), потом — втолковываю как маленькому, что он не в ту степь ломится, «При чём тут угрозыск?.. С гражданско-правовыми вопросами в районный суд надо обращаться, вот адрес… Вот когда вас обворуют, ограбят, изобьют или даже, не приведи Господи, убьют — тогда милости просим к нам, всё побросаем и толпой помчимся вязать ваших обидчиков и в упор стрелять их из крупногабаритной гаубицы, а пока — извините! — вопрос не нашей компетенции…» Но допустим — припёрся он как раз по адресу, совершённое над ним злодеяние вписано в мои служебные обязанности заглавными буквами, — и тогда уж начинаю разводить его по-всякому…

Жалуюсь терпиле на свою судьбу: «Знаете, сколько дел мне одновременно приходится вести?!. О-о-о!.. Вот сейчас ещё 5 минут переговорю с вами — и мчусь на адрес, там — зверское убийство, какой-то обезумивший маньяк целую многодетную семью порубал на кусочки кухонным топориком… Представляете, если я сегодня же его не вычислю и не найду, то завтра, чего доброго, он и в вашу квартиру постучится!..»

Внушаю ему сомнения в том, что он — не осёл: «Но, может, вы сами наручные часы намедни на пляже потеряли, а потом просто-напросто забыли про это, и теперь вам кажется, что их у вас в трамвае склямзили… Знаете, сколько таких случаев!..»

Осторожненько пугаю: «Эти вымогатели — злопамятные люди!.. Узнают, что вы обратились в милицию за помощью — и… вы меня понимаете?..»

Льщу и подыгрываю самолюбию: «Братан, ты такой клёвый и крутой весь из себя, в натуре, подумаешь — разок врезали тебе по чайнику, оторвали пару пуговиц, и твою новую куртку вместе с тобою швырнули в канаву… Ты ж тех вражин и без нас сумеешь прекрасно из-под земли отыскать и на клочья порвать, верняк?!.»

Наконец, самым бессовестным образом обманываю: «Даю вам честное слово… Памятью дедушки-будённовца клянусь, что если вы сейчас пойдёте нам навстречу и своим заявлением не покорёжите всю нашу месячную отчётность, то со следующего месяца я буквально все прочие свои дела отодвину, и буду заниматься исключительно вашей пропавшей брошкой… Что, вы мне не верите?!! А в Бога?.. Вот ей крест, мамаша, гореть мне адским пламенем, если я не переверну весь район верх дном, и не успокоюсь, пока не найду ворюг тех наглющих, а тогда — заставлю их на коленях молить у вас прощения!..»

Короче, годится любой вариант и любая лабуда, лишь бы терпила усохся, испарился, исчез бы из моей жизни как кошмарный сон… И так дел — три вагона и маленькая тележка в придачу, а тут ещё и он суётся!..

  • Занижать тяжесть нераскрытых преступлений. Например, попытку ограбления банка (если преступнику удалось скрыться) оформить не как разбой (статья 162 УК РФ[3]), а как ‘’хулиганку’’ (ст. 213 УК РФ[4]). С точки зрения отчётности, сотрудникам милиции/полиции выгоднее иметь нераскрытыми хулиганства, нежели разбои. Когда/если преступник будет пойман, преступление сразу будет переквалифицировано на наиболее тяжкое из возмжных.[5][6] См. также «Ужесточение тяжести раскрытого преступления» в главе «Способы увеличения числителя».
  • Спихивать преступления на территории других отделов милиции. Например:
    • обнаруженную на территории отдела милиции брошенную машину с трупом внутри сотрудники этого отдела могут перегнать своим ходом на территорию другого отдела и бросить там (а так же и просто перенести труп на другую, неподконтрольную им, территорию - ситуация обыгрывается в одном популярном голливудском сериале, где в течение целой серии несколько отделов полиции перебрасывались трупом).

В МВД РФ есть замечательный приказ N220 "О закреплении территории по подразделениям"...

Итак, в один из отделов линейной милиции на транспорте приходит заявление, что из вагона поезда пропало полсотни живых свиней. Поскольку пропажа обнаружилась через несколько дней на конечной станции, а операм из транспортной милиции очередной "глухарь" ну совсем не нужен, В объяснительном письме, которое было направлено в прокуратуру, работники железнодорожной милиции заявили, что согласно ветеринарной справке, животное "Свинья" плохо переносит тряску, в том числе и в ж/д вагоне.

Согласно той же ветеринарной справке, животное "Свинья" способно прыгать на длину, превышающую 2м.; по версии оперативников, когда дверь вагона самопроизвольно раскрылась, свиньи на ходу попрыгали из вагона и упрыгали в направлении подлеска ленинградской обл. - в подтверждение этих слов приводились показания свидетелей. В заключение в письме говорилось: "В связи с вышеизложенным, отдел милиции по охране ж/д грузов снимает с себя ответственность, которую надлежит возложить на подразделения милиции, работающей на территории вылазки свиней".

Подразделения милиции, на территорию которых было совершено бегство свиней, категорически не возжелали вешать переходящий висяк себе на шею. Через несколько дней в прокуратуру пришло письмо и от них, где, в частности, сообщалось: "...по подтвержденным свидетельскими показаниями данным, вылазка свиней произошла вблизи места протекания р.Нева, в которую свиньи и спрыгнули, согласно допрошенным свидетелям. Следовательно, груз оказался в сфере ответственности милиции на воде и водном транспорте".

"Водные" милиционеры ответили еще более оригинально: "Как тщательно установлено следствием, косяк свиней проследовал в направлении Финского залива. Дальнейшее их местонахождение установить невозможно, поскольку была пересечена государственная граница СССР и Финляндии".

Крайними оказались теперь пограничники. Через неделю прокуратура получила от них бумагу, где говорилось: "Нами направлен запрос финской стороне: не приплывал ли на их территорию косяк советских свиней? Получен отрицательный ответ; вместе с тем, по данным синоптиков, в день предполагаемого незаконного пересечения границы было штормовое предупреждение. Необходимо признать, что факт пересечения границы действительно был, но свиньи не дошли до финского берега, погибнув в борьбе со стихией". Дело было закрыто. (с сайта "милицейские байки")


    • труп, обнаруженный в водоёме в «территориальных водах» отдела милиции, может быть отбуксирован сотрудниками этого отдела по воде в «территориальные воды» другого отдела милиции (вверх или вниз по течению реки, или к противоположному бе́регу «пограничной» реки).
  • Обнаруженные трупы убитых оформлять, как самоубийц или жертв несчастных случаев, с сокрытием, уничтожением или лживым истолкованием (в документах) улик.
  • «Списывать» преступления («висяки») на умерших преступников. Например, на какого-нибудь убитого, напр. на т. н. «разборке», бандита.
  • Уничтожать обнаруженные следы преступлений, с сокрытием, утаиванием факта их обнаружения — чтоб не заводить новое уголовное дело. Например, вышеупомянутый обнаруженный в водоёме труп может быть водворён сотрудниками милиции обратно на дно этого водоёма, с замалчиванием, утаиванием факта обнаружения трупа (эпизод с утоплением обратно обнаруженного в водоёме трупа есть в фильме «Полицейский»).

[править] Современная ситуация

К настоящему времени (2011 год) процент раскрываемости у милиции (впоследствии полиции) отменён. Теперь полиция отчитывается не по проценту раскрываемости, а по выполнению прогноза: основываясь на статистике прошлых месяцев, территориальным отделам полиции назначаются нормы (количественные, а не процентные) сколько и каких действий надо сделать за отчётный период (возбудить столько-то уголовных дел, написать столько-то протоколов и т. д.) (см. также: криминологическое прогнозирование).

Выполнение прогнозов как показатель качества работы органов МВД ввёл особый приказ № 25 при реорганизации милиции в полицию; новая схема работы МВД может привести к гораздо худшим социальным последствиям с точки зрения махинаций с количеством зарегистрированных/раскрытых преступлений:

если раньше сотрудникам отделения МВД для успешной сдачи квартального отчёта достаточно было сделать количество раскрытых преступлений равным (или выше) количества зарегистрированных преступлений (мол, «раскрыты не только наши преступления, но частично и преступления других районов»), то теперь этого уже недостаточно: с точки зрения выполнения прогнозов, количество преступлений должно сокращаться всегда, а количество раскрытий — должно всегда возрастать (других прогнозов никто из вышестоящего руководства, разумеется, делать не станет — если начальник отдела заявит в официальных прогнозах о том, что преступность будет расти, а работа органов — ухудшаться, его уволят (или не повысят — в должности, в звании) по понятным причинам).

Таким образом, если раньше количество работы, которое требовалось совершить сотруднику МВД за период, целиком зависело от того, насколько активна преступность в данный период на данной территории, то теперь количество работы, которое требуется совершить сотруднику МВД за период, непрерывно возрастает независимо от активности преступности.

Например, если за прошедший месяц отделом МВД было раскрыто пять преступлений, то в последующий месяц от отдела могут потребовать раскрыть уже шесть преступлений, чтобы не испортить показатели роста количества раскрытий по прогнозам (при этом преступлений на закреплённой за отделом территории за этот месяц может и не быть вовсе, в таком случае их потребуется «нарисовать», применяя, например, вышеописанную технику увеличения числителя).

Аналогично, если за прошедший месяц отделом МВД было зарегистрировано десять преступлений, то в последующий месяц от отдела могут потребовать, чтобы количество зарегистрированных преступлений стало меньше десяти (даже если фактически на подотчётной отделу территории произошло 50 преступлений) — для выполнения условий прогноза оперативные сотрудники могут воспользоваться, например, описанными в этой статье способами уменьшения знаменателя.

[править] У других правоохранительных органов

Работу следователей оценивают не по проценту раскрываемости, а по количеству обвинительных и оправдательных приговоров суда по делам этого следователя.
Работу Прокуроров в суде тоже оценивают не по проценту раскрываемости, а по количеству обвинительных и оправдательных приговоров суда по тем делам, в которых данный Прокурор представлял обвинение в суде.

Оправдательный приговор неприятен и следователям и Прокурорам — он чреват такими неприятностями, как лишение или уменьшение премии, служебная проверка, недовольство начальства и т. п.

При этом у следователей и прокуроров есть выбор: если видно, что по данному уголовному делу суд должен будет вынести оправдательный приговор, то следователь имеет полномочия отказать в возбуждении уголовного дела, или прекратить это уголовное дело. Прокурор в таких случаях имеет право не подписывать обвинительное заключение в данном уголовном деле.
Но, если следователь не прекратил уголовное дело, то он заинтересован в том, чтобы собрать все необходимые доказательства виновности обвиняемых. А если Прокурор подписал обвинительное заключение, то он заинтересован в том, чтобы добиться вынесения судом обвинительного приговора.

Следует отметить, что количество оправдательных приговоров в Российской Федерации составляет по различным оценкам, в том числе и по оценкам экспертов, менее одного процента (от 0,1 % до 2 % в зависимости от региона, в среднем по России 0,4 %; для сравнения, среднее количество оправдательных приговоров в США — около 30 %); таким образом, опираясь на среднюю статистику, можно с уверенностью утверждать, что в Российской Федерации ни следователю, ни прокурору не имеет смысла прекращать уголовное дело. Фактически следователь не заинтересован даже в том, чтобы собирать все необходимые доказательства — он заинтересован лишь в том, чтобы дело дошло до суда: если уголовное дело доходит до суда, приговор с огромной вероятностью будет обвинительным.

При оценке работы судей уголовного суда, принимаются во внимание все случаи, когда вынесенный данным судьёй приговор, будучи обжалованным (см. кассация), был отменён судом вышестоящей инстанции. Отмена приговора уголовного суда судом вышестоящей инстанции чревата служебными неприятностями для судьи, вынесшего отменённый приговор, — см. также чёрная метка (в судебной системе) (подобно тому, как оправдательный приговор суда чреват служебными неприятностями для следователя и Прокурора).
Судьи гражданского суда, в случаях отмены их обжалованных решений (см. апелляция и кассация), обычно не имеют неприятностей на службе.
Согласно статистике, случаи, когда суды второй или выше инстанций отменяют обжалованное решение суда нижестоящей инстанции, в России, так же как оправдательные приговоры, — большая редкость. Так что, с точки зрения статистики, в России судьи и уголовного суда могут этого не бояться.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты