Евреи в Португалии

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

Евреи в Португалии (Португезы, порт. Judeus em Portugal, ивр. יהדות פורטוגל) — еврейская община Португалии и её история[1][2].

Содержание

[править] История

[править] Античное время

Часть территории Португалии в древнее время, вероятно в результате похода Гимилькона Мореплавателя, входила в состав владений Карфагена, финикийцы основали Лиссабон и ряд других городов.

Известны надгробные еврейские надписи 390 года из города Силвиш.

В 482 году появляются сообщения о евреях Португалии.

[править] Средние века

С 1064 года графом Коимбры был Сиснандо Давидес.

К времени создания независимого португальского королевства в 1139 году евреи жили в его столице Коимбре и ряде других городов.

Завоеватель и первый португальский король, Афонсу (Альфонс, Афонсу I) Энрикиш (11391185) застал евреев в Сантареме, Лиссабоне и Беже; он нашёл даже деревни и местечки, сплошь или большой частью заселенные евреями. Афонсу Энрикиш следовал политике терпимости своего деда Аффонсо VI Кастильского и благожелательно относился к евреям: издавал указы в защиту евреев, гарантировал им равные с христианами экономические права и судебную автономию (как по гражданским, так и по уголовным делам), ввёл практику назначения евреев на высокие государственные посты (так, дон Ибн Яиш Ибн-Яхья, родоначальник семейства Ибн-Яхья, стал алмошарифом). Той же терпимостью отличался и сын Аффонсо, Саншо I (11851211. В XII веке — начале XIV века португальские короли продолжали эту политику, отвергая требования католической церкви удалить евреев с государственных должностей, принудить их носить отличительный знак и платить церковную десятину.

В 11401147 годах под власть португальской короны перешли Лиссабон и Сантарен, где были крупные еврейские общины (в Сантарене действовала старейшая в Португалии синагога).

Король Афонсу II (12111223) пользовался услугами евреев, в качестве откупщиков и сборщиков налогов, хотя при нём уже начало обнаруживаться враждебное к евреям отношение со стороны церкви. В 1211 году Афонсу II утвердил постановление кортесов в Коимбре, запрещавшее евреям лишать наследства детей, принявших христианство. Но, с другой стороны, Афонсу II воспротивился обнародованию канонических решений Латеранского собора (1215), касавшихся евреев. Аффонсо II умер отлученным от церкви.

Проживание евреев ограничивалось особыми кварталами — жудиариас (в Лиссабоне их было 4, в Порту — 3). Еврейские общины и отдельные евреи, как и заключавшиеся евреями сделки и ритуальный убой облагались высокими налогами.

Король Саншо II (12231246) продолжал борьбу с церковью. Вопреки каноническому запрещению, он назначал евреев откупщиками налогов. По-видимому, он назначил Иосифа ибн-Яхью алмошарифом; и дал ему разрешение на постройку великолепной синагоги в Лиссабоне. Ввиду этого явного благоволения к евреям, папа Григорий IX предписал епископам Асторга и Луго протестовать против подобных нарушений церковных постановлений.

В 12491250 годах под власть Португалии перешла область Алгарви со значительным еврейским населением, жившем в Эворе, Беже, Фаре и т. д.

После переноса столицы страны в Лиссабон в 12551256 годах еврейская община этого города стала крупнейшей в Португалии.

В период правления Афонсу III (12461279) в Португалии окончательно сложилась разветвлённая система еврейской автономии. Духовенство жаловалось Афонсу III в 1258 году, что король назначал евреев на государственные должности и не принуждал евреев носить отличительные знаки и уплачивать десятину церкви. Но Афонсу III продолжал относиться благожелательно к евреям. Афонсу III запретил христианам уклоняться от уплаты своих долгов при продаже имений, заложенных у евреев, упорядочил внутреннюю организацию еврейских общин после того, как уже Афонсу I гарантировал им право автономной юрисдикции как в гражданских, так и в уголовных делах, издал декрет, регулирующий права и обязанности раввинов, пересмотренный в 1402 году при Иоанне I. Во главе португальских евреев стоял «rabbi mór» (главный раввин, арраби мор), назначавшийся королём (как правило, из числа приближенных) и считавшийся государственным чиновником. Подобно «rab de la corte» (раввину-судье) в Кастилии, главный раввин был коронным чиновником и главным представителем всего еврейства. У него была своя печать, изображавшая португальский герб с надписью: «Sello do Arrabi Mór de Portugal». Он объявлял в общинах выборы раввинов и резников (шохетов), утверждал результаты голосования, определял размеры налога, который должны были платить отдельные общины, и проверял их финансовую отчетность. Все его официальные документы начинались следующими словами: «N. N., Arrabi Mór por meu Senhor El-Rey, das Communas dos Judeus de Portugal e do Algarve» («N. N., милостью моего государя-короля, главный раввин еврейских общин в Португалии и Альгарве»). На главном раввине лежала обязанность ежегодно посещать все общины Португалии. Он проверял отчёты о доходах и расходах общин и через своего «porteiro» (посланника) заставлял неисправных плательщиков к уплате налогов; он пользовался правом понуждать общины к выборам раввинов и учителей. Главный раввин совершал свои официальные поездки в сопровождении: «ouvidor» (главного судьи), являвшегося знатоком еврейского закона; «chancelier» (канцлера), состоявшего хранителем печати; «escrivâo» (секретаря), заведовавшего письменным делопроизводством, и «porteiro», который производил в случае надобности аресты, исполнял приговоры уголовных судов и т. д. Главный раввин избирал для каждой из семи провинций страны главных судей. Каждый провинциальный судья имел при себе официальную печать с португальским гербом и надписью «Sello do Ouvidor das Communas de…»; при нем были канцлер и секретарь, которые могли быть христиане. Судя решал дела, поступавшие к нему по апелляции или по жалобе местного раввина. Каждая местность с определенным числом еврейского населения имела своего собственного раввина, избираемого общиной и именем короля утверждаемого в должности главным раввином, которому он был подчинен. Местный раввин обладал правом гражданской и уголовной юрисдикции над евреями своего округа, и перед ним же нес ответственность резник («degollador»), назначаемый общиной. Внутренние дела общин разрешались директорами («procuradores»), вместе — в особых случаях — с доверенными людьми («tobe ha-ir»). В каждой общине имелся нотариус. Все акты писались на местном, а не на еврейском языке. Присяга, приносимая евреями в тяжбах с христианами, была проще, чем присяга в Кастилии, Арагонии и Наварре. По субботам и праздничным дням евреи не могли быть вызываемы в суд. Строго воспрещалось вызывать еврея в суд христианина-судьи. Нарушение этого запрещения каралось штрафом в 1000 золотых дублонов, причем главный раввин мог требовать заключения под стражу виновника этого нарушения впредь до уплаты наложенного на него штрафа. Как и в Испании, португальские евреи жили в особых «Juderias», то есть в специально предназначенных для них улицах. Самая обширная еврейская община находилась в столице королевства. Но евреи жили также в Alcaçar’е, Порто, Коимбре, Сантареме (старейшая синагога), Миранде и целом ряде других городов. — Португальские евреи должны были уплачивать два налога: «Juderega» или «Judenga» — особый налог в 30 динариев; затем личный налог по определенной таксе, смотря по возрасту, с мужчин и с женщин. Раввинский налог, под названием «Arabiado», шел в пользу короны. Со времени Саншо II евреи уплачивали корабельный налог. В разных местах Португалии с евреев взимался специальный налог в 1 мараведи, а также заставные и дорожные пошлины, от которых были свободны христиане. Каждая вещь, покупаемая или продаваемая евреем, каждая штука убиваемого им рогатого скота или домашней птицы, рыба, мера вина — все было обложено специальным налогом. В каждую из семи провинций Португалии назначался рабби менор, и на него возлагалось разрешение гражданских и уголовных дел, касавшихся только евреев (судьям-христианам под угрозой крупного штрафа запрещалось принимать подобные дела к рассмотрению). Апелляции или жалобы по приговорам, которые выносил рабби менор, рассматривал арраби мор, ежегодно посещавший все общины страны.

В XIXIII веках еврейская община процветала; её представители занимали ключевые позиции в экономике Португалии, в первую очередь в торговле и в сфере финансов, играли важную роль при королевском дворе, где как правило занимали должности казначея и лейб-медика.

К концу XIII века в стране проживало примерно 40 тысяч евреев.

В царствование Диниша (12791325) евреи находились в благоприятном положении, отчасти влиянию, которое оказывали на короля главный раввин Иуда и его сын и преемник Гедалия, состоявшие также королевскими казначеями. Но, расположение со стороны короля усилило ненависть к евреям католического духовенства.

В XIV веке положение еврейской общины стало менее устойчивым.

Король Афонсу IV (13251357) неприязненно относился к евреям. Он увеличил налоги для евреев и запретил евреям появляться в публичных местах без отличительного знака — шестиконечной жёлтой звезды на головном уборе или на верхнем платье — и носить золотые цепи. Ограничил свободе передвижение евреев; обставил затруднениями эмиграцию. В 1350 году католическое духовенство объявило евреев виновниками вспыхнувшей в Португалии эпидемии чумы.

Король Педро I (13571367) защищал евреев от преследований духовенства и дворян. Лейб-медиком короля стал главный раввин дон Моисей Наварро.

При короле Фернанду (Фердинанде) I (13671383) евреям удалось на время вернуть себе утраченное влияние, однако в этот период община сильно пострадала от двух вторжений кастильских войск в 1373 и в 1383 году, учинивших еврейские погромы в захваченных ими городах, в том числе Лиссабоне. Фернанду I был человеком расточительным и в финансовых операциях прибегал к услугам своего казначея еврея Иуды, и особенно вслед за тем, в период регентства его супруги, легкомысленной и крайне непопулярной Леоноры, евреи играли выдающуюся роль в Португалии. Когда после смерти короля Леонора потребовала, чтобы её дочь и супруг последней, Иоанн I Кастильский, были признаны правителями Португалии, и народ восстал, убил приближённых Леоноры и провозгласил Иоанна вице-королем королевства в 1385 году, Леонора бежала в сопровождении близких ей лиц, вышеупомянутого Иуды и богача Давида Негро ибн-Яхьи. Несогласия её с Иоанном I Кастильским, который начал войну с Португалией, кончились открытым разрывом, происшедшим из-за назначения главного раввина Кастилии. Леонора требовала этого поста для своего фаворита Иуды, король же, по желанию своей супруги, назначил Давида Негро ибн-Яхью. Леонора устроила заговор против жизни своего зятя; однако её планы были разрушены Давидом Негро, после чего она была заключена в монастырь в Тордезилья; Иуде была сохранена жизнь по просьбе того же Давида Негро. Имущества Иуды и других евреев, бывших сторонников изгнанной королевы и бежавших из Португалии, были конфискованы.

Король Жоао (Жуан) I (13851433) восстановил ношение отличительного знака и запретил евреям занимать государственные должности (сделав исключение для нескольких сборщиков налогов и придворных врачей: незадолго до смерти короля обвинили в том, что он держал при дворе евреев-врачей и разрешал евреям-сборщикам налогов занимать должности с исполнительной властью). В то же время, несмотря на оказываемые им многочисленные льготы и покровительство евреям, перешедшим в христианство, был другом и защитником евреев, и не допустил распространения на Португалию еврейских погромов 1391 года — благодаря усилиям главного раввина Моисея Наварро португальские евреи избежали ужасов, которыми подверглись их соплеменники в Испании, также принятые под покровительство Жоао.

Король Дуарти I (14331438), несмотря на влияние, которое имел на него его лейб-медик и астролог Местре Гуэдела (Гедалия) ибн-Соломон ибн-Яхья-Негро, издал указ, запрещавший любое общение евреев с христианами, однако вскоре был вынужден существенно смягчить своё распоряжение.

Положение евреев улучшилось при короле Афонсу V (14381481), находившемся под сильным влиянием клана Ибн-Яхья и Ицхака Абраванеля, которого он назначил своим казначеем. Иосиф Давид ибн-Яхья пользовался особенной благосклонностью короля, называвшего его своим «мудрым евреем» и любившего обсуждать с ним научные и религиозные вопросы. Оказываемые евреям милости и окружавшая их роскошь, которая, несмотря на всю кротость короля, вызывала порицание даже с его стороны, все более и более усиливали ненависть черни к евреям: пропаганда, которую вела католическая церковь, вызвала быстрый рост антисемитских настроений. В 1449 году городская чернь атаковала один из жудиариас Лиссабона; многие евреи были убиты, их имущество разграблено. Король сурово наказал зачинщиков погрома; тем не менее, в 1482 году погром повторился, при этом погибла богатая библиотека Ицхака Абраванеля. Король подвергнул строгим наказаниям зачинщиков погрома, но жалобы против евреев не прекращались. На собраниях кортесов в Сантареме в 1451 году, в Лиссабоне в 1455 году, в Коимбре в 1473 году и в Эворе в 1481 году требовали ограничительных мер против евреев. «Когда Аффонсо умер, — говорит Абрабанель, — горе и скорбь охватили Израиля; народ постился и рыдал».

Король Жоао II (14811495), известный у еврейских историков под прозвищем «Нечестивый», удалил от себя могущественных дворян и Браганцский род, желая создать абсолютную монархию, и конфисковал их имущество в пользу короны, но к евреям относился благосклонно и часто, когда это было ему выгодно, прибегал к помощи их услуг. Его лейб-медиками были Леано (Леон) и Иосиф Весиньо; врачом его был и Антонио, которого он убедил принять христианство и который написал клеветническую книгу против своих прежних единоверцев. Король пользовался услугами евреев для коммерческих целей. Он также благосклонно отнесся к евреям, эмигрировавшим из Испании. Мотивом покровительства прибывшим евреям было желание пополнить государственную кассу. Для временного проживания эмигрантов он назначил Порто и другие города, несмотря на протест местных жителей. Число иммигрировавших евреев было приблизительно в 100 тысяч человек; с них взыскали сборы, а потом им были даны корабли для переселения в другие страны. Евреи, оставшиеся в Португалии по истечении установленного срока, превращались в рабов, раздавались по рукам. Жоао принял ограничительные меры против евреев, в частности, запретил евреям нанимать слуг-христиан, носить шелк и драгоценности, ездить верхом. По королевскому указу сын родителей-евреев, принявший христианство, немедленно получал право на их имущество. Ицхак Абраванель, обвиненный в участии в антиправительственном заговоре, бежал в Испанию. Вместе с тем, Жоао воспротивился введению в стране инквизиции и отменил в 1487 году постановления муниципальных советов Лиссабона и ряда других городов об изгнании евреев.

Когда в 1492 году евреи были изгнаны из Испании, Жоао II разрешил им переселиться в Португалию (вопреки протестам местной общины, опасавшейся, что наплыв эмигрантов подорвет ее и без того шаткое положение), однако лишь на 8 месяцев и при условии, что они уплатят подушную подать. За короткий срок в Португалию прибыло до 120 тысяч евреев. Изгнанники были размещены в небольших городах вдоль границы с Испанией; 30 семей во главе с Ицхаком Абохавом II получили разрешение поселиться в Порту. В перенаселенных жудиариас вскоре вспыхнула эпидемия чумы, после чего Жоао приказал испанским евреям досрочно покинуть страну. Не сумевшие выполнить это распоряжение к установленному сроку (в основном из-за слишком высокой платы, назначенной за проезд на португальских кораблях) были проданы в рабство. Детей в возрасте от 3 до 10 лет отделяли от родителей и направляли на малопригодный для жизни остров Сан-Томе в Гвинейском заливе для последующего обращения в католичество. Многие из тех, кто успел выехать из страны, были ограблены португальскими моряками и высажены на пустынном побережье Африки, где погибли от голода. Только 600 наиболее состоятельных семейств смогли купить право остаться в Португалии за общую сумму в 60 тысяч золотых крузадо.

В конце XV века в Португалии насчитывалось около 80 тысяч евреев; которые проживали по всей стране. Кэтому веку в Португалии появились видные евреи-философы и комментаторы Библии (Ицхак Абраванель), естествоиспытатели (Иехуда Крескас), началось изучение каббалы. После изгнания евреев из Испании в Португалию переселились талмудист Я‘аков Ибн Хабиб и астроном Авраам Закуто. В 1480-е годы в Португалии открылись три еврейские типографии: в 1487 году — в Фару (основатель Шмуэль Гакон?) и в Лейрии (основатель Шмуэль Д’Ортас), в 1489 году — в Лиссабоне (основатель Эли‘эзер Толедано). Эти типографии просуществовали до 1497 года и выпустили ряд высококачественных инкунабул, включая Тору с комментариями Раши и астрономический трактат Авраама Закуто на испанском языке.

Король Мануэл Счастливый (14951521) в начале отменил ограничительные меры против евреев, введённые его предшественником, и назначил Авраама Закуто своим советником. Но, вступив из политического расчёта в брак с наследницей испанского престола, дочерью Фердинанда и Изабеллы, Мануэл по их требованию 4 декабря 1496 года издал указ, предписывавший всем португальским евреям в течение 10 месяцев креститься или покинуть Португалию. Стремясь по экономическим соображениям удержать часть еврейского населения в стране, король распорядился о насильственном крещении детей в возрасте от четырех до 14 лет (позднее было распространено и на лиц до 20 лет). По словам Авраама бен-Соломона, он сделал это по совету крещеного еврея Леви бен-Шем-Тоб.

Евреи в Эворе узнали об этом новом декрете в пятницу, 17 марта 1497 года, и для того чтобы родители не успели скрыть своих детей, злодеяние было совершено 19 марта, в воскресенье, в первый день праздника Пасхи. По сообщениям Usque брали евреев до 25-летнего возраста («vintecinco annos»); по словам Геркулано, брали до 20-летнего возраста. Из сочувствия и сострадания к евреям некоторые христиане скрывали у себя еврейских детей, чтобы они не могли быть отняты у родителей. Многие родители умерщвляли своих детей в последнем прощальном объятии или бросали их в колодцы и реки, а затем кончали самоубийством. «Я собственными глазами видел, — пишет епископ Фернандо Кутинто, — как отец с плачем и рыданием провожал своего сына к источнику для крещения и призывал Всеведущего в свидетели того, что они вместе желали умереть в вере своих предков. Я видел много ужасных вещей, проделанных с ними». Исаак ибн-Захин, сын Авраама ибн-Захина, покончил со своими детьми и с собой, так как желал, чтобы все они умерли евреями.

Это лишь ускорило бегство евреев из Португалии. Последовало указание о том, что изгнанники могут покидать страну лишь через лиссабонский порт.

Когда для евреев наступил срок отъезда, король после продолжительных колебаний объявил, что они должны отправиться в Лиссабон и там сесть на корабли. Около 20 тысяч человек были согнаны в Лиссабон; 19 марта 1497 года их загнали их в обширный дворец. Здесь евреям было объявлено, что отныне они — рабы короля, который распорядится ими по своему усмотрению. Вместо хлеба и воды их кормили проповедями крещеного еврея Местре Николано (лейб-медика молодой королевы) и священника Педро де Кастро, брата Николано. Евреям обещали золотые горы, лишь бы склонить их к принятию христианства. Когда все попытки поколебать их веру потерпели полную неудачу, король приказал своим полицейским чиновникам действовать силой. Наиболее здоровых и красивых молодых евреев тащили за волосы и за бороды в церковь для крещения. Лишь семь-восемь самоотверженных героев оказали упорное сопротивление насилию. Среди них были, по-видимому, врач Авраам Саба, двое сыновей которого были насильно крещены и брошены в темницу, Авраам Закуто, математик и астролог Мануэля, и учёный Исаак Иосиф бен-Каро, бежавший в Португалию из Толедо и потерявший здесь своих сыновей.

В тоже время были крещены все оставшиеся евреи Португалии, включая бежавших из Испании. Руководители еврейской общины, включая последнего верховного раввина Португалии Шим‘она Маими, предпочли отступничеству мученическую смерть под пытками. Лишь немногим (например, Аврааму Закуто и Я‘акову Ибн Хабибу) удалось избежать крещения и покинуть Португалию.

30 мая 1497 года Мануэль издал закон в защиту новообращенных евреев, названных «Christăos novos» (новые христиане); новые христиане были объявлены полноправными гражданами Португалии. В силу этого закона им была гарантирована спокойная жизнь в течение 20 лет (до 1517 года), в продолжение которых власти не имели права привлекать их по обвинению в ереси. Хранение и чтение еврейских книг было воспрещено всем, за исключением крещеных еврейских врачей, которым дозволялось пользоваться еврейскими медицинскими сочинениями. Кроме того, всем новым христианам была обещана амнистия.

Евреи, подавляющее большинство которых сохранило верность иудаизму, продолжали покидать страну при первом удобном случае; каждый, кто мог, распродавал свое имущество и эмигрировал. Огромное число тайных евреев направилось в Италию, Африку и Турцию, что вело к дезорганизации хозяйственной жизни страны.

Поэтому 21 апреля 1499 года Мануэл запретил новым христианам выезжать за пределы Португалии без разрешения властей; даже те, кто имел такое разрешение, лишились права продавать свое имущество или взыскивать долги. Таким образом, марраны были вынуждены оставаться в стране, где фанатическое духовенство беспрерывно натравливало на них чернь, ненавидевшую и презиравшую их. Одним из прозвищ марранов было женти ди насаон — «люди [известной] нации».

В мае 1504 году погрому подверглись новые христиане Лиссабона.

в апреле 1505 года погрому подверглись новые христиане Эворы.

В апреле 1506 года в Лиссабоне произошла резня, в ходе которой погибло 2−4 тысяч новых христиан, многие из которых были заживо сожжены на улицах города.

Наказав участников беспорядков, Мануэл даровал тайным евреям льготы и указом 1 марта 1507 года позволил им выехать из страны вместе со своим имуществом. Многие новые христиане покинули Португалию и направились в Османскую империю, Нидерланды, Марокко, Италию и другие страны, где вернулись к иудаизму, образовав отдельные общины — португезские конгрегации. Небольшая группа беженцев поселилась в Эрец-Исраэль. Существенное число марранов поселилась в заморских владениях Португалии и Испании — в Бразилии, Суринаме, на Ямайке, Кюрасао, Барбадосе и др.

В 1516 году Мануэл просил папу римского Льва X ввести в Португалии инквизицию специально для выявления «иудействующих» среди новых христиан.

При короле Жоао III (15211557) вражда к новым христианам вновь проявилась открыто.

В 1525 году в Португалию прибыл Давид Реувени; его мессианские проповеди пробудили у части португальских марранов надежды на скорое избавление. В 1527 году секретарь королевского совета Португалии, марран Диогу Пириш открыто вернулся к иудаизму, принял имя Шломо Молхо, после чего он и Давид Реувени были вынуждены тайно бежать из страны. Тогда же двое марранов убили апостата Энрике Нуньеса, проникшего по заданию короля в среду новых христиан Лиссабона и составившего список тайных приверженцев иудаизма, включавший его родного брата. Эти события вызвали в ряде мест нападения на новых христиан, переросшие на Азорских островах и острове Мадейра в резню.

В 1531 году папа Клемент VII разрешил создать в Португалии инквизицию. В 1533 году новые христиане добились приостановки этого решения, но в 1536 году оно было возобновлено, и в Лиссабоне, Эворе, Коимбре, а также в португальской колонии Гоа в Индии начали действовать трибуналы инквизиции, просуществовавшие до 1821 года с перерывами в 15441547 годах и 16781681 годах. В 15411739 годах в Португалии и Гоа состоялось 49 аутодафе с участием тысяч новых христиан; несколько сотен марранов было сожжено. Многих «иудействующих» ссылали в заморские колонии, в основном в Бразилию; а колониальные власти наоборот, нередко направляли местных марранов на суд в метрополию.

[править] Новое Время

В середине XVI веке в Португалии был принят принцип чистоты происхождения, фактически превративший новых христиан в граждан второго сорта: им запрещалось занимать многие государственные и церковные должности, проживать в некоторых городах, вступать в религиозные братства и рыцарские ордена. Продолжались нападения черни на новых христиан: погромы произошли в Браге, Гуарде, Визеу, Миранда-ду-Дору, Сантарене (дважды), Транкозу и пр.

В 1557 году король Себастьян I (15571578) запретил новым христианам выезд из страны, но по уплате ими 250 тысяч дукатов (1,7 миллионов крузадо) отменил свой запрет (на эти деньги он вёл войну с Африкой).

В 1581 году легальная эмиграция вновь прекратилась с присоединением Португалии к Испании, но многим марранам, чьё положение значительно ухудшилось, по-прежнему удавалось покидать Португалии, например, под предлогом паломничества в Рим.

В 1601 году король Филипп III дал новым христианам Португалии разрешение на эмиграцию с вывозом имущества, а в 1603 году на них распространилось право на выезд, купленное за 200 тысяч дукатов группой новых христиан, мигрировавших в Испанию.

В 1620 году в королевском совете Испании обсуждалось предложение о высылке новых христиан в Африку.

В 1640 году, после восстановления независимости Португалии, новые христиане вновь подвергались дискриминации и преследованиям.

В 1723 году 38 новых христиан из Рио-де-Жанейро были перевезены в Лиссабон, где они предстали перед трибуналом инквизиции, приговорившим их к различным наказаниям, включая сожжение.

В 1739 году на костре в Лиссабоне погиб писатель Антониу Жозе да Силва.

Антиклерикальное движение, вызванное маркизом де Помбалем, министром короля Иосифа I Эммануила (17501777), ослабило инквизицию. 2 мая 1768 года было приказано уничтожить списки с именами новых христиан. Законом 25 мая 1773 года было постановлено, что все правоограничения, связанные с происхождением, отменяются (инквизиция, уже значительно ослабленная законом 1 сентября 1774 года, была совершенно упразднена 31 марта 1821 года). При Иосифе I Эммануиле был издан указ о ношении особой жёлтой шляпы каждым португальцем, в жилах которого течёт еврейская кровь, но благодаря Помбалю этот указ вскоре был отменён.

В 1801 году евреи купили участок на англиканском кладбище в Лиссабоне.

В 1813 году и в Лиссабоне образовалась евврейская община, но лишь в 1868 году власти признали её юридическим лицом (как «еврейскую колонию»).

В 1825 году в Португалии проживало от 2000 до 2500 тайных евреев.

Конституция 1826 года, объявляя католичество государственной религией, признала за иностранцами право свободного богослужения, лишь бы места, в которых оно совершается, не имели внешнего вида храмов.

В XVIII веке у в Португалии вновь начали селиться евреи, открыто исповедовавшие иудаизм, в основном сефарды из Гибралтара, имевшие британское подданство (первым из них был Моисей Леви, английский подданный из Гибралтара). Они основали в городе Фару общину, имевшую свое кладбище и синагогу.

Формальное предложение, внесенное в кортесы Иосифом Феррано 26 февраля 1821 года, о допущении евреев в страну было отвергнуто.

В 1833 году в Лиссабоне было открыто еврейское кладбище, в 1850 году и 1902 году — две синагоги. Небольшие группы евреев поселились в Эворе, Порту, Лагуше и на Азорских островах (в городе Пунту-Делгаду).

Португальские марраны оставили видный след в философии (Уриэль Акоста; Ицхак Кардозо), литературе (Антониу Жозе да Силва; Дуарти Лопиш Роза), медицине (Аматус Лузитанский; Закутус Лузитанский; Родригу Лопиш; Родригуди Каштру), картографии и математике (Педру Нуньиш), ряде других областей. В Португалии родились Иосеф Наси и Грация Наси, Менашше бен Исраэль.

[править] Современность

В 1903 году в Португалии насчитывалось около 500 евреев, в основном — коммерсанты или судовладельцы. Было несколько евреев-профессоров; среди них — Яков Бенсаудо, занимающий кафедру английского языка в Порто, издавший несколько учебников; Яков Анагорий Атиас — флотский офицер. Гвидо Хаес, португальский консул в Ливорно, был возведен в 1904 году королём Карлосом в графское достоинство.

К началу XX века обособленные группы новых христиан, исполнявших некоторые мицвот, сохранились только в городах Белмонти (община была обнаружена в 1917 году горным инженером Ш. Шварцем), Браганса, Вила-Реал, Ковильян, Монкорво и в поселении Аргоселу. Опираясь на эти группы, капитан португальской армии Артуру Карлуш де Барруш Башту, вернувшийся в начале 1920-х годов к иудаизму, попытался воссоздать первоначальную еврейскую общину Португалии.

После революции 1910 года в стране была установлена свобода вероисповедания, и еврейские общины получили официальный статус. К этому времени в стране насчитывалось около 500 евреев, преимущественно коммерсантов, судовладельцев и членов их семей; почти все они живали в Лиссабоне и Фару, многие сохраняли английское подданство.

В 1920-е годы1930-е годы в результате возвращения части марранов к иудаизму численность евреев Португалии возросла до 1,5 — 3 тысяч человек.

В период Холокоста многие евреи из оккупированных немцами государств эмигрировали в Америку через порт Лиссабона. Всего через Португалию проследовало транзитом 45 тысяч евреев; некоторые из них получили разрешение на постоянное жительство в Португалии. Посольства Португалии в ряде государств, таких как Венгрия, предоставляли убежище евреям, которым грозила депортация в концлагеря. В Португалии базировались еврейские организации, действовавшие на Пиренейском полуострове и за его пределами.

В конце 1960-х годов численность евреев Португалии составляла около 700 человек.

В конце 1970-х годов в стране проживало около 500 евреев.

В 1980-е годы1990-е годы небольшое число новых христиан, проживающих в Беллонти, Порту, Орте, вернулись в иудаизм.

В 1992 году в стране проживало около 600 евреев.

В 1999 году в Португалии проживало 500 евреев.

В Порту действует Институт по развитию португальско-израильских культурных отношений.

Практически все португальские евреи — бизнесмены, учёные, представители свободных профессий — проживают в Лиссабоне, в котором имеются синагога, культурный центр, кладбище, школа и больница. Руководителем еврейской общины долгое время был экономист и бизнесмен Моше Беншабат Амзалак, состоявший ректором Лиссабонского технологического университета и президентом Академии наук Португалии.

В 2001 году в стране проживало 5 тысяч евреев.

В 2006 году в стране проживало 8 тысяч евреев.

По данным генетического исследования 2008 года, 19,8% населения Португалии имеет еврейское происхождение.

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты