Финикийцы в римской Испании

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск
Римская Испания во времена Серторианской войны.
Испания около 125 года.
Монета из Гадеса с изображением Мелькарта

Финикийцы в римской Испанииистория финикийцев в Испании при римской власти[1].

Содержание

[править] Введение

Финикийцы в глубокой древности вместе с израильтянами[2] колонизировали Таршиш на юге Испании, и само название «Испания» финикийское:

Древние финикийцы называли даманов словом shapan («шапан»), заимствованным из иврита, а открытой новой земле дали имя I-Shapan-im (и-шапан-им) — «Берег даманов»[1].

По другой версии, название происходит от финикийского «i-shephan-im»: spn — по-финикийски «север» (север на иврите — «цафОн — צפון»), то есть y-spny — «северное побережье» — так как финикийцы плыли к Испании вдоль Африки, Испания для них находилась на севере.

До Второй Пунической войны существовала Карфагенская Испания, которая подчинялась Карфагену, «унаследовавшему» старые колонии Тира. Затем Испанией стали править римляне.

Но компактное финикийское населения в ряде местностей, и в таких городах как Гадес и Малага, сохранилось. Страбон пишет: «и теперь еще фини­кий­цы живут в боль­шин­стве горо­дов Тур­де­та­нии и в сосед­них мест­но­стях».

Сама специфика хода Второй Пунической войны привела к тому, что испанские финикийцы относительно безболезненно перенесли войну: силой захвачен был, правда, Новый Карфаген, но римляне пощадили его, так как решили воспользоваться его промышленностью. Гадес сдался римлянам без боя. Верность карфагенянам проявили лишь Балеарские острова, оказав помощь Магону Барке. Характерно, что реваншисты, в том числе Ганнибал Барка, даже не пытались поднять антиримское восстание среди испанских финикийцев, настроенных очевидно проримски. Причиной этих проримских настроений был тяжёлый гнёт со стороны карфагенян, не щадивший даже старые финикийские колонии, которых карфагеняне продолжали считать не подданными и не союзниками, а торговыми конкурентами.

Со временем почти все испано-финикийские города приобрели римское или латинское гражданство и стали муниципалиями.

Наибольший вклад в изучение испанских финикийцев вообще и в римский период в частности внёс (по крайней мере на русском языке) Ю.Б. Циркин. Римскому периоду посвящена глава 6 его книги «Финикийская культура в Испании». Циркин считает, что в целом, при римлянах и экономическая и культурная жизнь испанских финикийцев претерпевали расцвет, обусловленный более менее спокойной жизнью и относительно небольшим вмешательством со стороны Рима.

Также Циркин отмечает, что финикийцы испытывали культурное влияние римлян — перенимали их имена, стали оставлять подобно римлянам эпитафии на могилах и т. д. Но сохранялась и финикийская религия и культура, в частности действовал Гераклейон — храм Мелькарта в Гадесе, почитались финикийские боги и богини, хотя зачастую уже под римскими именами. Испанские племена перенимали финикийскую религию.

Циркин отмечает, что финикийские города Испании (кроме Нового Карфагена) и Эбес стали при римлянах «союзными общинами», они не были включены в состав провинций Дальная или Ближняя Испания, сохранили свою автономию, свою юридическую правовую систему, и чеканку собственных монет с финикийской легендой.

Другие авторы, как И.Ш. Шифман или Д. Д. Петерс, в основном касаются ранней истории испанских финикийцев, и практически обходят стороной вопрос, что с ними происходило после римского завоевания.

[править] Новый Карфаген

В 209 г. до н. э. Новый Карфаген захватил римский полководец Сципион Африканский. Полибий и Тит Ливий утверждают, что Сципион после взятия города был милостив к гражданам и вернул им имущество. Город был переименован в Картаго Нова (Новый Карфаген), и превратился в один из важнейших городов римской республики в Испании.

Новый Карфаген стал главной базой римской армии и исходным пунктом походов Сципиона в Испании. Римляне мобилизовали в свою пользу не только местных мастеров (~2 тысяч ремесленников), строящих военные машины и изготавливающих оружие, но и конфисковали в пользу римского народа серебряные рудники вблизи города, а также некоторые земли близ города.

Город находится под управлением кваттоуорвиров; следовательно, нет и речи о сохранении местного права. В городе поселились римские солдаты.

В 44 г. до н. э. Картаго Нова стал третьим после Таррако и Кордобы городом Испании, получившим статус римской Колонии и имя Colonia Vrbs Iulia Nova Carthago (C.V.I.N.C) и управляемой горожанами в соответствии с римским правом.

Не лишёно интереса описание этого города Страбоном:

Новый Кар­фа­ген — самый могу­ще­ст­вен­ный из горо­дов этой стра­ны; он пре­крас­но укреп­лен, обведен отлич­ны­ми сте­на­ми, име­ет гавань, озе­ро и сереб­ря­ные руд­ни­ки. Здесь, как и в сосед­них местах, широ­ко рас­про­стра­нен засол рыбы. Кро­ме того, этот город явля­ет­ся более зна­чи­тель­ной фак­то­ри­ей не толь­ко по вво­зу замор­ских това­ров для жите­лей внут­рен­них обла­стей, но и по выво­зу из глу­би­ны стра­ны для всех ино­стран­цев.

И о его рудниках:

Поли­бий, упо­мя­нув о сереб­ря­ных руд­ни­ках у Ново­го Кар­фа­ге­на, гово­рит, что они весь­ма вели­ки. Эти руд­ни­ки отсто­ят при­бли­зи­тель­но на 20 ста­дий и зани­ма­ют пло­щадь в 400 ста­дий в окруж­но­сти; там посто­ян­но заня­то 40000 рабо­чих, кото­рые (в его вре­мя) при­но­си­ли рим­ской казне еже­днев­но­го дохо­да 25000 драхм. Что же каса­ет­ся про­цес­са обра­бот­ки, то я опус­каю все его опи­са­ние (так как оно слиш­ком длин­но), кро­ме того, что он гово­рит о содер­жа­щей сереб­ро руде, намы­той река­ми. Эту руду дро­бят и про­пус­ка­ют в воде через сита; затем оса­док сно­ва дро­бят и опять, про­цедив и слив воду, раз­д­раб­ли­ва­ют; потом пятый оса­док пла­вит­ся, а после отде­ле­ния свин­ца полу­ча­ет­ся чистое сереб­ро. Сереб­ря­ные руд­ни­ки суще­ст­ву­ют и в насто­я­щее вре­мя, одна­ко они не при­над­ле­жат государ­ству ни в Новом Кар­фа­гене, ни в дру­гих местах, а пере­шли в част­ное вла­де­ние.

Император Октавиан Август перестроил город, спонсировав строительство форума и монументального римского театра.

Как отмечает Циркин, финикийское население города быстро исчезло, вероятно романизировалось, так как в римское время здесь почти не нет следов финикийской цивилизации.

Около 425 года город был разграблен вандалами, шедшими на Африку.

[править] Гадес

Элита Гадеса сдала город римлянами без боя[3]. Гадес получил от римлян широкую автономию. Цицерон сообщает о заключении некоего договора гадитянами с римским цен­ту­ри­оном-при­ми­пилом Луцием Мар­цием, действовавшим по поручению Сципиона в долине Бетиса. Как полагает Циркин, этот договор был заключён в 206 г. до н. э. гидитанскими перебежчиками, хотя Тит Ливий относит его примерно к 211 г. до н. э. Так или иначе, Сенат не утвердил данный договор. Это был даже не договор, а скорее договорённость, и не между Гадесом и Римом, а между Гадесом и римским полководцем.

Гадес после перехода к римлянам стал возможной базой для действий римлян против Карфагенской Африки, а в последующим гадитанские купцы помогли подорвать карфагенские торговые связи.

В 199 г. до н. э. гадитане отправили посольство в Рим, прося Сенат «не посы­лать в Гадес пре­фек­та, хоть это и было пред­у­смот­ре­но их согла­ше­ни­ем с Луци­ем Мар­ци­ем Сеп­ти­мом, когда они пере­хо­ди­ли под рим­ское покро­ви­тель­ство. Их прось­ба была удо­вле­тво­ре­на»[4]. Циркин считает, что гадитане отправили это посольство только когда римляне решили послать в город префекта, чего раньше не делали.

В I веке до н. э. гадитане были для римлян «союзным народом»[5].

В 78 г. до н. э., в консульство Марка Лепида и Квинта Катула, между Римом и Гадесом был заключён официальный союзный договор (foedus)[6]. Это был неравный договор: «спра­вед­ли­вый и веч­ный мир» с требованием в Гадесу «Пусть они бла­го­же­ла­тель­но чтут вели­чие рим­ско­го наро­да». Циркин связывает заключение этого договора с восстанием Сертория в Испании (8272 гг. до н. э.), — римлянам было важно не допустить на сторону мятежников богатого и удачно расположенного города (к тому же, пишет Цицерон, в ходе войны Гнея Пом­пея, ему помогли гади­тан­цы снаб­же­ни­ем и день­га­ми). Договор был утверждён Сенатом и ратифицирован Народным собранием[7]. Гадес превратился в «союзную общину».

Гадес сохранил существенную автономию. Так, город продолжал чеканку прежней не только бронзовой, но и серебряной монеты с изображением головы Мелькарта. Монета выпускалась по греко-пунической системе, принятой ещё до римского завоевания.

Юлий Цезарь дал городу муниципальные права, но вместе с тем, будучи пропретором Дальней Испании, в 6160 гг. до н. э. запретил в Гадесе некие варварские обряды[8].

Из речи Цицерона в защиту Бальба известно, что в 50-е годы до н. э. Гадес управлялся в соответствии с финикийским правом.

В 49 г. до н. э. Варрон перенёс из гадитанского Гераклейона в город все деньги и украшения, отобрал у всех граждан оружие и ввёл в Гадес шесть провинциальных когорт под командованием Гая Галлония.

В 43 г. до н. э. в Гадесе по случаю победы цезарианцев над помпеянцами были устроены грандиозные игры. Бальб Младший организовал эти игры, и совершил и жертвоприношение по местным обычаям, предав огню помпеянца Фадия и бросив зверям других римских граждан. Характерно, что это осталось без последствий — столь влиятельны в Риме были гадитане.

О влиянии Гадеса на Рим говорит тот беспрецедентный для того времени факт, что римское гражданство получили все жители Гадеса. Тит Ливий (per. CX) и Дион Кассий (XLI, 24, 1) связывают этот акт с Цезарем, который дал гадитанам римское гражданство (утверждено римским народом), а Август прибавил городу ещё и почётное имя. В письме Азиния Поллиона (июнь 43 г. до н. э.), упоминаются гадитанские всадники, должность кваттуорвира и двухдневные комиции, то есть политическое устройство Гадеса стало следовать римскому образцу. Итак, Гадес в 4927 гг. до н. э. стал римским муниципием, а его граждане — гражданами Рима. Вместе с этим, старое финикийское право уступило римскому.

При Августе был окончательно был оформлен муниципальный статус Гадеса.

В конце I века до н. э. Страбон ошибочно считал Гадес вторым по численности населения городом, которое он, правда, оценивает по численности членов всаднического сословия:

По количеству населения город, по-видимому, не уступает ни одному из городов, кроме Рима. Во всяком случае я слышал, что при одной из переписей нашего времени было установлено 500 человек гадитанских всадников — столько, сколько нет в других городах, даже в италийских, за исключением Патавии. Хотя гадитанцы и столь многочисленны, но занимают остров не более 100 стадий длиной, а шириной кое-где даже в 1 стадию[9].

Страбон говорит о славе гадитанских мореходов, что Гадес «про­сла­вил­ся мор­ской тор­гов­лей»:

Бла­го­да­ря отва­ге его жите­лей как море­хо­дов и друж­бе с рим­ля­на­ми он достиг таких успе­хов и про­цве­та­ния во всем, что, хотя и рас­по­ло­жен на краю зем­ли, явля­ет­ся все же самым зна­ме­ни­тым из всех ост­ро­вов[10].

И в другом месте:

Здесь живут люди, сна­ря­жаю­щие мно­же­ство огром­ных тор­го­вых судов для пла­ва­ния как по Наше­му, так и по Внеш­не­му морям; одна­ко они живут не на боль­шом ост­ро­ве и не вла­де­ют зна­чи­тель­ной частью мате­ри­ка про­тив ост­ро­ва, кро­ме того, не вла­де­ют так­же мно­ги­ми дру­ги­ми ост­ро­ва­ми, а живут глав­ным обра­зом на море, и толь­ко немно­гие оста­ют­ся дома или про­во­дят вре­мя в Риме.

Страбон ссылается на рассказы гадир­ских куп­цов о пле­ме­нах, «живу­щие по ту сто­ро­ну Мавру­сии».

Также он говорит о добыче полезных ископаемых жителями Гадеса:

Кас­си­те­рид­ские ост­ро­ва. Один из них пустын­ный, на осталь­ных же оби­та­ют люди. Они ведут коче­вой образ жиз­ни, по боль­шей части пита­ясь от сво­их стад. У них есть оло­вян­ные и свин­цо­вые руд­ни­ки; эти метал­лы и шку­ры скота они отда­ют мор­ским тор­гов­цам в обмен на гли­ня­ную посу­ду, соль и изде­лия из меди. В преж­ние вре­ме­на толь­ко одни фини­кий­цы вели эту тор­гов­лю из Гадир, так как они скры­ва­ли ото всех путь туда. Когда рим­ляне одна­жды пусти­лись пре­сле­до­вать како­го-то фини­кий­ско­го капи­та­на кораб­ля, чтобы самим узнать место­на­хож­де­ние тор­го­вых пор­тов, то этот капи­тан из алч­но­сти наме­рен­но поса­дил свой корабль на мель, погу­бив таким же обра­зом сво­их пре­сле­до­ва­те­лей. Сам, одна­ко, он спас­ся на облом­ках раз­би­то­го кораб­ля и полу­чил от государ­ства воз­ме­ще­ние сто­и­мо­сти поте­рян­но­го гру­за. Тем не менее рим­ляне после неод­но­крат­ных попы­ток откры­ли этот мор­ской путь. После того как Пуб­лий Красс пере­пра­вил­ся к ним и увидел, что метал­лы добы­ва­ют­ся на неболь­шой глу­бине и люди там мир­ные, он тот­час сооб­щил сведе­ния всем, кто желал вести с ними тор­гов­лю за морем, хотя это море шире того моря, кото­рое отде­ля­ет Брет­та­нию от мате­ри­ка[11].

Гадитане собирались на собрания в город Аста, который был одним из судеб­ных окру­гов (iuris dic­tio­nes), куда соби­ра­лись жите­ли на собра­ния для суда[12].

Примером романизации может служить надпись некой Марции Банной дочери Люция, в этом имени смешаны как семитские, так и римские имена.

Позже город подпал под власть вандалов и вестготов.

[править] Малага

С 218 г. до н. э. город Малака (лат. Malaca) находился под властью Римской республики.

Страбон отмечает, что Мала­ка — «по внеш­не­му виду — фини­кий­ский город».

Плиний Старший (III, 8) упоминает о Малак­е как о «городе федератов». Следовательно, во времена составления карты Агриппы, на которого ссылается Плиний, то есть в правление Августа, Малага была «союзной общиной».

В 8283 годах город получил особые права по принятому при императоре Домициане закону (Lex Flavia Malacitana), регулировавшему управление муниципий в испанской провинции Бетика и дававшему права римского гражданина быть свободнорождённым.

Сохранился фрагмент муниципального закона Малаги.

При Веспасиане Малага, как и Эбес, стали римской или латинской гражданской общиной.

В 402 году Малага была завоёвана вестготами.

[править] Альмуньекар

Римский акведук в долине реки Сека около 2 км (1 мили) к северу от Альмуньекара. Пережил и вестготов и вандалов и арабов и т. д.

Секси, ныне называемый Альмуньекаром, как и прочие испанские города, попал под власть Рима после Второй Пунической войны. В течение 700 лет римского колониального правления город и его промышленность процветали. Как и при карфагенской власти, при римлянах жители Секси занимались главным образом рыболовством и переработкой рыбы (солили рыбу, делали рыбный соус гарум). При римлянах возвели несколько (не менее 5) акведуков, провели водопровод, построили римские бани, военные укрепления и мост в Котобро. Характерно для римской постройки — все эти акведуки всё ещё стоят, а четыре из них всё ещё используются по назначению, спустя 2000 лет.

Найденные серебряные монеты Секси III—II веков свидетельствуют о том, что здесь, как и в Гадесе, продолжалась старая чеканка монет по греко-пуническому образцу. Следовательно, отмечает Циркин, Секси сохранил своё самоуправление, по-видимому на основании соответствующего договора с римлянами.

В 49 г. до н. э. муниципалитет (один из 20 городов Испании, получивших в то время титул) получил название Firmium Julium Sexi в знак признания лояльности города Риму.

[править] Абдера

Город Абдеру упоминает Плиний (III, 8) и Страбон (III, 4, 3; 6), последний подчёркивает: «после это­го горо­да сле­ду­ет Абде­ра — город, так­же осно­ван­ный фини­кий­ца­ми».

Были найдены абдеритские монеты с финикийскими надписями. Это были мелкие медные деньги, подобные тем, которые чеканились во многих городах Испании.

Город был одним из наиболее важных городов в римской провинции Hispania Baetica.

По некоторым сведениям, император Тиберий сделал этот город римской колонией. К времени Августа и Тиберия относятся абдерийские монеты как на финикийском, так и на латинском языках. Они выпускались по римской системе.

[править] Акра-Левка

Акра Левка, как показывает некрополь этого города, был покинут самое позднее в начале II до н. э.

[править] Бария

Поселение в Барии (современный Вильярикос) существовало и в римское время, как об этом свидетельствуют находки римской керамики на акрополе города. Продолжалась чеканка финикийских монет. На греческом сосуде, найденном здесь, читается неопунический алеф (1-я буква еврейского алфавита), а на ручке амфоры — финикийская марка (буква «хет» — 8-я буква еврейского алфавита), которая, как пишет Циркин, часто встречается в Карфагене, так что сам Циркин считает, что амфора привезена купцами из Карфагена, а не была местным изделием.

[править] Тингентера

Тингентера (Юлия Традукта, Iulia Traducta, Tingentera) по словам Плиния возникла между 33 и 27 гг. до н. э. уже при римлянах. Основали её африканские финикийцы из Зилиса, депортированные в наказание за восстание.

Испанская Википедия в статье об этом городе «Iulia Traducta» отмечает пунический характер названия «traducta».

Экономика города была основана на рыболовстве и солении, о чем свидетельствует промышленный комплекс, расположенный на улице Сан-Николас-де-ла-Вилья-Вьеха-де-Альхесирас. Возможно, часть населения также занималась производством вина, так как было найдено большое количество амфор. Найдены и печи для изготовления амфор, которые датируются первым веком нашей эры.

Имела монетный двор, сохранилось множество монет разного достоинства.

В «Истории франков» Григория Турского сообщается, что Традукта была местом, из которого вандалы предприняли свой переход из Испании в Африку в 429 году.

[править] Севилья

Севилья была основана как финикийское поселение Сефеле («низменность»: ср. с ивритским Шфела). В середине II века до н. э. на месте финикийского поселения римляне основали портовый город Испалис (Гиспалис), ставший римской колонией, и превратившийся в один из крупных рыночных и промышленных центров Испании. В 590 и 619 годах здесь проводились два крупных церковных собора (concilia Hispalensia).

[править] Кордова

Кордова основана карфагенянами и либо означает «город Юбы», либо от финикийско-пунического qart ṭūbah — «хороший город». После римского завоевания название города было латинизировано как Кордуба. Кордуба стала римской колонией под названием Колония Патрисия между 46 и 45 гг. до н. э. Город был разграблен Цезарем в 45 г. до н. э. за его верность Помпею. При Августе — главный город провинции Бетика, Август заселил его ветеранами-солдатами.

[править] Гранада

Гранада при карфагенянах называлось Илиберра. После распада Римской империи регион попал под влияние североафриканского государства вандалов.

[править] Уэльва

Уэльва как финикийская колония называлась ʿunʿu baʿl, в греческой передаче Ὄνοβα. Во времена Римской империи это место называлось Оноба Эстуария (Онуба). Город был включен в римскую провинцию Hispania Baetica.

[править] Картея

Картея, основанная финикийцами, в 171 г. до н. э. стала 1-й колонией вне пределов Италии, получившей латинское право. Город входил в число богатейших и могущественнейших на южном побережье Испании.

[править] Таррагона

Таррагона (от финикийского tarchon — «крепость») в 218 г. до н. э. было захвачено Сципионом Африканским, который построил в Кессе укрепительные сооружения, и к 27 г. до н. э. город заметно вырос — так появился Тарракон.

Тарракон был столицей римской провинции Ближняя Испания, а после объединения с Галисией — провинции Тарраконская Испания. Город чеканил монеты.

Септимий Север несколько лет жил здесь и исполнял роль главы римской администрации, он участвовал в отражении нападения мавров на Бетику.

[править] Лиссабон

Лиссабон переводится как Элисса и финикийское ippo — «ограда». После победы над карфагенянами в Восточной Испании Сципиона Африканского, консул Децим Юний Брут Каллаик усмирить запад и подписал мирный договор. Децим заручился поддержкой Olissipo (который отправил людей на битву вместе с римскими легионами против северо-западных кельтских племён) и включил его в состав империи как Municipium Cives Romanorum Felicitas Julia. Местные правители получили право самоуправления на территории города и в радиусе 50 километров от него; освобождённые от налогов, его жители получили римское гражданство. Затем дпггпч территория была включена в состав римской провинции Лузитания.

Мятежи лузитанов обусловили необходимость возведения вокруг Олиссипо стены. При правлении Октавиана Августа римляне построили большой театр.

Город расцвёл, когда удалось решить проблему пиратства. С приходом технологического прогресса Felicitas Julia стал центром торговли с римскими Британией (в частности, с Корнуоллом) и Рейном. Процветающий Olissipo прославился как место производства гарума (рыбного соуса, популярного среди всех сословий империи, доставлявшийся в Рим в амфорах), вина, соли, а также как место разведения лошадей. Римский дух и культура проникали всё глубже во все сферы жизни. Город был соединён широкой дорогой с двумя другими крупными городами Западной Испании — Бракарой Августой (современная Брага, Португалия) в Тарраконии и Эмеритой Августой (современная Мерида), столицей Лузитании. Город управлялся олигархическим советом, в котором главенствующую роль играли две семьи — Julii и Cassiae, хотя управление регионом осуществлялось римским губернатором Эмериты либо напрямую императором Тиберием. Помимо латиноязычного большинства в городе также проживало заметное количество греческих торговцев и рабов.

Олиссипо стал центром распространения христианства. 1-м епископом стал Потамий (~356 года). Среди мучеников времён гонений на христиан — Евлалия и Юлия. С 409 года город захватывали варвары.

[править] Балеары

Эбес на Балеарских островах (от финикийского Баал) был самым надёжным оплотом карфагенян в испанском регионе. Если большинство других финикийских городов сдались римлянам без боя, тот попытка захвата Эбеса римлянами в 217 г. до н. э. закончилась неудачей. И даже в конце войны Балеары продолжали оставаться активной военно-морской базой карфагенян — Магон Барка остановился на Питиуссе на пути из Гадеса в северную Италию, зденсь он пополнил провиант, получил корабли, оружие и военнослужащих.

Тем не менее, римляне не стали наказывать балеарских финикийцев, и как сообщает Плиний (III, 76), Эбес был для римлян «союзной общиной».

Конец III века до н. э. не принёс изменений в эбеситанской чеканке: монеты продолжали выпускаться по прежней системе с сохранением финикийских легенд.

К 180 г. до н. э., когда Эбес уже стал союзником Рима, относится финикийская надпись с упоминанием финикийских богов Тиннит и Хагада. Продолжалось там почитание и финикийского бога Беса, от имени которого Эбеса (Ивиса) и названа.

После разрушения Карфагена в 146 г. до н. э., город сохранил свою политическую и коммерческую автономию и продолжал, даже с большей интенсивностью, торговую и промышленную деятельность в качестве федеративного города Рима. Этот этап закончился, когда Веспасиан в 70 году превратил его в римский муниципалитет, получивший наименование Municipius Flavius ​​Ebusitanum (Ebusus).

При Августе эбеситанская чеканка перешла на римскую систему, но финикийские надписи и финикийская символика (кабир с молотом и змеёй) сохранились.

Всё это говорит о том, что Эбес вошёл в состав Римской республики как союзный город.

Страбон отмечает, что жители Балеар в целом миролюбивы, так как земля у них плодородная (то есть, указывает на развитое сельское хозяйство), хотя и говорит при этом, что жители со времён финикийцев славятся как отличные пращники. Тем не менее, пишет Страбон, около 121120 гг. до н. э. римлянам пришлось вести войну с местными пиратами:

Вслед­ст­вие пло­до­ро­дия этих мест и жите­ли их миро­лю­би­вы, как и жите­ли Эбу­са. Но так как неко­то­рые, прав­да немно­го­чис­лен­ные, сре­ди них пре­ступ­ные эле­мен­ты всту­пи­ли в связь с пира­та­ми откры­то­го моря, то все они были запо­до­зре­ны, и Метелл, про­зван­ный Бале­ар­ским, пред­при­нял про­тив них поход... Они употреб­ля­ют пра­щи воло­ся­ные или жиль­ные; одна пет­ля с длин­ны­ми рем­ня­ми для мета­ния на даль­ние рас­сто­я­ния, дру­гая с корот­ки­ми рем­ня­ми — на близ­кое рас­сто­я­ние, а сред­няя пра­ща — для сред­не­го рас­сто­я­ния. Они с дет­ства упраж­ня­лись в мета­нии из пра­щей, так что даже не дава­ли детям хле­ба, если те не попа­дут в него из пра­щи. Поэто­му Метелл, когда под­плыл к ост­ро­вам, велел натя­нуть кожи над палу­ба­ми кораб­лей для защи­ты от пра­щей. Он при­вез на ост­ро­ва 3000 рим­лян из Ибе­рии в каче­стве коло­ни­стов.

Диодор Сицилийский пишет: «На этом острове с чередующимися просторными равнинами и холмами есть город Эрес, основанный карфагенянами, который располагает замечательными гаванями, огромными крепостными стенами и множеством добротно построенных домов. Население его составляют разного рода варвары, преимущественно финикийцы».

Флавиевским муниципием стал а Балеарских островах стал финикийский Магон.

Свет на историю Балеар позднего римского времени проливает Послание Севера, епископа Менорки, около 418 года:

Менорка. На этом острове, худшем из всех земель из-за малого размера, засушливости и суровой природы, есть два маленьких города, основанных финикийцами, о чем говорят их названия: Иамона обращена на запад, Магона на восток... Магона была переполнена иудеями. Иудейский народ по большей части опирался на влияние и знания некого Феодора, который выделялся богатством и мирскими почестями не только среди иудеев, но и среди христиан этого города[2].

Из этого рассказа видно, что в городе Магоне на Минорке имелась крупная и влиятельная еврейская община, во главе которой стоял Феодор, который имел земельные владения на соседнем острове Майорке. Брат его Мелетий также обладал поместьем. При этом отцом одной еврейки из рассказа Севера был Литорий, «который ранее управлял этой провинцией, а теперь, говорят, стал комитом».

Последние века римского господства были периодом упадка, который длился и до прихода вандалов в 424 году.

[править] Бластофиникийцы

В римское время на юге Пиренейского полуострова жили некие бластофиникийцы[13] (Blastophoenicians) и бастулы, именуемые пунами[14], другие названия: бластофиникийцы или бастуло-пуны. Они жили на южном побережье Испании, а города, относимые Птолемеем к бастуло-пунским, находились на южном клине полуострова. В римское время эти города чеканили монеты с особыми легендами. По Аппиану: бла­сто­фи­ни­кий­цы — «отпрыс­ки фини­кий­цев» — «кото­рых, гово­рят, в этих местах посе­лил кар­фа­ге­ня­нин Ган­ни­бал, выведя их в неко­то­ром коли­че­стве из Ливии, поче­му они и полу­чи­ли такое имя».

[править] Экономика

[править] Монеты

На монетах, которые чеканят испано-финикийские города вплоть до конца Римской республики и времени Августа и его ближайших преемников, наличествуют финикийские легенды (на монетах Гадеса, Малаги, Эбеса до самого конца местной чеканки сохраняются финикийские легенды), что свидетельствуют о сохранении в этих городах финикийского языка. При этом в Сексе, Абдере и на Эбесе встречаются и финикийские и латинские надписи, а в Малаге — только финикийские.

В Малаге на монетах изображался финикийский бог Хусор в виде бородатого мужчины и клещами. На монетах Секси и Гадеса изображалась воинственная богиня Астарта (продолжали существовать её святилища). На монетах Малаги, Секси и Эбеса имелись изображения Баал-Хаммона, храм которого в Гадесе упоминает Страбон.

В Гадесе, как и в Малаге, после принятия римской системы монеты по-прежнему надписаны по-финикийски, и финикийские легенды исчезают только с прекращением местной чеканки в середине I века.

Выпускались также деньги и с латинскими надписями и портретами Августа, Тиберия и т. д. Чеканка местных монет в Испании прекратилась при Калигуле.

[править] Промышленность

В испано-финикийских городах продолжалась прежняя хозяйственная жизнь, продолжали действовать прежние отрасли ремесла и искусства. Изготавливались бронзовые кувшины с ручкой, украшенной пальметтой в месте её прикрепления к тулову. В Эбесе римского времени находят терракотовые статуэтки карфагенского стиля. Испано-финикийские ремесленники продолжали делать сосуды, включая и амфоры, наиболее изученные на материалах Эбеса. Сосуды приобретают более вытянутую форму, и походили на конус, усечённый с обеих сторон; порой выделяется ножка и более ясно чем при карфагенянах — горло с большим венчиком. Все эти амфоры — финикийской традиции. На юге Испании изготавливалась красная керамика.

Продолжало существовать и сельское хозяйство. На Эбесе в римское время отмечено виноградарство, оливководство и животноводство.

Также продолжали существовать рыболовство, изготовление гарума, судостроение. Так, Страбон (III, 4, 2) пишет, что Малага и Секси славились своим гарумом.

[править] Торговля

Гадитане, по словам Страбона, снаряжали огромные морские суда. Из Гадеса, как говорит Плиний (II, 167—168), отправлялись мореходы в плавание вокруг Галлии и вдоль мавританского побережья. Страбон (II, 3, 4) также рассказывает о плавании гадетан вк берегам Африки: до реки Ликс доходили рыболовные суда относительно небогатых граждан, а однажды гадитанский корабль был унесён далеко на юг и, обогнув Африку, разбился уже на её восточном побережье. Плиний же (II, 169) также пишет о плаваниях из Испании к тропической Африке в целях торговли.

О роли Гадеса как морского порта говорит хотя бы тот факт, что при карфагенянах отсюда отправлялся в плавание Гимилькон Мореплаватель, при римлянах — Евдокс Кизикский, а в Средние века — Христофор Колумб.

Поражение Карфагена привело к тому, что гадитане снова установили утраченные ~500 г. до н. э. связи с Могадором, где появляются гадитанские монеты. В целом же, как пишет Циркин, на территории Марокко из почти 200 найденных монет времени, предшествовавшей римской аннексии, было около 100 гадитанских, а римских только 40. В городке Тамузе было найдено лишь 2 римские монеты и 25 — Гадеса. О значении Гадеса для Африки говорит тот факт, что Юба II считал своим главным титулом звание двуумвирата Гадеса. Торговлей с Африкой, как отмечает Страбон (III, 4, 2), активно занималась и Малага. Из Мавритании гадитане и малацитане вывозили продукты сельского хозяйства в обмен на предметы роскоши, керамику и прочие товары.

Страбон (III, 4, 9) называет Гадес, наряду с Кордубой самым крупным торговым центром Южной Испании; отсюда шли сухопутные дороги к Кордубе, Обулкону и далее на восток Испании. Финикийцы вели торговлю с Турдетанией. Сухопутной дорогой через горные проходы была связана с долиной Бетиса и Малага. Торговля финикийских городов с местным населением показана находками в гадитанских могилах монет Кастулона, Эмериты и Тарракона. Финикийцы жили во многих турдетанских (и не только) городах (засвидетельствованы финикийские имена: Бодон — в Ласкуте и Архонилье, Ганнон — в Касте, Имильце — в Кастулоне, Аммоника — в Толедо), их культурное влияние было столь сильным, что в Итуци, Олонте и Урсоне местные монеты II—I веков до н. э. выпускались с финикийскими легендами. Найдены и изделия финикийских ювелиров.

Тот факт, что в ряде нефиникийцских городов, например в Картейи, Асидоне, Ласкуте, Белоне, Кариссе, Кармоне, Каллете, Детуме, Салации и других стали чеканить монету с финикийскими божествами и/или финикийскими легендами можно трактовать по разному: например, что финикийцы могли работать в этих городах чеканщиками монет, так или иначе, это указывает на весомую роль финикийцев в этих городах, включение их в местную элиту.

Имеются следы пунической торговли. В Алькудии найдены черепки пунических амфор со штампованными или написанными красной краской марками гончаров II века до н. э. Здесь же найден и гребень из слоновой кости. Финикийские изделия найдены в некрополе Кабесикодель-Тесоро и на акрополе Барии. В том же районе отмечены финикийские имена Амонус и Иакун. К северу от Илиции тоже найдены различные финикийские изделия — бусы, амфоры и т. д.

Гадес имел торговые связи и со Средиземным морем, как отмечал Страбон; так, их суда хорошо знали в Александрии. О торговле между Гадесом и Остией (портом Рима) говорит Плиний (XIX, 1, 4), а Цицерон упоминает доставку продовольствия в Рим из Гадеса, а Циркин считает, что именно гадитанские купцы и осуществляли в существенной мере торговые связи Турдитании с Италией. В Риме и Остии найдены гадитанские амфоры с маслом из долины Бетиса. И наоборот, итальянскую керамику находят в Гадесе. Известно и о существовании в Риме корпорации торговцев из Малаги, во главе которой стоял торговец солениями. В Италии найдена малагская амфора с рыбной приправой.

Гадес и Эбеса имели торговые связи и с Галлией, где, например, найдена гадитанская амфора и другие следы гадитанской торговли.

О торговле с Сирией и Финикией свидетельствует находка в Асте стеклянного флакона с маркой Ания из Сидона, а также колония сирийцев в Малаге.

[править] Антиримские восстания

Циркин считает, что плавание Полибия в ходе Третей Пунической войны ставило целью подрыв торговой монополии Гадеса, однако, скорее всего целью экспедиции была борьба с возможными карфагенскими базами.

Два финикийских города в Испании — Малака и Секси (Альмуньекар) — приняли участие в антиримском восстании в Южной Испании под руководством турдетанских предводителей Кулхаса и Луксиния (~ 197 г. до н. э.), о которых говорит Тит Ливий (XXXII, 21 — «на побе­ре­жье к мяте­жу соседей гото­вы были при­со­еди­нить­ся мала­ки­ны, сек­се­та­ны»). Циркин считает, что эти города присоединились к мятежникам из-за всё усиливающегося вмешательства римлян в дела этих городов, и по его предположению, римляне стали посылать туда префектов, то есть собственных наместников, что, конечно, не могло устраивать старую городскую элиту. Поэтому Малака и Секси примкнули к восстанию турдетан.

Циркин пишет, что видимо в ходе войны римляне сочли выгодным пойти на уступки финикийцам и восстановили автономное положение Малаки и Секси как «союзных общин».

Около 155 г. до н. э. на территорию Дальней Испании, подчиненную римлянам, вторглись лузитаны во главе с неким Пуником (ср. пунийцы), началась Лузитанская война. Армии римских преторов были разбиты и потеряли почти половину воинов. После этого к лузитанам присоединились веттоны, и объединенная армия двинулась к средиземноморскому побережью, населенному так называемыми бластофиникийцами (см. выше). В сражении погиб Пуник, и его преемником становится некий Кайсар[15], имя которого также указывает на его финикийские корни[16].

Как уже отмечалось выше, Квинт Цецилий Метелл 123 г. до н. э. в каче­стве кон­су­ла и в 122121 гг. до н. э. в каче­стве про­кон­су­ла вёл воен­ные дей­ст­вия про­тив пира­тов и осно­вы­вал горо­да на Бале­ар­ских ост­ро­вах[17]. Таким образом, на Балеарах возникла пиратская база, которую римляне разгромили, при этом, чтобы укрепить свою власть на островах, они переселили туда 3 тысячи римлян или романизированных испанцев, основав города Пальма и Поллентия.

[править] Выходцы из испанских финикийских колоний в римском государстве

В Гадесе известны по надписям греческий оратор Троил, некий гладиатор, политики (городской дуумвир Марк Антоний Сириак), мраморщик Публий Рутилий Синтроф, врач Альбан Артемидор и т. д., то есть существовали разные профессии, в том числе интеллигенция.

В Риме карьеру сделали Луций Корнелий Бальб Старший и Луций Корнелий Бальб Младший, причём первый из из них был претором Испании. Они происходили из аристократических кругов Гадеса, а их потомком был римский император Бальбин.

В Гадесе родились также агроном Колумелла, поэт Каний Руф, философ Модерат, консул-суффет Луций Корнелий Пузион Анний Мессала.

При Антонинах из Гадеса вышли 4 сенатора, в том числе, как утверждает Циркин, и Марк Анний Вер, дед императора Марка Аврелия. По другим данным, Марк Анний Вер происходит из Кордубы, но и этот город был, судя по названию, основан карфагенянами (в Кордубе также родились отец и сын Сенека и поэт Лукан).

Из Гадеса происходили и некоторые знаменитые женщины, например Домиция Паулина, мать императора Адриана, и, как пишет Циркин, жена Адриана Сабина.

Из Нового Карфагена родом архиепископ и христианский учёный Исидор Севильский и епископ Леандр Севильский.

Географ Помпоний Мела, как он сам пишет, родился в карфагенской колонии Тингентера на юге Испании («город Тингентера, который населяют переплывшие сюда из Африки финикийцы и из которой происхожу я»).

[править] Последующая судьба

Несмотря на расцвет, финикийцы неожиданно исчезают в первые века нашей эры.

Шахматист Борис Францевич Гулько считает, что испанские сефарды — потомки принявших иудаизм финикийцев[18].

Шломо Занд также считает, что финикийцы стали евреями, обратившись в иудаизм:

Куда в таком случае исчезли пунийцы, то есть африканские финикийцы, массово населявшие прибрежные районы? В свое время некоторые исследователи, в том числе выдающийся французский историк Марсель Симон, выдвинули предположение, согласно которому значительная их часть приняла иудаизм[19].

Во всяком случае очень сложно генетически отличить сефардов от финикийцев:

To see the reliability of this type of study, consider that what this study terms "Sephardic", is what another recent study termed "Phoenician". In the previous study Ibiza was considered Phoenician-influenced and compared with Mallorca and Minorca. In this one, Ibiza is assigned a hefty 33% "Sephardic Jewish" influence, while Minorca only -7.5%[20].

По своему генетическому составу потомки сефардов в Испании, выявленные Марком Джоблингом из Лестерского университета, — это практически те же финикийцы, след которых Крис Тайлер-Смит нашёл в генах каждого 17-го жителя Средиземноморья мужского пола[21].

Генетические исследования показывают, что в современных испанцах, например жителях Ибицы, имеется определенная доля финикийской генетической преемственности[22]. Другими словами, испанские финикийцы постепенно ассимилировались.

[править] См. также

[править] Источники

  1. Циркин Ю.Б. Финикийская культура в Испании. Изд-во: М.: Главная редакция восточная литература, 1976 г.
  2. I (III) Цар., 10, 22
  3. Тит Ливий, XXVIII, 37
  4. Тит Ливий XXXII 2, 5
  5. Pro Balbo VIII, 19
  6. Pro Balbo XV, 34; XVII, 39
  7. Pro Balbo XV, 34-35; XVI, 35
  8. Pro Balbo XIX, 43
  9. География, III, V, 3
  10. География, III, I, 8
  11. География, III, V, 11
  12. ср. Пли­ний. Ест. ист. III, 1, 3
  13. Арр. Hisp. 56
  14. Ptol. II, 4, 6
  15. Циркин Ю. Б. История Древней Испании. СПб.: Филологический факультет СПбГУ; Нестор-История, 2011.
  16. Toni Ñaco del Hoyo, Fernando López Sánchez (2011). Lucius Cornelius Bocchus escritor lusitano da Idade de Prata da Literatura Latina - Volumen 1 de Archaeologia hispanica. Real Academia de la Historia.
  17. Liv. ep. LX; Flor. I 43, 1; Oros. V 13, 1; Strab. III 167
  18. Борис Гулько: Загадочные финикийцы и мы
  19. Между пунийцами и берберами — таинственная царица Кахина
  20. Major study of Iberian Y-chromosomes (Adams et al.)
  21. В крови каждого пятого испанца течёт еврейская кровь, а на Ибице – каждого третьего
  22. Ancient DNA of Phoenician remains indicates discontinuity in the settlement history of Ibiza
Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты