Назначение Ионатана Хасмонея первосвященником

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Назначение Ионатана Хасмонея первосвященником — важное событие в истории получения Иудеей независимости, когда власти Селевкидской державы признали Ионатана Хасмонея иудейским правителем[1][2].

По сути оно уже может считаться датой обретения независимости евреев, так как фактически вся Иудея (в том числе Иерусалим) была в руках Хасмонеев, Селевкиды «разрешили» евреям иметь собственную армию, и «отказались» от взимания податей.

Таким образом, из де-юре (но по факту неконтролируемой) подвластной территории, Иудея де-факто стала «союзницей» Селевкидской державой.

[править] Хроника событий

В 157 г. до н. э. евреи одержали над селевкидами очередную победу — разгромили при Вефваси войской Бакхида, который бежал в Антиохию.

Еврейский вождь Ионатан Хасмоней открыто правил в Михмасе страной, лишь в крепости Акра и в Бет-Цуре находились гарнизоны селевкидов, которые правда ещё получали со страны подати и держали в заложниках много детей влиятельных евреев.

В 152 г. до н. э. в Селевкидской державе некий Александр Балас, выдававший себя за сына Антиоха IV Епифана, начал мятеж с целью захвата власти. Ему удалось завладеть Акко, так как местный гарнизон перешёл на его сторону из-за недовольства политикой Деметрия I Сотера.

Деметрий, собрав войско для битвы с Александром, отправил послов к Ионатану Хасмонею с просьбой о вступлении с ним в дружественный союз. Он поручил Ионатану собрать войско и заготовить боевые припасы и взамен того получить обратно еврейских заложников, которые были заключены Бакхидом в иерусалимской крепости. Ионатан направился в Иерусалим и отпустил заложников их родителям.

Таким образом, уже на этом этапе, Иерусалим был почти полностью занят Ионатаном, которому удалось освободить и еврейских заложников.

Когда Александр узнал об этом, то решил перетянуть Ионатана на свою сторону, и объявил последнего первосвященником:

Царь Александр посылает привет брату Ионатану. Мы давно уже слышали о твоей храбрости и надежности и поэтому посылаем тебе предложение вступить в дружественный союз с нами. Ввиду этого мы сейчас же назначаем тебя иудейским первосвященником и принимаем тебя в число наших друзей. При этом я отправлю тебе в дар пурпурную одежду и золотой венец и прошу тебя относиться к нам с тем же уважением, с каким мы относимся к тебе.

Получив это письмо, Ионатан облёкся в первосвященническое облачение, так как наступил праздник Кущей, стал собирать большое войско и заготовлять массу оружия.

Так, Ионатан получил от селевкидского деятеля признание в сане первосвященника.

Когда Деметрий узнал об этом, он очень огорчился, и стал себя укорять в медлительности, что не сумел как следует предупредить Александра, снискать дружбу Ионатана, и дал Александру возможность сделать это. Ввиду этого он сам также отправил Ионатану и еврейскому народу письмо следующего содержания:

Царь Деметрий посылает привет свой Ионатану и всему иудейскому народу. Так как вы соблюдаете дружественную к нам верность и не поддаетесь попыткам врагов склонить вас на свою сторону, то я не могу не воздать вам за это должную похвалу и прошу вас оставаться мне верными; за это вы получите от нас благодарность и всякие льготы. Я освобожу вас от большинства налогов и сборов, которые вы платили прежним царям и мне, и слагаю с вас теперь все налоги, которые вы обыкновенно платили. Кроме того, я с вас слагаю сборы за соль и государственный налог в пользу короны, которые вы нам платили, а также освобождаю вас с сегодняшнего дня от платежа третьей части злаков и от половинной части древесных плодов, которые вы мне обыкновенно отдавали. Равным образом я отныне и навеки слагаю с вас подушную подать, которую каждый из жителей Иудеи, равно как из населения трех топархий, Самарии, Галилеи и Переи, обязан был платить мне. Город Иерусалим я объявляю священным, неприкосновенным и свободным вплоть до границы его от десятины и от всех прочих поборов. Крепость [иерусалимскую] я поручаю вашему первосвященнику Ионатану; пусть он поместит в ней такой гарнизон, который он сочтет достаточно надежным и преданным, чтобы эти люди сберегали ее нам. Всех находящихся в нашей стране военнопленных или впавших в рабство иудеев я отпускаю на волю и запрещаю употреблять на какие бы то ни было казенные надобности принадлежащий иудеям вьючный скот. Пусть будут дни субботние, всякий праздник и три предшествующих ему дня свободны от всякой принудительной работы. Равным образом возвращаю я свободу и все права живущим у меня (в Сирии) иудеям и позволяю желающим из них вступить ко мне в войско до 30 тысяч человек; люди эти будут получать, куда бы они ни пошли, такое же точно содержание, какое причитается моему собственному войску. Некоторых из них я помещу в крепостные гарнизоны, других сделаю своими личными телохранителями, отчасти же назначу их начальниками моих придворных войск. Я разрешаю [иудеям] жить по их собственным законам и соблюдать их и желаю, чтобы эти же законы распространялись и на три прилегающие к Иудее провинции. Вместе с тем мне угодно, чтобы первосвященник позаботился о том, чтобы ни один иудей не поклонялся [Богу] в другом святилище, как только в иерусалимском. Из своих личных средств я отпускаю на расходы по жертвоприношениям ежегодно сто пятьдесят [драхм] и желаю, чтобы из них весь излишек поступал в вашу же пользу. Те же десять тысяч драхм, которые обыкновенно получали цари из средств храма, я также предоставляю вам в пользу священников, несущих обязанности по богослужению в храме. Все те, кто стал бы искать убежища в иерусалимском храме или в одном из зависящих от последнего учреждений, будут отпущены на волю, и имущество их останется в целости, хотя бы они искали спасения по задолженности царю или по какой-либо иной причине. Я разрешаю возобновить и достроить храм и отпускаю на это нужные суммы из своих собственных средств; равным образом я разрешаю и постройку городских стен и позволяю возвести высокие башни, причём и на все это отпускаю свои средства. Если же понадобится где-нибудь в стране иудейской возвести сильную крепость, то да будет это сделано также за мой личный счет.

Таким образом, и Деметрий признал Ионатана первосвященником (то есть правителем) иудейским, и не только гарантировал свободу вероисповедания, признал Иерусалим еврейским священным городом, сдал и его гарнизон, но и отказался от требования платить подати.

Между Деметрием и Александром состоялась битва, в которой Деметрий был разбит и погиб.

Вскоре Александр встретился в Акко с Ионатаном, при этом он наказал противников Ионатана, а самого еврейского первосвященника признал правителем Иудеи и военачальником:

Писал также царь Александр Ионафану, чтобы он вышел к нему навстречу. И отправился Ионафан в Птолемаиду с пышностью, и представлялся обоим царям и одарил их и приближенных их серебром и золотом и многими дарами, и приобрел благоволение их. И собрались против него мужи зловредные из среды Израиля, мужи беззаконные, чтобы оклеветать его; но царь не внял им. И повелел царь снять с Ионафана одежды его и облечь его в порфиру, — и сделали так. И посадил его царь с собою и сказал своим правителям: выйдите с ним на средину города и провозгласите, чтобы никто не смел клеветать на него ни в каком деле и никто не тревожил его никаким делом. Когда клеветавшие увидели славу его, как он был провозглашаем и как облечен в порфиру, все разбежались. Так прославил его царь и вписал его в число первых друзей, и назначил его военачальником и областным правителем. И возвратился Ионафан в Иерусалим с миром и веселием.

Хотя по факту, Ионатан стал полновластным и законным правителем фактически независимой страны, и этой признали сами Селевкиды, тем не менее, ещё несколько раз последние попытались всё-таки вернуть Иудею, каждый раз неудачно. Не вполне ясно, однако, можно ли эти воины считать частью Маккавейской войны, или это уже самостоятельные воины Хасмонейской Иудеи.

[править] Примечания

  1. Первая книга Маккавейская. Глава 10. 1−50.
  2. Иосиф Флавий. «Иудейские древности». Книга 13. Глава 2.


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты