Война евреев и голландцев против Португалии и Испании

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Война евреев и голландцев против Португалии и Испании

Военный конфликт


Конфликт Голландско-португальская война
Дата 1624 год1654 год
Место Бразилия, Перу, Мексика
Итог Тактическая победа Португалии и Испании
Стороны
Командующие
неизвестны
Силы
неизвестны
неизвестны
Потери
неизвестны
неизвестны

Война евреев и голландцев против Португалии — борьба бразильских и перуанских евреев в союзе с голландцами против португальцев и испанцев[1].

[править] Общие сведения

В колонизации Бразилии участвовали марраны и новые христиане. Они преследовались инквизицией и подвергались дискриминации, поэтому не были лояльны Португалии. В 1618 году вышел специальный приказ инквизиции доставить список всех новых христиан в Бразилии с указанием их имущества и местожительства. В 1623 году из 50 тысяч колонистов 15% составляли конверсос, включая 1 тысяча марранов.

Крицлер Эдвард в работе «Еврейские пираты Карибского моря» сообщает, что бразильские марраны оказали помощь голландцам в захвате части Бразилии:

В 1624 году голландцы захватили португальскую столицу Бразилии — Баийю. В составе сил вторжения были несколько десятков евреев. Нападавшим помогали местные конверсос, узнавшие, что в провинции, где жили двести «фальшивых христиан», предполагалось учредить трибунал инквизиции. На следующий год испанский король Филипп IV послал двенадцатитысячную армию и на какое-то время выбил голландцев из Бразилии. Доклады инквизиторов гласили: «[Тайные евреи] писали голландцам и просили освободить их. Они разрабатывали планы вторжения и соглашались нести расходы. Еретики, вскормленные грудью матери-церкви, [когда пришли голландцы] открыто заявили о своей приверженности еврейской религии»[2].

Говоря про этот еврейских отряд тот же автор пишет:

Бразилия занимала огромное пространство, но Компания считала, что для контроля над всей колонией достаточно захватить Баийю. Получив от Братства обещание поддержки изнутри, принц Мориц согласился на свободу вероисповедания в колонии после завоевания, а также позволил евреям сформировать собственную роту. 8 мая 1624 года экспедиционный корпус в составе трех тысяч трехсот человек (в том числе несколько десятков евреев) прибыл в Баийю на двадцати шести судах. Вице-адмирал Пиет Хейн первым же штурмом захватил два главных форта, защищавших порт. Его успех напугал защитников, и те бежали... В 1620-х в Амстердаме жили двести еврейских семей, а в нападении на Баийю участвовали «несколько десятков евреев». Уже в следующее десятилетие, согласно данным инквизиторов, сотни голландских евреев планировали вторжение в Португалию и уничтожение инквизиторских тюрем[2].

Голландцы предоставили евреям религиозную свободу и не посягали на их собственность.

Пока шла битва за Баийю, нидерландский флот проник в Тихий океан до порта Каллао и осадил Лиму в Перу. Узнав о падении Баийи и осаде Лимы, правящий совет написал королю Филиппу , что голландцам помогают Hebrea da Nacao (евреи).

29 марта 1625 года с 52 испанских и португальских кораблей на бразильское побережье высадились свыше 12 тысяч солдат, которые блокировали Баийю. 2 недели голландцы оборонялись, поддерживаемые евреями. Испанский солдат написал:

Голландский пленник сообщил, что враг очень силен и многие евреи и еврейки, прибывшие из Голландии, побуждали их защищаться и предлагали большие деньги.

1 мая голландцы сдались. Чтобы обеспечить хорошие условия для еврейского контингента своих войск, вице-адмирал Хейн написал вражескому командующему, настаивая на том, чтобы «португальцы еврейского происхождения, остававшиеся в Баийе во время оккупации города, не подвергались преследованиям». Испанский командир отверг эту просьбу. Большинство еврейских солдат и перебежчиков уехали вместе с голландцами. Оставшиеся были наказаны: четверых испанцы повесили как предателей. Вину за поражение Баийи инквизиция возложила на евреев:

Баийю взяли [голландцы] благодаря планам Нуньо Альвареса Франко, голландского еврея, двенадцать лет прожившего в Баийе, и Мануэля Фернандеса Драго. Их отцы жили в Амстердаме и получали от Генеральных Штатов 200 фунтов в год за поддержку.

8 сентября 1628 года еврей-пират Мозес Коэн Энрикес участвовал в атаке на испанские корабли у Гаваны, когда было перехвачено 9 судов. В следующем году он отправился в Ресифи готовить почву для вторжения голланцев.

В 1630 году в Бразилии вновь появились голландские войска, высадившиеся к северу от Баийи, взяли, при активном участии Энрикеса, Ресифи (1631, туда сразу переселились многие марраны) и окружающие провинции на северо-востоке страны. Одним из их главных проводников голландцев стал местный еврей-торговец Антонио Диас Паппаралос. Перебежчик рассказал:

За захват Пернамбуко ответственны амстердамские евреи, в первую очередь Мозес Коэн Энрикес. Он прибыл вместе с голландцами, обучил их и передал планы, показывающие, как захватить местность. Ранее он немало времени провел в Пернамбуко и хорошо знал все входы и выходы. Голландцы проделали это благодаря раскрытым им секретным сведениям.

Видным евреем в голландской армии был адельборст (унтер-офицер) Мойес Наварро. Он был брокером и владельцем крупнейшей сахарной плантации и сахарного завода в капитанстве Пернамбуку.

Священник отец Мануэль Каладо говорил:

[Конверсос] приветствовали голландцев, с облегчением отказавшись от двойной жизни и отбросив верность католической религии. У евреев, прибывших из Голландии, было много родственников в Пернамбуко, живших в соответствии с законом Христа. Однако после голландского завоевания страны эти люди сорвали с себя маски, сделали обрезание и открыто провозгласили себя евреями… Я часто слышал от евреев, что все конверсос в Пернамбуко на самом деле были евреями, и те, кто еще не провозгласил себя евреем, просто боялись, что Бразилия может вернуться под власть Португалии. Иначе все бы открыто объявили о своем еврействе.

Энрикес использовал Ресифи как пиратскую базу для нападения на испанские корабли (3% от трофеев он отдавал налог еврейскую общине):

После завоевания Бразилии Мозес поселился в Ресифи и сделал удачную карьеру капера. На свою долю добычи, составившую тонну серебра, он купил корабли, снаряжение и необитаемый островок у берега Ресифи. Островок стал его базой. В насмешку над страной происхождения, он назвал остров своим христианским именем — Антонио Ваэс. Офицерами и моряками у него служили другие евреи-бунтари, которые отвергли спокойную жизнь в Амстердаме ради приключений за испанский счет. Неизвестно, сколько судов захватил Мозес, но действия голландских каперов в Карибском море были весьма успешны. С 1623 года по 1636 год (когда Мозес продал остров губернатору Монсу) голландские каперы захватили 547 испанских судов. По соображениям безопасности, губернатор хотел перенести резиденцию на остров Антонио-Ваэс, контролировавший вход в гавань. Мозес согласился продать остров[2].

Некий еврей-доноситель изобличал Энрикеса перед испанскими властями:

Капитан Эстебан де Фонсека, был еврей-изменник, уехавший из Амстердама обратно в Испанию. В апреле 1634 года он выступал в Мадриде перед инквизиторами. Давая показания об ущербе, причиненном испанской короне голландскими евреями, он сообщил, что восемнадцать судов в Амстердаме готовятся перевезти в Бразилию сотни евреев. Но для начала они собирались отправиться к португальской Коимбре. Там трибунал инквизиции недавно отправил на костер двести евреев. «Они планируют пойти в Коимбру… изгнать инквизиторов и освободить узников, а также разграбить монастырь Санта-Крус». Фонсека утверждал, что деньги на экспедицию были собраны по подписке среди всех голландских евреев и что армаду вел еврей, который привлек к этому еще сотню евреев: «Я назову только главных, ибо перечисление всех будет бесконечным». Затем Фонсека назвал имена десяти евреев (миньян), включая близкого друга Мозеса Абрахама Исраэля, которого он назвал адъютантом флота (офицером по административным вопросам). Помимо раскрытия пиратской и шпионской деятельности Мозеса, Фонсека сообщил, что тот составил особенно дерзкий план по захвату Гаваны с помощью африканских воинов, замаскированных под рабов: «Они должны высадиться под флагом перемирия, утверждая, что бежали от голландцев. [Оказавшись в городе], они под покровом ночи взяли бы в руки оружие и перебили солдат»[2].

Брат Энрикеса, Авраам Коэн Энрикес тоже вёл борьбу против португальских мятежников:

Мятеж возглавил Жуан Фернанду Виэйра, глава португальской общины, поклявшийся отдать жизнь и собственность на дело «восстановления отечества». Вместе с восемнадцатью сообщниками он составил план убийства руководителей голландской администрации. Португальцы хотели пригласить «голландских вождей» на банкет в доме Виэйры по случаю дня рождения одного из святых, и убить их всех разом. Среди заговорщиков был еврей-конверсо Себастьян Карвальо, который сообщил о плане главе «Маамада» доктору Абрахаму де Меркадо. Тот, в свою очередь, написал письмо Абрахаму Коэну, изложив детали заговора. Коэн сообщил о заговоре принцу, и тот попросил его помочь в задержании предателя. Виэйра, узнав, что заговор раскрыт, собрал людей и бежал в джунгли. Коэн с несколькими друзьями погнался за ними. В короткой стычке погибли два еврея. Коэн и другие богатые евреи сочли, что «за смерть надо отомстить», и оплатили правительственную карательную экспедицию. Вскоре в погоню за Виэйрой устремились шестьсот голландских солдат и триста индейцев, но преследователи сами попали в засаду. Так началась гражданская война. В Амстердаме Еврейский совет («Парнасим»), возглавляемый Абрахамом да Костой, младшим братом Уриэля да Косты, направил петицию в Генеральные Штаты: «Наши сердца обливаются кровью. Мы просим правительство в Бразилии гарантировать, чтобы во всех договорах с неприятелем евреям гарантировали такое же отношение, как и голландским солдатам. Еврейские солдаты добровольно пошли бороться с мятежниками и доказали свою лояльность, раскрыв заговор Йохана Виэйры, который был провален только благодаря Абрахаму Коэну и доктору Меркадо»[2].

В ответ на это обращение Генеральные Штаты 7 декабря 1645 года издали «Patenta Onrossa» («Почётная хартия»), по которой евреи Нидерландов считаются подданными Соединенных Провинций и пользуются почти всеми правами бюргеров. Это стало первым законом о равноправии евреев. Верховный Совет Новой Голландии получил предписания:

Еврейская нация в Бразилии должна быть защищена от любого ущерба личности или имуществу, как и все граждане Соединенных Нидерландов…

Под властью Нидерландов бразильские евреи процветали 24 года. Финансисты, брокеры, судовладельцы, импортеры и страховщики, евреи контролировали торговлю между Голландией и голландской Бразилией. Уже тогда выступил новый лидер Давид Коэн Насси. В 1640 году евреи владели примерно 100 судов, занятых в сахарной торговле. Семья Перейра в Амстердаме владела сахарными заводами. Евреи активно продавали рабов плантаторам.

Когда Ресифи был осаждён португальскими мятежникам в обороне города участвовал полк из 350 евреев. Как писал очевидец:

Евреи, по сравнению с другими, находились в отчаянном положении и предпочитали погибнуть с оружием в руках, ибо в случае победы португальцев их ожидал костер.

В Перу евреев, которых возглавлял богатый торговец Мануэль Батиста Перес, также обвинили в помощи голландцам («еврейские еретики сговорились с голландскими захватчиками взорвать город Гваделупу, где они начали рыть яму под пороховым складом»):

В 1638 году инквизиторы арестовали сотни перуанских евреев. Их предводители, заподозренные в заговоре с целью взрыва гавани Лимы для голландского вторжения, были сожжены... Переса, которого другие евреи называли «Большим капитаном», судили как главу заговорщиков. Его обвинили, в частности, в том, что он собирал средства для финансирования голландского вторжения и намеревался активно помогать голландской армии... Переса и еще одиннадцать человек приговорили «к очищению огнем». Прочих отправили гребцами на галеры[2].

Затем разгрому подверглись и тайные евреи Мексики, полностью контролировавшие до этого страну:

Некоторые из евреев Лимы бежали в Мексику, в их числе двоюродный брат Переса. Он связал себя узами брака «с первой еврейской семьей Мексики», во главе которой были Симон Ваэс и Хуана Энрикес. Но и там спастись не удалось: уже на следующей год инквизиция пришла в Мексику... 7 июля 1642 года следователи, занявшиеся этим делом, объявили: «Королевство Мексика в руках евреев!» Власти закрыли границы, и еврейские лидеры начали исчезать. Их забирали по ночам и помещали «в тайные камеры». Не менее четырехсот евреев были схвачены и брошены в тюрьму. Сто человек приговорили к костру[2].

Голландская Бразилия потерпела крах и в 1654 году еврейская община «Цур Исраэль» снова подверглась преследованию: португальцы отбили Ресифи (чему отчасти помог пропортугальский новый христианин Дуарте да Сильва). При сдаче Ресифи в нём проживало более 5 тысяч евреев, многие из них переселились в Суринам, в Амстердам, в Гваделупу и на Вест-Индских островах. Евреям дали 3 месяца, чтобы покинуть страну или сдаться инквизиторам.

В переговорах по сдаче городе участвовали евреи Аарон де Пина и Яков Наварро. Португальский командующий генерал Франсиско Баррето де Менезес предоставил евреям возможность покинуть город[3].

Евреи покинули Ресифи на 16 кораблях. 15 из них благополучно добрались до Нидерландов (примерно 150 семей, вместе с ними были раввины Абоаб и Агилар), а шестнадцатый, державший курс на Новый Амстердам, потерпел кораблекрушение в районе Ямайки.

Позднее многие из переселенцев основали еврейские поселения Йоденсаванна и на Ямайке.

[править] Примечания

  1. Arnold Wiznitzer. JEWISH SOLDIERS IN DUTCH BRAZIL (1630-1654). Publications of the American Jewish Historical Society. Vol. 46, No. 1 (September, 1956), pp. 40-50.
  2. 2,0 2,1 2,2 2,3 2,4 2,5 2,6 Крицлер Эдвард. Еврейские пираты Карибского моря.
  3. The Number of Jews in Dutch Brazil (1630‑1654)
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты