Гимилькон бен Ганнон Магонид

Материал из Циклопедии
(перенаправлено с «Гимилькон II»)
Перейти к: навигация, поиск

Гимилькон




Дата рождения до 407 г. до н. э.
Дата смерти около 396 г. до н. э.
Гражданство 210px-Carthage standard.svg.png Карфаген


Род деятельности военачальник







Гимилькон бен Ганнон Магонид (Гимилькон II) — карфагенский полководец (около 406396 гг. до н. э.), известный, в первую очередь, по войнам против сицилийских греков.

Содержание

[править] Происхождение

 → Магониды

Гимилькон (иногда имя пишется как Гимилькар) был сыном Ганнона[1], внуком Гамилькара, правнуком Магона[2], занимал должность полководца, и был родственником Ганнибала бен Гисгона Магонида, возглавлял с которым армию (а затем сменил его на посту главнокомандующего) против Сиракуз. В дальнейшем он сменил Ганнибала[3].

Так как Гимилькон был сыном известного мореплавателя Ганнона и племянником мореплавателя Гимилькона, то годы деятельности Гимилькона позволяют уточнить время путешествий его прославленных предков[4], которые расширили пределы Карфагенской державы[5]. Неясно, принимал ли Гимилькон участие в плавании своего отца и участвовал ли он в экспедиции на Сицилию в 409 г. до н. э., но последнее скорее всего соответствует действительности, тем более что в то время в карфагенской армии ещё служило много карфагенян[6].

[править] Война с Сиракузами

[править] Поход карфагенян в Сицилию

Сенаторы Карфагена решили окончательно захватить Сицилию, для чего карфагенская армия в 406 г. до н. э. во главе с Ганнибалом и Гимильконом высадилась на Сицилии.

Во время осады Акраганта, Ганнибал умер из-за чумы[7][8], и Гимилькон сменил Ганнибала на посту , главнокомандующего[9]. На этом посту, Гимилькон дал ряд удачных сражений, одержал победы[10][11].

[править] Осада Акраганта

 → Осада Акраганта (406 г. до н. э.)

Гимилькон запретил использовать надгробные плиты для нужд осады (именно это «кощунство» вызвало, по мнению суеверных, эпидемию чумы). Затем, по словам Диодора, Гимилькон принёс в жертву Богу мальчика и множество скота, утопив его в море. Гимилькон продолжил осадные работы и, заполнив, ров окружающий город, придвинул осадные машины и принялся совершать ежедневные нападения.

Фронтин пишет о военной хитрости Гимилькона:

Карфагенянин Гимилькон под Агригентом поставил часть войск в засаде возле города и приказал им, когда горожане выступят, зажечь сырое дерево. Затем, выступив на рассвете с остальной частью войска, чтобы выманить врага, он симулировал бегство и, отступая, завлек преследовавших горожан подальше. Стоявшие в засаде возле стен подожгли кучи дров. Увидав поднявшийся дым, агригентцы решили, что подожжен город, и в страхе бросились назад защищать город; здесь навстречу им появились стоявшие в засаде близ стен, а с тыла стали теснить их те, кого они раньше преследовали; попав между двух огней, они были перебиты[12].

Сиракузяне, видя, что Акрагант находится в осаде, решили отправить им помощь. Они назначили Дафния стратегом над союзными войсками, прибывшими из Италии и Мессены. Объединив эти войска и присоединив к ним по пути солдат Гелы и Камарины, призвав дополнительные силы из центра страны, он двинулся к Акраганту. Его сопровождали 30 кораблей, плывшие вдоль берега. Всего была собрана армию численностью в 30 тысяч пехоты и не менее 5 тысяч кавалерии.

Гимилькон, узнав о приближении греков, выслал им на встречу своё 40 тысячное войско. Сиракузяне перешли реку Гимеру и встретились с пунийцами. В последовавшем за этим длительном сражении, сиракузяне одержали победу, убив более 6 тысяч человек.

Жители Акраганта, узнав о поражении карфагенян, стали просить своих стратегов вывести их в бой против ослабшей карфагенской армии. Но стратеги, будучи, как говорят подкупленными, или, боясь, что Гимилькон проникнет в город, лишенный своих защитников, остудили пыл своих солдат.

Дафней со своей армией прибыл в брошенный карфагенянами лагерь и расположился в нём. Сразу же солдаты из Акраганта во главе с Диксиппом вышли, чтобы с ним соединиться. Тут же был проведён военный совет, на котором большинство стало выкрикивать слова возмущения в адрес стратегов, которые не воспользовались случаем добить отступавших карфагенян. Как пишет Диодор:

Суматоха достигла своего пика, когда Менес из Камарины, бывший одним из командиров, вышел в перед и выдвинул обвинения против акрагантских стратегов и так распалил жар, что ни кто не хотел слушать их оправдания, а толпа была на столько рассержена, что стала бросать камни и убила четверых на месте, а пятого, по имени Аргей, пощадили в силу его юного возраста. Лакедемонянин Дексипп, как нам говорят, так же был объектом обвинений, потому, что он, хоть и занимал начальствующее положение, был неопытен в военном деле и действовал предательски.

После, Дафней повёл свои войска, чтобы осадить лагерь карфагенян. Но, увидев, что лагерь хорошо укреплён, отказался от осады, но перекрыл все дороги кавалерией и стал перехватывать фуражиров, поставив пунийцев в крайне тяжёлое положение. В лагере карфагенян начались голодные волнения — компанцы и многие другие наёмники ворвались в шатер Гимилькона и стали требовать обещанного пайка, в противном случае, обещая его убить (Гимилькону пришлось отдать наёмникам в залог золотые кубки, принадлежащие карфагенскому войску, чтобы успокоить их).

Гимилькон, узнал, что сиракузяне по морю перевозили в Акрагант большое количество зерна и вызвав 40 триер из Панорма и Мотия, он замыслил напасть на корабли, перевозившие продовольствие. Гимилькон с 40 триерами напал на эту сиракузскую флотилию бое у берегов Акраганта, и потопив 8 военных кораблей, вынудил остальные пристать к берегу. Захватив все оставшиеся корабли, он так изменил ожидания обеих сторон, что компанцы, бывшие на службе в Акраганте, считая положение греков безнадежным, откупились от них 15 талантами и перешли на сторону карфагенян.

Диодор пишет:

Между тем, акрагантцы, поначалу, видя, что карфагеняне находятся в трудном положении и, думая, что осада будет вскоре снята, пользовались зерном и другими продуктами без ограничения. Но, когда к варварам вернулись их надежды, а в городе было собрано бесчисленное множество народа, запасы зерна исчерпались.

При этом, как сообщает Диодор, карфагенянам удалось либо подкупить часть военачальников греков, либо распустить дезинформацию об этом:

Дексипп получил взятку в 15 талантов, потому, что, не задумываясь, ответил итальянским стратегам, что: «Лучше уйти и продолжить войну, где-нибудь в другом месте, чем голодать здесь». И тогда стратеги, приняв это как оправдание, к окончанию их компании, ушли со своими войсками к проливу.

После этого, жители Акраганта решили сбежать из города в Гелы:

Многочисленная толпа мужчин, женщин и детей стала покидать город, и дома наполнились бесконечными плачами. Ибо все находились в панике, боясь противника и, оставляя варварам, в качестве трофеев, имущество, составлявшее их счастье. Но, видя, что ситуация лишила их всего богатства, они мудро рассуждали, что, по крайней мере, спасают свои жизни. Виден был отказ не только от богатства, накопленного в городе, но и от множества несчастных людях, оставленных на месте. Больные были брошены родственниками, думавшими, лишь о своём спасении, старики были оставлены в их недуге.

На рассвете, Гимилькон, вошёл с армией в город, и стал убивать всех, кто в нём остался, не пощадив и тех, кто прятался в храмах. Видя это, прятавшиеся в храме Афины во главе с богачом Теллием, подожгли укрывавший их храм, дабы вместе с ними погибли сокровища храма и не достались пунийцам. Тем не менее, Гимилькон удалось награбить богатую добычу. Наиболее ценные вещи (среди которых был бык Фалариса) Гимилькон отправил в Карфаген, остальную часть награбленного он продал.

Таким образом, летом (по Диодору, зимой) 406 г. до н. э., после восьмимесячной осады, карфагеняне взяли сильную крепость и крупнейший после Сиракуз город острова — Акрагант, который никогда до не бывшем захваченным со дня основания. Акрагант стал карфагенской крепостью. Гимилькон разрушил Акрагант, уничтожил его храмы и статуи богов.

[править] Поход на Гелы

Летом 405 г. до н. э. власть в Сиракузах захватил демагог Дионисий I (тиран Сиракуз, 405367 гг. до н. э.). Гимилькон прислал ему предложение по обмену пленными и мира. Сама карфагенская армия стала готовить машины и прочие боеприпасы, намереваясь осадить Гелу.

С началом лета, Гимилькон вывел армию из Акраганта и направился в область Гелы. Завладев всей этой территорий, а так же, территорией Камарины, Гимилькон обогатил свою армию захваченными трофеями. После этого он подошёл к Геле и разбил свой лагерь вдоль реки одноименного названия с городом. У гелойцев была за пределами города огромная статуя Аполлона, отлитая из бронзы, которая была захвачена и отослана в Тир.

Карфагеняне вырыли ров вокруг своего лагеря, так как они ожидали прихода Дионисия с сильной армией на помощь осаждённым гелонцам. Последние постановили эвакуировали из города всех женщин и детей в Сиракузы. Женщины, однако, попросили оставить их, чтобы разделить судьбу с мужчинами. Затем, гелонцы, сформировав большое число отрядов, отправили солдат по округам, и те, хорошо зная местность, стали нападать на бродивших мародеров, ежедневно приводя пленных и убивая большое число карфагенян. Жители отважно защищались от армии пунийцев, которые, приблизившись к городу, стали разрушать его стены ударами таранов. Разрушенные днём участки стен, они ночью, при помощи женщин и детей, восстанавливали. Те, кто был в расцвете лет, держали оружие и участвовали в боях, остальное население с усердием выполняло прочую работу по обороне города.

[править] Битва с Дионисием у Гелы

Античная Сицилия.

Дионисий привёл помощь Гелам от италийских греков и других союзников и включил их в свою армию. Он так же привлёк большую часть сиракузян призывного возраста и навербовал наёмников. Эта армия доходила до 30−50 тысяч человек, и, согласно Тимею, насчитывала также тысячу кавалеристов и 50 «покрытых броней кораблей». Дионисий разбил лагерь на морском побережье, чтобы руководить как сухопутными, так и морскими силами. Легковооружённых он отправил досаждать карфагенянам мешая им добывать провиант в округе, а при помощи кавалерии и флота пытался лишить карфагенян поставок, идущих из Карфагена. Так длилось 20 дней.

После, Дионисий разделил свою армию на три части. Первой, состоящей из сицилийцев, он приказал обойти город слева и стать лагерем, вторую часть, образованную союзниками, отправил вдоль моря, оставив город справа. Третью часть, состоящую из наёмников, возглавил сам и двинулся через городскую агору к месту расположения карфагенских сил. Кавалерии Дионисий приказал, что, как только они увидят движение пехоты, перейти реку и занять равнину, но вступать в бой, лишь увидев, что их товарищи одерживают победу, или оказывать помощь там, где происходит отступление. Флот, с находившимися на нём войсками, должен подойти к лагерю противника и оказать помощь атакующим италиотам.

Когда сиракузский флот в нужное время выполнил приказ Дионисия, карфагеняне бросились к берегу, чтобы помешать высадке войск, так как часть лагеря, расположенная вдоль берега, не была укреплена. В это время италиоты, преодолев пространство, отделявшее их от моря, атаковали лагерь карфагенян, которые, в своём большинстве, были заняты отражением флота, и опрокинув, находившихся там пунийцев, ворвались в карфагенский лагерь. Тогда карфагеняне развернули большую часть своего войска и, после упорного боя, выбили прорвавшихся за рвы. Италиоты, подавляемые численным превосходством пунийцев и не получавшие подкреплений, были прижаты к частоколу, врытому вдоль рва. Сицилийцы, продвигавшиеся через равнину, прибыли слишком поздно, а наёмники Дионисия, столкнулись с трудностями, проходя через городские улицы, и поэтому были не в состоянии прийти так быстро, как было запланировано. Гелийцы совершили вылазку, чтобы оказать помощь италиотам, но они выдвинулись на небольшое расстояние от города, опасаясь оставить стены без защиты, поэтому их помощь не подоспела вовремя. Карфагеняне оказали сильное давление на италийских греков и убили более тысячи из них. Но команды сиракузских кораблей осыпали карфагенян ливнем стрел, и остаток италиотов благополучно отступил в сторону города. В другой части поля битвы сицилийцы атаковали выступивших протии них карфагенян, большую часть их убили, а остальных преследовали до лагеря. Но, когда другие части карфагенской армии пришли на помощь своим товарищам, то сицилийцы потеряли около 600 человек и отступили. Кавалерия греков, увидев поражение своих товарищей, так же отступила в город, преследуемая карфагенянами. Дионисий, только что пересекший город, обнаружил свою армию разбитой и был вынужден остаться в приделах стен.

[править] Захват Гелы

После битвы, Дионисий собрал совещание, и было решено оставить город. Он отправил вечером вестника, чтобы на следующий день провести обмен мёртвыми, но в первых часах ночи приказал всему населению выйти из города, сам же вышел в полночь, оставив 2 тысячи легковооруженных, которым приказал в течении всей ночи жечь огни, производить шум, чтобы карфагеняне думали, что он все ещё в городе. На рассвете они быстро вышли и присоединились к Дионисию.

Карфагеняне, узнав о произошедшем, вошли в город и занялись грабежом брошенных домов.

[править] Заключение мира

Когда Дионисий пришёл в Камарину, то обязал её жителей перебраться в Сиракузы совместно с детьми и жёнами. Те впали в панику и стали покидать город, так как, как пишет Диодор:

Судьба Селинунта, Гимеры и Акраганта приводила в ужас всех людей, как будто они были свидетелями жестокости карфагенян. И действительно, те не щадили своих пленников и не проявляли никакого сострадания к жертвам, распиная их или подвергая мучениям, на которые невозможно смотреть.

Тем временем, против Дионисия среди греков стала разгораться (видимо, не без влияния шпионов карфагенян) ненависть, считали, что он специально отдаёт города карфагенянам, чтобы стать властелином греческих городов Сицилии, был слух, что он, оставив Гелу, бежал к карфагенянам. Собственная кавалерия Дионисия замышляла убить его, но не могла этого сделать, так как его охраняли наёмники. Всадники, однако, ворвались в дом Дионисия, и надругались над его женой. Дионисию, однако, удалось взять Сиракузы, и уничтожить мятежников. Всё это привело к ослаблению войска: гелонцы и камаринцы, бывшие в противоречии с Дионисием, оставили его и ушли в Леонтины.

Однако из-за эпидемии Гимилькону пришлось в 405 г. до н. э. заключить с Дионисием мир, по которому Карфагену помимо финикийских колоний отходили и греческие города Акрагант, Гимера и Селинунт; Гера и Камарина должны были платить пунийцам дань. Дионисию остались лишь Сиракузы:

За карфагенянами останутся не только их прежние колонии, но и земли элимов и сиканов, жители Селинунта, Акраганта, Гимеры, а так же Гелы и Камарины могут проживать в своих городах, которые не должны быть укреплены, и выплачивать дань карфагенянам. Жители Леонтин и Мессены и все сикулы должны жить по своим собственным законам а Сиракузы остаются во власти Дионисия[13][14].

[править] Вторая война с Дионисием

Дионисий, естественно, желал захватить всю Сицилию, и рассматривал мир с Карфагеном только для передышки и накопления сил для новой войны. Он повёл своё войско против сицилийцев, чтобы привести все независимые города под свой контроль, и, в особенности, тех сицилийцев, которые ранее были в союзе с Карфагеном. Подступив к городу эрбессинов, он стал готовиться к его осаде.

В 398 г. до н. э. Дионисий послал в Карфаген требование очистить греческие города Сицилии и взял Мотий. Гимилькон руководит в морской битве при Мотии.

После захвата греками Мотии, Гимилькон со 100 тысячной армией, 4 тысячи конницы и 300 колесницами, имея более 400 военных кораблей и более 600 других судов, решил вновь отправиться на войну с Дионисием в Сицилию:

Гимилькон, вождь пунийцев, желая привести свой флот в Сицилию неожиданно, не сообщил, куда направляется, а вручил всем командирам запечатанные таблички, где указан был маршрут, и приказал, чтобы никто не вскрыл табличек, если только корабль не будет отогнан бурей от курса флагманского корабля[15].

Всё же греки узнали о походе карфагенян, и по пути на Сицилию, произошла ещё одна морская битва.

В 396 г. до н. э. у Панорма высадился Гимилькон и на месте разрушенного Мотия основал Лилибей: когда Гимилькон прибыл в Панорм и высадил армию, то сразу же двинулся в сторону неприятеля, а своему командующего флотом (Магону?) отправил вдоль берега для поддержки. Дойдя быстрым темпом до Эрикса, Гимилькон взял его с помощью предательства и быстро подошёл к Мотии. Так как Дионисий находился со своей армией у Эгесты, Гимилькон взял Мотию штурмом.

Дионисий отступил, а Гимилькон подготовил свою армию к тому, чтобы вести её к Мессане, чтобы не допустить подвоз морем помощи Сиракузам от италийских и пелопоннесских греков. Гимилькон заключил мир с гимерийцами и жителями Кефалоэдия. Захватив город Липару на Липарских островах, Гимилькон взял 30 талантов с жителей острова. Затем он прошёл со своей армией к Мессане, туда же и подошёл его флот, плывший за ним вдоль берега. В течении короткого времени Гимилькон разбил лагерь в Пелоре, на расстоянии 100 стадиев от Мессаны. Осаждённые же отправили свои семьи и драгоценности в соседние города. Мессанцы даже послали отряд на Пелор, чтобы предотвращать набеги карфагенян на свою территорию. Гимилькон отправил 200 кораблей к Мессане. Таким образом он надеялся, что, пока греки будут пытаться предотвратить его высадку, команды кораблей легко захватят Мессану, так как её защитники находятся далеко. Подувший северный ветер способствовал тому, что суда быстро достигли гавани, тогда как мессанцы, охранявшие Пелор, не смотря на попытку быстро вернуться, не смогли опередить вражеский флот. Таким образом, карфагеняне захватили Мессану. Некоторые жители города были убиты, другие бежали из города.

Гимилькон ввёл армию в город и приступил к осаде крепостей, расположенных в окрестностях. Но, поскольку те были хорошее укреплены, а их защитники храбро защищались, он вернулся в город. Затем он пополнил свою армию решил выступить против Сиракуз.

Дионисий освободил сиракузских рабов, сделав их гребцами на 60 триерах и набрал тысячу наёмников из Спарты, усилил крепости. Особую заботу он проявил для крепления Леонтин. Дионисий убедил компанцев, проживавших в данное время в Катане, чтобы они перешли в Этну, так как она хорошее защищена. Затем Дионисий отвел свою армию на 160 стадий от Сиракуз и разбил лагерь у местечка под названием Таврос. В это время, Дионисий располагал 30 тысячами пехоты, более 3 тысяч кавалерии и 180 военными кораблями, из которых лишь несколько были триерами. Гимилькон в это время разрушил стену Мессаны, а затем приказал солдатам разрушить и дома.

Затем Гимилькон отправил Магона, своего наварха, с флотом плыть к мысу Таврос, где находилось большое число сицилийцев, не имеющих над собой никакого начальства. Ранее Дионисий отдал им территорию Наксоса, но они заняли у Тавроса холм, обнесли его после войны, и совместно с теми, кто проживает на Тавросе основали город Тавромений. Гимилькон с армией быстрым маршем продвинулся в эту местность, Магон же с флотом следовал туда вдоль берега. Но, поскольку гора эта в это время извергалась, то это помешало пешим силам идти вдоль берега имея подле себя флот. Этому мешали потоки лавы, стекающие к морю. Поэтому армия была вынуждена взять путь вокруг горы. Гимилькон приказал Магону взять курс на Катану, а сам с армией поспешно пошел через центр страны, чтоб соединиться с флотом в этом городе.

На этот флот у Катаны напали греки, но карфагеняне победили, уничтожив более 100 сиракузских кораблей.

Таким образом война в 397 г. до н. э. была возобновлена[16]. На острове была восстановлена власть Карфагена, а Дионисий отступил в Сиракузах после проигранного при Катине морского сражения.

Гимилькон достиг Катаны, куда подтянул корабли, вытащив их на сушу, так как поднялся сильный шторм. В Катане он провёл несколько дней, пополняя силы армии. Отсюда он отправил послов компанцам в Этну, призывая их покинуть сторону Дионисия. Он пообещал выделить им большие территории и сделать равными партнерами в дележе воинских трофеев. Гимилькон так же сообщил им, что кампанцы, жившие в Энтелле, не проявляли никакой враждебности карфагенянам и перешли на их сторону против сицилийцев. Но так как кампанцы дали Дионисию своих заложников и отправили свои войска в Сиракузы, то были вынуждены сохранить союз с Дионисием.

Дионисий отправил своего шурина Поликсена к грекам в Италию, Лакедемон и в Коринф с просьбой прийти на помощь грекам в Сицилии, находящиеся на грани уничтожения. Дионисий также отправил нескольких людей на Пелопоннес с большими деньгами, приказав им навербовать наёмников.

Гимилькон, украсив свои корабли неприятельскими трофеями, вошёл с 250 кораблями в большую гавань Сиракуз. Следом вошла тысяча транспортных кораблей, на которых находились почти 500 солдат. Когда этот флот бросил якоря в гавани, со стороны суши подошла карфагенская армия. Главнокомандующий всех вооруженных сил Гимилькон расположился у храма Зевса, а остальную часть армии расположил лагерем в окрестностях, в 12 стадиях от города. Затем Гимилькон построил свою армию в боевой порядок перед стенами Сиракуз,. Кроме этого, он отправил 100 лучших кораблей вдоль берегов гавани. Но так как греки не решились выйти против него, Гимилькон увёл войска в лагерь. Затем, в течении 30 дней разорял сельские округи. Гимилькон захватил окрестности Ахрадины. Кроме этого, он ограбил храмы Деметры и Коры. Гимилькон стал строить стену, чтобы полностью блокировать город, тем временам, войска Сиракуз устраивали вылазки. Гимилькон разрушил почти все могилы в окрестности, среди которых были памятники Гелону и его жене Дамарете. Так же Гимилькон возвёл три укрепления вдоль моря: в Племмирии, другой посреди порта, а третий возле храма Зевса. В них он завёз припасы. Он отправил торговые суда на Сардинию и в Африку, чтобы доставить от туда зерно и другие необходимые съестные припасы.

В это время шурин Дионисия Поликсен прибыл из Пелопоннеса и Италии и привёл 30 военных кораблей от его союзников под командованием спартанца Фаракида. Затем в самой бухте Сиракуз произошло морское сражение, в результате которого, карфагеняне потеряли 24 корабля. Ободрённые успехом, сиракузяне во главе с Феодором попытались сместить Дионисия. Последний распустил оппозиционное ему Собрание. Дионисия поддержал Фаракид.

Осада карфагенянами Сиракуз[17][18] была неудачна: болезни (в карфагенской армии началась эпидемия при осаде Сиракуз в 396 г. до н. э.)[19][20], упадок духа вследствие удачных вылазок осаждённых ослабили дисциплину пунийцев.

Дионисий, услышал об эпидемии, постигшей карфагенян, отправил 80 кораблей, приказав Фаракиду и Лептину атаковать карфагенские корабли на рассвете. Сам же Дионисий, ночью, повёл армию к святилищу Кианы и, стараясь не быть обнаруженным, подошёл к карфагенскому лагерю на рассвете, прежде, чем это обнаружилось. Кавалерия и тысяча пехотинцев наёмников заранее были посланы Дионисием в ту часть лагеря, которая распологалась дальше, в глубь суши. Эти наёмники были наиболее враждебны к Дионисию, чем все другие и неоднократно участвовали в заговорах против него. Вследствие этого Дионисий приказал кавалерии, что, как только они столкнуться с неприятелем, то должны избежать боя и оставить наемников. Когда этот приказ был исполнен, и наемники были убиты, Дионисий решил напасть одновременно на лагерь и оба укрепления. Дионисий штурмом взял укрепление Полихну, тем временем на противоположной стороне его кавалерия и некоторые триеры атаковали местечко подле Даскона и взяли его. Сразу же все военные корабли греков, объединившись, пошли в атаку, и, когда сиракузская армия подняла сильный крик, взяв укрепление, карфагеняне оказались в панике. Сначала они поспешили против сухопутных войск, чтобы отразить нападение на лагерь, но, когда увидели, что греческий флот так же намеревается атаковать, то повернули, чтобы защитить свой флот, стоящий на якоре. Пока они вбегали на палубы и торопились рассесться по бортам, греческие корабли, управляемые гребцами, атаковали их. Одни карфагенские корабли погрузились в воду сразу, другие, неоднократно атакованные, были серьёзно повреждены.

Греческая пехота с наёмниками с энтузиазмом атаковала военную гавань карфагенян. Сам Дионисий, который находился среди атакующих, верхом на коне направился в район Даскона. Обнаружив там 40 карфагенских пентеконтер, вытащенных на берег, рядом с которыми находились и торговые суда и стоящие на якоре триеры, он предал их огню. Пламя быстро распространилось по воздуху на большое расстояние, поджигая корабли, и ни торговцы, ни матросы не были в силах остановить движущийся огонь. Поскольку поднялся сильный ветер, пожары перекинулись с лежащих на земле кораблей на те, которые стояли на якоре. Их команды, опасаясь огня, прыгали в воду, якорные канаты сгорели, а сильные волны принялись сталкивать корабли друг с другом, что явилось причиной их разрушения, другие же были уничтожены огнём.

Карфагеняне отправили к Дионисию послов для ведения переговоров. Они обещали отдать ему имевшиеся у них в лагере 300 талантов взамен разрешения их войску вернуться в Карфаген. Дионисий ответил, что позволит уйти только карфагенским гражданам. Коринфяне однако попытались помешать бегству карфагенян, потопив несколько кораблей противника.

[править] Война в Африке

 → Восстание ливийцев и рабов против Карфагена (396 г. до н. э.)

Гимилькон вернулся с карфагенянами на 40 триерах в Африку. В Африке же, подчинённые пунийцам племена, узнавшие о поражении Карфагена, восстали как по причине карфагенского гнёта, так и по причине предательства: ведь карфагеняне бросили солдат-ливийцев на Сицилии. Отправив послов во всех направлениях, восставшие ливийцы стали собирать армию и расположили её лагерем. Им удалось собрать армию в 200 тысяч человек.

Захватив Тунис, город не располагающий значительным карфагенским гарнизоном, восставшие ливийцы прошли дальше и оттеснили карфагенян в приделы стен Карфагена. В Карфагене началась паника. Карфагеняне посчитали, что всему виной разграбление храмов Коры и Деметры, поэтому они назначили наиболее известных граждан на должности священников этих богинь. И, посвятив им статуи, со всей торжественностью провели обряды, следуя ритуалам, которые использовали греки. После этого карфагеняне построили новый военный флот и сделали другие приготовления, необходимое для ведения войны.

Тем временем, мятежники, составлявшие пеструю массу, не руководимые способными командирами, в первую очередь, испытывали недостаток в обеспечении продовольствием такого множества народа, тогда как карфагеняне имели поставки морем из Сардинии. Высшие командиры мятежников поссорились между собой, а некоторые из них были подкуплены деньгами карфагенян и покинули мятежников.

Таким образом, Гимилькон подавил восстание ливийцев[21].

В 396 г. до н. э. Гимилькон вынужден был покончить с собой из-за обвинений в провале сицилийской компании, использованной антимагонидской партией[22]. Дидор так описывает смерть Гимилькона:

Сам главнокомандующий, разбивший свою палатку у храма Зевса и ограбивший массу святилищ для своего обогащения, в позоре бежал в Карфаген с несколькими уцелевшими спутниками. И, всё же, он сохранил жизнь, платя богам за свою непочтительность, каждый день испытывая позор в своей стране, с презрением всеми упрекаемый. Он был доведён до такой крайности своим несчастьем, что бродил среди городских храмов, в обносках, убежденный в своём безбожии и осознавал возмездие небес за свои грехи. И, в конце концов, голодом довёл себя до смерти. И он завещал своим согражданам глубокое почтение к религии, приведя в пример ужасные последствия войны[23].

[править] Источники

  1. Smith, Dictionary of Greek and Roman Biography and Mythology, vol. 2, page 342 (1880)
  2. Диодор Сицилийский. XIII 80, 2
  3. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога XIX 2, 7
  4. Плиний Старший, Естественная история, 2.169a
  5. Lancel, Serge, Carthage, A History, pp256–pp258
  6. Freeman, Edward A., Sicily: Greek, Phoenician and Roman, pp142
  7. Диодор Сицилийский. XIII 43, 5-6 — 44, 6; 54, 1 — 62, 6; 80, 1-7; 85, 4 — 86, 3
  8. Ксенофонт. Греческая история I 1, 37
  9. Юстин. Эпитома «Истории Филиппа» Помпея Трога XIX 2, 7
  10. Диодор XIII 85, 5 — 94, 2; 108, 2 — 111, 3; 114, 1
  11. Полиэн. Стратегемы V 2, 6; 8, 1-2; 10, 1-5
  12. Фронтин 3.10.5
  13. Диодор XIII 85, 5 — 94, 2; 108, 2 — 111, 3; 114, 1
  14. Полиэн. Стратегемы V 2, 6; 8, 1-2; 10, 1-5
  15. Фронтин 1.1.2
  16. Диодор XIV 49, 1 — 50; 54, 5 — 61, 5
  17. Диодор XIV 70, 4 — 71, 4; 75, 1 — 76, 4
  18. Юстин, пролегомены к XIX книге
  19. Юстин XIX 2, 7
  20. Орозий IV 6, 10
  21. Полиэн V, 10, 1; 3
  22. Орозий IV 6, 11-15
  23. Юстин XIX 2, 8 — 3, 12


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты