Исход евреев из Египта по небиблейским источникам

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Исход евреев из Египта по небиблейским источникам — описание легенды про Исход евреев из Египта по сведениям древних греческих, римских и египетских историков.

Содержание

[править] Общие сведения

Хотя в мифах про Иосифа и других детей Яакова, переселившихся в Египет, а затем, уходе из него их потомков во главе с Моисеем много безусловно сказочных мотивов, тем не менее, определённое рациональное зерно в них явно имеется.

Так, если до прихода в Египет предки израильтян носили семитские имена (Авраам, Яаков и т. д.), то в Египте у них уже были египетские имена (Иосиф, Моисей, возможно, Иссахар и Леви, ср. Ливия). Наконец, фактом является переселение израильтян из Египта в Ханаан, который евреи считали и считают своей родиной — Эрец-Исраэль — «Землёй Израиля».

Эти предания о евреях в Египте сопоставляют с фактом переселения в Египет гиксосов и хапиру и последующего их изгнания.

[править] Манефон

Иосиф Флавий[1] сохранил сведения египетского историка Манефона, который, видимо, считал, что гиксосы, это и есть евреи:

Был у нас царь по имени Тимаос. В его царствие бог, неведомо мне почему, прогневался, и нежданно из восточных стран люди происхождения бесславного, дерзкие, напали на страну и без сражений легко овладели ею. И властителей ее покорив, они безжалостно предали города огню и святилища богов разрушили. А с жителями поступали бесчеловечно жестоко — одних убивали, а детей и жен других уводили в рабство. Наконец, и царем они сделали одного из своих, имя его Силатис. Он обосновался в Мемфисе, верхнюю и нижнюю земли обложил данью и разместил вооруженные отряды в наиболее подходящих местах. В особенности он позаботился о безопасности восточных земель, предвидя возможность вторжения ассирийцев в его царство. Найдя в Сетроитском номе на востоке от реки Бубастит весьма удобно расположенный город, который по древнему религиозному сказанию назывался Аварис, он отстроил его, укрепил неприступной стеной и разместил в нем многочисленный отряд, состоявший из 240 тысяч воинов. Он отправлялся туда летом, чтобы доставлять продовольствие и денежное содержание и приучать войско к постоянной бдительности ввиду опасности нападения соседей. Он умер, царствовав 19 лет. За ним другой, по имени Бнон, правил 44 года, за ним еще один — Апахнас — 36 лет и 7 месяцев. Затем Апофис — 61 год, Ианиас — 50 лет и 1 месяц, и еще Ассис 49 лет и 2 месяца. Эти шестеро были у них первыми царями, они постоянно воевали и хотели полностью искоренить население Египта. Все их племя называлось Гиксос, то есть «цари-пастухи», потому что «ГИК» на священном языке означает «царь», а «СОС» — «пастух» и «пастухи» в просторечном языке. Если же составить их вместе, получается «ГИКСОС». Некоторые говорят, что они по происхождению арабы...
Эти вышеназванные цари из так называемых пастухов, а также их преемники властвовали над Египтом 511 лет.
Затем против пастухов восстал царь Фив и цари других египетских земель, и вели с ними жестокую многолетнюю войну. В правление царя по имени Мисфрагмутос пастухи стали терпеть неудачи и повсюду из Египта были изгнаны, но закрепились в одном месте, имевшем 10 тысяч арур в окружном измерении. Оно называется Аварис. Пастухи со всех сторон обнесли его высокой мощной стеной, чтобы надежно укрыть свое имение и награбленную добычу. Сын Мисфрагмутоса Туммос во главе войска из 480 тысяч человек осадил город и попытался взять его штурмом. Но затем, отчаявшись в успехе, он отказался от осады и заключил с ними договор, по которому все они должны были оставить Египет и в полной безопасности для себя удалиться, куда пожелают. И те, по условию договора, со своими семьями и имуществом числом не менее 240 тысяч направились через пустыню в Сирию. Но, испытывая страх перед могуществом ассирийцев (а они тогда господствовали над Азией), в месте, называемом теперь Иудея, они основали город, способный вместить великое множество жителей, и назвали его Иерусалим.
Когда пастушеский народ ушел в Иерусалим, изгнавший их из Египта царь Тетмос царствовал после того 25 лет и 4 месяца и потом умер.

Итак, Манефон считал гиксосов жителями Иудеи и Иерусалима. Очевидно, что этот рассказ был составлен в эпоху Иудейского царства, когда его столицей был Иерусалим, хотя обычно Манифона считают жившим в III веке до н. э.

Тот же Манефон, по Иосифу Флавию, также включил в число изгнанных прокажённых: некий египетский царь Аменофис приказал изгнать из Египта всех, кто имел скверну на теле (числом в 80 тысяч человек), и приказал заключить их в каменоломни к востоку от Нила, чтобы те работали там наравне с прочими египетскими заключенными. Среди них, писал Манефон, было даже несколько учёных жрецов, заражённых проказой:

С тех пор как оскверненных отправили в каменоломни, прошло немало времени, и царь пожаловал им некогда оставленный пастухами город Аварис, чтобы у них было собственное пристанище и кров. Этот город по древнему преданию был посвящен Тифону. Придя туда, они получили возможность обособиться и избрали своим предводителем некого Осарсифа, жреца из Гелиополя, и дали клятву во всем подчиняться ему. Своим первым законом тот запретил поклоняться богам, воздерживаться от особо почитаемых в Египте священных животных, но всех приносить в жертву и употреблять их в пищу, а также повелел не вступать в общение ни с кем, кроме связанных с ними единой клятвой. Издав эти и многие другие постановления, которые были особенно враждебны египетским обычаям, он приказал сообща соорудить оборонительную стену и готовиться к войне с царем Аменофисом. Сам же, собрав жрецов и прочих своих нечистых сограждан, решил отправить посольство к изгнанным Тетмосом пастухам в город, называемый Иерусалим. Рассказав о том, какому бесчестию подвергли его самого и других, он стал уговаривать их вместе пойти войной против Египта. Он предложил им направиться сначала в Аварис, на родину их предков, где пообещал приготовить для войска обильные запасы продовольствия, а когда будет нужно, на их стороне вступить в войну и без труда покорить им страну.
Обрадованные этим обстоятельством, те единодушно выступили в поход числом около 200 тысяч и вскоре пришли в Аварис. Аменофис, царь Египта, лишь только узнал об их появлении, впал в отчаяние, припомнив предсказание Аменофиса, сына Пааписа. Сперва, созвав население Египта и посоветовавшись с его предводителями, он приказал доставить к себе священных животных, особо чтимых в храмах, и повелел каждому жрецу укрыть почитаемые статуи богов в наиболее безопасных местах. Своего пятилетнего сына Сетоса, называвшегося Рамессом по имени отца Рамзеса, он отправил к своему другу. А сам, с отборным египетским войском, насчитывавшим около 300 тысяч человек, не стал вступать в сражение с шедшими навстречу врагами, поскольку ему пришла в голову мысль, что он идет против воли богов, а повернул назад и возвратился в Мемфис. Взяв Аписа и других доставленных туда священных животных, он тотчас отправился в Эфиопию со всей своей свитой и войском, поскольку в знак благодарности эфиопский царь подчинялся ему. Тот принял радушно египетского царя и его подданных, которых его страна могла прокормить и имела достаточно городов и деревень, чтобы предоставить изгнанникам убежище на эти роковые тринадцать лет. Кроме того, к воинам царя Аменофиса он прибавил эфиопский гарнизон для охраны границы с Египтом. Так обстояли дела в Эфиопии.
А пришедшие из Иерусалима гиксосы вместе с нечистыми жителями Авариса обращались с покоренным населением настолько бесчеловечно, что их владычество для тех, кто был свидетелем их святотатства, казалось самым ужасным из всех зол. Ибо они не только сжигали дотла города и деревни и не удовольствовались разграблением храмов и осквернением статуй богов, но употребляли их для разведения огня и приготовления мяса почитаемых священных животных, причем сперва они заставляли самих жрецов и прорицателей закалывать и приносить их в жертву, а затем, раздевая их самих донага, прогоняли. Говорят, что тот самый жрец, который основал их государство и написал законы, происходил из Гелиополя и звался Осарсифом по имени тамошнего бога Осириса, но, оказавшись среди них, он изменил свое имя и стал называться Моисей.

Хотя, Иосиф Флавий и отрицает историю про прокажённых, но он не прав, говоря «никто из египтян с нами не смешивался», в самой Библии есть указания на браки израильтян с египтянами. Перед исходом, согласно Библии, евреев использовали на принудительных работах, вполне возможно, что как к иностранцам, к ним были помещены и прокажённые или какие-нибудь другие осуждённые к каторжным работам. Происхождение Моисея окутано разными легендами, хотя вряд ли он был жрецом Осириса, но египетского в нём было немало, начиная с имени. Скорее всего его отцом был еврей, а матерью египтянка — дочь фараона, если конечно отбросить сказочный мотив (ср. сказку про корзинку с Саргоном, спущенной в воды подземной реки Евфрат, и его чудесном спасении), так что, в Моисее наверное была примесь египетской крови, иначе трудно понять, как он мог расти в доме фараона почти как сын, хотя, полностью отрицать возможность его усыновления нельзя, несмотря на низкую вероятность таких чудес. Впрочем, если бы Моисей был родным сыном дочери фараона, вряд ли Библия не сообщила бы об этом (но если брака не было, а брака очевидно не было, могла и не сообщить, отношения с незамужней женщиной порицались в Библии[2]).

[править] Херемон

Следующим историком, которого привлёк Иосиф Флавий как пример египетской лжи против евреев, был историк I века Херемон Александрийский:

От Манефона я хочу перейти к разбору того, что написано Херемоном. Ведь и он утверждает, что пишет историю Египта. Подставив, как и Манефон, царя с тем же именем Аменофис и сына его Рамесса, он говорит, что «во сне Аменофису явилась Изида, которая укоряла его за то, что в ходе войны был разрушен ее храм. Ученый жрец Фритифант сказал, что, если он очистит Египет от людей, имеющих скверну, страхи его прекратятся. Собрав 250 тысяч оскверненных, он изгнал их. Предводительствовал ими книжник Моисей и Иосиф, также священник и книжник. По-египетски звали их: Моисея — Тисифен, Иосифа — Петесеф. Придя в Пелузий, они нашли там 380 тысяч человек, оставленных Аменофисом, которых царь не пожелал пускать в Египет. Заключив с ними союзнический договор, они пошли на Египет войной. Не ожидавший их прихода Аменофис бежал в Эфиопию, бросив беременную жену. Она, скрываясь в каких-то пещерах, родила сына, по имени Рамесс, который, достигнув совершеннолетия, прогнал евреев числом около 200 тысяч в Сирию и дал возможность отцу возвратиться из Эфиопии».

Интересно, что Херемон, вопреки современным лингвистам, не считал имена Иосиф и Моисей египетскими. Это говорит о том, что эти имена стали следствием египетско-семитского наречия.

В сообщении Херемона мы видим тот же мотив: местные больные соединились с некими внешними завоевателями.

[править] Апион

Больше всего Иосиф Флавий критикует Апиона, египетского историка I века до н. э., который в своей третьей книге «Египетской истории» утверждал следующее:

Моисей, как я слышал от египетских старцев, происходил из Гелиополя. Делая вид, что следует отеческим обычаям предков, он ввел молитвы под открытым небом на всех городских стенах, сколько их есть, и обратил весь город на восток, поскольку и город бога Солнца расположен таким же образом. Вместо обелисков он установил столбы, у подножья которых была изображена ладья, при этом тень от вершин падала на нее так, что она совершала тот же путь, что и солнце по небу.

Далее Иосиф Флавий пишет:

Что же касается времени, когда Моисей вывел из Египта тех самых прокаженных, слепых и хромых, то я не сомневаюсь в том, что этот достовернейший ученый повторяет писавших до него. Ибо Манефон свидетельствует, что евреи переселились из Египта в царствование Тетмоса, за триста девяносто три года до бегства Даная в Аргос, Лисимах в свою очередь — что это случилось при царе Бокхорисе, то есть на 1 700 лет раньше, Молон же и некоторые другие — как им вздумалось. Апион же, который без сомнения достоин доверия большего, нежели все остальные, определил исход с точностью — временем седьмой Олимпиады, и в первом ее году, говорит он, финикияне основали Карфаген. При этом он упоминает о Карфагене, полный уверенности в том, что это послужит ему неоспоримым доказательством его правоты, и ему невдомек, что тем самым он изобличает самого себя. Ведь если верить финикийским письменным свидетельствам об основании этого города, то в них говорится, что царь Хиром правил задолго до основания Карфагена, многим ранее, чем те 150 лет, о чем выше я уже приводил свидетельства финикийских источников, когда говорил о том, что Соломону, построившему Иерусалимский храм, Хиром был другом и во многом помог ему при создании храма. Собственно же Соломон спустя шестьсот двенадцать лет после исхода евреев из Египта построил храм. Назвав не глядя то же число изгнанников, что и Лисимах (он говорит, что их было 110 000 человек), он приводит до удивления убедительное объяснение, почему суббота называется так, а не иначе. «Шесть дней находясь в пути, — говорит Апион, — они заболели бубонами, и по этой причине на седьмой день остановились, найдя убежище в стране, именуемой ныне Иудея, и назвали этот день субботой, сохранив египетское слово, ибо заболевание бубонами египтяне называют саббатосисом.

[править] Тацит

Римский историк Тацит повторяет египетские предания:

Неко­гда на Еги­пет напа­ла зараз­ная болезнь, от кото­рой тело чело­ве­ка ста­но­ви­лось без­образ­но. Царь Бок­хо­рис обра­тил­ся с моль­бой о помо­щи к ора­ку­лу Аммо­на и услы­шал в ответ, что стра­ну следу­ет очи­стить, высе­лив в чужие зем­ли людей, навлек­ших на себя гнев богов. Когда их разыс­ка­ли, собра­ли ото­всюду и выве­ли в пусты­ню, они впа­ли в отча­я­ние и не в силах были дви­гать­ся. Тогда один из изгнан­ни­ков, по име­ни Мои­сей, стал убеж­дать осталь­ных не про­сить помо­щи ни у богов, ни у людей. «И те, и дру­гие, — гово­рил он, — отсту­пи­лись от вас. Поло­жи­тесь же на самих себя и знай­те, что вождь небес­ный направ­ля­ет ваш путь; едва лишь он подаст вам помощь, как вы тут же суме­е­те изба­вить­ся от нынеш­них бед­ст­вий». Все согла­си­лись и, не зная пути, побре­ли по пер­вой попав­шей­ся доро­ге. Вско­ре, одна­ко, жаж­да, мучив­шая их, ста­ла невы­но­си­мой, и они упа­ли на зем­лю, чув­ст­вуя при­бли­же­ние смер­ти. В эту мину­ту они увиде­ли, что на вер­ши­ну ска­лы, сто­яв­шей в тени густой рощи, взби­ра­ет­ся ста­до диких ослов. Мои­сей дога­дал­ся, что там, где есть тра­ва, долж­на быть так­же и вода, пошел вслед за ста­дом и обна­ру­жил боль­шой род­ник. Вода облег­чи­ла стра­да­ния пут­ни­ков, и они шли шесть дней, не оста­нав­ли­ва­ясь, на седь­мой же при­шли в некую зем­лю, захва­ти­ли ее, изгнав людей, ее возде­лы­вав­ших, и осно­ва­ли здесь город и храм[3].

[править] Юстин — Трог

Римский историк Юстин сообщает:

Родина иудеев – область Дамаска, знаменитейшего сирийского города, откуда происходили и ассирийские цари и царица Семирамида. Город получил свое название от царя Дамаска, в честь которого сирийцы чтут как святилище гробницу супруги его Атараты и считают ее с тех пор богиней высочайшей святости. После Дамаска царем был Азель, вскоре затем – Адор, Авраам и Израиль. Израиль прославился более, чем его предки, благодаря счастливому появлению на свет десяти сыновей. Израиль разделил [свой] народ на десять царств, передал их сыновьям, всех назвал иудеями по имени Иуды, который умер уже после раздела, и повелел всем почитать память Иуды, доля которого присоединилась [к долям] всех [остальных].
Самым младшим по возрасту среди братьев был Иосиф. Братья боялись его из-за его выдающегося ума, тайно схватили его и продали странствующим купцам. Те увезли Иосифа в Египет, где он благодаря своему тонкому уму усвоил искусство магии и скоро стал любимцем самого царя. Ибо он был в высшей степени искусен в разъяснении смысла знамений и первый положил начало толкованию снов. Казалось, что для него нет ничего неизвестного в области законов божеских и человеческих, так что он за много лет предугадал даже неурожай, и весь Египет погиб бы от голода, если бы по его совету царь не приказал в течение долгого времени делать запасы темных плодов. Мудрость его советов была столь велика, что казалось, будто их изрекает не человек, а божество. Сыном Иосифа был Моисей, которому отец передал в наследство, кроме своей мудрости, телесную красоту.
Но египтяне, когда заболели чесоткой и проказой, предупрежденные прорицаниями, вместе с больными изгнали из пределов Египта и Моисея, чтобы зараза не распространялась дальше. Моисей, став вождем изгнанников, похитил и унес с собой египетские святыни. Когда же египтяне попытались вернуть свои святыни оружием, бури заставили их вернуться домой. Моисей, вернувшись на свою исконную родину, в область Дамаска, занял гору Синай. Когда Моисей дошел, наконец, до этого места, истомленный, как и весь его народ, семидневным голодным переходом по аравийским пустыням, он на вечные времена посвятил посту седьмой день, который, по обычаю [этого] племени, называется субботой, ибо этот день положил конец и их голоду и их странствиям. И так как иудеи помнили, что их изгнали из Египта из страха перед заразой, то, чтобы не стать по той же причине предметом ненависти у местных жителей, они воздерживались от общения с чужеземцами. Это обыкновение, вызванное [указанной] причиной, мало-помалу превратилось в государственное и религиозное установление.
После Моисея был избран в цари сын его Арруас, жрец, посвященный в египетские таинства. С тех пор у иудеев всегда было в обычае, чтобы цари были в то же время жрецами, и правосудие, тесно связанное с религией, придавало им невероятную мощь[4].

[править] Страбон

Географ Страбон писал, что жители Иудеи — смешавшиеся арабы, финикийцы и египтяне, и что Моисей был египетским жрецом:

Что каса­ет­ся Иудеи, то у ее запад­ных гра­ниц в сто­ро­ну Касия нахо­дят­ся область иду­ме­ев и озе­ро. Иду­меи — это наба­теи, изгнан­ные оттуда вслед­ст­вие вос­ста­ния; они при­со­еди­ни­лись к иуде­ям и пере­ня­ли их обы­чаи. Бо́льшую часть при­мор­ской обла­сти зани­ма­ют озе­ро Сир­бо­нида и при­мы­каю­щая к нему стра­на до Иеру­са­ли­ма, так как город нахо­дит­ся неда­ле­ко от моря. Дей­ст­ви­тель­но, как я уже ска­зал, город виден из гава­ни Иопы. Эта область лежит к севе­ру. Как вооб­ще в этой стране, так и в каж­дой отдель­ной мест­но­сти насе­ле­ние сме­шан­ное из еги­пет­ских, араб­ских и фини­кий­ских пле­мен. Тако­вы оби­та­те­ли Гали­леи, Гиери­кун­та, Фила­дель­фии и Сама­рии (кото­рую Ирод [Вели­кий] назвал Себастой). Хотя насе­ле­ние здесь, таким обра­зом, раз­но­шерст­ное, но пре­об­ла­даю­щее [из заслу­жи­ваю­щих дове­рия] ска­за­ний о иеру­са­лим­ском хра­ме изо­бра­жа­ет пред­ков так назы­ва­е­мых теперь иуде­ев егип­тя­на­ми.
Мои­сей, один из еги­пет­ских жре­цов, вла­дел частью так назы­ва­е­мо­го Ниж­не­го Егип­та. Недо­воль­ный суще­ст­во­вав­шим там поло­же­ни­ем дел, он пере­се­лил­ся в Иудею в сопро­вож­де­нии мно­го­чис­лен­ных почи­та­те­лей боже­ства...
Мои­сей убедил нема­лое чис­ло разум­ных людей и увел их вме­сте с собой в то место, где теперь нахо­дит­ся посе­ле­ние Иеру­са­ли­ма[5].

[править] Лисимах

Иосиф Флавий с негодованием приводит сведения некоего Лисимаха:

При египетском царе Бокхорисе еврейский народ, зараженный проказой, чесоткой и еще какими-то болезнями, стал стекаться в храмы, чтобы просить там подаяния. Когда заболело множество людей, в стране случился неурожай. Бокхорис, царь Египта, послал к оракулу Аммона узнать о причинах неурожая. Бог повелел ему очистить святилища от безбожников и нечестивцев, изгнав их из храмов в пустыню, а больных проказой и чесоткой — утопить, поскольку богу Солнца не угодна их жизнь; затем очистить святилища, и тогда земля снова будет плодоносить.
Получив оракулы, Бокхорис созвал жрецов и служителей алтарей и приказал им произвести отбор среди нечистых, чтобы одних передать воинам, которые отведут их в пустыню, а прокаженных обернуть в свинцовые листы и бросить в море. Прокаженные и чесоточные были утоплены, а остальные схваченные нечестивцы были удалены в пустыню, чтобы там погибнуть. Но, собравшись вместе, они посоветовались о том, что им делать, и, когда наступила ночь, разложили костры, зажгли факелы и остались в живых; следующую ночь, проведя в посте, они стали молить богов, чтобы те спасли их.
На другой день некто Моисей посоветовал им рискнуть пойти наугад, пока не выйдут к каким-нибудь селениям, и повелел им из людей никого не жалеть и не испытывать к ним никаких добрых чувств, а только ненависть, и разрушать храмы и жертвенники богов, которые встретятся им на пути.
Единодушно согласившись исполнить это приказание, они двинулись через пустыню и не без потерь достигли населенных мест. Над людьми они творили всякие бесчинства, святилища богов грабили и сжигали и, наконец, пришли в страну, которая называется теперь Иудея. Там они основали город и поселились в нем. Этот город получил название Иеросила в напоминание об их святотатстве. Впоследствии, когда со временем они приобрели могущество, чтобы избежать упреков, они изменили название; город стал называться Иерусалим, а сами они иерусалимляне.

Отметим, что Лисимах, как и предыдущие говорит о том, что евреи совершали грабежи и разоряли Египет, что укладывается как в предания о гикососах, так и возможно имеет параллель и с нападениями народов моря (см. ниже).

[править] Диодор — Гекатей

На Египет нападали не только гиксосы, но и народы моря. Хотя обычно, они считаются выходцами из Греции, остров Средиземного моря и некоторых частей Малой Азии, но нельзя исключать, что среди народов моря могли быть и семиты.

Одним из народов моря были данайцы, названные так по имени Даная.

Диодор Сицилийский и Гекатей Абдерский, говоря про исход евреев, упоминали и Даная:

Теперь, когда мы собираемся изложить войну против евреев, мы считаем целесообразным дать сначала краткий отчёт о возникновении нации от её истоков, и обычаи, наблюдаемые среди них.
Когда в древние времена мор возник в Египте, простонародье приписывало свои беды действию божественной силы; ибо в самом деле из-за множества чужеземцев всех видов, обитающих в их среде и исповедующих разные религии и жертвоприношения, свои традиционные обряды в честь богов вышли из употребления. Таким образом местные уроженцы предположили, что если они не удалят иностранцев, их проблемы никогда не будут решены.
Поэтому немедленно чужаки были изгнаны из страны, а наиболее выдающиеся и деятельные из них объединились и, как говорят некоторые, были выброшены на берег в Греции и некоторых других областях; их вождями были знаменитые люди, главные из них Данай и Кадм.
Но большинство были изгнаны туда, что сейчас называется Иудей, что недалеко от Египта и в то время было совершенно безлюдно.
Переселенцев возглавлял человек по имени Моисей, выдающийся как своей мудростью, так и мужеством. На захваченной земле он основал, кроме других городов, один в настоящее время самый известный из всех, называемый Иерусалим. Кроме того, он учредил храм...
Он вёл военные походы против соседних племён, а после присоединения многих земель, распределил их, назначая равные наделы для частных лиц и большие оных для священников[6].

Если интерпретировать текст так, что включение в описание исхода евреев обозначены, как их часть, Кадм и Данай, и те, кто с ними переселился в Грецию, то, следовательно, существовала традиция о том, что во-первых Данай связан с финикийцем Кадмом, во-вторых, не является таким образом греком, в-третьих, является евреем.

Возможно, данайцы — это колено Дана, тем более что есть указание очень древней Песни Деборы, в которой ясно говориться, что данитяне имели корабли. По египетским памятникам, данайцы обрушивались и на Египет.

Относительно Кадма надо отметить, что он был сыном Агенора, легендарного царя Тира, города, который согласно книге Иисуса Навина считался частью колена Ашера. Особенно сильны были связи Тира с Израильским царством.

Связь между финикийцами и гиксосами подтверждает Африкан: «15-я династия пастухов. Они были финикийцы, иноземные цари, взявшие Мемфис и основавшие город в Сефроитском номе, опираясь на который, владели египтянами». Финикийцы были морским народом, и основали ряд колоний на островах Эгейского моря и в самой Греции.

[править] Общие выводы

Таким образом, совокупность античных сведений вне Библии показывает следующее:

  1. В давние времена в Египет вторглись завоеватели — гиксосы.
  2. После изгнания из Египта, гиксосы переселились в Иудею, то есть евреи это гиксосы и есть.
  3. Гиксосы-евреи населяли Аварис.
  4. После падения власти гиксосов евреев заставили работать на каменоломнях.
  5. Часть египтян присоединилась к евреям.
  6. Среди присоединённых к евреям было немало изгнанных прокажённых.
  7. Евреи разорили и разграбили часть Египта.
  8. Часть евреев из Египта ушла не в Иудею, а, вместе с Кадмом и Данаем, в Грецию.

В последней легенде отразился факт финикийской колонизации Греции.

Вероятно, в Египте происходили время от времени изгнания больных, например, во время эпидемий. Со временем, воспоминания об этих изгнаний прокажённых соединились с преданиями об изгнании гиксосов и исходе евреев.

По поводу Авариса следует сказать, что этот город находился в регионе Гесем, про который Библия говорит: «в земле Гесем, где жили сыны Израилевы».

Однако полное тождество евреев и гиксосов не соответствует действительности: израильтяне (ханаанцы) были лишь частью вторгнувшихся в Египет племён, среди которых были и амореи, хурриты и т. д.

Слова о том, что евреев заставляли выполнять разные работы подтверждает и Библия, в книге «Исход» сказано, что египтяне поставили над израильтянами «начальников работ, чтобы изнуряли его тяжкими работами», они построили «фараону Пифом и Раамсес, города для запасов».

Библия подтверждает, что евреи разоряли Египет, так в «Исходе» говориться: «Господь же дал милость народу [Своему] в глазах Египтян: и они давали ему, и обобрал он Египтян».

Касаемо египетского происхождения Моисея, то конечно это поздняя легенда, возникшая во времена, когда египтяне при Птолемеях узнали содержание Библии. Видимо, египтяне решили тогда объявить Моисея своим соплеменником, на что впрочем имели право: безусловно Моисей был в значительной степени египтянином, хотя бы по месту рождения и воспитанию. Но вряд ли Моисей был египтянином по крови, трудно поверить, что израильтяне стали бы признавать своим лидером иноплеменника. В Библии сообщается, что Моисей был израильтянином. Правда воспитывала его египтянка, дочь фараона, но указаний, что она была его матерью в Библии нет, хотя теоретически, «дочь фараонова» могла родить вне брака, а отцу сказать, что нашла корзинку с ребёнком. Египтянка же и дала имя ребёнку «Моисей» (от египетского корня msy, означающего «сын», ср. Рамсес, то есть «сын /бога/ Ра» или «рождённый /богом/ Ра»).

Тем не менее, предположение, что Моисей был сыном египтянки от израильтянина — основано не на Библии, а на логическом предположении, что дочь фараона не стала бы без причины усыновлять еврейского ребёнка.

Впрочем, Библия говорит:

И вышла дочь фараонова на реку мыться, а прислужницы ее ходили по берегу реки. Она увидела корзинку среди тростника и послала рабыню свою взять ее. Открыла и увидела младенца; и вот, дитя плачет; и сжалилась над ним и сказала: это из Еврейских детей...
...Он был у нее вместо сына, и нарекла имя ему: Моисей, потому что, говорила она, я из воды вынула его[7].

Таким образом, именно дочь фараона назвала ребёнка msy («сын», мало что меняет, если имя означает «рождённый»), следовательно, он и был её сын (если бы Моисей был бы приёмный сын, его бы звали, вероятно, «Сенмут»). Видимо поэтому, египетские историки считали Моисея соплеменником, но они не учли, что «дочь фараона» не скрывала от Моисея, что его отец израильтянин, даже кормилицы Моисея были еврейками, и Моисей стал израильтянином, а не египтянином.

В талмудической легенде дочь фараона, якобы приемная мать Моисея, изображена верной прозелиткой, которая пришла к реке омыться и очиститься от идолопоклонства дома отца своего и стала «Батией», נתיה‎, «дочерью Бога»[8].

В других местах Библии говориться, что израильтяне женились на египтянках, например, Авраам имел египтянку-наложницу Агарь, а пользовавшийся успехом у египтянок Иосиф имел жену-египтянку Аснат, дочь жреца Потифера, от которой произошли колено Эфраима и колено Менаше («родились у Иосифа в земле Египетской Манассия и Ефрем, которых родила ему Асенефа, дочь Потифера, жреца Илиопольского»[9]), упоминается и «сын одной Израильтянки, родившейся от Египтянина»[10], очевидно за века в Египте евреи сильно смешались с местными жителями, так что нечего невозможного в смешанном еврейско-египетском происхождении Моисея нет, тем более, что женой самого Моисея была эфиопка.

Вероятно, евреи смешивались с египтянами и другими народами Египта (народами моря, берберами-ливийцами, гиксосами), отсюда очевидно и разделение на колена Израилевы, хотя всё же потомки хананеев преобладали, так как именно Ханаан израильтяне считали своей страной. Ханаан израильтянам пришлось, правда, завоёвывать.

[править] Источники

  1. О древности еврейского народа. Против Апиона
  2. Иова, 31, 1
  3. История, V
  4. Эпитома сочинения Помпея Трога «История Филиппа», XXXVI
  5. География, XVI
  6. Историческая библиотека, 40.
  7. Исход, 2
  8. Сота, 12б; Мег., 13а; Schem. rab., Ι, 27; Wajik. rab., Ι, 3
  9. Бытие, 46
  10. Левит, 24, 10
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты