Еврейская община Севильи

Материал из Циклопедии
Перейти к: навигация, поиск

 → Севилья

Золотая башня в Севилье. Использовалась в качестве резиденции еврейских финансистов королей Кастилии
Севилья Испания
Sephardic Sevilla

Еврейская община Севильи — евреи, проживавшие когда-либо в городе Севилья.

Согласно местным преданиям, евреи начали селиться в Севилье вскоре после разрушения Первого Храма в Иерусалиме (586 г. до н. э.)[1]. Некоторые еврейские семьи, жившие в городе (среди них семейство Абраванель, чей основатель Шмуэль Абраванель жил в Севилье), возводили свою генеалогию к царю Давиду[2].

Таким образом, евреи поселились в Севильи ещё до завоевания Испании Карфагеном, во времена Таршиша, недаром отдельные исследователи даже прямо отождествляют Севилью с упоминаемым в Библии городом Таршиш[2].

Первые сведения о евреях в Севилье в Средние Века восходят к 7 в., когда город принадлежал вестготам (визиготы)[2].

Когда в 712 году арабский полководец Муса захватил город, арабы сформировали для защиты города и его окрестностей особое подразделение, в которое входили только евреи, которые тогда были многочисленной частью жителей города[2][3].

При Омейядской династии (7561023) еврейская община Севильи была одной из крупнейших сефардских общин в Испании. Севильские евреи занимались ремёслами (им фактически принадлежала монополия на крашение тканей), а также торговлей и медициной[2].

В 1013 году в Севилью бежали многие евреи из Кордовы, захваченной берберами[2].

Во время погрома еврейской общины в Гранаде в 1066 году многие евреи направились в Севилью, где были радушно приняты королем Магометом аль-Мутамидом[3].

Некоторые из евреев выдвинулись в качестве дипломатов и на других поприщах государственной службы. Барух ибн Албалия, автор талмудического и астрономического сочинения, был назначен королём на пост придворного астронома и наси (князя) над всеми еврейскими общинами в королевстве. Благодаря Баруху ибн Албалии, Севилья стала центром еврейской науки, заняв такое же место, как прежде Кордова и Гранада[3].

В начале правления династии Аббасидов (10231091) евреи Севильи, в том числе переселенцы из Гранады, занимали высокие государственные должности и использовались как дипломатические агенты. Ицхак бен Барух Албалия, возглавлявший общину Севильи в первой половине 11 в., был придворным звездочётом, а его преемник Аврахам бен Меир ибн Мухаджир — визирем[2].

Правивший в 10421068 годах эмир Му‘тадид преследовал евреев. Это побудило визиря и главнокомандующего гранадской армии Шмуэля ха-Нагида начать военные действия против Севильи. В одном из его поэтических произведений утверждается, что на войну с Севильей он был вдохновлен свыше[2].

При Мустамиде (10681090) положение евреев улучшилось[2].

Правившая в 10901147 годах династия Альморавидов практиковали назначение евреев на официальные посты[2].

В первой половине 12 в. еврейская община города процветала[2].

В 1148 году Севилья была завоёвана Алмохадами, вождь которых Абд-аль-Мумин приказал евреям принять ислам. Оставшиеся верными иудаизму были проданы в рабство или брошены в тюрьму. Многие из евреев Севильи, перешедших в это время в ислам, втайне сохранили верность иудаизму. Принявшие для виду ислам подвергались все же гонениям[3].

В конце 1180-х годов правитель Севильи приказал распять на кресте еврея Ибн Салиба, прибывшего в город в качестве посланника короля Кастилии Альфонсо VI для сбора дани, которую Севилья должна была выплачивать ему как вассальное государство. В наказание за это убийство Альфонсо VI предпринял карательную экспедицию против Севильи[2].

В ноябре 1248 года в Севилью вступили войска короля Кастилии и Леона Фернандо III, евреи встретили короля со свитками Торы и преподнесли ему ключи от города, украшенные надписью на иврите (ныне хранятся в кафедральном соборе Севильи)[2].

После включения города в состав королевства Кастилия евреям была предоставлена свобода вероисповедания; три мечети, находившиеся в квартале еврейском Севильи, были переданы в распоряжение общины и превращены в синагоги. Евреи получили право собственности на многие дома, участки орошаемой земли, оливковые рощи и виноградники, ранее принадлежавшие мусульманам и расположенные как в самом городе, так и в его окрестностях. Фердинанд оказывал евреям всякие милости. Он разрешил евреям жить в гетто. Этот квартал города, весьма обширный, был расположен близ Альказара, прежней резиденции мавританских королей. Гетто было окружено высокой стеной с двумя воротами. В гетто помещались лавки евреев, рынок, еврейский суд бет-дин, бойни и синагоги, три большие и около 12 маленьких. Кладбище было расположено в предместье Св. Бернарда[3][2].

Альфонсо X подтвердил евреям льготы, дарованные им его отцом, и пожаловал им различные торгово-промышленные права[3].

Стремясь превратить Севилью в центр международной торговли, короли Кастилии привлекали в город еврейских торговцев; с 1254 года тем из них, кто участвовал в ярмарках, проводившихся в Севилье дважды в год, предоставлялось освобождение от налогов, однако уже в 1256 году Альфонсо X ввёл для евреев города особые подати в пользу архиепископа Севильи[2].

Во второй половине 13 в. — первой половине 14 в. в Севилье жили около 2 тысяч евреев, большинство — в двух еврейских кварталах, обнесенных стенами с запиравшимися на ночь воротами. В Севилье было 23 синагоги, две из них большие. Евреи Севильи — ремесленники, торговцы, врачи — были зажиточными людьми; некоторые активно участвовали в финансовой и коммерческой деятельности государственной казны или брали на откуп муниципальные налоги, другие (в частности, члены семьи Ибн Зимра) были на официальной должности городских врачей. Как и в других городах Кастилии, евреи пользовались в Севилье общинной автономией и ежегодно платили королю высокий коллективный налог (в 12931294 годы — 115 тысяч мараведи). Все судебные дела, касавшиеся только евреев, рассматривал бет-дин. В 1312 году власти разрешили общине повесить доносчика, приговорённого решением бет-дина к смертной казни[2].

В 1360 году в Севилью был сослан Шмуэль Абул‘афия.

В середине 14 в. в Севильи проживало до 7 тысяч евреев, игравших видную роль в торгово-промышленной жизни города. Благосостояние евреев вызвало зависть нееврейского населения. Евреи подвергались часто оскорблениям и нападениям, в том числе убийствам, так что особым декретом был установлен денежный штраф за поранение или убийство еврея[3].

Антисемитские чувства, обнаружившиеся с особой силой по случаю казни дона Иосифа Пичона, откупщика государственных податей, питались постоянно возбуждающими проповедями архидиакона Фернанда Мартинеса, который с 1378 года регулярно выступал в городе с антиеврейскими проповедями. Он, в частности, предлагал полностью изолировать евреев от христиан и превратить синагоги в церкви. После того, как община Севильи обратилась к королю Энрике I с жалобой на Мартинеса, ему было предписано прекратить антиеврейские выступления, но он фактически не выполнил и этот приказ, и сходное распоряжение нового монарха Хуана I, последовавшее в 1383 году. В 1388 году, когда Мартинес начал ограничивать права севильских евреев и конфисковал 23 синагоги, община города вызвала его на королевский суд; в результате разбирательства Мартинес был отрешён от должности, однако в 1390 году, после смерти Хуана I и архиепископа Севильи, вновь занял её[2].

В 1390 году король Энрике III приказал церковным властям Севильи вернуть евреям отнятые у них здания и принять строгие меры с целью недопущения антиеврейской агитации[2].

15 марта в Севилье вспыхнул еврейский погром, но дворяне отразили нападение толпы. 4 или 6 июня чернь опять устроила погром. Толпы христиан, среди которых были солдаты и матросы, ворвались в еврейские кварталы Севильи, убивая евреев, грабя и поджигая их дома. Число убитых евреев достигло 4 тысячи человек, хотя большинство евреев приняло крещение. Сотни женщин и детей громилы продали мусульманам. Синагоги были превращены в церкви. Этим погромом был положен конец существованию цветущей общины[3][2].

Король Генрих III не только не наказал участников резни (которая положила начало волне погромов, прокатившихся по многим городам Кастилии и Арагона), но и в 1396 году подарил гетто вместе с его домами, землями, лавками, мастерскими, синагогами, а также благотворительные фонды общины двум своим фаворитам[3][2].

Гетто получило название «Villa Nueva», синагоги были превращены в церкви (одна из них, Santa Maria de la Bianca, считается одним из лучших церковных зданий в городе, другая, церковь Св. Варфоломея, имела долгое время еврейские надписи на дверях и сохранилась поныне в первоначальном виде). Несмотря на то, что не было больше еврейской общины в Севильи, многие евреи остались жить здесь — в старом еврейском квартале и среди христиан; с разрешения муниципального совета они возобновили свои прежние занятия — ювелирное, портняжеское, башмачное и другие ремесла, торговлю, врачебную деятельность и др.[3]

Фанатическое население не давало покоя евреям, и им пришлось нанять для защиты от нападений отряд в 600 человек[3].

Многочисленные марраны в Севилье, считавшиеся состоятельнейшими жителями города, оставались втайне верными своей прежней религии; в этом духе их подкреплял Иуда ибн-Верга, живший в Севилье во время введения инквизиции. Первый трибунал инквизиции и был учрежден в Севилье, и жертвами его пали в первую очередь эти богачи-мараны, устроившие заговор против «священного» трибунала[3].

В 1430-х годах почти все евреи города жили и работали в арендованных помещениях. В 1474 году община платила в казну лишь 1 500 тысяч мараведи ежегодного налога, с 1482 года — 2 тысячи мараведи. 8 декабря 1476 года евреи Севильи получили приказ покинуть свои дома и переселиться в отведённые для них строения в двух изолированных кварталах, предварительно оплатив ремонт. 1 января 1483 года по требованию инквизиции был издан королевский указ, согласно которому все евреи Андалусии должны были в течение 30 дней покинуть область; по истечении назначенного срока в Севилье не осталось ни одного еврея, открыто исповедовавшего иудаизм. В 1492 году многие евреи, изгнанные из Испании, садились в Севилье на суда, отплывавшие в Северную Африку, Италию и страны Ближнего Востока[2].

После изгнания евреев из Севильи еврейское кладбище было превращено в сад[3].

В 11−12 вв. и 13−14 вв. Севилья была одним из центров еврейской культуры; здесь жили поэты Абун бен Шарада и Иехуда бен Абун (возможно, отец и сын; оба — 11 в.), автор комментариев к синагогальной литургии Давид Абудархам (середина 14 в.), известные врачи Моше Леви Абул‘афия (ум. в 1255 году), Моше бен Шмуэль и Иехуда Алашкар (оба — 14 в). Севилья — родина Ибн-Тиббонов и Абрабанелей.Из известных евреев города назовём: комментатор Библии Иуда ибн-Балам, математик Абу-ибн-Афла, талмудист Иосиф ибн-Мигаш, поэта Иуда Самуил Аббас, комментатор Талмуда Иом-Тоб бен-Авраам, врач Соломон ибн Яиш, автора обширного арабского комментария к канону и т. д.[3][2]

Также известен талмудист Тодрос бен-Иосиф Абулафия[4], врач Самуил Алашкар[5], учёный Давид из Севильи[6], раввин Абул-Патах Элиезер бен-Нахман Аль-Ишбили Ибн-Азгар[7], философ Исаак бен-Моисей Ибн-Вакар[8] и мн. др.

С 15 в. в городе жили марраны. Многие из них продолжали тайно исполнять еврейские обряды и соблюдать предписания Галахи. В 1473 году в Севилье нашли убежище многие новые христиане Кордовы, ставшие жертвами резни. Вскоре после этого часть новых христиан Севильи (как старожилов, так и вновь прибывших) покинула город, направляясь в страны Северной Африки. Оставшиеся неоднократно подвергались нападениям и были вынуждены сформировать отряды самообороны, пригласив наемников для их усиления. В 14741476 годах обращённые в христианство евреи Севильи обратились к королю Фернандо с просьбой разрешить им поселиться в Гибралтаре, однако монарх ответил отказом, заявив, что новообращенные могут передать эту крепость мусульманам[2].

1 января 1481 года в Севилье начал действовать первый в Испании трибунал инквизиции, созданный по решению Фердинанда и Изабеллы, которое было принято ими во время посещения города в 1477 году. Первые же месяцы действия трибунала ознаменовались массовыми арестами и казнями марранов, в том числе членов знатных семей Ибн Шошан, Адоба и Абул‘афия. В ответ был тайно начат сбор оружия, однако инквизиции удалось раскрыть этот заговор, и многие его участники понесли суровое наказание. В августе 1481 году, когда в Севилье вспыхнула эпидемия чумы, обращённым в христианство евреям было разрешено покинуть Севилью, оставив в залог всё своё имущество; многие из них воспользовались этой возможностью и бежали в Северную Африку, Португалию и Италию[2].

В последующие годы террор инквизиции в Севилье усиливался: к 1488 году около 700 человек (среди них много обращённых в христианство евреев) было сожжено на кострах, тысячи прошли церемонию «примирения» с церковью. В конце 1484 году в Севилье состоялся съезд испанских инквизиторов, на котором при участии Томаса де Торквемады обсуждались стратегия и тактика борьбы с еретиками, включая марранов. Марраны Севильи подвергались преследованиям со стороны инквизиции вплоть до конца 18 в.[2]

В 1660 году в Севилье был сожжён за приверженность иудаизму по приговору инквизиционного трибунала поэт и учёный Антонио Энрикес Гомес[9].

В 1870-х годах король Испании Альфонсо XII разрешил группе евреев переселиться из Марокко в Севилью (поскольку конституция страны, принятая в 1869 году, фактически отменила запрет на проживание евреев в Испании, введенный в 1492 году) и выделил им участок под кладбище. В 1905 году в Севилье жили около 200 еврейских семей. В 1930−1940-х годах в Севилью прибыло небольшое число беженцев из нацистской Германии и оккупированных немцами стран Европы, в 1960-х годах — евреи из Марокко и Алжира. В начале 1990-х годах в городе существовала небольшая еврейская община[2].

[править] Источники


Персональные инструменты
Пространства имён

Варианты
Действия
Навигация
Инструменты